СОСТАВ КРОВИ

Размышление о счастье

 

 

В тексте приводятся выдержки из статьи Юлии Погребенко (JULA)
«
Что думает психология о водниках, или не все так плохо»
(выделены красным цветом)

 

 

 

«Смотришь снизу на ЭТО, но не так, как на просмотре – детали, нюансы, а облегчённо-восторженно, и орать хочется: "Как жить охота! ТАК охота жить!!!" Вот оно – счастье…». – Станислав Ползунов (Капитан Смоллет)

 

 

«Прежде всего, водник склонен к риску и готов рисковать. В психологии выделяют различные виды риска: 1) риск как склонность испытывать острые ощущения и подвергаться опасности; 2) риск как готовность к самоконтролю действий при заведомой неполноте или недоступности ориентиров, а также готовность полагаться на свой потенциал. Группу водников отличает яркая выраженность этих видов риска.»

 

Итак, психологи утверждают, что риск для водника – дело практически обычное и привычное. Правда, наука затрудняется точно ответить, что такое склонность к риску – черта благоприобретенная (например, в процессе достижения поставленной цели) или «состав крови», полученный при рождении. Тем не менее, склонность к риску – это личностная характеристика, присущая всем нам, туристам-водникам, и всех нас роднящая, и байдарочников, и катамаранщиков, и каякеров, и парусников. Одни из нас родились с таким «составом крови» или, если хотите, с «шилом в заднице», другие в своем стремлении к путешествиям привыкли к риску как к неотъемлемой части самого путешествия. Согласитесь, что, отрываясь от любимого дивана и переступая порог родного дома с рюкзаком за плечами, вы моментально повышаете степень риска для своей жизни, так как в любом путешествии в относительной дали от цивилизации ваша жизнь может подвергнуться серьезным испытаниям.

 

Лично я склонна считать, что человек рождается с этим самым «шилом», иначе мне трудно объяснить собственные поступки, начиная с самого детства. Моя мама уверяла меня, что я росла тихим ребенком, хотя я прекрасно помню, что дралась с мальчишками, с ними же прыгала с крыш гаражей во дворе и играла в разведчиков, правда, мама была абсолютно не в курсе моих похождений. Позднее, когда я в школьном возрасте пристрастилась к пешим походам, мама всплескивала руками и потрясалась: «И в кого ты такая уродилась!». Вот именно, «уродилась» – и совершенно определенно с этим самым «шилом», причем довольно длинным.

 

Под «шилом» можно понимать несколько свойств, присущих личности. Например любопытство – а что там, за краем Ойкумены? Любознательность – а как это устроено? Непоседливость – да что я тут не видел? И многое другое. И если б природа не создала такого явления, человечество, вероятно, преспокойно до сих пор жило бы в каменном веке или попросту не состоялось как таковое, потому что рисковое это дело – охотиться на саблезубого тигра! Риск был всегда, на протяжении всей истории человечества и, безусловно, люди, склонные к риску, есть и сейчас. Причем в огромном количестве, ведь не только некоторые виды хобби связаны с риском для жизни (например экстремальные виды спорта), но и многие гражданские профессии и даже уже совершенно привычные и обычные виды человеческой деятельности, например вождение автомобиля.

 

Другое дело, когда человек совершенно сознательно и добровольно повышает степень риска для своей жизни – не ради хлеба насущного, но ради своего собственного удовольствия и реализации собственных амбиций, самоутверждения. Это как раз наш с вами случай. Наше «шило» влечет нас к путешествиям, где реализуется наша страсть к приключениям, сопровождающаяся получением удовольствия и, будем смотреть правде в глаза, самоутверждением. Мы тратим на это время и платим за это деньги, но иногда нам приходится расплачиваться за свою страсть очень дорого – здоровьем, жизнью.

 

«Водник проявляет толерантность к новому – он стремится постоянно предпринимать что-то новое, разнообразить обычную жизнь, путешествовать, менять место проживания, знакомиться с новыми людьми, пробовать себя в ином качестве, экспериментировать.»

 

«А что там, за краем Ойкумены?» – спросили мы самих себя и пошли это выяснять. На самом деле, дороги, которыми мы пришли в водный туризм, у всех разные – одних пристрастили друзья, другие попросились сами в какую-нибудь команду, третьих приохотили родители. Последний случай довольно частый, т.е. большая часть из нас получила свою страсть к путешествиям и приключениям в наследство от родителей вместе с «составом крови». Так или иначе, мы пришли в водный туризм, и многие из нас начали свою историю походов с путешествий на байдарке. На самом деле это вполне закономерный процесс, ибо обучиться управлению байдаркой довольно просто, и реки, доступные для этого вида судов, особой сложностью не отличаются.

