Умба-96 на байдарках

 

    Время похода с 26.07.1996 по 11.08.1996

 

    Состав по лодкам:

    Антоха - Настенька

    Михалыч - Влад

    Леха - Славка

    Я (Киселев Андрей) - Оля

 

    Опыт примерно одинаковый - Кереть, Охта, Сяпся, ну и Вуокса, конечно.

    Все на Тайменях-2 (шкуры резиновые)

    _______________________________________________________________________

 

        Понедельник

        Почитал в поезде Славкины записки о прошлом походе, вспомнил лехины

   мемуары,  Олькины  дневники  и  решил  не  записывать вовсе, а тут такое

   началось ...

 

        По дням вспоминать не буду. Потому как отчетов по Умбе не мало, но

   все - на катамаранах или каяках. А мы как обычно - на Тайменях-2. Вот и

   решил поделиться ощущениями и воспоминаниями.

 

        Приехали,  как  в  Кировск (куда ездим кататься на лыжах) по  весне

   ( в смысле ушлости), то есть проблем никаких. Две машины (легковых)

   привезли к самой Умбе, где  мы и разбили лагерь. Ночью, правда, пришлось

   дежурить, так как местная пацанва постоянно ошивалась поблизости и помня

   о Рокуе (Это порог на Ваме-Водле, где нас лишили консервов и удочек),

   караулили свои шмотки.

 

        Утром, в воскресенье, не торопясь собрались и покатили. Воды  очень

   много, течение сильное. Перекаты играют так, что хочется юбку  натянуть.

   Забыл  отметить,  что  мы  с  Антохой  идем  в  спасах, а Леха и Михалыч

   пижонят.

        Через некоторое время услышали шум Падуна. Он (шум) то  появляется,

   то  исчезает  напрочь.  Вода  в  Умбе  необычно  прозрачная  и  отливает

   голубизной, дно видно постоянно,  поэтому возникает ощущение, что  очень

   мелко.  Кратко  скажу  о  ее  температуре:  7  (по градуснику Михалыча).

   Спиннинги полощем, но безрезультатно.

 

        Вот он - Падун. Идем смотреть. И громко хохочем (Леха, Антоха и  я)

   - сильный порог. Вода орет,  как 3-х месячный поросенок на  бойне. Порог

   состоит из  четырех ступеней.  Мне казалось,  что сложные  - первые две.

   Просмотр по левому берегу занимает часа два. Решаем идти. Пока

   просматривали познакомились с группой из Москвы, которые стояли на

   Падуне и договорились с ними о страховке. Их Кат-4 стоял на воде, а нам

   пришлось бы лодку на себе волочь (это примерно 1.5 км).

 

   Первыми идем мы с Олей. По всему порогу - наши с фотоаппаратами и

   Антоха-сигнальщик. Он подсказывал заход - рядом с островком по левому

   берегу мы высмотрели симпатичный язычок, по которому и хотели спрыгнуть,

   а внизу должны быть москвичи на страховке (кат-4). В общем пошли.

       Зайти удалось, как  хотел, сильно кренит  и поливает, но  пока идем,

   юбки выдержали напор воды, хотя Ольга ушла вся. Вторая ступень -  оба

   под водой каждый второй вал,  но Вы будете смеяться  - идем дальше,  а

   обойти  косую  бочку  (3-я  ступень)  не успел, потерял свою скорость,

   сошел  полулагом, и  как результат  - киль.  Мы ошиблись в выборе пути.

   Решили с берега, что бочка слабовата, но это по сравнению с самим

   Падуном, а на самом деле и бочка нехилая. Надо было прижиматься под

   левый берег и обойти эту самуюу разнесчастную косую бочку. Умба здесь

   мелка, постоянно чувствую ногами камни. Вынесло нас далеко. "Где же

   москвичи?"  - спросите  Вы. "  А хрен  их знает!"-  отвечу я.  Вот такие

   они "короли страховки". В общем катамарана  мы с Олей так  и не

   увидели, вместо этохо увидели глазок видеокамеры, который провожал нас

   до поворота. Вылезли  на противоположный берег (это на правый),

   отчерпались и обратно. Вода не такая уж и ледяная (адреналин подогрел).

