Главная  |  Клуб  |  Лента  |  Блоги  |  Галерея  |  Форум  |  Фото  |  Видео  |  Тексты  |  Снаряга  |  Погода  |  Связь 

КАМЧАТКА, 2003

 

«Гребущие в ольховнике»

 

3 августа 2003 года

«Ну вот, исчезла дрожь в руках, теперь наверх…» – бьются в голове слова песни, их тут же сменяют другие: «…напрягся лайнер, слышен вой турбин…». Третье августа, 21.56. Самолет набирает нужную высоту, впереди девять часов полета через всю нашу необъятную Родину.

Ушли в историю дни предпоходной суеты. Весьма необычной для меня была эта подготовка. Группа впервые собралась вместе только в аэропорту, и виною тому вездесущий прогресс, – все контакты, вся подготовка шли через Интернет. Должен сказать вам, что это была целая эпопея, столько информации было перелопачено в поисках необходимых сведений. Тем, кто пойдет по нашим следам, я думаю, будет интересно посетить гостевую страничку, специально созданную для обмена информацией о Камчатке: http://www.narod.ru/guestbook/index.xhtml?owner=10610684&c=27.

В итоге некоторые члены команды не были даже знакомы, с одним из участников (Димой Трофимовым, Strateg) я и сам был знаком только заочно, а Таня Морозова из Самары вообще ждала нас в Петропавловске. Успокаивало то, что четверо из команды вместе прошли «путоранскую» школу 2002 года, и я был в них уверен. Об остальных участниках впечатление складывалось тоже неплохое, хотя и заочное. Вадим (Mr. Ferst) в процессе подготовки взял на себя львиную долю всех хлопот, за всю мою практику у меня никогда не было такого активного помощника. Ну, а здесь, пожалуй, помогал не он мне, а я ему. Валера (СТРАНА) взял на себя все хлопоты по продподготовке, остальной компании осталось только сухарей насушить. Ну и, конечно, хорошо помогла Таня Морозова (TOSIKA), закупившая часть продуктов уже на месте в Петропавловске. Беспокойство вызывал только мой собственный ребенок – Юля. В свои 16 лет она еще не была в серьезных походах, и я не мог предсказать ее поведение в суровых условиях.

Летим Боингом компании Трансаэро, комфортно, уютно и кормят хорошо, к тому же загрузка самолета не более, чем на 2/3, и есть возможность поспать, раскинувшись на всех трех креслах в средней части салона. Тридцать килограмм груза бесплатно, а остальное – кто как сумеет, мы сумели ;) . Для справки: в компании Сибирь – 20 кг груза, а за остальное плати.

Вадик везет с собой интересную «игрушку», GPS, я еще не имел дело с такой вещичкой, а посему только принимаю информацию, которую Вадик периодически выдает. Приборчик показывает, что под нами Красноярск, не возражаю, поверю. В следующий замер где-то под нами должен быть Байкал, мы с готовностью припадаем к иллюминаторам, но подлая облачность скрывает от нас желаемое зрелище.

 

 

4 августа 2003 года

Девять часов и много, и мало; кажется, что уже целую вечность мы болтаемся между небом и землей, но всему наступает конец. Заходим на посадку и замечаем землю только перед самым касанием шасси посадочной полосы, – все виды утонули в пелене дождя. Снова облом, вспоминаю описания, прочитанные ранее, где все восторгались видом из иллюминатора на Авачинскую бухту и окрестные вулканы.

На выходе из самолета доблестная милиция проверяет паспорта. И вот мы ступаем на землю Камчатки. После душноватого салона самолета легкие заполнил необычайной чистоты воздух. Проходим немного вперед, и за воротами нас встречает Таня Морозова и Юрий Красильников. С Красильниковым мы созвонились еще из Москвы, и он обещал помочь нам с транспортом на заброску (Красильников Юрий Александрович, старший госинспектор Кроноцкого заповедника: тел. дом. в Лазо 8-415-33-26-333, в ППК 8-415-226-40-33). Обещание свое он сдержал и не подвел нас ни по одному пункту, за что огромное спасибо ему и его супруге.

Выходим на привокзальную площадь, где нас ждет микроавтобус, частично загруженный харчами, купленными Татьяной. Недолгая суета с получением багажа, и забитый под самый потолок автобус отправляется в путь. На часах 9.00 утра по Москве, здесь же 18.00. Впереди у нас еще 500 км по транскамчатскому тракту. В ближайшем магазинчике затариваемся пивом. Водитель микроавтобуса Петр Иванович (домашний тел. 2-23-85, живет в Мильково). На него можно рассчитывать в случае необходимости автомобильной заброски.

За окнами замелькали поросшие лесом сопки, вдоль дороги – заросли каменной березы. Первые 110 км дорога асфальтовая, ехать одно удовольствие, но вот промелькнул поворот на Усть-Большерецк, и машину затрясло, закидало на кочках и ухабах. Дальнейший путь проходит по гравийке до самого конца. И остается только удивляться, с какой скоростью местные водилы мотаются по этой дороге на иномарках, отечественный автомобиль да еще и с левым рулем здесь редкость. Пока за окнами машины было светло, пялились на проносившиеся мимо виды. Ближе к вечеру решили перекусить. Километрах в 30–40 от Мильково остановились за мостом одной из многочисленных речушек и дружно вывалили из машины, – чистенькие, еще пахнущие домашними пирожками, оптимистично глядящие в будущее и ничего не подозревающие, с твердым намерением вкусить пищи мирской, и сходу попали в засаду. Камчатские комары, огромные и ненасытные, с диким воем накинулись на маленькую горсточку беззащитных (на тот момент), ничего не подозревающих людишек. Пришлось спешно ретироваться, и еще на протяжении последующих 20 км в салоне раздавались громкие хлопки и ликующие возгласы, – добивали пленных. Ужинали в центре Мыликово в сгущающихся сумерках, сторожко оглядываясь по сторонам, но вокруг было тихо, комаров не было.

 

 

5 августа 2003 года

Долго еще тряслись по камчатским ухабам, временами проваливаясь в короткий беспокойный сон. Дорога поражала своей ненаселенностью. К двум часам ночи добрались до Атласово. Промелькнули немногочисленные строения поселка, и вскоре пыльная дорога вывела нас на берег реки Камчатка. Разгружаемся, прощаемся с Петром Ивановичем с непременным наказом забрать нас отсюда через три недели. Дорога от Елизово (аэропорт) до Атласово обошлась нам в 7000 р.

А дорога действительно пыльная, да и берег, на котором мы оказались, утопал в слое пыли. Предшествующий месяц в этом районе стояла немыслимая жара, что вызвало большое количество пожаров, на следы которых мы постоянно наталкивались, да и сами немножко тушили. Ситуация с пожарами держала нас в постоянном напряжении почти до самого отъезда, все новости с Камчатки и Красильников, с которым мы поддерживали связь, не радовали. Пожары бушевали именно на Щапине, куда нам предстояло попасть. И только перед самым отъездом ситуация изменилась, что и позволило воспользоваться основным вариантом маршрута.

На ощупь поставили палатки, и в половине четвертого утра упали спать. В шесть утра начинал курсировать паром, так что поспать не удалось. Было жарко, и времечко-то в организме еще московское, не выветрилось. В шесть утра с рюкзаками уже стоим в том месте, где причаливает паром, и первой же ходкой переправляемся на другую сторону.

