Одно впечатление о походе по р. Кожа

 

27 июля – 13 августа 2002 года.

 

Группа «Дикие хоммяки» – 3 человека.(Кап, Реммастер, Боцман-вышибала)

Плавсредство – Катамаран 4. «Голубой дракон». Водоизмещение 2, 5 тонны, осадка 7 сантиметров.

Общее снаряжение 114 кг.

 

Нет, неправильно мы сделали.

Мы просто бешеные, обдолбанные хомяки, вышедшие на четверку втроем на кате-четверке, прошли маршрут за 12 дней с тремя фактическими полными дневками и двумя полуходовыми днями.

Неправильно мы сделали, что не стали гнусно вылавливать все, что плавает, и собирать все, что растет.

Неправильно, что не взяли с собой гитару.

Неправильно, что не поставили замену на четвертый номер (поэтому так мало фотографий)…

Неправильно, что… Тьфу, нафик.

Бойцовый кот нигде не пропадет! (Стругацкие)

                                                                     Это бешеный хомяк

 

 

 

27 июля

23.10. Ярославский вокзал. Поезд Москва- Вологда.

Ничего интересного. Ну, сели, ну разместили три маленьких рюкзачка. Ну, отказались от белья (на фиг оно нам? У нас спальники есть). Ну проснулись. Правда, мужик, ехавший в одном отсеке с  реммастером, с утра был оччень недоволен.  Боча забывал о том, что он в поезде и пару раз ронялся. Мужик его вовремя ловил.

 

28 июля

8.15  Вологда.

Вологда встретила низким небом и холодным солнцем. Выбрав направление «туда» - двинулись. Местное пиво – горячее, как разбавленный чай, показалось неуместным. Абориген без определенного места жительства, в котором Боча уловил признаки наличия монголоидной расы (в чем я, собственно, сильно сомневаюсь: опухшая рожа и глаза в щелочку – это не расовый признак, а, в данном случае, скорее, социальный) , учтиво рассказал нам, где в окрестностях  можно поесть, и купить удочку.

Через полтора часа шатаний по городу, слух привлекли приближающиеся звуки духового оркестра, игравшего «Утро красит нежным светом». Мы подумали, что встречают нас. Оказалось, что всего-навсего празднуют день военно-морского флота. Мимо нас продефилировала колонна подтянутых моряков и полупьяных, несмотря на раннее утро,  отмечающих сие грандиозное событие.

Нас постоянно принимали за своих, предлагали выпить то за береговую охрану, то за торпедный катер.

Вскоре нами было принято решение осесть в одной из открытых пивнушек и просидеть там до самого поезда, что и было выполнено.

 

15.20 Поезд – Вологда – Мурманск.

 

Молодые проводницы чуть было не завернули наши тяжеленные крупногабаритные рюкзаки, однако мы убедили их в ошибочности данного решения. «Сколько у вас в рюкзаке килограммов?» - пытливо выспрашивали они. «Тридцать два!» - рапортовали мы хором. «Девушка, ну разве похож я на человека, способного поднять больше тридцати килограмм?!!!!» - пытался подключить я их логику. «Вы похожи на людей, у которых там по сто кг!» - веселились проводницы.

Вместе с нами в Вологде грузилась хорошо экипированная группа, идущая по тому же маршруту, что и мы. Всю дорогу от Вологды до Нименги они высчитывали время и азимуты,  стоянки и еду, и ни о чем, кроме как о предстоящем переходе не говорили.

Путь к сердцу проводницы лежит через дрова. Дрова нужны для растопки титана, а, так как ночами холодно, их катастрофически не хватает. Проводницы всегда на это жалуются. Опытный Боча знал это. Именно поэтому наша команда выгрузилась на отдаленной станции и оперативно набила тамбур вагона придорожными досками.

Проводницы были полны благодарности. Боцман, будучи настоящим джентльменом, выдал проводницам по мороженому. Ехавший неподалеку не менее джентльменистый товарищ по имени Костя, увидев это, приобрел для проводниц по три мороженого. Остаток вечера был проведен в установления более тесного контакта с Костей за выделенным нам проводницами в качестве благодарности отдельным столом.

 

29 июля

6.10 – Нименга.

 

Утро было ясное снаружи и хмурое внутри. В тамбуре нас встретили велселые глаза морского офицера Юры, который угостил нас корюшкой. Мы запили ее пивом и жизнь показалась лучше.