 

      Вторыми пошли Леха со Славкой, как они там,  я толком не знаю,  мы с

   Ольгой на  страховке болтались.  Из-за поворота  показалась лодка кверху

   килем и отдельный пловец  (Леха). Они, как выяснилось  позже, кильнулись

   на самом входе и  ехали дальше кто-как: Славка  с лодкой и над  водой, а

   Леха без лодки и все как-то под водой (нахлебался ее изрядно). После 2-й

   ступени их  прибило к  острову (Леха  вылез на  4-х костях  и с  помощью

   Славки).  Обсохнув  на  солнышке,  перетащили  шмотку  и лодку на другую

   сторону островка. Дальше съехали без проблем. Лодка цела, только у Лёхи

   глаза ненормальные и славкин смех прорывался сквозь шум порога.

 

      Третьими пошли  Михалыч с  Владом. Долго  выспрашивали меня  как там,

   что, а когда пошли ... Я  думал меня родимчик хватит. Ломанули на  самый

   островок, протерлись по  нему и кильнулись  под него влево,  да так, что

   Михалыч  передним  оказался,  а  потом  перегруппировались  и  понеслись

   дальше, навалившись на  нос лодки, как  лягушки по весне.  Вынесло их на

   Лешкин островок. Лодка пострадала ужасно. Ведь не каждый день два

   нехуденьких харьковчанина взбираются одновременно на днище, да и

   островок крепким оказался.

 

      Антон поглядел-поглядел  и тоже  пошел с  Настенькой к  лодке. А я их

   провожал.

      Зашел Антоха  хорошо и  слегка накренившись  туда-сюда прошел  первый

   слив, элегантно  ломанулся во  второй и  исчез за  поворотом. Ну, думаю,

   хоть  один  нормальный.  Заранее  скажу  -  ошибался. Оказывается, еще в

   первом сливе у  них обоих сорвало  юбки и они  постоянно набирали сверху

   воду. К третьей ступени (со слов Антохи) подошли в подводном  положении,

   а когда надоело тонуть - легли на бок. Леха их отбуксировал даже  дальше

   чем отнесло нас с Олькой.

 

      Михалыч,  тем  временем,  сигнализирует,  что  лодке - хана. Значит с

   островка сам  уйти не  может. Москвичи  согласились снять  их с Владом с

   островка,  что  и   проделали  с  ехидными   смешками и за пол-банки

   спирта.  Потом   обругали божественную перцовку Михалыча  (хотя пили с

   удовольствием). А в  общем зрелище доставки Михалыча на берег -

   бесподобное.

 

      После всех "проходов" долго таскали остатки шмотки, измотались сильно

   и в три ходки отвезли все к месту будущей стоянки.

      Лодка Михалыча - жалкое зрелище,  работать и работать над ней,  чтобы

   хоть как-то плыть, ну да это завтра.

      Олька забыла спрятанный  ею мешок с  посудой над порогом  и мы с  ней

   сгоняли за ним налегке. Красота! Порог, освещенный заходящим солнцем. Аж

   в груди шкрябает.

 

      Итоги порога:

   - завтра вынужденная дневка (лодку Михалыча в чувство приводить)

   - все - молодцом, выделяю девчонок, Леху и Михалыча

   - очень  повезло с  погодой, весь  день солнце  (значит богоугодное дело

   делаем)

   - никогда ничего подобного не ходил (по силе воды)

 

     После  и  во  время  ужина,  в  лечебных  целях употребили и усугубили

   чесноком.

 

     На следующее утро встали поздно, позавтракали и занимались кто - чем.

 

     Михалыч с Владом - лодку починяют.

     Вчерашние москвичи на катах прошли, ржут над нами.

     Купаемся, загораем.

 

      Мы с Лехой вышли на лодке на стремнину, хотели рыбку половить, быстро

   надоело болтаться на веревочке и не без труда (очень  сильное течение)

   вернулись.

