Главная  |  Клуб  |  Лента  |  Блоги  |  Галерея  |  Форум  |  Фото  |  Видео  |  Тексты  |  Снаряга  |  Погода  |  Связь 


Памяти bastarda

 

 

 


 Часть 1: Возвращение.


Вечерний звонок в середине июля:
- Привет, куда собираетесь…?
- С Памиром не получилось, так что снова на Алтай. Попробуем связочку Карагем-Аргут-Мажой за пару недель провернуть…
-Сроки?
-Такие-то…
-Слушай, а не хочешь на недельку раньше выехать? Нам человек нужен на «четверку» на Язулинский каньон; за три дня управляемся, и уезжаешь к своим.
В ответ, не раздумывая, несется «иду!». После не слишком удачного похода прошлого года (хотя это тоже как посмотреть), вернуться на Чулышман стало для меня навязчивой идеей, которая не давала мне покоя долгими зимними вечерами. Ряд непройденных порогов Язулинского каньона задевал мою честь водника. Особенно давил на психику небезызвестный порог-водопад «Три Вовы», который заставил прошлым летом прочувствовать свое «очко» каждого из нас. Попытки сорганизовать свою команду на повторное прохождение реки в этом году успехов не принесла, типа, «нужно время соскучиться». Бросать своих и примыкать к какой-то другой группе как вариант даже не рассматривалось; и здесь, как подарок судьбы, возможность и рыбку съесть и со своими полноценный маршрут прокатить.


Краткое знакомство с группой на квартире Сергея Алтунджи – их руководителя, просмотр наших фотографий и фильма, обсуждение стратегии прохождения Язулинского каньона. Мне, как знавшему каньон непонаслышке, отводилась не последняя роль в этом вопросе. Единственные сомнения оставляли сроки, которые отводились на Язулу – три дня (у группы был жесткий график). У нас в том году это заняло ровно вдвое больше, правда, сейчас ребята планировали прохождение реки с машиной сопровождения, а значит, вещи по каньону таскать не придется.
Буквально тогда же выясняется, что неплохо бы еще одного бойца к нам на нос, и я приглашаю одного из своих – Толика, который также был в том году и идет в этом.
Группа подобралась довольно разномастная и большая: три каяка, «двойка» и «четверка», кроме этого была еще чисто береговая команда (люди просто поехали за кампанию на Алтай), и те, кто заменит нас с Толиком после Язулы.
Еще несколько дней сборов, перелет, Чуйский тракт, и вот наш 66-ой спускается в долину Чулышмана. За неимением времени ребята опустили верхний Чулышман и начали сразу с основной части Язулинского каньона, от Солдатского моста.


Сердце начинает сильнее колотиться, когда снова видишь перед собой воды этой легендарной реки. Как будто не было года, и я снова стою перед тобой, Чулышман.
Были некоторые опасения, что мы с Толиком будем неуютно себя чувствовать на «четверке» после стольких лет «двойки». Но после пяти минут разминки наш катамаран Fox-400 под предводительством Юры Борисова, знакомого мне по Дзорагету и первопрохождению «шестисливника» на Уруштене, уверенно и послушно заскользил по волнам. Сидя на корме с Юрой, я иногда брал бразды правления в свои руки, так как знал нюансы тех или иных порогов по прошлому году.


До «Чертова моста» дошли без приключений, хотя было заметно, что воды в реке больше. По крайней мере, сейчас на «четвере» шлось не менее интересно, чем на «двойке» год назад. Над «Чертовым мостом» никто, как ни странно, в этой группе дрочить не стал: первыми повалились каяки, чтобы, типа, еще катамаранщиков вылавливать за порогом, мы же выступали сразу вслед за ними, двойка осталась посмотреть. Нашу «четверку» поколбасило еще на заходе, чего в том году не наблюдалось. В первый слив прыгали по центру, после чего нас сильно откинуло под скалы правого берега, в итоге, в основной водопад заходили не слева, а правее центра – катамаран в сливе скрылся полностью вместе с нами, но вынырнули на ровном киле. Когда зачалились в улов, как-то не заметили там каякеров. «Почему нас не встречают?» - пронеслось в голове. Оказалось, что два каяка из трех «отстрелились» в основном водопаде «Моста» и сейчас догоняли свои лодки по берегу. Мы честно отстраховали «двойку», которая, посмотрев на нас, заходила в первый слив порога по левым берегом, где чуть было не встала на «свечку», но зато удачно вошла в сам водопад слева. А каяки тем временем ушли далеко. Хорошо, что оба забило в улова, и ребята нашли их. Второй возвращали аж от самого «Камня с дыркой», в результате чего потеряли почти полдня. В этот день успели уйти, и то одной «четверой», только за «Оборотень», остальные покидали свои суда перед «Серпом». Ночью местные падонки в лице недорослей-алтайцев посрезали с катов все веревки, благо не последние. Оставшиеся две ночи в каньоне прятали все вещи под тенты и тамбуры, потому что «пасли» нас постоянно.