Паром ходит не по расписанию, а по мере накопления желающих переправиться. Движение на переправе довольно напряженное, постоянно подходят машины и тут же грузятся две легковых или одна грузовая. И что самое удивительное, по нашим-то временам, переправа бесплатная.

Выгрузились на противоположном берегу, сразу насели комары и гнус. Разожгли костерок, позавтракали еще домашними харчами. По договору с Красильниковым, нас в 7.00 должна забрать машина и забросить к Асхачинскому увалу – к началу пешки.

В 7.00 машины нет, не подъехала она и в 7.30, начинаем беспокоиться. На попутном транспорте отправляем разведчиков в поселок Лазо, он в 14 километрах от переправы.

Часам к восьми подкатывает УАЗик с фанерной будкой в кузове, грузимся и отбываем в поселок. Заезжаем первым делом домой к Красильникову, где получаем от его жены инструкции по поведению в заповеднике и угощение в виде огурцов.

Ну, раз уж такая пьянка, в магазине затариваемся пивом, благо пока на себе не тащить. Постепенно рассеивается туман, и в разрывах облаков показываются величественные конусы вулканов Ключевской группы. В кузов к нам подсаживаются трое подростков, их путь лежит на Тумрокские горячие источники. Немножко знакомимся и пытаемся выудить необходимую нам информацию. Но в ответ получаем несколько страшилок на медвежью тему.

В Москве полночь, здесь же девять утра. Машина пробежала по поселочку, и вскоре нас закидало, затрясло по пыльным ухабам грунтовки. Салон наполнился едкой пылью, используем подручные средства для респираторов, чтобы хоть как-то дышать. Погода стоит сухая и теплая. Через час езды, вымотанные болтанкой, останавливаемся передохнуть. И здесь нас ждал приятный сюрприз, первые камчатские подарки. Сделав несколько шагов в сторону окружающего нас редколесья, попадаем в ягодное изобилие. Кусты усыпаны сладкой крупной жимолостью, а внизу под ногами – россыпи княженики. Мы не в состоянии оторваться от такой вкуснотищи. Народ разбредается по окрестностям, торопливо набивая рты ягодами.

Но всему наступает конец, и мы снова залезаем в кузов. Снова ухабы, снова тряска. В начале тропы на Тумроки выгружается молодежь, прощаемся и договариваемся встретиться на источниках, еще несколько крутых подъемов и таких же крутых спусков – и мы подкатываем к лесной охотничьей «даче». Деревянный балок на берегу лесного ручья с чистейшей водой у подножья Асхачинского увала, через который нам предстоит перевалить, чтобы попасть на р. Щапина. Вокруг – природа средней полосы России, ничего такого, что бы указывало на то, что мы на другом конце страны, за многие тысячи километров от знакомых нам всем мест, на то, что мы уже на Камчатке. Дорога от Лазо до этого места заняла два часа, а по километрам – что-то в районе 45–50.

Удаляется звук мотора, растворяясь в лесной глуши. Мы в начале маршрута, щемящее чувство в предвкушении новых приключений. Хочется побыстрее закинуть рюкзак на плечи и отправиться в путь. Только вот организм мой в полной растерянности, в Москве третий час ночи, но глаза-то явно не ошибаются – день в разгаре.

Принимаем решение потратить оставшееся время этого дня на акклиматизацию, переупаковку рюкзаков, а кроме того, надо ведь и пиво допить. Погодка по-прежнему прекрасная, светит солнышко, тепло, да и комары сильно не досаждают. Хозяйственно-банно-прачечно-перепаковочно-отсыпательный день с разведкой и фотографированием окрестностей и поиском дальнейшей тропы.

И вот, после всех этих мероприятий, отоспавшись и искупавшись в ручейке с ледяной водой, приступаем к формированию рюкзаков. По расчетам, вес не должен превышать 40 кг на мужика. Удивительным образом оказавшийся, и весьма, кстати, среди снаряжения безмен дает возможность оценить нам весовые характеристики того, что непонятным образом оказалось в наших рюкзаках. Я в панике – вес зашкаливает за полтинник. Откуда??? Ведь по расчетам все было иначе. Делаем легкий экскурс по содержимому наших котомок. Из восьми участников шестеро оказались фотографы, и у каждого полный фарш по комплектации фотооборудования, кроме того, масса неучтенных заначек, в результате мы имеем то, что имеем. Издержки интернетподготовки.

 

 

6 августа 2003 года

 

Прекрасное утро. К девяти часам (здесь и дальше время камчатское) мы готовы выдвигаться. Благодаря тому, что ребята накануне разведали дорогу, выходим и сразу берем нужный курс. Сначала тропа петляет по высокому шеломайнику и вскоре выходит на дорогу в две колеи, круто уходящую вверх к перевалу. Крутизна с каждым шагом возрастает. Тяжеловато. Пятнадцать минут идем, пять отдыхаем. Мой ребенок, за которого я больше всего боялся, весело скачет впереди, напевая песенки и задавая темп остальным. Да-а-а, не знаем мы своих детей, я приятно удивлен. Периодически дорогу преграждают упавшие деревья. Но до самого перевала дорога преодолима для вездеходных автомобилей. Так что, если уговорить водителя, то этот самый трудоемкий участок можно преодолеть на транспорте, по крайней мере забросить вещи.

Под самым перевалом нас накрывает небольшой дождик, пожалуй, он даже в радость – охлаждает наши раскаленные организмы. И вот перевал. Видов никаких не открывается, поскольку мы еще в лесу. Дорога на перевале закончилась, дальше тропа, круто уходящая вниз. Спускаемся. На середине склона лес расступается, открывая прекрасные виды.

К часу дня, спустившись с перевала, выходим к ручью – притоку Чмеклока. Делаем большой привал, готовим обед. Рядом мостик, сколоченный из двух бревен и нескольких досок. После обеда переходим мостик и через 700 метров выходим на берег Чмеклока, в этом месте это небольшая речушка шириной 3–4 метра с быстрым течением и ледяной водой. Здесь тропа обрывается. Расходимся в разные стороны в поисках ее продолжения. Безуспешно, никакого намека на тропу. Впечатление, что мы в лабиринте. Этот же берег вытоптан на всем протяжении и изобилует медвежьими пирамидками. На всякий случай перекладываю фальшфейер в ближний карман. Делать нечего, вброд преодолеваем речушку и продолжаем двигаться в нужном нам направлении. На одном из привалов к пяти часам разведка обнаруживает тропу.

Тропа в этом месте – глубоко вытоптанная канавка, и где мы зевнули ее ответвление – ума не приложу. Должен заметить, что на карте (имеется ввиду атлас Камчатки, двухкилометровка) тропа указана не совсем так, как она идет на самом деле. Постепенно тропа снова втягивается в лес, долго петляет по высоченному шеломайнику и вскоре выходит на берег Чмеклока. Снова мостик, делаем длительный привал. Первый ходовой день дает о себе знать, первые ушибы, первые метры пластыря. По планам, сегодня должны выйти на озера в истоке Чмеклока. Взваливаем потяжелевшие из-за усталости рюкзаки, переходим ручей… и упираемся в тупик.