     Когда мимо проходил местный рыбак, Антоха предложил угостить его кашей

   (гречневой), да и стаканчик под разговор поднесли.  А потом выяснилось,

   что он по происхождению - прибалт , пришел из Кировска. Три сезона в

   году живет на Умбе. Рыбалкой и охотой. А что, говорит, до Кировска 11

   часов ходу пешком (40 км). А вода сейчас на Умбе на 2 м (!) выше

   обычного. А при нормальнм уровне скорость воды на Падуне - 56 км/ч.

   Измеряли когда-то вертушкой. Вот ведь!!! Объяснил нам местные способы

   лова рыбы (нам это  все равно не помогло) и рассказал кучу баек про

   Падун. Посмотрел на михалычевы мучения, покачал головой и сказал, что

   недалеко у него лодка спрятана, такая же как у нас, и он нам ее готов

   отдать, а еще сказал, что всяких "дураков-туристов" видал, но чтобы сами

   по своей воле, да на таких лодочках - не доводилось. Мужики наши

   ломанули и притащили - что бы Вы думали?  - почти целый Таймень-2. Яша

   его по весне под Падуном вытащил.

      А еще: перевороты стали делом привычным. Никто уже не напишет про

   нас: "Великий оверкиль!". И на берегу нет паники.

 

      На следующий день - всякая починка.

   А потом...  "Были сборы недолги...". Запчастную байдарку ведь надо

   куда-то грузить! В нашей лодке поедет ее шкура. Но куда деть железо?

   Суда перегружены. Михалыч ходит и на каждую шмотку смотрит, как на

   личного врага. На вопрос: "Михалыч! Вот это не ваше?", сначала молчит,

   потом сердито цедит: "Да мое ж!". Но не бросили ничего. И лодку увезли

   до последнего винтика. Стопку шпангоутов взяли мы на фартук. А Лешка

   из-за двух дополнительных кильсонов смахивает на двухмоторный самолетик.

   И со всем этим подошли Капустному порогу. А там такие качели! И такие

   камни! Думали что небольшой порог. А оказалось - подковыристый. Прошли и

   ждем остальных в мокрой одежде. Холодно. Сегодня, даже в пороге, получая

   ведро воды в лицо, Оля успевала подумать: "Бр-р-р!". Заполярье...  А

   Михалыч посреди порога вдруг повернул поперек и пошел к берегу. Мы

   хватаемся за головы: "Что случилось?!". А они: "Все в порядке! Сейчас

   сядем в лодку и дальше пойдем".  Встали на стоянку после моста, в

   Нижнекапустном озере. На берегу, конечно. Нет, кто мне объяснит, откуда

   на Кольском п-ове, в краю лесотундры, такие идиотские названия? Ну какая

   здесь капуста?!

 

      А в какой-то из следующих дней мы махом (в полпросмотра) прошли порог

   Разбойник, который вроде бы шел за сложный. Байдарки из  прикатамаранных

   групп проводились.  Мы с  Олькой съехали  - ну  валы, ну  бочки, немного

   слалома. К концу порога  стало ясно, что это  - Разбойник (а не  Карежка

   2). Ждем, а наших нет. Зато каты чужие - просто толпой.

      Наконец и наши. Все прошли прилично. Правда катамаранщики сбили их с

   толку и послали к левому берегу. А там мелко - пошкрябались чуть, а Леха

   даже частично проводился. Чуть не забыл.  Порог-то я проходил без шлема.

   Так как решили,  что это  Карежка 2,  то я  не стал  его одевать,  а

   посреди порога, когда понял, что  это все-таки Разбойник, захотел  его

   поправить (чисто машинально). Хвать по голове, а там - кепка.

      Вечером за  это - по пять капель.

      Рыбы  все  нет,  ловить  ее,  наверное,  не  умеем.  Она даже из воды

   выскакивает, а все никак не поймать.

 

      В какой-то из других дней был порог Семиверстный (около 7 км сплошных

   порогов и перекатов). Идем, идем и  на тебе - бочки размером с  лодку, а

   мы-то в затылок друг дружке дышим. Антоха вообще надо мной зависает.  Но

   прошли прилично, правда сыро и холодновато.