Следующий день ознаменовался памятным событием в моей жизни – прыжком в «Три Вовы»! До этого с утра была еще куча номерных препятствий Язулинского каньона, среди которых выделялись «Большие Глыбы». Претендентом на прохождение «Трех Вов» был только один наш катамаран, остальные обнеслись. «Двойку» спустили перед «Затычкой» на страховку «корабликом». Воды было столько, что в «Вовах» открывался довольно широкий и безопасный проход по канализации левого берега.
«А может слева?!» - радостно было заметил Юра, но, посмотрев на наши с Толиком не терпящие возражения лица, он понял, что прыгать придется далеко не слева, а прямиком по центру.
Перечаливаться к самому водопаду не стали, т.к. перед уловом правого берега располагалась внушительная бочка; идти решили от самого «Камня с дыркой». Еще при просмотре всего участка настораживало номерное препятствие сразу после «Камня с дыркой», представляющее трехметровый слив с большим котлом в скальном сужении. В нем-то мы как-то легко и полегли.
«Самосплавом…в «Три Вовы!!!» - пронеслось в голове.
«Это пиз…ец!» - отозвалось очко.


Сработали четко, зачалив перевернутый кат в улов. Отдышались, точнее, перекурили и снова полезли в упоры. На страховке уже, наверное, забыли о нас. И вот мы на финишной прямой – идем по центру, к основному языку слива. Метров за пять незаметная с берега струя немного сносит нас левее, усиленно подгребаем, начинаем валиться полулагом, но в сливе струя сама доворачивает нас носами ровно вниз.


Находясь на перегибе слива и видя далеко внизу белую пасть, испытываешь ни с чем на земле не сравнимое чувство. Пригибаешься, хватаешься за раму, летишь! Удар, проваливаешься куда-то далеко. Кругом пена. Ощущаешь под коленями палубу – значит еще на кате, но ждешь, что в последующую секунду потащит куда-нибудь вперед и вверх, а там… главное не оторваться от ката – он большой, он надувной, с ним не пропадешь.
Но что это? Мы всплываем на ровном киле! Озираешься - передние на месте, Юры нет, но чья-то рука держится сбоку за раму. Тянет обратно под слив! Ребята немного растеряны, «Работать!» - орешь на команду и вгрызаешься веслом в воду. Катамаран нехотя останавливается, разворачивается, встает носом к сливу и идет под него… еще секунда и передних накроет тоннами падающей воды, но экипаж отгребается усиленно, и мы выходим из-под слива; два гребка, и наш катамаран встает в улов. Помогаешь выбраться Юре, который не успел пригнуться; его ударом вышибло из упоров, но он сумел ухватиться за обвязку и висел рядом.


Всем спасибо, все довольны, все живы. Все делятся впечатлениями. В глазах мужиков неподдельная детская радость. Замечаю, что сам сижу тише всех – я еще до конца не осознал, что прошел порог своей мечты. Пусть это покажется кому-то смешным, есть вещи и покруче, но именно к «Трем Вовам» я шел, и не только этот последний год, а с тех пор, когда от старших товарищей услышал загадочные далекие слова: Башкаус, Чулышман, Чертов Мост, Три Вовы…
Увы, но на «Затычку» экипаж я так и не развел – мне были приведены веские аргументы, что порог по такой воде выглядит очень криминально: «четверку» небольшого водоизмещения легко могло положить еще в заходном косом сливе; сам камень-затычка практически был залит, причем большая часть воды валила под скалы правого берега, куда попадать совсем не хотелось. Сыграла свою роль, наверное, и эмоциональная нагрузка, выпавшая на долю экипажа за последние полчаса. После нелегкого обноса порога, команда решила на сегодня сплав закончить, хотя и оставалось довольно много времени.