 

Дальнейший наш путь по водным дорогам разнится. Одни продолжают ходить на байдарках по несложным речкам, другие пересели на парусные суда, третьи усложняют свои маршруты волоками, четвертые предпочли катамараны и каяки и начали ходить на горные реки. Чем обусловлен этот процесс? Да все тем же – страстью к перемене мест, любопытством, тягой к новому. Другими словами, приключения, испытанные нами на гладких речках, перестали приносить удовольствие, само ожидание похода перестало быть праздником, а накопленный опыт потребовал реализации. Однообразие процесса в конце концов приедается, и хочется чего-то нового. Доказательство этого каждый из нас имеет: редко кто ходит каждый сезон по одной и той же реке, хотя, безусловно, есть и такие. Чаще всего наше стремление к новому выражается в жгучем желании расширить географию походов, и в достижении этой цели многие из нас готовы повысить степень риска для своей жизни.

 

«Водник проявляет стойкость в достижении целей, он готов выполнять поставленную задачу до конца, решать проблемы до их разрешения.»

 

Вернемся к началу нашей истории. Прежде, чем пойти в свой первый водный поход, мы позаботились о том, чтобы понизить степень риска для своей жизни. Мы научились плавать (или уже умели). То есть в первую очередь позаботились о безопасности, хотя бы на таком уровне. Мы же не самоубийцы, в конце концов, хотя, как уже говорилось, имеем склонность к риску – по определению. В первых же походах мы узнали много нового о безопасности сплава. Ну, например, получив первую пробоину оболочки байдарки (о корягу или камень), мы поняли (или нам сказали более опытные люди), что байдарки надо проклеивать. Перед следующим походом мы их проклеили – еще понизили степень риска. Если нам захотелось пойти в поход на майские праздники (в половодье) мы купили неопреновые гидрокостюмы, чтобы защититься от ледяной воды, и спасжилеты – опять понизили степень риска. Забота о собственной безопасности при сплаве становится обычным явлением для нас, входит «в кровь». Хотя, безусловно, подавляющее большинство из нас испытало все «прелести» пренебрежения к средствам безопасности на воде – мы килялись в ледяную воду без неопрена, уходили в самосплав без спасжилета, ударялись головами (хотя бы о бревна) без шлема. Многие из нас учились на своих собственных ошибках, и подавляющее большинство усваивало прочно – степень риска для жизни при сплаве надо снижать, и это возможно.

 

Набрав необходимый опыт и испытав разнообразные приключения, многие из нас, как я уже говорила, изменяют стиль своих походов, – чаще всего усложнением маршрутов. Приключения на гладких речках перестают приносить удовольствие. В нашей истории начинают появляться препятствия, в моем случае это пороги. Другими словами, с гладких речек Средней полосы я переехала в Карелию и на Урал. Согласитесь, существенное расширение географии, чего, собственно, и жаждала моя душа. Кроме того, появилось чувство удовлетворения и даже эйфории от правильного и красивого прохождения порогов, при просмотре которых с берега начинали мелко дрожать коленки. Лучше всего это чувство можно передать такими словами: «Я это смогла!». Прежде всего смогла преодолеть свой собственный страх. Самоутверждение? Да. Самоцель? Только отчасти. Цель оставалась прежней – путешествие и получение удовольствия от приключений и самого процесса путешествия.

 

Можно было бы остановиться и на этом, однако со временем удовольствие от приключений в Карелии и на Урале также пропало, буря чувств от прохождения несложных порогов улеглась и набрался опыт хождения по речкам 2–3 категории сложности. «Шило» продолжало толкать вперед, к новым путешествиям и новым приключениям. Так же, как многие из нас, я купила гидрокостюм, боты, шлем, спасжилет,  пересела на катамаран и отправилась на горную реку. Степень риска для жизни неизбежно повысилась.

 

«Также удалось экспериментально установить, что водник чрезвычайно рационален, он склонен обдумывать свои решения и действовать при возможно полной ориентировке в ситуации и хорошо ориентируется большом потоке информации.»