Люди, не верьте камчатским мостикам, они никуда не ведут!!!

Возвращаемся назад и снова находим тропу на том же берегу, где она и шла. Крутой склон, одна нога шагает ниже, другая выше сантиметров на двадцать.

Вечереет, места совсем не уютные, туман сгущается. Начинаю понимать, что к озерам сегодня нам не выйти. Тропа резко соскальзывает к ручью и упирается в ложбинку с крутыми, сочащимися родниками бортами. Под ногами чавкает болотина. «Вот те, пожалуйста, приехали». Падаем на четыре кости, по 60-градусному склону вскарабкиваемся наверх и снова находим потерянную тропу. Дальше идти нет смысла, скоро стемнеет, и не известно, что впереди.

На тропе находим несколько углублений, в которые и ставим палатки, к этому времени начинается дождь. Благо тент под рукой, палатки уже стоят, и дежурные суетятся у газовой горелки. Быстро темнеет. Игорь, как главный КИРКОМ, достает заготовленную заначку, «по пятьдесят … по пятьдесят», и вот уже полный порядок, жизнь налаживается, все люди – братья.

А все-таки мы молодцы.

 

 

7 августа 2003 года

 

Хмурое, в смысле погоды, утро. Все утонуло в тумане. Завтракаем, сворачиваем лагерь и уходим по тропе, тут же ныряющей в высоченный шеломайник. Несколько метров по этим лопухам, и я с ног до головы мокрый, да-а-а… «первым – лучшие куски».

Через несколько сот метров переходим по камням ручей и по крутому склону поднимаемся на очередной перевальчик. И снова пятнадцать плюс пять, снова шеломайник и снова крутые склоны. И вот оно, долгожданное озеро, выходим на берег к двум часам дня.

С большим желанием отобедать пытаемся разжечь костер. Странное явление, но сухие дрова не горят. Обедаем и отправляем в разведку на дальнейшие поиски тропы Вадика, Татьяну и Диму. Озеро красивое, с относительно теплой водой и ручной рыбой, которая так и норовит нырнуть в котелок. Всеобщее купание, стирание и загорание. Разведчиков все нет. Мы уже волнуемся, периодически оглашаем окрестности истошными воплями в надежде услышать их отзыв. По прошествии двух с лишним часов они возвращаются с радостной вестью, что уже были на Щапине. Снова в путь. Через последний перевал идет великолепная тропа, круто спускающаяся к реке. Часа полтора ходу, и мы на берегу вожделенной реки.

Далее следует немая сцена, вызванная тем, что мы увидели. Река представляла собой мелкий ручей метров пять ширины с глухими завалами через каждые 10–30 метров и сплошными зарослями ольховника по берегам. О сплаве не могло быть и речи. Переправляемся на противоположный берег и разбиваем лагерь на первой же удобной площадке. Таня и Дима уходят на разведку в надежде найти основное русло.

Потрескивает костер, унося искры в небесную высь, поставлен лагерь, на ноги и плечи наваливается усталость, накопленная за дневной переход. В сгущающихся сумерках возвращаются разведчики, найдено второе русло, более полноводное и, судя по их рассказам, более проходимое, чем то, на котором мы стоим. Традиционное «по пятьдесят», вскоре по организму разлилась приятная теплота, жизнь наладилась. Небо чистое, высыпали звезды, медленно выплыл месяц, настраивая мысли и разговоры на романтический лад. Ближе к ночи похолодало, а к утру и вовсе подморозило.

 

 

8 августа 2003 года

 

Утро было холодным и туманным. Обувь и одежда, изрядно увлажненные вчерашними бродами и переходами, не высохли и доставили массу «удовольствий» при надевании. Народ неохотно выползал из палаток в промозглую утреннюю сырость. Но тепло костра и сытный завтрак сделали свое дело. Все зашевелились и заторопились сворачивать лагерь, ведь сегодня мы должны быть на воде, и это подбадривало и придавало сил. Какой-то километр продирания через ольховник, переправа через мелкие протоки и сырые болотистые низинки, и вот мы на берегу реки. Но буйное радостное ликование не состоялось. Река в этом месте – бурный, несущийся сквозь кустарник поток с частыми навалами под наклонившиеся деревья. Уходим с Игорем на разведку. Вдоль реки идет медвежья тропа, и все наши передвижения сопровождаются песнями (с нашим-то музыкальным слухом), криками и свистом. Естественно никакое живое существо не выдержало бы нашего пения, а уж тем более медведь. Но постоянно присутствует чувство, что за тобой кто-то наблюдает. И вот, под мелодию песенки «на речке, на речке, на том бережочке… ы… ы… ы… ы...», находим на берегу в зарослях ольховника крутую излучину с галечной косой размером 3х3 метра, пригодную для стапеля, куда и приводим всю группу.

Пока мы с Игорем собираем своего Тритончика, Вадик с Валерой рубят каркас для своей двоечки. Четверку решили пока не собирать, потому как на этих виражах с нею никак не пропихнуться. Остальные готовят обед – витаминный суп из крапивы. Коля перебирается вброд на другой берег и начинает заниматься рыбалкой. И вскоре берег оглашается радостным воплем, есть первая рыбина!!! Коля радостно приподнимает руки, в которых бьется нерка в своем ярко-красном брачном наряде. В лагере оживление и масса планов по поводу вкусностей, которые нам предстоит приготовить из улова.

Моя рыбацкая сущность взыграла: там ловят рыбу, а я, а мне, а я тоже хочу. Но чувство долга заставляет закончить сборку своей посудины. И поскольку на вязку второго ката понадобится еще не один час, со спокойной совестью хватаю спиннинг и, преодолев вброд речушку с довольно-таки мощным потоком, так и норовящим свалить меня с ног, перебираюсь на другой берег. Вот оно, началось!!! То, о чем так долго мечтал и ждал с нетерпением. В чистой прозрачной воде мечутся ало-красные тени. Несколько забросов, и вот он, долгожданный трофей. Самочка. Торопливо хватаю ее руками, от моей хватки из рыбины вырывается струя красновато-прозрачной икры. Есть, с почином себя!!!

В месте нашей ловли впадают два маленьких ручейка, образуя при впадении тихие заводи, в которые периодически заходит стая рыб. Вот в этой-то заводи и развернулась дальнейшая охота. Еще одну рыбину Коля приговорил веслом. На этом напуганная нашим шумным поведением рыба уходит к противоположному берегу и становится недоступной для весла и металлического крюка, используемого нами, а на блесну она категорически не идет. Образовавшаяся пауза превращается в фотосессию для Николая, а для меня – в пару десятков минут мучительного позирования с рыбой.

Переправляем рыбу на разделку, а я, вооружившись стальным крюком, ухожу ниже по течению. А вверх по течению все идут и идут алые красавцы, спрятавшись за прибрежные кусты. Продолжаю охоту. На противоположном берегу кто-то ломится по кустам с громким сопением. Не дожидаясь, пока мишка выйдет на меня, начинаю свистеть и выкрикивать всякие разные слова, по моему мнению, страшные для медведя. Сопение на мгновение прекращается, и мишка быстро удаляется, подминая кусты.