На третий день - последний, отведенный на каньон, нам требовалось дойти до конца, что по прошлому году мне казалось невыполнимо. Однако все пошло относительно легко – многое мы шли сходу по нашей с Толиком зрительной памяти - впереди «четвера», за ней все остальные. «Винтяра» одним своим видом впечатлил всех – на мои попытки осмыслить линию движения в пороге, ответом были посылательные жесты в мою сторону и кручение пальцем у виска…
«Таганай», пройденный нами в том году с беглым осмотром и даже по центру, сейчас тоже впечатлял: в центр лезть вообще не хотелось, и даже под правым берегом «четверу» трепануло так, что передних чуть не вырвало. Остальные пороги шли более осторожно. Время от времени наверху каньона видели кого-нибудь из береговой команды. «Мариванну» прыгали только мы, причем проход слева залило так, что он стал не менее 3-3,5 метров, и прохождение порога со стороны выглядело очень эффектно. Еще одним «белым пятном» на реке стало для меня меньше, т.к. в том году после разбора здесь одного нашего ката, я порог обносил.
Остальным «Мариванна» показалась как-то… В итоге, ребята обносились, вылезая при этом на высокий правый борт каньона, т.к. по скалам левого берега почему-то не было видно прохода, хотя в том году мы там спокойно занесли мою «двойку».


Порог №73, в котором я хорошо заплыл год назад, прошли на удивление легко, хотя сейчас он смотрелся более мощно. Выходные препятствия Язулинского каньона проходили уже на автопилоте, почти под вечер. Перед мостом нас уже встречала береговая команда с машиной и разбитым лагерем. Прощальный вечерний ужин, последние песни – наутро мы с Толиком должны попрощаться и переехать в Акташ для встречи со своей командой.

 


Часть 2: Со своими.


Ребята из береговой команды, переезжавшие в низовья Чулышмана, докинули нас до Улагана, где на заправке мы поймали «девятку» и через полтора часа были в акташской гостинице. Буквально перед нами подъехала из аэропорта Барнаула и наша бригада в количестве четырех человек. Радостная встреча, расспросы про Чулышман, добрая зависть. Метнулись в погранотряд за пропусками на Карагем, который стал погранзоной с прошлого года. Нас, конечно же, послали, т.к. время было шесть вечера, и сказали ждать до понедельника. Костик Наумов (Бронеконь), который должен был нас забрасывать на маршрут, весело предложил забить х…й на зеленые фуражки, пообещав, что на пути нашего следования их не предвидится. «Ну и правильно!» - решили мы, и пошли пить водку.
Раннее пробуждение на больную голову, Константин заводит своего железного коня, и мы выдвигаемся на Карагем. Короткая остановка в Бельтире, и начинается вездеходная часть заброски. Навстречу нам попадается Камаз, забросивший перед нами большую группу каякеров, как мы поняли, Доктора с российско-американской экспедицией. Здесь же узнаем о трагедии, произошедшей на Карагеме с пешеходной группой из Уфы, у которых на переправе через Карагем погиб человек, тело которого до сих пор не найдено.


Любуемся безумно красивыми видами на Карагемском перевале, проводим фотосессию, и начинаем спуск вдоль по Ебарлы (как окрестили парни из «Норд-Оста» в прошлом году р. Йолдо-Ойры). Уже скоро должно закончиться наше передвижение на колесах, и нам придется километров 7-8 «доходить» пешком. Нам не смешно, т.к. внезапно начинает идти снег, и становится чертовски холодно. Но Костя начинает творить чудеса – он продолжает ехать. Всё дальше и дальше. Дорога была размыта несколько лет назад, и с тех пор на Карагемскую поляну никто не заезжал. Нам приходится часто бродить речку, камни в русле увеличиваются. Костя просит разгребать по возможности большие камни и разравнивать предполагаемую колею и едет дальше. Лучше плохо ехать, чем хорошо идти с 50-ти килограммовым рюкзаком и вязанкой труб под мышкой, да под снежком, и мы помогаем продвижению нашего чудо-автомобиля как можно ближе к Карагемской поляне. А речка все быстрее, а берега круче, а камни шире – и перед очередным бродом мы понимаем, что дальше нам проехать не суждено. Даже Лелик, самый ленивый из нас, смирился с судьбою идти пешком и начал доставать свой рюкзак. Однако Костю уже, видимо, самого охватил азарт off-road и ему очень не хочется отступать. Он, хитро улыбаясь, садится за руль и бросает свою машину в реку… на противоположный берег она выехала не сразу… пришлось и нам немного потрудиться, выдирая корни и камни из-под моста. Но он прошел! Еще немного, и дорога окончательно выходит на правый берег и идет теперь по лесу. Еще 10 минут, и мы уже в сумерках въезжаем на Карагемскую поляну. Наши Respectы Наумову. Люди на поляне (горники, пешеходники и проживающие там летом алтайцы) пребывали в тихом ах…е от такого.