Неопытная проводница не знала, где находится станция Нименга. В результате пришлось рвать стоп-кран. Наша группа быстро выгрузилась и помогла выгрузиться еще одной команде, ехавшей в том же вагоне, что и мы.

«Проводницы, поехали с нами, мы бросим жен и любовниц!!!!» - заорал Боча, когда стоп-кран был снят. Под эти вопли и изумление вагона поезд уехал, а радостная команда из 12 человек ломанулась к ПАЗику столбить место, громко вопя, что это они должны уехать первыми. Такое поведение нас ничуть не огорчило, так как у нас с собой было.

Проведя рекогносцировку местности, мы отловили идущую в неизвестном направлении «Газель», с похмельным водителем и предложили ему помочь туристам купить пива и заброситься до Лудозера за 600 рублей. Водитель Орест (Аристарх Мстиславович)  согласился с радостью.

По дороге Орест яростно ругал Соколенка (водителя ПАЗика, увезшего многочисленную предыдущую группу) за нахальство и называл его наглецом.

У самого Лудозера мы догнали-таки этот ПАЗик и в результате обогнали группу на заброске.

Из машины мы выползли на четырех ногах. Солнце жарило невыносимо, я вытащил коврик и завалился спать в придорожные кусты. Поглядев на меня, водитель произнес фразу «Сильный человек!» и глубоко нас зауважал, что подкрепил распитием банки в собственное лицо.

После того, как я был немилосердно разбужен, группа предприняла попытку выдвинуться к предполагаемому месту стапеля. Это удалось не сразу. Реммастер, нагруженный алкоголем и рюкзаком с ремнабором, рухнул в придорожную траву после нескольких шагов, и уснул, не долетев до земли. Боцман применил к его заднице стимулятор типа «весло дюралевое», чем вызвал некоторое повышение энтузиазма к передвижению.

Добравшись до места, мы обнаружили в 100 метрах от себя  московскую группу, которых приняли за воинствующих чайников. Они, степенно  торопясь, собирались к отходу. Реммастер Боча наметанным глазом оценил их снаряжение и ушел огорченно-ликующим. 

День прошел в распитии пива и моральном разложении. Мы посчитали, что стапелиться и выходить сегодня – затея дохлая, и легли спать посреди разбросанного лагеря. Ближе к вечеру с дикой головной болью мы лежали на берегу озера. Передвижение по лагерю осуществлялось исключительно ползком.

Раз в полчаса кто-нибудь непременно произносил фразу: «Надо бы палатку поставить!» и она вызывала приступ душераздирающего смеха, переходящего в истерику.

 

30 июля

9.30 Лудозеро

Похмельным утром мы начали процедуру подготовки катамарана к выходу.

Стапель - он и в Африке стапель.  К пяти вечера с шутками-прибаутками кат был собран и надут, получив гордое имя «Голубого Дракона». Часов в семь вечера решили-таки стартануть.

Пока переплывали Лудозеро – вытащили окуня. Вход в Никодимку искали некоторое время, когда нашли – стемнело. Первый порожек преодолевали в темноте. Минут через 35-40 наткнулись на первый завал. Обносить по темному лесу нашу бандуру не решились. Правда боцман долго кричал о том, что необходимо идти сейчас же, через лес, в ночь. Но лес был темный, фонарь слабый, желания не  было вообще. Заночевали у нодьи ближе к утру...

 

31 июля

11.30 «Испытание обносами»

Запутавшись полностью во временно-пространственных ориентирах лоции т. Афанасенкова мы двигались вперед, преодолевая завал за завалом, расческу за расческой, радуясь, что катамаран у нас один, и переносить его с места на место не составляет труда. Обносы – препротивнейшее явление. Гораздо дольше готовиться к нему, чем совершать. И обнос без перекура – не обнос. А на перекуре – грех не перекусить. Неспортивно, конечно…

К вечеру вышли на «плесы среди болот», ожидая с минуты на минуту шиверы. Через час –стали забавлять плесы, через два – болота, через три – комары, плесы и болота.

Через … часов болота стали совершенно невыносимыми, комары размером с крокодилов, а туман более напоминал разбавленный бензин. Потеряв надежду вместе с интеллигентностью, мы услышали шум шиверы к половине одиннадцатого вечера и одновременно приметили милую стоянку на левом берегу в сосняке (она в лоции не отмечена). Группа, вышедшая на день раньше, стояла на правом берегу чуть выше.