 

 

      А потом были две ступени Карельского порога. Антон и я пошли

   первую ступень не глядя, а вот Михалыч и Леха решили посмотреть. Пока

   Влад вылезал из лодки, привязывал ее, прикуривал..., глядь, а Леха,

   Славка и Михалыч со всех ног бегут обратно, к байдаркам.

   - Что? Что?

   Славка, на бегу:

   - Медве-е-е-едь!!!

   И Владик - ходу за ними. Добежали, и Лешка оборачивается к нему:

   - Вот молодец! Даже сигарету не выронил! Мы согрелись, а ты?

     Вторую ступень просматривали все. Она слабже Разбойника, но требует

   большей точности - много камней. Недалеко от выхода - плита, а в ней

   всего два прохода. Выбираю левый и чисто пробираюсь. Интересный порог.

   Много  работы, но  благодарной.  Мы  с  Олькой  чисто  прошли.  А  после

   порога Олька и заявляет: "Здорово нам повезло!  Чисто случайно попали

   меж  камней." Вот так вот. Пыхтишь-пыхтишь, стараешься, а экипаж такое

   заявляет. Вот ведь!

     Постепенно  распогаживается, подходит вечер, и мы подходим к порогу

   Канозерский.

 

      Это серьезно.

      Ходим, смотрим долго. Никак не могу определиться с заходом.  Все-таки

   договариваемся идти под самым левым берегом на подсосе (с отрицательной

   скоростью).

 

      Первыми  пошли  мы  с  Олькой.  Проскочили  в  суводь  над  заходом и

   подползаем.  У-х!   Слегка  шкрябнувшись   скулой  о   какой-то  камушек

   скатываемся  с  ускорением.  Приятно  так  скатываемся. Расчет, в целом,

   оправдался, а  дальше... порог  общей длиной  с километр  и куча камней.

   Очень широко разлилась Умба, выбор  куда пойти - широчайший (на первый

   взгляд) но не везде есть проход. А тут еще солнце прямо в нос светит.

      Олька - молодец, хорошо команд слушается.

      Сплавились, а потом наперез остаткам течения - к берегу, чтобы  нашим

   со шмоткой помочь,  и залезли в  шиверу, где пришлось  трижды вылезать и

   толкать ногами дно. Пристали  к берегу и я  побежал наверх, а Олька  при

   лодке осталась.

      Как проходил Антоха - я не  видел. Но по рассказам, он вошел  хорошо,

   но потом  сел на  камень, развернулся  на 360  градусов и поехал дальше.

   Через мою шиверу проводился до Ольги.

 

      Михалыч  и  Леха   решили  первый  слив   обнести.  Мы  помогли   им

   перетащиться и поехали  с Антохой искать  место стоянки. Проходит  час -

   другой, а наших все нет. Выбросив шмотку, мы с Олькой отправились на  их

   поиски. Поднялись к самому порогу, увидели их всех на одном из  островов

   и через шиверу пробираемся к ним, а оказывается:

      Они собрались и  минут 40 ждали,  чтобы скрылось солнце  (не видно ни

   хрена)

      Пошел первым Леха недообъехал гряду и порвал шкуру, да так, что мигом

   затонул (в дыру нога  пролазит) и метров 200  они со Славкой по  грудь в

   воде проводили "усталую подлодку".

      Михалыч - тот  проще. Он чуть  дальше Лехи прошел,  влез на камень  и

   плавненько кильнулся. Ну и, конечно, проводился на тот же остров, что  и

   Леха. Там они бегали, махали руками и кричали нас.

      Мы с Олькой  отправили Михалыча с  Владом по направлению  к лагерю, а

   сами перетаскиваем шмотки из Лехиной лодки в мою. Потом Славку с  Олькой

   отправил в лагерь на моей лодке.

      А в это время с другой стороны островка показалась лодка и что-то нам

   кричат  ее  гребцы.  Я,  решив,  что  это  Антоха, прибывший на подмогу,

   криком отказываюсь от помощи и жестами отсылаю в лагерь.