Мы же пребывали в таком же ах…е от погоды. Подошедший озябший чел сказал, что они уже неделю не могут выйти на гору из-за непогоды. В тот же вечер я выдал, как оказалось, гениальнейший по своей прорицательности тост, предложив выпить, не чокаясь, за упокой плохой погоды – уже наутро вовсю светило солнце и установилась жара!
Вода в Карагеме была такая же чистая, как и холодная. Мы провернули в голове последствия свободного заплыва человека, пусть и в гидре, на какое-то расстояние и слегка поежились.
Первое ущелье Карагема, самое сложное в техническом плане, не преподнесло нам каких-либо особых сюрпризов, но его прохождение мы отнесли к разряду интересных, тянет на наш взгляд на твердую «пятерочку»: большие уклоны, узкое извилистое русло, жесткая вода, масса камней в русле, при расходе где-то кубов в 20. Несколько лет назад в районе притока Камрю сошел мощный сель, который значительно перемыл русло Карагема во второй части ущелья, упростив его, по словам знающих людей. Действительно, после «Нокдауна» мы не встретили на своем пути каких-либо требующих особого внимания препятствий.
Во втором ущелье выделяется довольно мощный порог «Винт»; воды к тому времени уже добавили многочисленные притоки.

 


Надо отметить, что на всем протяжении сплава по Карагему (~ 40-45км) открываются замечательные виды снежников Южно-Чуйского хребта слева и Северо-Чуйского справа. Здесь в полной мере ощущаешь себя сплавляющимся именно по горной реке, в окружении гор, а не лесистых склонов, как на большинстве наших популярных рек.
Порог «Разбойники», открывающий третье ущелье, не вызвал у нас ассоциации с порогом 6А к.с., как это указано в лоции: видимо, это относится к очень высокой воде. Что действительно слегка вставило, так это каскад Чибитских порогов недалеко от впадения в Аргут, представляющий протяженный (~3-км.) участок с большим падением и значительным по сравнению с верхними ущельями расходом воды (~35-40 кубов).
Всего мы затратили на прохождение Карагема, не считая стапеля и небольшой радиалки, два полноценных ходовых дня.
Не доплывая километра до Аргута, очень удобно разбить лагерь на левом берегу, если у вас в планах есть посещение Карагемского прорыва. Мы двумя группами сбегали за день на экскурсию на Прорыв, спускаясь вниз в самом жопном месте. Даже по невысокой воде то, что мы увидели внизу, впечатлило. Начинаешь понимать, что ни на чем, кроме «бублика», сюда соваться не стоит.


«Раскинулось море широко…» - так можно охарактеризовать Аргут после впадения в него из относительно маленького Карагема. Даже по невысокой воде, как мы определили её на Аргуте, на наших «двоечках» было очень неуютно. Четыре года назад мы уже впадали в Аргут из Шавлы, но в том случае кроме «Атлантов» на реке нас больше ничего не ожидало, а сейчас нас подстерегал почти 50-ти километровый отрезок Дикого Аргута, и, подплывая к нему, мы ощущали тревожное подсасывание под «ложечкой». Уже в «Коротыше», зайдя в него сходу, мы осознали всю мощь реки. «Надолбы» - первый серьезный порог Прорыва Сапожникова - заставил нас застрять возле себя на пару часов для просмотра и определения оптимальной линии движения: уж больно непривычна оказалась для нас большая вода Аргута. В последний раз примерно с таким расходом мы сталкивались пару лет назад на Кекемерене, и то, только некоторые из теперешней команды.
Остановившись перед «Трубой Сапожникова», ограничились обносом вещей к Порогу-Водопаду Сапожникова.
С утра пошли дрочить под дождем на вышеупомянутый Порог-Водопад: по такой воде наиболее безопасным и теоретически реализуемым мне показался проход под левым берегом. Но как ты ни хочешь, а несколько хороших бочек зацепить пришлось бы. Ребята напомнили мне несколько трагических случаев, произошедших в этом месте, и предложили не вы…бываться на «двойке», а вернуться когда-нибудь на «четверке» - в общем, тактично послали меня подальше.
Вернулись к судам и очень осторожно, поступенчато, прошли Трубу Сапожникова. Занеслись за Водопад, и успели еще пройти шиверу «Седую», причем К-2 полез по основной струе, и ребята вылезли с полными штанам удовольствия.
С утра, при обносе рюкзаков, остановился над Порогом-Водопадом: ну вижу - идётся слева. Осторожно предлагаю уже не ребятам, а жене: «Может, занесем катамаран обратно и с тобой…?»
«Раз решили – не передумывай» - несется с её губ.
Ну что же – будет повод вернуться.
«Угловой» и «Медвежий» шли сходу, те ещё ощущения. «Иедыгемский» - красивый и мощный, но линию движения выдержали все. «Остров» мы соотнесли с лоцией только по попаданию в пару мощных бочек, т.к. острова как такового в русле не было. «Стерегущий» проблем не вызвал.