Стоянка была а) в сосняке б) без комаров (Ха-ха!). Так и уснули.

 

1 августа

10.00 «Испытание комарами»

Дикий комариный вой. Полчища комаров и мокреца. Репеллент не спасает НИКАКОЙ! Господа из «Инвент-Про»!! Я всем расскажу, как хорошо отгоняет комаров и мошку «[censored]», если он обезопасит хотя бы меня минут на 20.Дайте нормальный репеллент на российский рынок!! Архангельские комары не понимают слова «Off!». Они не понимают также, что гвоздичного масла надо бояться, и что «Тайга» - это средство для отпугивания комаров, а не сладкий ликер.

 

С утра наблюдаем проходящую мимо московскую группу.

Днем под дождем и комарино-мошечной атакой доводим катамаран до ума пинками и резиновым клеем, и начинаем пить спирт от безысходности.

 

2 августа

9.30 «Испытание проводками»

Мы морально готовы к встрече с «Матерной шиверой». Мы штурмуем ее на ура и проходим за 50 минут с небольшим перекуром.

За шиверой начинаются нее менее матерные перекаты. По супермалой воде по ним можно только идти, таща за собой плавсредство.

Проводка, проводка, еще раз проводка. Потом плесы среди лесов. Поймали две щуки и встали на высоком левом берегу на черничной полянке. «Щука по-солитерски» (т.е. по-селигерски) лучшее средство от усталости в конце тяжелого топального дня.

 

3 августа

11.30 «Испытание плесами»

Плесы – вещь красивая, но уж очень муторная. Река петляет настолько сильно, что иногда быстрее перетащить один раз через петлю, чем штурмовать три завала на самой петле. По берегам – смородина и жимолость. В реке – щуки и окунь.

Попали под жесточайший дождь. «Во где у меня этот дождь!» - орал боцман. Ради интереса выставили уровень. Река за 40 минут поднялась на 3 сантиметра. Нам это понравилось.

После плесов и завалов – еще один длинный матерный перекат, закончившийся впадением малой Шуйки справа и удивленными криками с берега московской группы «Как это вы нас догнали».

Встали на действительно хорошей стоянке на «высоком правом берегу в Молодом сосняке», там и устроили дневку под гнусным мелким дождем.

 

4 августа

Дневка

Собираем грибы, ягоды, пытаемся отловить тетерева путем охоты на него с рогаткой. Ловим рыбу – в дождь клевать отказывается. Ругаем громко леску клинского завода, так как она не держит и полутора килограммов из заявленных 3,5.  Снова дождь и моральное разложение.

 

5 августа

Ближе к полудню по реке проходят два суперперегруженных катамарана-четверки. На первом пять человек, на втором – семь. Это Группа из Перми. Идет быстро. Выходят рано, обедают, встают в шесть – в общем, как положено. Суровые мужички. Облавливают каждый плес. В общем, исповедуют технику «выжранной реки». Нам хомякам этого не понять.

Мы выходим следом. Догоняем их минут через тридцать. Часов в 18 выглядывает солнце. Мы снова догоняем московскую группу.

По левому берегу – изба. На избе табличка – «Часовня преподобного Никодима». Охраняется государством». Хорошо охраняется, блин. Начнем с того, что это не часовня и построена не раньше 70-90 лет назад. Бревна обработаны фуганком. И по форме часовней не пахнет. Ну да ладно. Мы задались целью выйти к Кожозеру. 

Река разливается. Постоянный мордевинд. Островов ну оооочень много. По берегам появляется брусника - уже лучше.

Выходим к рыбацкой избе почти у Кожозера. Останавливаться там совершенно нет желания. Минут через 25-30 вышли к  Кожозеру. Посмотрев на это дело, решили принять граммов 200 горячего чая и подумать насчет первого траверса озера в ночь. При впадении Никодимки вставать «прилично» негде. Можно в кустах у устья. Там песок и куча сушняка, на котором банка с чаем греется за три минуты.

С 22.30 начало холодать, появился туман. Ветер постепенно стихал. Полтора часа пьем чай с  завалявшимся паштетом. В 00.15 мы начали траверс Кожозера до первого мыса. 35 минут гребли – мы на мысе. Весь берег «охраняется» травой. Идти в ней одно удовольствие, ветра нет. Но и берег виден слабо. Справа на мысе – напротив острова -  великолепная стоянка с баней на песчаном берегу. Видна даже ночью. Ночной ориентир  – начало плотной травы и конец белой отмели. Днем и так все видно.