      На скорую руку, залатав рану,  мы с Лехой деранули в  лагерь, доехали

   почти сухие и увидели еще дыру см этак с десять по стрингеру.

 

      Наконец все в сборе.

      Ужинаем, по пять капель. Делимся впечатлениями. Оказывается, когда  я

   отказывался от "Антохиной помощи" (Антохой  там и не пахло) -  я отсылал

   Михалыча, который  заплутал в  островах и  не мог  найти лагерь. Вот так

   вот, на халяву, послал Михалыча и .. не близко.

      Веселый был порог и сложный. А мы крутые как...

      А Славку, когда тонул, подумал вслух: "Ну шо, хохол, доиздивси!"

 

 

      А потом был  жуткий переход по  Канозеру. Отправились в  десятом часу

   вечера и пошли-пошли-пошли. Очень  давно столько не греб.  Угребся. Часу

   этак в четвертом утра подходим к  берегу на другом конце озера.

   Плывем на огонек, но деликатно не высаживаемся прямо у палаток. А

   встать негде. А оттуда кричат: "Сюда! Лучше ничего не найдете!". 

     Картина такая. Две палатки, катамаран, КОСТЕР и два до изумления

   пьяных и веселых мужика:

   - Замерзли? Так пейте же скорей!

   Добавьте сюда: четыре часа утра, холод - ноги не сгибаются... И эти

   парни из Зеленограда с их костром и их спиртом:  - Кто у вас главный? -

   спрашивают.  - А нету...

   - Бросьте! Так не бывает. Такие сюда не доходят. Да еще на байдарках.

     Пытаемся спорить, но бесполезно - этот вопрос мы слышим уже не в

   первый раз. А на счет байдарок они правы - речка катамаранная. По

   большой воде байдарки здесь редкие гости.

   (- Плюс четыре... - сообщает Михалыч. - Мои пацаны спят сейчас. В

   Харькове. Сны смотрят... А их папа...

   - Сдай, Михалыч, в музей свой градусник, - советую ему.

   Пока ели-пили, легли спать около 5-ти утра. Переспали ливень. Встали 

   во втором часу дня, искупались и поехали в 16.00 (по Москве) по Низьме.

   Ведь там обещали еще один Падун.

 

      Пороги  и  порожки,  перекатики  разные.  Ждали  порог  Кривец, чтобы

   просмотреть и прошли с ходу -  хороший слалом. А потом до самого  Падуна

   (что на Низьме)  должно быть множество  мелких перекатов и  порожков. На

   одном из них я засел, да так, что пришлось из лодки вылезать.  Выбрались

   задом и похоже слегка порвались. А дальше опять перекаты и перекаты.  По

   берегам - много  рыбаков, спрашиваю: "Далеко  ли до Умбы?"  Говорят, что

   около 7  км и  добавляет, что  через 2  км -  Падун. Проезжаю,  ну самое

   большое - метров 600, река как-то странно сужается, но сильно не  шумит,

   а  водичка-то  подсасывает,  влезаю  слева  в  горловину  и скатываюсь в

   Падун...  без  касок,  без  просмотра...  А он длинный, собака. Колбасит

   нещадно и поворачивает  и поворачивает. В  общем прошли очень  прилично.

   Только на самом выходе  слегка шкрябнулись. И ждем.  А они тут как  тут.

   Одна лодка, вторая... а где же еще одна?

   Чуть  позже  появляется  и  третья,  кверху  дном.  Снова Михалыч. Когда

   подтащили лодку,  и Михалыч  сдавленным голосом  сообщил, что  встать не

   может, у  меня сердце  упало. Его  и Влада  сильно побило  о камни.  Они

   кильнулись на самом входе и Антоха с Лехой обгоняли их среди порога.

      Байдарка уделана жутко. У них  под самим сливом нос лодки  защемило и

   вывернуло, разломало...