После впадения Юнгура Аргут входит в Юнгурскую теснину – очень красивое и масштабное место! Могучая река змейкой петляет среди крутых отрогов Катунского и Северо-Чуйского хребта. Порой на реке встречаются примечательные бочки. К вечеру подошли к «Белому». Хорошо, что хватило ума остановиться перед первой ступенью, а то дальше, как потом выяснилось, с местами для ночевок совсем трудно.


«Белый» - интересный, протяженный и мощный порог; первую и третью ступени шли по центру, во второй жались к левому берегу, четвертая ступень, наверно, сильно зависит от воды, т.к. у нас она совсем выродилась.
Стали ждать «Раздельного», и он оправдал все наши опасения. Если по большой воде открываются проходы слева, то у нас вся река валила через опрокидывающий вал прямо в главную, ну явно непроходимую бочку. Вспомнив фрагменты различных фильмов, решили попробовать пронырнуть вдоль скалы правого берега, для чего один кат перечалился на тот берег для разведки, но, увы – видимый с левого берега мнимый проход по габаритам был возможен разве только для каяка, и то со свалом под скалу. В итоге стали обносить. Лелик предложил было мне грохнуться с ним «на авось» прямо в бочку, но особого желания тут уже и у меня не возникло.


Далее 30 минут неспешного сплава по красивому скальному каньону, и мы чалимся в устье Шавлы, откуда четыре года назад выплывали в тогда еще ужасающий Аргут. Несколько минут ностальгии вкупе с перекусом, и мы спешим дальше – неплохо бы сегодня дойти до стрелки с Катунью. До «Атлантов» идем, не разбирая дороги, а помнится, как мы после Шавлы старательно обходили все кажущиеся тогда гомерическими «бочки». «Атланты» вначале тоже хотели идти с наплыва, но не стали наглеть и глянули одним глазком. Вспомнили, как мы стояли тогда над порогом чуть ли не два часа и выбирали линию движения, а после удачного прохождения чувствовали себя настоящими героями. Сейчас же, по сравнению с остальными препятствиями реки, все прошло более банально.
Правда одна «двойка» нашла себе приключение уже в «Воротах» - ребят догнали только в Катуни. В итоге, чалили их на правый берег и поднимали суда как бурлаки обратно к стрелке – очень уж хотелось заночевать в «Кафе «Аргут». Не зря хотелось: кто-то из туристов очень заботливо оставил в музее сборник застольных песен. После нескольких рюмок горячительного напитка, мы пропели в общей сложности часа четыре, исполнив при этом почти все 325 страниц книги. Ну очень запоминающийся вечер!

 


На следующий день подкинули до стрелки с Чуей двух пригревшихся пешеходников, чему они были несказанно рады, и пошли искать машину для заброски на Мажой. Достаточно быстро у стоявшей неподалеку партии геологов нашелся 66-ой, который мы и арендовали. Лелику неожиданно пришлось покинуть нас и уехать домой, в итоге, на Мажой нас осталось пятеро. Оставив по дороге в гостинице в Акташе часть третьего уже ненужного катамарана, мы к вечеру того же дня стояли перед Менской плотиной реки Чуи. Для нас с Толиком это была уже четвертая река на маршруте, и третий стапель соответственно. Много уже пройдено, масса впечатлений, а впереди еще легендарный Мажой…
Зачалившись днем у Мажойского моста, стали раздумывать над стратегией прохождения. По некоторым сведениям здесь должно было быть что-то типа обустроенной поляны, и первоначально планировалось оставить на этом месте базовый лагерь. Но кроме нескольких рыбаков-аборигенов ничего путного мы в этом месте не увидели. Решено было идти гружеными до Оройского моста, т.е. до начала самой экстремальной части каскада, оставляя пятого человека идущим поберегу с камерой.