 

6 августа

Днем Кожозеро траверсировать чрезвычайно сложно. Сильный ветер. Чайки садятся на волну. Ждали до вечера.

Если не идти в Кожпоселок к егерю и монахам, то от мыса надо идти не на мыс левее островка, а на противоположный мыс, за ним брать левее и впадать в Кожу. Экономится минут двадцать. Первые плесы – жуть с ружом. Течение слабое. Вечером ветер стихает – защита деревьев. Проходить плесы и Пежозеро лучше быстро, чтобы не догнал егерь на лодке и рыбнадзор. 

Порог «Мельничный» по нашей воде можно назвать порогом только с большого перепугу и для «Минтая». Сразу за порогом – хорошая стоянка на правом берегу с забытой пилой-двуручкой. Если подняться на гору – там молодые сосны, море грибов и ягод. Ходят звери.

 

7 августа

Утром светит солнце. Быстро (даже странно!) собираемся и выходим. Отмечаем, что в лоции левый приток назван правым.

Дошли до Падуна. Если подходить к нему медленно, слышен рев и виден пенный бугорок. Осмотрели. С берега Падун кажется таким безобидным! Но мы не проходим: кат слишком широкий. Только если напополам раму распилить. Эххх! Придется обносить, а жаль. Но и терять три-четыре часа на перестройку ката – тоже не охота. Обнесли минут за 20. Группа из Перми, обошедшая нас на Кожозере, тоже пошла на обнос.

За Падуном снова начались плесы. Прошлогодняя лоция Афанасенкова снова сбивает с толку. Плесы гораздо длиннее. Данный ориентир «остров с плавником и шивера справа»  окончательно убила – там таких «островов с плавником и шиверой справа» - три больших и куча мелких!

Заночевали на стоянке напротив избы, сильно напугав местных браконьеров, ставивших сеть неподалеку.

Кстати, маленькое наблюдение, хорошо известное, но весьма полезное:  избы, сараи, временные пристанища человека с воды не всегда видны. Но их близость практически стопроцентно можно определить по наличию на берегах иван-чая (фиолетово-розовые такие цветочки).

 

8 августа

Утро началось с поимки трехкилограммовой щуки-крокодила, вдохновившей нас на подвиги. На ура прошли Дедов Пруд, мели и к вечеру вышли к странному сооружению: русло реки перегорожено частым забором. Громко матерясь, обносим. На берегу стоит мужичок и пристально нас разглядывает. По виду ясно: рыбнадзор. 

Скоро вышли к Щурусу.  Обожрались подосиновиков, рыбы и ягод. Все группы оказались далеко позади. На пригорке наше внимание привлекли два миленьких домика. Мы предположили, что там кто-то должен жить. На поверку оказалось, что там никто не живет. Это остатки «шведского проекта». Они ехали «оттуда» за бешеные бабки ловить нерестящуюся семгу (вот откуда и рыбнадзор!). Но потом это дело прикрыли, и правильно сделали.

 

9 августа

С утра заклеили прорез в баллоне (где получили – сами не поняли). и осмотрели порог. По малой воде – это граница 3 – 4 кс. После полудня подошла пермская группа. Они решили обносить. Когда узнали, что мы идем в Щурус – решили посмотреть на енто дело.

Из леса появилась еще одна группа из Сергиева Посада под предводительством некоего Дяди Саши. Они забрасывались Пешком от железной дороги. Группа веселая. Встала на стапель.

Перед нашим стартом к нам подошел Василий из Пермской группы и попросился четвертым пройти порог. Мы с радостью согласились.

Порог прошли на ура два раза. Всем понравилось. Второй раз с нами пошел Дядя Саша. В пороге он умудрился оторвать упор, чему мы все дико радовались.

После Щуруса начались какие-то нелепые шиверки, которые считаются порогами. По малой воде – ничего интересного. Сплав «а ля мерд». Кямуса мы вообще не заметили. Идем – должен быть где-то здесь. Тут Боча, который был уже на Коже лет 20 назад, говорит – да вот же он, Кямус. Постояли под ним, погрустили. Знали бы, что такое дело – еще бы пару раз по Щурусу прошлись.

Остановились мы в часе от порога Юг.

 

10 августа

«Начало конца»

Встали рано. Вышли в половину двенадцатого. Порог Юг и шиверы за ним – мелки до безобразия. Хорошо, что у нас кат!

