СИФОНЫ

 

Дмитрий Кувалин

 

 

Сифоны - это вещь, которые мои друзья-австрийцы боятся больше всего. Также сильно они боятся только утыканий (запиниваний) в достаточно мощных сливах.

Спелеологи под сифоном понимают туннель (проход), по всему сечению залитый водой.

У водников это несколько более расплывчатое понятие. Кроме подводных туннелей без поверхностного выхода, под сифоном также понимают и тупиковую подводную полость (слепой туннель), и полость, выход из которой гораздо уже входа. Короче, крупным предметам занырнуть в такую полость легко, а вынырнуть трудно или невозможно, потому что сечение на выходе слишком мало.

Иногда еще различают полусифоны. Это такие затопленные полости, где существуют и нормальные выходы, но есть и где застрять или заблудиться. Классический пример полусифона - подводный карман (затопленный грот) в береговой скале.

Конечно, сифоны и полусифоны в основном встречаются на реках, текущих в мягких породах - известняке и т.п. Поэтому их так много, скажем, в Восточных Альпах, где гранитом сложен только главный хребет, а все остальное - известняк. У нас такие породы встречаются не так часто, но тоже есть: Западный Кавказ (Белая, Бзыбь, Псоу и некоторые другие), некоторые районы Валдая (Рагуша). На реках Восточного Саяна также встречаются мощные вкрапления мягких пород (например, в бассейне Китоя).

Но наличие сифонов и полусифонов не исключено и в твердых породах. Там они, бывает, возникают в результате взрывных работ, обвалов, селей. Особенно часты сифоны в каньонных сужениях русла (как в мягких, так и твердых породах).

На практике я знаком с сифонами гораздо меньше, чем в теории. Некоторые сифоны наблюдал воочию, но сам, по счастью, в них не попадал. Слышал рассказы нескольких людей, побывавших ВНУТРИ. Участвовал  в доставании каяка, ухнувшего в сифон. Вот, пожалуй, и все.

Сифоны с поверхностным входом обычно опознать легко. Скажем, в одном из каньонов верхнего Изеля есть такое место: вся река после бурного вспененного водоската ныряет под скалу, а за скалой находится… совершенно гладкий плес без единого пузырька или клочка пены. И лишь за поворотом каньона появляется бьющая откуда-то снизу мощная пенная струя.

Сифоны с входом, находящимся под поверхностью воды, опознать гораздо сложнее. Для этого можно пытаться отсматривать косвенные признаки. Скажем, на воде без пены сифон можно угадать по уходящим круто вниз пузырькам воздуха. Я такое видел на Чхалте (Ацгаре). Вроде бы верным признаком наличия подводных карманов и сифонов являются мощные и сильно вспененные струи воды, периодически бьющие вверх около береговых камней и скал (похоже на кипение воды у стенок кастрюли). Правда, я не вполне понимаю гидродинамику этого дела. Возможно, это выглядит так: вода, пульсируя,  время от времени врывается в слепые воздушные карманы, сжимает свободное пространство  и выталкивает излишки воздуха. А воздух, смешавшись по пути с водой, с силой вырывается на поверхность вдоль каменных стенок в виде пенных всплесков.

Но довольно часто угадать наличие сифона с подводным входом по поверхностным признакам почти невозможно. И тогда единственный способ учесть эту опасность – ЗНАТЬ, что он здесь есть. Например, благодаря информации от местных людей. Помню, на Эннсе Роберт Крендль вдруг скомандовал всем обнести внешне безобидную ступеньку из двух сливов. Оказалось, что под камнем, образующим второй слив, есть сифон. И если залечь в первом сливе и вывалиться из лодки, с достаточно высокой вероятностью человека перед вторым сливом притопит и утянет под камень. Роберт однажды побывал там. Вылез, по его словам, с большим трудом, пропихиваясь вперед руками и ногами. Воздух в конце эпизода был на исходе.