Вода в Чуе шла довольно грязного цвета, и уровень её был явно выше среднего. Шли без просмотра. Уже в первых шиверах нас стало хорошо умывать. Лоцию на этом участке надо воспринимать очень условно (у нас была «черниковская»), т. к. выделить именно четыре препятствий до порога «Суровый», мы так и не смогли – у нас весь этот отрезок слился в один мощный шиверисто-порожистый участок с тугой струёй. Подумывали, а не прошли ли мы уже ненароком «Суровый», т.к. у Сергея препятствия до него даже не откатегорированы, а то, что мы шли, никак ниже 5В-5С назвать язык не поворачивался. В итоге решили остановиться на лесистой полке правого берега (как назавтра оказалось – в километре от «Сурового») и вылезти наверх для дальнейшей разведки, т.к. дальше идти гружеными и наскоком уже не хотелось, а по берегу в этом ущелье не очень-то и походишь. Вообще, мы для себя отметили каньон Мажойского каскада как один из самых неприветливых по береговой обстановке: «живые» камни, причем очень острые и совершенно неутоптанные, заросли каких-то непроходимых кустарников и т.п. Раздолье только наверху: и дорога по верху каньона, и тропа вдоль него. После разведки поверху мы наконец-то сориентировали свое местоположение, просмотрели ближайшие пороги и на этом на сегодня решили успокоиться.


Наутро подошли к «Суровому»: честно говоря, на 6А он недотягивал. Наверно из-за того, что река в этом месте расширяется, и даже разбивается на протоки, т.е. мощь потока явно слабеет. Избрали левый проход на заходе, далее по центру и ныряние опять же в левую протоку. На заходе в порог второй катамаран располосовал на ровном месте себе полднища – в итоге, почти четырехчасовой ремонт. Здесь мимо нас проплыла российско-американская (судя по Доктору впереди) экспедиция из более чем десятка лодок. Дальше был интересный порог «Пирамида» с уходом от громадной скалы в центре русла. «Мини» мы как-то не заметили: на фоне тех же верхних шивер он вообще не катит, хотя классифицируется 5В к.с. Далее мощная шивера-порог на левом повороте после заметного спуска дороги по правому берегу. Честно говоря, она стоит большего, чем просто упоминания в лоции как «Преп.13». У нас вообще осталось много вопросов к лоции. Может это потому, что она применительна в первую очередь для больших судов, и те места, где им нужен сложный маневр, нам на «двойках» кажутся проще? И наоборот, простые места с большими бочками для нас фатальнее.
Уже под конец дня прошли «Гарнитур» - впечатления от Мажоя постепенно усиливаются. Ночевка на совершенно неудобной высокой наклонной полке правого берега. Выбирать уже не приходилось, т.к. дальше река закована в совсем уже отвесные скалы.


Наутро глубокая разведка по верху каньона до «Каскадера». Увиденное заставило всех призадуматься. Лагерь собрали и спрятали рюкзаки в скалах. Дальше только на пустых катах и предельно собранные. Наталью, которой этот участок выпало идти пешком, выслали вперед на фото- и видеосъемку к порогу «Президиум».
Последняя сигарета и вперед. «Поворотный», «Трио», короткая остановка у Оройского моста для связи по рации с берегом, и прыжок в «Президиум»… Поток мечется в узком скальном коридоре, образуя бочки и навалы на стенки. Успешно прошли вдоль скал левого берега, правда, по разу каждый кат раскантовало в потоке, но без последствий. В один из таких моментов Толик увидел несколько табличек на скале, после чего заработал с удвоенной силой.
Дальше - чалка слева после выхода из скального коридора перед «Косым». Поздравили друг друга с преодолением «Президиума» и пошли смотреть «Косой» и первую ступень «Каскадера». Разведка «Каскадера» по левому берегу сопоставима с какой-нибудь военной спецоперацией в джунглях – таких зарослей в наших широтах мне еще встречать не приходилось.