 

      Делимся  впечатлениями,  посмеиваемся,  подкалываем  друг  дружку.  А

   внутри: "Ну мы даем! Ну обнаглели! Вот молодцы".

      Место  для  стоянки  нашли  метров  на  триста  ниже. Леха со Славкой

   буксируют сломанную лодку без шмотки, толкая перед собой. Обошлось.

 

                                 * * *

      Влад и Михалыч ахают и охают, если шевелятся (но ведь шевелятся!)

   "Ох! Ох и поколбасило! - И Михалыч переходит на латынь. - Гематомус..."

      Утенков как-то хитро  поймал окуня грамм  этак на 300  и говорит, что

   всем сообщил (явно врет), так как  ни Леха, ни Михалыч ни я  не слыхали

   этого.

     Наконец-то у меня пробоинки - две по 2 см (зашился и подклеился).

     А Михалыч  явно отобрал  у меня  пальму первенства.  Ведь раньше  все

   поломки  и  "кили"  происходили  преимущественно  с  моим участием. А в

   этом походе все Михалыч да Михалыч.

     На пороге Канозерский  (после киля) Михалыч  с Владом "поймали"  трех

   хариусов на  пять сигарет  у местных  рыбаков. Мы  их засолили  и съели

   (вкусно).

                                 * * *

      На  следующий  день.  Довершили  программу  прохода  порога - сходили

    посмотреть на него (интересно ведь,  откуда съехали, ну и как  Михалыча

    колбасило представить). Ничего себе  порожек. Ну слив еще  туда-сюда, а

    вот дальше местечко было, где с десяток бочек и там и сям понапихано  -

    не определить с  берега где можно  проехать, а ведь  прошли и лодок  не

    покоцали (это я  не про Михалыча,  он сейчас фартук  сшивает, железо им

    Антоха уже починил). Хороший порог, очень даже.

      Ближе к  вечеру все  остальные (без  Ольки, Антохи  и меня)  пошли на

    просмотр.   Вернулись с  глазами разной  формы, но  только не  обычными

    миндалевидными, и  кто что  говорит. Влад  стонет и  за живот  держится

    (подводит аж).   Михалыч головой  качает, но  молчит. Славка  - большой

    палец в небо тычет. Леха ржет и у виска пальцем крутит. Настя... (ну  и

    глазомерчик у  Вас, Анастасия  Юрьевна!) В  общем, им  всем порог  тоже

    "понравился".

    Цитата из Михалыча:

     - Вернусь домой. В Харьков. Спросят меня: "Как Вы, Михал Михалыч,

    провели Ваш отпуск, как отдохнули? " А я же дурак, возьму и отвечу:

    "Спасибо, .. Хорошо!")

 

      Днем позже.

      Встали  сравнительно  рано.  Очень  холодно.  Позавтракали  и  пошли.

    Вылезло  солнце,  потеплело.   Михалыч  через  300   метров  на   берег

    выбрасывается - течет. Пока то да се, пошли посмотрели умбинский  порог

      слияния  с  Низьмой)  -  ничего интересного, просто длинная шивера.

    Вернулись, а они уже готовы. Ну и пошли дальше. Порожки смешные (скорее

    перекаты),  а  потом   плесы  и  плесы.   Довольно  много  прошли   (по

    километражу). Пробирались  через огромную  сеть. Дошли  до рыбзавода  и

    пошли просматривать.  Порог мощный,  а мы  вылезли не  туда и  пришлось

    переезжать, чтобы просмотреть его все-таки. Михалыч обносится. Фокус  в

    том, что на заходе в левый борт идет такая же струя (по силе), как  та-

    по которой идешь. Размеры бочек и валов, правда, тоже впечатляют. Ну  и

    плюс ко всему -  это только первая ступень,  а за поворотом еще  что-то

    шумит, так что "килятца не  хотца". Олька немного генерит, народ  (Леха

    со Славкой) думают ходить или нет. Самому немного не по себе.