Зацепляю еще одного самца и ухожу в лагерь. Нам этого достаточно, чтобы устроить сытный пир. Из икры тут же замутили «пятиминутку», и через десяток минут с огромным удовольствием потребили. Стапель завершен, основную массу вещей загружаем на две двоечки, остальные вещи в рюкзачках безлошадные понесут вдоль реки до слияния рукавов. В 17.00 отваливаем. С первых же метров движение по реке превращается в жесткий слалом с постоянным выпрыгиванием в воду, проводкой, протаскиванием и перетаскиванием. Расчески, завалы, прижимы, ни минутки покоя. И вот через 3–4 км напряженной работы мы, как пробка из бутылки, вылетаем на стрелку, где сливаются рукава реки. Здесь прекрасное место для окончательного стапеля. Песчано-галечная коса располагает к тому, чтобы на ней остановиться и затабориться.

Немного же мы прошли, но благо, что мы уже на воде. Закрутилась, завертелась бивачная жизнь. Дружно наваливаемся на постройку четверки. Материал для каркаса неважный, ольха, но зато ровный и много. Усталость дает о себе знать, так и тянет прилечь на коврик и подремать. Спасибо ребятам, уважили «старость», не упрекнули в получасовой слабости.

В дальнем углу косы жарится-варится шикарный ужин, девушки со знанием дела суетятся вокруг костра. Коля снова вооружается длинной палкой с крючком и пытается пополнить наши рыбные запасы, но пока безуспешно. И вот он, долгожданный клич: «Миски на базу!». К этой команде мы всегда готовы. Уха, жаренная красная рыба, по пятьдесят… лепота!!!

К вечеру все вещи и палатки в лагере покрылись слоем каких-то невиданных насекомых белого цвета. Эта гадость была везде, и даже в палатке их было немало, они просто внаглую заезжали внутрь палатки на нашей одежде. Закончился долгий суетливый день, завтра вода по-настоящему.

 

 

9 августа 2003 года

 

Теплое, по-настоящему летнее утро, море света. День начинается с хорошим настроением. Заканчиваем постройку катамарана, начинаем погрузку. С огромным сожалением посматриваю на нашу с Игорем тритоновскую двоечку. В этот раз не судьба на ней походить. Распределяю себя на четверку. Валера тоже не без сожаления посматривает на свою двоечку, он тоже добровольцем идет на четверку. В экипаже у нас еще Юля и Коля, ну что же, будем учить на ходу, опыта у них никакого. Игорю подсаживаю Татьяну, а Вадик кооперируется с Димой, тоже не имеющим катамаранного опыта, он байдарочник. К трем часам дня таки выбираемся на воду, впереди две сотни километров по неизвестной нам реке, что-то она преподнесет? Несколько поворотов вправо, несколько прижимов влево, река несет весело и не дает расслабляться. Местами низкие ветки-расчески, довольно частая проводка по мелким протокам, кое-где берем в руки пилу, чтобы расчистить проход. Но вот река выполаживается, русло немного выпрямляется, течение становится слабее. Гребем отдыхаючи. Небо нахмурилось, вокруг нас гуляет гроза, и там, откуда мы еще совсем недавно ушли, идет дождь. К вечеру похолодало, останавливаемся на косе размяться и утеплиться. Берега нудные, кустарник, мест, пригодных для стоянки, просто нет. По планам сегодня должны дойти до притока Бол. Иульт. Справа, то приближаясь, то удаляясь к реке, тянется Асхачинский увал. Чтобы как-то сориентироваться на местности, пытаемся привязаться к характерным вершинам увала. Солнце уже спряталось за гору, а мы все гребем и гребем, долгожданный приток все не появляется. Но вот за очередным поворотом показывается подвесной мостик. Это тропа на Тумроки пересекает реку. По этой тропе на лошадях водят детские группы. Все, есть жесткая привязка! Долгожданный приток рядом. В сгущающихся сумерках подходим к устью притока. В этом месте есть небольшая коса. Сыро, в углублениях стоит вода и вьются мириады мошек, которые тут же с готовностью нас облепляют. Выбирать не приходится, уже почти стемнело, а впереди за поворотом что-то грозно шумит и явно требует дневного света для прохождения. Быстро ставим лагерь. Да, ко всем прелестям сегодня мы с Игорем дежурим. В полной темноте готовим ужин. В лучах фонариков вьются тучи неугомонной мошки, уж лучше темно – ее хоть не видно. Традиционные «пятьдесят» меняют расклад, и гнус с сыростью уже нипочем.

 

 

10 августа 2003 года

 

Холодное, мерзкое, сырое утро. Река поднялась сантиметров на 15–20, вода стала мутной и грязной, по реке понесло мусор. Вчерашний ливень в верховьях дал о себе знать. Не спеша, собираем вещи, сегодня переход небольшой, надо всего лишь дойти до реки Белой. Дальше по плану пешка. В одиннадцать отчаливаем, впереди, по описанию, Асхачинская труба. Что она собой представляет, нам неведомо или почти неведомо. Единственный источник информации – отчет челябинцев, но детализацией он не отличается да и не всегда соответствует ситуации, с которой мы сталкиваемся.

Медленно втягиваемся в ближайшую шиверу. Наша четверка впереди. За предыдущий день мы маленько сработались, и это позволило нам справиться в последующей ситуации с нашей посудиной. Шиверка не сложная, но это было только начало. Скорость течения выросла раза в два-три, река закрутилась, заметалась от берега к берегу, часто перегороженная упавшими деревьями-расческами, с бесконечными навалами и разворотами на 180 градусов. Довольно-таки жесткий слалом для нашей четверки с не самым сильным экипажем. Хотя хочу сразу заметить, этот экипаж на всем маршруте не оказался ни разу в нештатной ситуации, с честью преодолев все сюрпризы этой норовистой, подленькой, непредсказуемой реки.

Пожалуй, при сплаве на двоечке это выглядит совсем по-другому, ее маневренность позволяет получить удовольствие от этих виражей. Но даже эти качества не повод расслабляться. На одном из прижимов Тритончика припечатало к торчащему бревну, один из баллонов начал уже уходить под воду, задавленный мощной струей, и быть бы ребятам в воде, если бы бревно не оказалось гниловатым, – Игорю удалось его сломать.

Весь участок промелькнул и отложился в памяти как одно мгновение, а на самом деле прошло больше часа. И вот, вылетая на скорости из очередного прижима, замечаем слева впадающую речку с белесой водой. Чалимся в устье речушки, ее ширина 2–3 метра. Соорудили перекус. Провели суда на 50 метров ниже по реке к тому месту, где деревья повыше. Наслушавшись рассказов о том, что закладку надо поднимать повыше на деревья, решили не рисковать и выполнить необходимое условие. Катамараны не разбирали, только стравили воздух, подвесили на высоте, недоступной, по нашему мнению, для животных. Это заняло около двух часов. Валера снова распределяет продукты, после чего выходим в направлении Тумроков. На всем протяжении довольно хорошая натоптанная тропа, за редким исключением перемежающаяся болотинами в местах пересечения ручейков. Вокруг красивейшие виды, но окружающие нас вулканы видны плохо сквозь накрывшую их туманную дымку. На подходах к Тумрокам натыкаемся на обширную поляну, усеянную кустиками голубики. Все выходят на плантации с твердым намерением набрать ягод на компот и, скажу вам честно, очень даже не зря.