В «Косом» как ни старались, попадания в косую бочку не избежали; и сразу же река врывается в узкий скальный коридор – первую ступень «Каскадера», в котором поток сильно наваливает на скалы. Стремно, но прошли нормально. Перед второй ступенью «Каскадера», в принципе, довольно большой по нашим меркам кусок спокойной воды, и логичнее, на наш взгляд, было бы различать эти препятствия как два разных порога. Посредине второй ступени зачалились на правом берегу: там очень удобно вылезти наверх на тропу для просмотра следующих препятствий каньона, что мы и сделали, совместив это дело с перекусом и обменом впечатлениями с оператором. Здесь мы допустили небольшую тактическую ошибку. Просмотрев участок реки до пор. «Приманка», мы решили, что этого достаточно, а остальное увидим потом. Как выяснилось позднее, это скоропалительное решение стоило мне ровно 1000 баксов, что было еще минимальной платой за ошибку.
А пока мы аккуратно под правым берегом проходим вторую ступень «Каскадера», под левым берегом находим чистый проход в «Сите» и прыгаем в «Приманку». Причем Петька со Славиком на К-2 не успевают отработать и проезжают через камень-«затычку» центре – странно, но на ровном киле. Мы же с Толиком аккуратно стреляем от камня впритирку к скале левого берега. Очень фотогеничный порог, особенно если смотреть снизу.
Не успеваешь очухаться после «Приманки» - срочная чалка влево: в десяти метрах впереди река валит вниз «Русскими Горками». Смотря на часы, начавшийся дождь и высокие скалы правого берега мы понимаем свою тактическую ошибку – теперь придется идти до «Малыша» (а это еще как минимум три порога), чтобы нормально вернуться в лагерь, а на улице тем временем вечереет. К тому же на этом участке Мажоя оператору сложно подойти к реке, и мы держим связь с ним, точнее с ней, только по рации.


«Русские горки», наверно, только смотрятся так захватывающе – по крайней мере, К-2 вообще пронёсся по нему «как Бог послал». Мы-то с Толиком так не могли, пришлось всё красиво сделать ?
Далее нехилая связка «Коварный» - «Недотрога». «Коварный» по нашей воде телемарком нормально проходится слева, а «Недотрога» мне как-то сразу не понравилась… Особенно когда увидел, как там К-2 подзакусило в бочке, а затем их от обратного вала скинуло влево. Мы, глядя на это, решили разогнаться, чтобы пробивать наверняка. Бочку - то мы почти не заметили, проскочив её на скорости, зато въехали из-за этого прямиком в обратный вал под самым правым берегом!
«Смешались в пене люди, весла…» - положило нас в итоге. И пошло вроде все хорошо сначала: вынырнули оба посредине, я сразу же вылез на баллон. Нет бы «поставить» кат на ровный киль… да вроде что-то Толик закопался в раме, а «Малыш» уже впереди шумит. Увидел я небольшой улов и в него стал подгребать, и К-2 нам носами помогает, подталкивает. Спрыгиваю я на камни, разворачиваюсь, рукой хочу за ручку ухватиться…и промахиваюсь. А улов – не улов, а так себе: Толика с катом стало относить. Ребята на «двойке» догнали было его, Толика с ката сдернули, и сами только-только успели зачалиться перед «Малышом». А кату только этого и надо было – прыгнул он без седоков водопад и пошел, не спеша, дальше по направлению к Чибиту.


Пока мы затаскивали катамаран ребят выше по течению, чтобы траверсировать струю и перевезти нас, безлошадных, на правый берег, где идет тропа в Чибит, пока ребята прыгали «Малыш» (удачно, надо отметить, и очень фотогенично), пока мы добежали до Чибита, какое-то время уже прошло, что позволили пустому кату уйти ниже села. К тому времени уже начало темнеть. Была надежда, что его догонят ребята на К-2, но они застряли на просмотре двух достаточно серьезных выходных порогов ущелья, которые, по описанию ничего из себя не представляли. Каким-то образом я при оверкиле умудрился сильно рассечь себе палец – кровь никак не останавливалась, и я был весь запачкан кровью. На окраине Чибита я поймал молодого аборигена на мотоцикле и попросил его провезти меня вдоль реки ниже по течению, пообещав деньги по возвращении. Началась погоня. Проехав километров пять, мы увидели кат, весело плывущий посреди реки. Чуя в этом месте была довольно широкая, и надо было добраться до какого-нибудь места поуже. Как назло, в мотоцикле стал заканчиваться бензин, и пришлось возвращаться в поселок на заправку. По дороге назад увидел своих ребят на кате и проорал им, что мой кат прошел минут семь назад и что они его почти догнали. Пока ехали, заправлялись и возвращались, стемнело совершенно. Свет фары выхватил уставших и унылых ребят на обочине: они догоняли сколько могли, но увы… К тому же на реке начались разбои, и кат мог пойти любой протокой. Оставшиеся в ущелье Толик с Натальей к тому времени нашли в поселке УАЗку и приехали за нами. В расстроенных чувствах, быстро разобрав К-2, мы в полной темноте поехали к оставленным где-то в камнях над порогом «Гарнитур» вещам. Говорят, что на меня тяжко было смотреть: так, наверно, переживают только смерть близких людей. Надо же – в последний день трехнедельного маршрута, фактически на последнем пороге, отчасти по глупости «оставить» новенький катамаран! Маршрут ценою в штуку баксов…
В темноте ориентироваться в ущелье совершенно невозможно, хорошо водила эти места знал и подвез нас аккуратненько к «Гарнитуру». С фонариком (который утром забыли убрать в рюкзак, что нас и спасло) кое-как нашли вещи. Разбивать лагерь мокрыми в кромешной тьме и в таком моральном состоянии как-то не хотелось, и хотя у нас еще оставался запасной день, на ум пришла простая, но правильная мысль – покидать вещи в машину и доехать до акташской гостиницы. Еще полчаса и наша компания завалила, как была, в сплавном снаряжении в холл гостиницы. Хорошо, что нас там уже знали, а то могли бы запросто принять за придурков. Гостиница была уже как родная: за три недели, например, мы с Толиком были здесь уже четвертый раз! Дежа-вю какое-то!
Пока ребята разбирались, Костя Наумов свозил меня в больницу обработать рану. Перед сном не обошлось без торжественных возлияний в честь окончания маршрута, пусть и немножко подпорченного потерей судна, но все же надолго всем запомнившегося.