      Олька - молодец, взяла себя в руки и одевается. Решили просмотреть  и

    с другого  берега перед  самым проходом.  Для этого перебрались вдвоем

    с Антохой вплавь. С виду  вроде все  нормально.  Первыми -  мы с

    Олькой. Идем,  подсасывает. Зашел  не так  как думал с берега, валы

    серьезные. В один момент мне показалось, что предъявил дно лодки

    зрителям-рыбакам (а их много)  по левому берегу. Элегантным движением

    (а главное  -  синхронным)  двух  поп  (Олькиной  и  моей) поставили

    лодку обратно  и  скатили  дальше  оченно  прилично.  Воды  в  лодку

    набрали многовато.

      Антоха верхушку  прошел как-то  иначе (не  видно -  далековато), а  в

    середине зацепил  бочку, у  него сорвало  юбку, но  выбрался, хотя воды

    набрал поболе моего. Ощущение не кислое. Отчерпавшись, иду с Настей под

    загрузку.  Олька  в  себя  возвращается.  Выясняется, что Леха решил не

    ходить, и все помогаем ему обнестись.

 

      Перебрались  ко  второй  ступени.   Михалыч,  ни  слова  не   говоря,

    разгружает лодку (обносится). Идем смотреть. Валы конечно не те, что  в

    первой  ступени,  но  тоже  ого-го.   Кат-2  дважды  на  наших   глазах

    скатывается.  Влад  и  Михалыч  опять  встают  на страховку, а Антоха -

    копытом бьет и бежит к  лодкам (хочет первым пройти). Порог  виден лишь

    до середины, что там дальше -  толком не разобрать, но судя по  всему -

    ничего серьезного.

 

      Антоха прошел хорошо, только в одной из крупных бочек подзастрял.

      Идем мы с Олькой. Из неожиданностей: бочки-то все жесткие (на  камнях

    растут) и с воды  их почти не видно.  Прошли хорошо. Олька -  молодцом.

    На выкате нас страховал Кат-2 (не то что на Падуне).

      Теперь Леха. Зашел  он еще ближе  к берегу, чем  мы с Антохой.  Идет,

    идет и  вдруг встает,  как вкопанный  посреди струи.  Лодка ни  туда ни

    сюда. Он вылез и после долгих мучений и приплясываний столкнул-таки  ее

    на воду.  Остаток порога  (вернее почти  весь) проехал  без юбки. Взяли

    остатки шмоток и пройдя через плес встали на стоянку прямо на  рыбацкой

    тропе. Так  что ночь  пришлось дежурить.  Леха их  песнями развлекал, и

    подняли Ольку,  Антоху и  меня в  5.30 (вместо  трех - четырех). Сейчас

    дрыхнут, а мы бодрствуем, и высчитываем дни похода. Тут к нам пришел

    рыбнадзор и начал задавать слишком много вопросов. Леха по незнанию (а

    не по злобе) послал их в вежливой форме.

 

      На  утро,  собрались  и  поехали.  Сразу  в порог Полянка - красивый.

    Просто очень ровный и сильный слив с бочками. Все прошли хорошо. А пока

    собирались, Антоха  с Настей  сгоняли в  магазин за  хлебом и печеньем.

    Едем дальше, видим  мост, а за  ним - шумит.  Т.к. молевой сплав  давно

    прекратили, то  бревен быть  не должно, затягиваю юбку  и сваливаем под

    мост. Вода вся  перед носом, качу,  о реке уже  не думая (море  видно).

    Раз лодку качнуло - ноль эмоций, два, а на третий... - самый  идиотский

    мой киль. Медленно-медленно  переворачиваюсь. Удивление -  вот основное

    чувство, испытанное  мной в  этот миг.  Ольке перед  поворотом в пороге

    предлагаю сматываться из  воды, она удачно  выбирается (то есть  мне ее

    уже  не  видно),  а  сам  с  двумя  веслами и "очком" под мышкой следую

    дальше, перетянул лодку через  камень, и порог закончился.  Поворачиваю

    голову и вижу еще  две лодки: Михалыча в  нормальном виде и Антоху  ...