Но пора продолжить путь, дело к вечеру. Еще одна ложбинка, и на выходе из лесочка перед нами открывается затерянная в горах и лесах человеческая обитель.

Тумрокская база отдыха – это несколько деревянных домиков, привязанных к горячим бассейнам, своя дизель-генераторная, деревянные тротуары и новая строящаяся гостиница VIP-класса, в которой горячая вода будет подаваться непосредственно в номера. База имеет радиосвязь с другими кордонами заповедника. На момент нашего прибытия на базе жила бригада строителей из Харькова, строящая гостиницу. Пару раз за три дня прилетал вертолет.

У первых домиков базы нас радостно встречают знакомые нам подростки из Лазо и группа местных четвероногих жителей. Узнав, где искать сторожа базы, выдвигаюсь на переговоры. Получив высшее соизволение, разбиваем лагерь на окраине базы рядом с группой петрозаводцев. Сторож базы сообщает нам о штормовом предупреждении, со стороны Японии идет циклон. Впервые за весь поход ставим палатки на все растяжки и тщательно убираем все вещи. После ужина отправляемся принимать ванны по деревянным тротуарам с вечерним освещением. Ванный комплекс горячих источников состоит из четырех бассейнов разной температуры; в самом дальнем углу у источника с нарзаном стоит беседка. Горячий нарзан кисловато-солоноватого вкуса хорошо утоляет жажду. Зачерпывая из бурлящего источника нарзан, мы наслаждаемся приятным напитком, после чего переходим к водным процедурам. Первый бассейн – деревянный сруб 2х2 метра и глубиной 40–45 см, температура воды градусов 35, со дна постоянно поднимаются пузырьки газа, приятно массируя кожу. Быстро разоблачаемся и погружаемся в природное «джакузи». По телу распространяется приятная слабость… лепота-а-а… Следующий бассейн с очень горячей водой, в которой я решился попарить только свои пятки. Перебираюсь к третьему бассейну, в нем вода немного за 40, горячевато, но тело привыкает, и ты снова начинаешь получать удовольствие. Стены и дно срубов покрыты термофильными водорослями. Вода постоянно обновляется, так как бассейны проточные. В завершение водных процедур переходим к четвертому бассейну, здесь из трубы, уходящей внутрь горы, тугой струей падает водяной поток той же температуры, что и в третьем бассейне. Этот бассейн для любителей гидромассажа и желающих побаловать свой застарелый остеохандроз. Распаренные и разомлевшие возвращаемся в лагерь, нас сменяют еще не познавшие этого удовольствия наши сотоварищи. Ради этого стоило лететь через всю страну, тащить полусотенный рюкзак и выгребать на диких виражах.

 

 

11 августа 2003 года

 

Просыпаюсь в половине четвертого утра, за стенами нашего тоненького дома бушует ветер. Пришел циклон. Под завывание ветра снова засыпаю, уверенный в прочности конструкции.

Утро хмурое и мокрое. Погода окончательно испортилась. Это ломает наши планы на посещение вул. Кизимен, радиальный выход на вул. Комарова и Сторожевские источники. Решаем переждать непогоду, не известно, чего можно ожидать от этого циклона. Горы и вул. Кизимен закрыты плотной пеленой тумана. С восхождения на Кизимен вернулись петрозаводцы – Валера с командой сотоварищей, женщины оставались в лагере. Ночевали на вулкане, но из-за непогоды увидеть многое не удалось. Это еще раз убеждает нас в правоте принятого решения.

Коротаем время за периодическим принятием ванн. Дима с Таней ушли на Щапину в надежде порыбачить и проверить состояние подвешенных катамаранов после ночного урагана. И должен заметить, кстати, ураганным ветром сорвало Тритон, и ребятам пришлось приложить немало героических усилий, чтобы снова водрузить его на дерево. Приготовленный обед не оставил заметного следа в желудке. Игорь вызывается наладить отношения с местными жителями. Возвращается через некоторое время довольный и пригруженный внушительным сухпайком. Довольны и мы. Начинаем готовить второй усиленный обед. Праздник желудка!

После обеда от сторожа базы получаем предложение занять один из домиков. Нас уговаривать не пришлось. Быстро снимаем лагерь и перебазируемся в один из пустующих двухэтажных коттеджей. Раскочегарили печку, развесили для просушки вещи.

Поспали, поели, приняли ванны. Но такая жизнь быстро приедается, и на завтра решаем в любую погоду идти на Кизимен.

 

 

12 августа 2003 года

 

Утро не принесло изменений в погоде – циклон по-прежнему висит над Камчаткой. Группа разделилась по интересам. Ребята планируют максимальный подъем на вулкан с ночевкой. Мы же втроем – Игорь, Юля и я – только подъем на Кизимен до облаков, и снова в лагерь. Часам к десяти мы готовы выступать. Идем налегке с перекусом и теплой одеждой в рюкзаке. Наши ребята экипировались получше, одна палатка на пятерых, спальники и продукты на сутки. Через час ходу по хорошей тропе нас догнали петрозаводцы, – они уже уходят на реку. За переправой по бревну через реку Поперечную расстаемся, нам в разные стороны. Начинается дождь. Тропа петляет в лесу по краю обрыва над рекой. Далеко внизу бурлит, шумит, подпрыгивая на камнях, чистый поток. Тропа уходит вправо, петляет по кустам кедрового стланика, переползает через поваленные деревья. Вскоре тропа становится хуже. Начинается крутой подъем, здесь уже приземляемся еще на две точки, помогаем себе руками. Выходим на площадку, с которой открывается прекрасный вид, фотографируемся и продолжаем подъем. Лес становится все ниже и ниже, постепенно переходя в кустарник, тропа уходит в крутой овраг и дальше идет по его дну почти до самой границы кустарника. К трем часам дня выходим на очередную площадку. Виды, открывающиеся с этой высоты, завораживают, хочется остановиться и смотреть, смотреть, смотреть. Легкий перекус, удачные кадры, и снова вверх. Вершина зовет! Через полчаса выходим на границу леса, кусты резко обрываются, и мы оказываемся на склоне вулкана, усеянного вулканическими бомбами. Громадные глыбы размером с небольшой дом разбросаны по всему склону. Суровый и одновременно завораживающий вид. В одной из расщелин находим источник. Здесь есть вода, ледник тает и дает живительную влагу, которой можно насладиться после долгого подъема.

Мы на высоте 1200 м, это всего лишь половина высоты вулкана. Общая высота 2375 м. Отсюда открываются потрясающие виды на долину р. Щапина, Асхаченский увал, утопающий в дымке, и на череду вулканических вершин хребта Тумрок, уходящую от нас вправо. И где-то вдали маленькой точкой виднеется Тумрокская база – пристанище человека, затерянное в глухом уголке камчатской тайги. Расчехлены фотоаппараты, мы торопимся запечатлеть окружающую нас красоту. Не успели снять несколько кадров, как оказались в облаке плотного тумана, закрывшего прелестные виды. В памяти всплыл детский мультик про ежика, оказавшегося в такой же ситуации. Время в ожидании ухода облака используем, чтобы приготовить чай. Вскоре в плотной пелене тумана появились разрывы, – как будто приоткрылся занавес в театре, – по очереди показываются виды, один лучше другого. Заснято все, что поражало своей необычностью. В душе зашевелился червячок сожаления о том, что надо уходить. Пожалуй, я бы с огромным удовольствием остался с ребятами, но отыгрывать поздно, наш путь лежит в долину. Впереди 15 км пути, и нам надо успеть засветло попасть на базу. Прощаемся с ребятами и начинаем спуск. У границы леса нас ждет дождь, такое ощущение, что он и не сдвигался с места. Обратная дорога заняла в два раза меньше времени. В лагерь мы вернулись ближе к вечеру, промокшие до последней нитки, голодные и усталые. Но одна мысль тешила и согревала душу, что я сейчас погружу свое уставшее тело в кипящую ванну, а потом надену сухую одежду.