С утра Константин предложил поехать на поиски катамарана на машине его подруги вниз по Чуе. В поисках мы доехали до самой Катуни, расспрашивая по пути местных жителей и попадавшихся туристов и оставляя им наши телефоны. На обратном пути мы часа четыре лазили по разбоям с постепенно угасающей надеждой. Как мы и ожидали, поиски оказались безрезультатными…
На следующий день на заранее заказанном в Биалтуре микроавтобусе мы отбывали в Барнаул. Спасибо Алтаю за столь увлекательный маршрут, хорошую погоду, за красивые и сложные реки. Отдельно благодарим Костю Наумова и Наташу за профессионализм, понимание и поддержку.

 

 

 

 

Равиль Айбатулин, 2005 г.

 




Чулышман, пор. «Чертов мост»


Чулышман, пор. «Чертов мост»


Чулышман, пор. «Чертов мост»


Чулышман, пор. «Чертов мост»


Чулышман, пор. «Чертов мост»


Чулышман , вдп. «Три Вовы»


Чулышман , вдп. «Три Вовы»


Чулышман , вдп. «Три Вовы»


Чулышман, преп.60


Чулышман, пор. «Таганай»


Чулышман, пор. «Мариванна»


Чулышман, фоновый участок


Верховья Чуи


По дороге на Карагем


На Карагемской поляне.


Карагем, пор. «Эридан»


Карагем, пор. «Эридан»


Карагем, в «Трамплине»


Карагем, в «Селевом»


Карагем, в «Чибитском каскаде»


Долина Аргута


Моменты Карагемского прорыва.


Моменты Карагемского прорыва.




Аргут, в «Надолбах»


Аргут, «Водопад Сапожникова»


Аргут, в «Трубе Сапожникова»


Аргут, в последней ступени ПВ


Аргут, в «Седой»


Аргут, в «Иедыгемском»


Аргут, в «Иедыгемском»


Аргут, в «Белом»


Аргут, в «Белом»


Аргут, в «Белом»


Мажой, первые шиверы


Мажой, в «Суровом»


Мажой, в «Пирамиде»


Мажой, в преп.13


Мажой, заход в «Президиум»


Мажой, в «Президиуме»


Мажой, в «Президиуме»


Мажой, в «Косом»


Мажой, в «Приманке»


Мажой, пор. «Русские горки»


Мажой, пор. «Недотрога»


Мажой, вдп. «Малыш»


Он остался только в нашей памяти…

 


   TopList    Яндекс.Метрика
Лента |  Форумы |  Клуб |  Регистрация |  События |  Слеты |  Маршруты (Хронобаза) |  Фото |  Хроноальбом | --> Видео |  Радио Статьи |  Лодки |  Турснаряжение |  Тексты |  Отчеты |  Худ. литература |  Марфа Московская |  Марфа - рассказы |  Заброска |  Пойду в поход! |  Карты |  Интерактивная карта |  Погодная карта |  Ссылки |  Поиск |  Реклама |  Белая Сова |  База |