    кверху килем. Михалыч деловито оттаскивает Антоху к берегу. Я взобрался

    на  дно  лодки  по-лошадиному  и  гребу  веслом к берегу. Влад помогает

    вытащить  лодку  на  мель.   Подбегает  Ольга  вприпрыжку  и   начинаем

    вываливать шмотку.  Наша лодка  ничего не  потеряла (кроме  сухости), а

    Антоха лишился всех котлов (обидно), но и сухости тоже.

      Леху долго не видно, затем появляется, какой-то  испуганно-довольный.

    Михалыч с  Владом, как  люди обстоятельные  (семейные), отправляются на

    другой берег в поселок Умба на поиски ... РОГОВ!

      Пока сохнем и оплакиваем гитару с фотоаппаратами, появляются  Михалыч

    с  Владом  с  огромными  связками  рогов!!! (нашли-таки), которые им по

    телефонному звонку привезли из поселка. Рога - роскошные и всего по

    10-ке за пару.

 

      Погода - блеск. Легкий ветерок и солнышко.

      А  над  Михалычем  море  уже  шутки  шутит,  отлив короче. Так, чтобы

    снять лодку на воду, Владу понадобилось "привлечь" мужика из местных.

 

      Вышли  на  море,  повернули  в  сторону  Пилы  и попилили. А потом на

    укороченном  совете   решили  по   Колвице  не   идти  (по   срокам  не

    укладываемся) слишком много было технических дневок, да и наш с Антохой

    идиотский киль массу времени съел.

      Встали на мысе Островском у самой избушки, недалеко есть пресная вода

    и откисаем. Ездили на рыбалку за трещетками, наконец-то копченой  рыбки

    поели.

 

      В этом походе нам повезло  с погодой. Она очень чутко  реагировала на

    наши выходки. То есть после киля всегда было тепло и солнечно.

      А сейчас вылезаю из  палатки и протираю глаза  - в камнях байдарка  с

    развернутым задом-наперед "капитаном" в  тельнике, моем спасе и  желтом

    черепе, а рядом -  матрос в ОЗК, славкиных  штанах с лехиным черепом  в

    руке. Невдалеке, на  сосне - "повешенный",  в лехиных штанах,  владовом

    пуховике и  славкиной шапке.  Я так  подозреваю, что  все это  дело рук

    троицы - владельцев  шмотки "повешенного". Моторки  к нам сегодня  и не

    заглядывают.

      Олька  кукурузу  на  костре  жарит.  Попкорном  называет, а он из под

    неплотно прикрытой крышки - в разные стороны.

      Немного отзавтракав, устроили насильное купание: сначала Антоха сам в

    одежде и Ольку в ней же мокнул, а потом мы втроем со Славкой и  Антохой

    занесли в Белое море и Настю. А Леха - спит (вернее прикидывается) один

    в палатке.

 

      Весь день валяли  одного большого дурака.  Ничего не делали,  а ночью

    Леха, Влад, Славка  и Настя устроили  пьяный дебош. В  результате Настя

    только под  утро заявилась-таки  в палатку  и заснула  постанывая. Влад

    храповецкого выдает, а  Леху со Славкой  мы в бруснике  нашли с большым

    трудом.

      Позавтракали. Яркое солнце, теплое  (у берега) море. А  Михалыч между

    делом приблудную моторку починил.

      Вот такие были дела. Прошу простить за отсутствие технических

    тонкостей. Ими и делиться-то не надо. Умба - река серьезная, почти все

    пороги нуждаются в просмотре, поэтому прописывать - "там слева, а там

    слалом и жаться к правому берегу" необходимости нет.


   TopList    Яндекс.Метрика
Лента |  Форумы |  Клуб |  Регистрация |  События |  Слеты |  Маршруты (Хронобаза) |  Фото |  Хроноальбом | --> Видео |  Радио Статьи |  Лодки |  Турснаряжение |  Тексты |  Отчеты |  Худ. литература |  Марфа Московская |  Марфа - рассказы |  Заброска |  Пойду в поход! |  Карты |  Интерактивная карта |  Погодная карта |  Ссылки |  Поиск |  Реклама |  Белая Сова |  База |