 

 

13 августа 2003 года

 

Новое утро выдалось мокрым и мерзким. Вызывала беспокойство мысль, как там наши ребята на вулкане. В условленное время – 10 утра – они не пришли. Не было их в 11, 12, 15, и лишь ближе к вечеру в пелене дождя показался первый из них – Дима, в течение получаса подтянулись и остальные. Такие же мокрые и усталые, как и мы накануне, но переполненные массой впечатлений. Домик наполнился шумом, суетой и массой мокрой одежды. Запланированный на сегодня выход на реку откладывался. Остаток вечера ушел на прощальные ванны. Коля готовился к выходу на реку, а соответственно – на рыбалку, и, как заправский кузнец, превращал огромный ржавый гвоздь в гарпун. Завтра уходим.

 

 

14 августа 2003 года

 

Только забрезжил рассвет, мы уже были на ногах. Быстрый завтрак. Тепло прощаемся с Валерой – сторожем базы, взваливаем на плечи рюкзаки и в 8 часов утра выходим на тропу. Мы явно загостились на базе, пребывание в комфортных условиях в середине похода пошло не на пользу, расслабуха точит наши организмы.

Идется легко, прохладный воздух, настоянный на травах, наполняет грудь. Окрестные горы покрыты клочьями рваного тумана. Идиллия.

А впереди нас ждет река, что-то она нам преподнесет? К девяти утра мы уже на берегу. Снятие катов с деревьев не заняло много времени. Раскладываем нашу флотилию и под моросящим дождем начинаем усиленно тренировать наши легкие. Дождь все усиливается, что не мешает полчищам гнуса пожирать нас. Загидриваемся, экипируемся в спасы и каски, и вот мы снова на воде. На первых же метрах – проводка вдоль берега, посередине реки огромная коряга. Вода высокая, сильное течение подхватывает катамараны и уносит вперед к завершающему участку маршрута.

Несемся со скоростью курьерского поезда. Берега реки выровнялись, лес отступил в стороны, на крутые берега. Пронеслось устье горячего ручья, вытекающего из Тумроков, незаметно впала речушка Поперечная. По описанию челябинцев, где-то недалеко порог «Амбон», 5 к.с. И сразу за ним «Двухкаскадный», 4 к.с. Следует заметить, что все препятствия в этом описании по нашей воде не представляли никакой сложности и проходились сходу без разведки. А посему один их порогов с сухой лиственницей был принят нами именно за «Амбон». Останавливаемся на перекус, все изрядно промокли и замерзли. После короткой разминки седлаем своих коней и снова выходим на стремнину. Порядок продвижения прежний, впереди на зеленом коне Вадик с Димой, за ними на Тритончике Игорь с Татьяной, ну а мы на огромном «дерижбабле»-четверке замыкаем колонну. Расчет простой – передние разведчики замечают препятствие и подают сигнал остальным, а поскольку это двоечка, то проблемы вовремя среагировать у них не должно возникнуть, да и опыта для этого у ребят достаточно. Тем не менее стараемся двигаться осторожно, поскольку полной уверенности, что «Амбон» мы прошли, нет. С таким расчетом и продолжаем движение.

Метров через сто вдруг замечаю, что передняя двоечка уж больно резво заплясала на валах и скрылась за левым поворотом, вторая двоечка, не подавая никаких знаков, уходит за ними. Где-то в голове мелькнула мысль, что это не простые валы, и не все здесь так просто. Настораживаю весь экипаж, вижу – Валера тоже понял, что ситуация усложняется. Мощный поток втягивает нас в валы высотой до 1,5 м. Выходим за поворот, впереди беснуется и пенится среди огромных глыб зажатая берегами река. Маленькими поплавками пляшут впереди две двоечки, у них все нормально. Пора и нам крепче уцепиться за весла. Мощная струя мечется от одной глыбы к другой, периодически сваливаясь в очередной слив. Если цепко держаться за эту струю, то никакого криминала здесь нет. Все время прохождения сжимается в одно мгновение, все номера работают четко и слаженно, молодцы! Сразу за порогом чалимся. На Тритоне не все ладно, уже на выходе на одном из зацепов у Игоря вырывает упор, один из недостатков конструкции – металл в точке крепления просто разорвало. Связку этих двух порогов мы оценили в хорошую четверку.

Дальше река снова разбивается на протоки, снова навалы под нависающие деревья, расчески и, конечно же, не обошлось без завала. Завал пришлось обнести, поскольку прохождение было невозможным. По берегу – масса медвежьих следов и тухлой рыбы, нас учили держаться подальше от таких мест.

Ближе к вечеру на левом берегу замечаем катамаран и стоящие поодаль избу с беседкой, – это была наша сегодняшняя цель. Горячие нарзановые источники, у самой избушки – большой грифон, вода 40 градусов мутновато-белого цвета. Чуть в стороне – холодный нарзановый источник.

Избушка уже занята группой из Петрозаводска, нам достается беседка и чердак избы с продранной крышей. Дыра в крыше – след посещения кордона мишкой по весне, а еще мишук поработал с электрикой – ободрал всю проводку. После разгрузки, мокрые и продрогшие, не раздеваясь, окунаемся в кипящую ванну. Большего блаженства, казалось, и придумать невозможно. А уж о том, какое удовольствие разгидриваться в горячей воде, можно отдельную книгу написать. Сидим в воде, вокруг поднимаются пузырьки газа, сверху моросит дождь, желания вылезать и что-либо делать нет никакого. Но жизнь продолжается, и есть необходимость заниматься лагерем и кухней.

Обещанные красоты, которые якобы окружают нас со всех сторон, недоступны из-за плотной пелены моросящего дождя. Оставшееся время дня утонуло в бытовых заботах.

 

 

15 августа 2003 года

 

Утро не принесло послаблений в погоде, все та же морось, промозглая сырость. После завтрака уходят петрозаводцы. Мы оккупируем избушку с твердым намерением задневать в эту мерзкую погоду в комфортных условиях. День был убит на сон, купание в источнике и простое безделье.

К вечеру, во время приготовления ужина, в густой пелене дождя послышался грохот двигателей вертолета, из-за ближайших деревьев вынырнула тушка МИ-8 и плюхнулась на поляну за бассейном. Не выключая двигателей, началась разгрузка, из чрева грохочущей машины посыпались тюки, рюкзаки, коробки и люди. Вертушка взмыла в небо и снова скрылась в пелене дождя. Прибывшая команда из 20 человек оказалась пожарниками из Благовещенска, брошенными на тушение пожаров в бассейне р. Щапина. Дабы мы сильно не волновались, ребята успокоили нас тем, что пообещали прибытия еще 15 пожарников на эту же поляну. Что собственно и произошло в течение ближайшего получаса. Во что в один момент превратилась наша тихая поляна, трудно описать. Все вокруг кричало, материлось, плескалось в бассейне и ставило палатки. Ну, а поскольку в это шумное веселье мы как бы не вписывались – народ как бы на работе, а мы – просто так, то пришлось сдать ряд позиций и снова перебазироваться на чердак.