 

К сожалению, чаще всего такие свойства водник приобретает в процессе набивания шишек на собственной голове, что иногда заканчивается весьма печально. В своем стремлении к получению удовольствия от сплава и самоутверждению водник вполне может пренебречь вопросами безопасности. Кроме того, склонность к риску иногда притупляет чувство опасности, а накопленный опыт, как ни странно это звучит, временами приводит к переоценке собственных возможностей. Поэтому первоочередной задачей водника, усложняющего свои маршруты, становится сбор информации, то есть допоходная подготовка.

 

Судите сами. Реки 3–4 категории сложности в Карелии существенно отличаются от рек той же категории на Кавказе. Водник, имеющий опыт сплава по сложным карельским речкам, не готов к сплаву по несложным речкам Кавказа. А тем более по сложным. Именно на эти грабли я и наступила, дважды на одной и той же реке подвергнув свою жизнь очень серьезной опасности. Подобное явление можно назвать разными словами, лично я называю невключением мозгов, а привели к этому жажда расширения географии путешествий (до этого я никогда не была на Кавказе), эйфория от собственных успехов в Карелии и отсутствие достаточной информации о реке. И амбиции. Думаю, что ко многим несчастным случаям на воде приводят именно эти причины. Положение, безусловно, усугубляется отсутствием достаточного опыта у всех членов команды или экипажа.

 

Процесс набивания шишек сопровождается четким осознанием, что весь твой предыдущий опыт, набранный в Средней полосе, Карелии и на Урале при сплаве на байдарках или даже катамаране, гроша ломанного не стоит на настоящей горной реке. И вот тут наступает решающий момент: либо ты возвращаешься назад, к гладким речкам, либо понимаешь, что сплаву по горным речкам надо учиться. Хорошо бы, конечно, заранее это понять и озаботиться получением тренинга, понизив тем самым степень риска для собственной жизни. Ведь если вдуматься, никто не садится за руль автомобиля, предварительно не научившись вождению. Это самоубийство. В сплаве – то же самое. Идущий на повышение риска без предварительной подготовки – потенциальный самоубийца.

 

Результатом процесса набивания шишек может стать и полный отказ от сплава по высоким категориям, когда человек понимает, что риск намного превышает его потенциальные возможности, а игра не стоит принесения в жертву собственной жизни, и либо прекращает сплав вообще, либо останавливается на достигнутом. Иногда причиной отказа от сплава по горным речкам может стать и нежелание учиться. В любом случае человек решает, что ему это не надо. Его выбор, его право.

 

Я предпочла учиться и пошла дальше, ибо для меня возвращение к гладким речкам было невозможно – я бы просто померла со скуки. Хотя время от времени я возвращаюсь к простым речкам: белая вода нервы все-таки стесывает. Во всяком случае, у меня есть выбор: я могу пойти на гладкую речку, а могу и на горную.

 

Продолжим. Допустим, вы тренировались и постепенно росли. Допустим, вся необходимая информация о выбранной реке собрана. Допустим, река сложная, степень риска высокая. Наступает время принятия решений: идти этот маршрут или не идти. Другими словами, рисковать своей жизнью или нет. Допустим, я решаю вопрос положительно. Многие мне скажут, что я безумна – потому что совершенно сознательно рискую своей жизнью, что я безответственна по отношению к своим близким, а многие просто зададут вопрос: «Зачем?». Когда этот вопрос мне задают водники, то есть родственные души, имеющие тот же «состав крови», я слегка удивляюсь, – ведь они знают ответ! Даже те, кто не ходит высокие категории, этот ответ знают. За счастьем. За получением удовольствия от процесса путешествия в целом, включая перемещение в пространстве из точки «А» в точку «Б», отрыв от цивилизации, любование природой, общение с друзьями и эйфорию от прохождения порогов, которые ты в состоянии пройти. Все то же самое, что у всех водников, выходящих из дома с рюкзаком за плечами!

 

Что касается того, безумна ли я… Да не более, чем все нормальные люди!