Помню также рассказ одного человека, который после переворота угодил в подводный карман в прижиме на пороге «Турклуб Горизонт» на Чуе. По его ощущениям, вылез он, поняв под водой, где верх, и карабкаясь на четвереньках по потолку кармана. Возможно, по течению, а может и слегка против.  Из-за отсутствия воздуха он уже терял сознание. Не хлебнул воды только потому, что в этот момент в голове сидела мысль: утопленники с водой в легких («синее утопление») выглядят гораздо страшнее, чем задохнувшиеся утопленники («белое утопление»). Эта, казалось бы, неуместное эстетическое желание не быть «синим» и помогло ему.

Однажды наблюдал кинокадры одной московской группы, где был запечатлен проплыв через упомянутый выше сифон (или очень длинный карман) на Чхалте. Это место находится на пороге с прижимом (название не помню) чуть ниже второго автомоста. В прижимной скале есть довольно высокий грот, куда заходит часть струи. И уходит куда-то вниз в продольные расселины под скалой. Человек оторвался от перевернутой КНБ, приплыл в грот и, несмотря на жилет, был утянут вниз. На поверхности он появился через 30-40 секунд у другого края скалы (это 20-30 метров ниже по течению). По счастью, он обладал могучими легкими и потому совершил свой подводный заплыв, не теряя ни сознания, ни самообладания. При этом он перемещался вниз по течению, толкаясь руками о потолок сифона.

Его напарник лодку не отпустил и поэтому удержался на поверхности. А потом люди из команды пролезли в грот со стороны берега и вытащили его.

В общем, вывод можно сделать такой: в сифон, вход в который находится под поверхностью воды и который трудно разглядеть снаружи, может попасть только отдельно плывущий человек. Из-за низкого запаса пловучести. Человек, находящийся на судне (в каяке, на катамаране и т.д.) или хотя бы крепко держащийся за него, в такой сифон попасть не должен.

Вы спросите, а как же Селезнев? Я, конечно, деталей не знаю, но предполагаю, что там все-таки был сифон с поверхностным входом. Вообще говоря, такие сифоны должны быть хорошо видны в процессе береговых просмотров. А они сами пишут, что в этом месте команда проходила все пороги сходу. Думаю, что и механика события тоже не была таинственной. Вероятнее всего, случилась вполне стандартная вещь: в отбойном валу прятался мелкосидящий зуб, в который уткнулся нос каяка. В результате лодку не сбросило дальше по валу – от берега, а потянуло кормой к скале – в сифон. (Кстати, в таких ситуациях корму может сбросить и в струю – это уж как повезет).

Так что всем последователям  надо ставить в лоциях галочку о желательности предварительного просмотра этого порога. Именно из-за сифона.

Впрочем, и это не всегда помогает. В 91 году у нас на Белой в первых Кишах был такой случай. Вода низкая, камни заливает не полностью. Порог неоднократно пройден, и его структура хорошо изучена. И вдруг из-за какой-то необъяснимой ошибки (скорее всего, пижонский маневр слишком  близко от критической точки) Франц Бургемайстер залез в струю, которая ныряла с совершенно бокового слива в домик под двумя валунами (а из-под них вытекала мелкими и мельчайшими ручейками). Каяк сперва уперся носом в камень, и Франц довольно спокойно вылез из него. Но вода тут же налилась в лодку и утащила ее вглубь сифона. Самостоятельно Франц вытащить ее не смог, и она увязла в глубине сифона окончательно. И только когда собралась вся команда, то усилиями доброго десятка рыл, по-бурлацки тянувших веревку, зацепленную за кормовую петлю каяка, лодку удалось вытащить. Внутри сифона даже прийоновский полиэтилен не выдержал давления воды: нос и корма каяка практически соприкоснулись. Страшно даже подумать, чтобы было, если б туда же угодил человек.

Кстати, эпизод с вытаскиванием лодки был подробно заснят и присутствует в видеофильме, который был довольно популярен в начале 90-х.

 

 

2001 г.