Под шум и веселье народных гуляний засыпаем на облюбованном чердачке, завтра снова в путь.

 

 

16 августа 2003 года

 

Казалось, что наступившее утро не принесло никаких перемен в погоде. Но вскоре занавес тумана раздвинулся, и в образовавшуюся брешь пробился первый робкий солнечный лучик. И вот уже вся поляна засветилась, засияла переливами миллионов жемчужных капелек росы на траве, неудержимый поток солнечного света хлынул на поляну, на реку, на окружающие нас горы, подминая под себя рваные остатки тумана, вселяя в нас хорошее настроение и надежду на лучшее.

Несмотря на ранний подъем, на воду стали только к одиннадцати часам. Водный поток уменьшился, но не стал слабее, все также мощная струя несется мимо нас. Провожать нас высыпала вся пожарная братия. Уходим первыми и, к нашему стыду, с развороту садимся на корягу посреди потока, вот она – расслабуха очередной и явно лишней дневки. Попетляв среди прижимов, завалов и навалов, река постепенно расширяется и выравнивается. При хорошем течении через пару часов подходим к навесной неработающей переправе в устье р. Ипуин. На берегу нас поджидает егерь кордона Женя. Кордон на Ипуинепоследний оплот Кроноцкого заповедника. Отказаться от любезного приглашения погостить на кордоне мы просто не в силах. Разгружаемся и, взвалив на плечи рюкзачки, уходим на кордон, расположенный в стороне от реки метрах в пятистах. Должен заметить, что кордон произвел на меня неизгладимое впечатление. На многих кордонах и в лесных избушках мне приходилось бывать, но такой чистоты, порядка и благоустроенности я не видел нигде. В этом, конечно, большая заслуга хозяина этого затерянного в тайге человеческого жилища. Да и сам он человек интересный, есть чему у него поучиться.

Народ обустраивается, а мы с Татьяной и Николаем уходим на рыбалку. Безуспешно покидав блесну в мутноватые воды Щапины, переправляемся на другой берег и уходим вверх по Ипуину. И не напрасно. Пройдя метров 200 по берегу, выходим на берег речушки шириной 3–4 метра. В прозрачной воде мечутся огромные пятнистые рыбины. Это кета!!! Рыбалка, конечно, состоялась, и через полтора-два часа, изрядно пригруженные, с большим трудом отрываемся от столь азартного занятия и возвращаемся в лагерь. Наше возвращение сопровождается всенародным ликованием. И закипела работа, часть рыбы пустили на котлеты, часть – на жареху, а оставшуюся рыбу замариновали. Ну и, конечно, замутили «пятиминутку» из красной икры. К этому времени созрела банька, а банька, скажу я вам, была шикарная. И все с огромным удовольствием попарились.

Уже в наступающих сумерках накрываем шикарный стол. И еще долго шумело застолье, тосты перемежались многочисленными воспоминаниями и рассказами бывалых, а воспоминания и рассказы – тостами в честь гостеприимного хозяина. Ночевали на втором этаже избушки, выстланном коврами. Вот такие вот «извращения».

 

 

17 августа 2003 года

 

Ночь была холодная, с заморозком, но утро утонуло в море света и солнца. Первая половина дня прошла в суете и хлопотах. Дожаривали рыбу, упаковывали вещи, фотографировали. Стали на воду к часу дня, тепло попрощались с Женей, и в путь. Программа похода в основном была исчерпана, и главная задача была вовремя и без проблем выйти в конечную точку. А основным препятствием к этой цели была Щапинская труба.

Река по-прежнему несется быстро, и особых препятствий до самой Щапинской трубы нет. К четырем часам пополудни вплотную приближаемся к высоким холмам, обрамляющим вход в трубу. Осторожно выглядываем за каждый поворот, иногда даже останавливаемся, чтобы сбегать на разведку. И вот наконец-то подходим к самому входу в порог «Обнос». Чалим катамараны к правому берегу и уходим на разведку. Весь правый берег в следах недавнего пожара, карабкаемся по крутым склонам через обгорелые стволы деревьев, ноги по щиколотку утопают в золе. Внизу, зажатая крутыми скальными берегами, бушует река, собравшая всю свою мощь в узкий бурный поток. Высокие валы, крутые бочки и навалы на огромные валуны – вот основной перечень препятствий этого самого сложного в техническом отношении участка. Несомненно, порог идется, делаем полный просмотр, расставляем страховку и фотографов. Первой пойдет четверка, заменяю Юлю на Диму.

Выводим кат на струю, конечно с воды река выглядит совсем по-другому, и несется быстрее, и валы покруче. Ну, с Богом! С этого момента все ненужное отключено от сознания, взгляд цепляется за намеченные ориентиры, все силы на то, чтобы удержать кат и не отдать на волю дикой воды. Кат швыряет как щепку с одного вала на другой, крутой слив, простреливаем бочку, передних накрывает валом. В несмолкающем грохоте воды пробивается голос Валеры: «...камень слева…», подтяжка, зацеп, и кат проваливается в следующую яму, полностью уходя в нее всеми габаритами. Вылетаем на гребень волны, оглядываемся и снова проваливаемся в очередную яму. Струя швыряет кат к другому берегу, еще бочка, вал прокатывается через кат и выплевывает нас на стремнину, круто падающую в улово сразу за порогом. Чалимся. Кажется, прошло всего-то несколько секунд с того момента, как мы вывели нашу посудину на струю в начале порога, а вот мы уже здесь.

Следующими идут Вадик с Димой. Снова всем по местам стоять. Я с камерой делаю засаду в середине порога. Зеленый кат появляется из-за поворота, лихо обходя валы и бочки, в считанные секунды проносится мимо меня. Бегу в конечную точку, в улово. На берегу довольные ребята делятся впечатлениями. Ну что, очередь Тритончика. Снова разбегаемся по своим точкам. На душе неспокойно, уж больно разные физические данные у гребцов, как-то у них получится? Полчаса времени на все приготовления, и вот, наконец, из-за поворота показывается последний кат. Как утенок подпрыгивая на валах, так же быстро проносится мимо меня. Снова бегу в конечную точку, ребята уже на берегу, все отлично. С успешным прохождением нас всех!!! На часах 19.00, пора становиться лагерем. Благо в средней части нижнего порога прекрасное место для стоянки. Чем мы и не преминули воспользоваться.

 

 

18 августа 2003 года

 

Снова холодная ночь, хотя в спальнике это не было особо заметно. Вышли, как говорится, раненько – к двенадцати дня. Первый же поворот, и порог с крутым сливом и косым пульсирующим валом высотой больше метра. Порог шли сходу, слив чистый, идется без проблем. Дальше шли без разведки, довольно простые шиверы и сливы. По крутым скалистым берегам проплешины горелого леса. Щапинская труба 15 км, но от порога до выхода из нее мы потратили всего полчаса. Я подозреваю, что длина ее как минимум на 5 км меньше. На выходе из трубы на правом берегу замечаем дым. Чалимся и в горелом лесу обнаруживаем тлеющий мох на участке в 10 квадратных метров. Решаем задержаться, чтобы потушить пожар.