Плесы, плесы… Деревня Петровское – место полуживое. В мелководье находится почти что в осаде. Местные сказали, что выйти не могут – лодки не проходит. А мы-то рассчитывали, что нас дотянут на моторке хотя бы до Усть-Кожи.

Немного упав духом пошли на весельном ходу. Поднявшийся сильный ветер дул нам в ж… спину. Растянули парус и погнали. Гнали где-то с час-полтора. Потом ветер стих. К половине седьмого вечера мы вышли к Усть-Коже. Это была суббота. Подняли на уши весь поселок. Разбудили продавщицу магазина, которая продала нам печенье, пиво и тушенку.

Произошел контакт с местными. Спускаясь из магазина, двое волонтеров услышали окрик «Мужик, иди сюда!». Волонтеры обернулись и сказали «Пожалуйста!». Местные оценили обстановку и сказали «пожалуйста». Наши подошли. Из разговора выяснилось, что у местных никаких претензий к нам нет, и настроены они вполне мирно. Однако прозвучало уже подзабытое слово «рэкет». Нам дали понять, что это возможно. При этом мы дали понять, что у нас финансы – на обратный путь и более ничего. А эти за эти финансы мы будем убивать. Местные это понимали. Все закончилось приглашением на дискотеку и обещанием заглянуть в гости.

Мы встали на противоположном от селения берегу, но не на туристическом отстойнике, а немного глубже, в лесу. Лагерь не был виден и с 30 метров.

По выясненной информации, стоять нам было необходимо до 6 утра понедельника. В воскресенье уйти не представлялось возможным – никто не работал, лодочники и катерщики заломили невообразимую цену в две тысячи за троих. Мы решили ждать.

В субботу вечером в Усть-коже была свадьба с импровизированным салютом и традиционым мордобоем. Часа в два ночи к нашему берега пристала лодка с пьянющими в никуда местными. По воплям было понятно, что они искали нашу группу с целью пообщаться и догнаться. Поиски не удались: на поляне нас не было, а лес большой. Через полчаса лодка отчалила.

 

11 – 12 августа

5.15 «Выброска»

Воскресенье прошло в сонном ожидании,  сборе окрестных белых грибов и их засолке. Нажравшись для приличия до синих крокодилов за отъезд мы провели полубессонную ночь (двое спят, один дежурит) и в пять утра, в туманном солнце, выдвинулись на противоположный берег к катеру «Заря». Как потом выяснилось, успели мы просто чудом: часы, по которым мы ориентировались, отстали за две недели на 20 минут. Поэтому разбор катамарана, срезание баллонов в прямом смысле производилось на бегу.

На «Зарю» грузиться надо быстро – народу много. Отходит она в понедельник ровно в 6. Рюкзаки сразу грузить на крышу и дружить с капитанами. «Заря» до Порога идет ровно час, а не три, как указано в одном из отчетов.

От пристани порог (опять маленькое уточнение) – до «243 км» - минут 15-17 ходу. Можно доехать до станции Вонгуда за 150 – 200 рублей на ПАЗе, но это менее удобно.

В «Пороге» есть даже признаки цивилизации. Кроме сторожевого козла во дворе дома у станции, там есть магазин с хлебом и чипсами, станция  междугородней связи, и оборудованный асфальтовым покрытием перрон. В магазине, между прочим, ассортимент вполне центральноевропейский. А если к «мне, пожалуйста, хлеба и молока» сказать заветное словосочетание «… и шкалик» из-под полы вам выдадут этот самый шкалик. Только удивляйтесь не сильно – это женьшеневое средство для принятия ванн «Русский север» с 88 оборотами спирта внутри. Но ничего страшного – весь «Порог» только его и пьет.

Дальнейшие наши передвижения происходили совершенно без приключений, если не считать приключением то, что за 24 часа общего времени пути от Порога до Москвы было выпито много литров пива.

 

 

© Hommyaka, 2002

 


   TopList    Яндекс.Метрика
Лента |  Форумы |  Клуб |  Регистрация |  События |  Слеты |  Маршруты (Хронобаза) |  Фото |  Хроноальбом |  Видео |  Радио Статьи |  Лодки |  Турснаряжение |  Тексты |  Отчеты |  Худ. литература |  Марфа Московская |  Марфа - рассказы |  Заброска |  Пойду в поход! |  Карты |  Интерактивная карта |  Погодная карта |  Ссылки |  Поиск |  Реклама |  База |