 

Давайте вспомним. Были ли вы безумны, когда пошли в свой первый поход, ведь ваша жизнь подвергалась опасности? Нет, вы научились плавать, тем самым сведя риск к минимуму. Что вы сделали потом? Вы проклеили байдарку, обзавелись гидрокостюмом, шлемом и спасжилетом, то есть еще понизили степень риска. Разумно ли это? Безусловно. Получали ли вы удовольствие от сплава, удовлетворение, были счастливы? Да, конечно!  Как вы поступили дальше? Вы пересели на каяк или катамаран – суда, более подходящие для горных рек, вы тренировались, учились управлять своим судном, читать воду, преодолевать препятствия высокой категории сложности. Тем самым вы понизили степень риска, подготовились к прохождению сложных маршрутов и теперь в состоянии их идти. Где тут безумие? Если человек стремится к своей цели, идя на риск для жизни, но всеми способами стараясь его минимизировать, можно ли говорить о том, что он безумен? Кстати, процесс сплава по сложным рекам очень быстро отучает человека самоутверждаться путем преодоления препятствий, заставляет трезво смотреть на собственные возможности и, как ни парадоксально звучит, больше ценить собственную жизнь и жизнь своих товарищей. От неумеренного употребления алкоголя тоже отучает, кстати. Риск, риск, знаете ли!..

 

Что касается того, безответственна ли я по отношению к своим близким… Да не более, чем все нормальные люди!

 

Прежде всего – это моя жизнь и мое стремление к счастью. Безусловно, я живу не на одиноком острове в океане и, так или иначе, несу моральную ответственность за своих близких. Точнее, разделяю с ними ответственность друг за друга. Безусловно, мне бы не хотелось огорчать их хоть чем-нибудь, не говоря уж о собственной кончине. Однако нам всем в этой жизни предстоит пережить потерю своих близких, только очень хочется, чтобы этот момент произошел как можно позже. И тем не менее, это произойдет.

 

Проведите эксперимент, он слегка жесток, но вы получите удивительные результаты. Спросите кого-нибудь из своих близких, что бы они предпочли: чтобы вы умерли на собственном диване или погибли на горной реке? Если понадобятся дополнительные данные, они такие: смерть на диване от болезни или гибель на реке при получении удовольствия, то есть в состоянии, близком к счастью. Я проводила такой эксперимент, поэтому смело могу утверждать, что я не безответственна, равно как и мои близкие не безответственны по отношению ко мне.

 

Кроме того – вы не забыли? – я снижаю степень риска путем допоходной подготовки (сбор информации, проработка маршрута и проч.) и непренебрежением средствами безопасности в походе. И я продолжаю учиться.

 

«Водник готов демонстрировать свое эмоциональное состояние социальному окружению, оказывать эмоциональное доверие в общении, умеет общаться; он испытывает вину и ответственность за принятые решения, умеет признавать свои ошибки; он способен к непосредственному восприятию проблем и переживаний других людей.»

 

Эти свойства присущи всем моим друзьям-водникам, они роднят нас и заставляют искать общества друг друга. Не только наше собственное стремление к счастью толкает нас в путешествие, но и желание разделить свое удовольствие с теми, кто имеет тот же «состав крови». Более того, люди, обладающие этими качествами, по сути являются моим «плечом», «локтем», «спиной» – в зависимости от обстоятельств. И их присутствие в моих путешествиях – это тоже фактор снижения риска для моей жизни. В любом походе важно, чтобы рядом с тобой оказались адекватные люди, могущие оказать тебе помощь, поддержку и просто понять. Люди, готовые рисковать своей жизнью, чтобы помочь тебе. У этой палки, разумеется, два конца, и, безусловно, планируя поход, ты должен позаботиться о снижении степени риска для всех членов команды.

 

Вот, пожалуй, и все, что лично я (при опосредованном участии Юльки) могу сказать по поводу того, зачем и почему я хожу на белую воду, рискуя своей жизнью. С течением времени путешествия для меня стали большим куском моего существования вообще, его неотъемлемой частью. Любопытство до конца не удовлетворяется, а вопрос – что там, за краем Ойкумены? – никогда не получит ответа. Так же не удовлетворяется любознательность, – а что у него есть такого, чего нет у меня, – поэтому мне интересно пробовать сплав на различных судах. Ну, например, в этом сезоне я попробовала, что такое ходить на парусном катамаране. Как знать, куда приведет меня мое стремление к новому. В мире столько всего интересного!

 

Ирина Т.


   TopList    Яндекс.Метрика
Лента |  Форумы |  Клуб |  Регистрация |  События |  Слеты |  Маршруты (Хронобаза) |  Фото |  Хроноальбом |  Видео |  Радио Статьи |  Лодки |  Турснаряжение |  Тексты |  Отчеты |  Худ. литература |  Марфа Московская |  Марфа - рассказы |  Заброска |  Пойду в поход! |  Карты |  Интерактивная карта |  Погодная карта |  Ссылки |  Поиск |  Реклама |  База |