Течение постепенно замедляется, ширина реки увеличивается до 40–50 метров. Вверх по реке идут и идут красные тени огромных рыбин. Какое-то время наслаждаемся чистотой русла. Но недолго, вскоре берега понизились, покрылись зарослями ольховника. А река снова разбрелась, растеклась на протоки, ушла в кусты, снова пришлось перетаскиваться через завалы, продираться под нависающими ветвями и делать проводки. Куда делась та мощная река, на которой нас вчера колбасило в порогах? По плану, сегодня должны выйти на реку Камчатка. Но этим планам на сегодня не довелось сбыться.

С утра на двойках народ поменялся местами, теперь на зеленом кате Таня и Дима, а на Тритончике – Игорь и Вадик. В настроениях какая-то расслабуха, прошли Щапинскую трубу, и что там еще может быть? Однако Щапина еще раз показала свой норовистый характер. Выгребая из-за очередного поворота, наблюдаю следующую картину: через русло реки лежит упавшее дерево, под ним притоплено еще одно, а из-под них торчит зеленая корма. С воды возле ката никого не наблюдается. Пулей зачаливаемся к левому берегу и вдвоем с Вадиком по бревну добираемся до подтопленного ката. От души отлегло, оба гребца на месте. Таню вытаскиваем на бревно и отправляем на берег, а Диму с катамараном при помощи морковки причаливаем к берегу. Прикидываем ущерб. Все поперечины на кате сломаны, унесло две бутылки с икрой и крем для загара. Дело поправимое, поперечины заменим, а икру, надеюсь, догоним. Однако не догнали! На ремонт ушло два часа. Чтобы время не пропало даром, сварганили обед, покормили комаров и оводов.

К 18.00 ремонт закончен, однако время потеряно. Тем не менее, надо идти дальше. А река все усугубляет свою вредность и непредсказуемость. Протоки все уже и мельче, и не всегда угадаешь, в какую из них нырять. Часам к восьми вечера от реки осталась одна насмешка, и к тому же мы уперлись в глухой завал высотой в полтора метра. Пришлось поднапрячься и перекинуть каты через верх плотины. Снова в седло, но не надолго. За ближайшим поворотом замечаем удобную площадку. Дело к вечеру, и пора становиться, что мы и сделали. В душе злость на все эти речные козни, к тому же портится погода и накрапывает дождь. А впереди речной поток снова ныряет в густые заросли, и совсем не видно, чем это заканчивается. Весь берег в медвежьих следах, да и лапка у нашего соседа – ё-моё. Эх, судьба злодейка, к тому же мы еще с Игорем и дежурные. Проходит полчаса, стоит лагерь, пылает костер, Игорь как Гл. Кирком замутил спиртику. В сумерках довариваем ужин, ну а потом, как обычно, по 50, по 50, и жизнь налаживается, и у природы нет плохой погоды, да и река ничего, да и хрен с ними, с завалами, да и вообще жизнь прекрасна, и все люди – братья!

 

 

19 августа 2003 года

 

Утро вечера мудренее. Великолепная пословица, не перестаю в этом убеждаться. Поутру хорошая погода, вчера потребили норму, голова не болит, и на душе светло. Разведка обнаружила чистую протоку, переносим каты в нее. Еще немного прижимов, расчесок, один завал с обносом, и вот оно – последнее бревно в нашей протоке. Сходу вылетаем на него и медленно переползаем, следующий за нами Тритончик таранит нас и подталкивает, облегчая прохождение.

Промежуточный перекус, на свет извлекается кан с кетовым маринадом. К большому сожалению, маринад не удался, не годится кета для этой цели. Но нет худа без добра. Рыбу проварили, и большой 8 литровый сосуд был опустошен за считанные минуты.

17.45. УР-Р-Р-Р-А-А-А!!!! Вот она, долгожданная Камчатка. Широченная река после Щапины – порядка 100 метров. Сильное течение подхватывает кат, и уносит нас вниз по реке.

День заканчивается на огромной галечной Камчатской косе. Сегодня последняя походная ночевка. Завтра выходим в люди, и ночевка на переправе не в счет.

Праздничный ужин, обильные возлияния, песни под луной. Ночью в лунном свете обнаруживаю несколько разбросанных по лагерю тушек, завернутых в спальники. Бедолаги, не добрались до палаток.

 

 

20 августа 2003 года

 

Залитая солнцем все та же галечная коса. Народ увязывает двойки в галеру. Сегодня идем в Атласово. Выходим в одиннадцатом часу. Долго еще петляем вокруг старого полуразрушенного временем вулкана Николка. Периодически на горизонте в разрывах облаков виднеется Ключевская группа вулканов. В половине пятого подходим к водомерному посту Лазо, отсюда до пос. Лазо 500 метров. Народ радостно устремляется к благам цивилизации, и вот оно, долгожданное пиво!!!

Вся река на оставшемся участке разделена на делянки, народ ловит рыбу. Бедненькая, как же ей удается прорваться через эти заслоны.

К 20.00 подходим к паромной переправе в Атласово, в точку, с которой мы начали поход. Активная часть маршрута закончена.

А дальше – антистапель, сушка катов, укладка рюкзаков.

 

 

21 августа 2003 года

 

К 7.00 подкатывает микроавтобус. Петр Иванович оказался весьма надежным человеком. Грузимся. Впереди 8 часов пути. Море пива. Заезжаем на Малкинские гор. источники, чтобы последний раз побаловать себя горячими ваннами.

День заканчивается прогулкой по Петропавловску и ночевкой в гостинице.

Завтра летим в Москву.

 

 

Выводы:

 

1.  Камчатка – место уникальное, и чтобы ее увидеть, надо идти пеший маршрут.

2.  Удовольствия от р. Щапина, можно сказать, никакого. Если исключить рыбалку и Щапинскую трубу, то никаких плюсов не остается, сплошной ольховник по берегам, завалы, расчески… В общем, один геморрой.

3.  Щапинская труба с ее порогами – место очень интересное, но идется один раз, возможность покататься весьма затруднительна из-за длинного и сложного обноса.

4.  Всеми остальными прелестями Камчатки – горячими источниками, вулканами, дарами природы можно насладиться и без сплава по реке.

5.  Впечатление о Камчатке может сильно подпортить погода, как в нашем случае, поэтому сроки похода надо выбирать, учитывая это.

 

 

 Москва 2004 г.                                                    Александр Бородин (БОРОДА)

 

Особая благодарность Ирине Терёшкиной

за оказанную услугу по редактированию сего опуса.

   TopList    Яндекс.Метрика
Лента |  Форумы |  Клуб |  Регистрация |  События |  Слеты |  Маршруты (Хронобаза) |  Фото |  Хроноальбом | --> Видео |  Радио Статьи |  Лодки |  Турснаряжение |  Тексты |  Отчеты |  Худ. литература |  Марфа Московская |  Марфа - рассказы |  Заброска |  Пойду в поход! |  Карты |  Интерактивная карта |  Погодная карта |  Ссылки |  Поиск |  Реклама |  Белая Сова |  База |