Главная  |  Клуб  |  Лента  |  Блоги  |  Галерея  |  Форум  |  Фото  |  Видео  |  Тексты  |  Снаряга  |  Погода  |  Связь 


 

На гребне весны .

Либья-Шлина.

 

О команде.  Геннадия,  мы с Димой знаем давно, вместе ходим в походы не один год.  Александр Бородин (Борода) планировал «упасть нам на хвост». Но когда, перед майскими мы повезли  его знакомиться к Шкиперу, а заодно и обсудить варианты маршрутов, Геннадий тут же под душевный разговор, подогретый виски,  уступил свое «право первой ночи», т.е. адмиральство  Бородину,  и записался в матросы.  Татьяну, Андрея и их сына Сашу мы разглядели, не без труда, впервые в машине, которая должна была отвезти нас на Валдай. Была кромешная тьма, слегка подсвеченная фарами и фонарями. Так, что наше первое знакомство состоялось наощуп.  Бородин же ходил с Андреем  Рыбаком (это фамилия) на Путорана. Еще с нами была Анечка, наша дочка, десяти лет от роду.

А теперь поехали….

Наше  колесо до Валдая не дотянуло. Только стал проклевываться  рассвет, как машина сбавила и так небольшую скорость и замерла. Просыпаться лень, смотрю в полглаза. Прислушиваюсь, вроде бы опять поехали, но, четко припадая на левый борт, будто прихрамывая, осторожно, лишь бы сойти с трассы. «Здесь собьют», слышу объяснения водителя. Мы как раз переезжаем дамбу Вышневолоцкого водохранилища. И сразу за ним поворачиваем в первый заулок. Уже почти все проснулись, но еще не понятно, что случилось, что не так. Прохладный воздух бодрит и выветривает остатки сна. Так  и есть, полетела ступица. Володя – водитель и Андрей Рыбак начинают ремонт, остальные глазеют. Сначала, там что - то не снималось, потом не надевалось, потом не закручивалось и так с 7 утра до 6 вечера. Зато, мы все перезнакомились, присмотрелись и возлюбили ближнего.

Затравкой для начала любого разговора служили чьи-либо жалобы на здоровье: отлежал ногу, отсидел попу, почесалось, засморкалось, закололо, заурчало. Причем не только у себя, но и у неведомых нам друзей и родственников до седьмого колена.   А  для Димы это неисчерпаемая тема, если бы не Бородин, который вмешивался в самые интимно – интригующие моменты и оглядываясь на детей, уже навостривших ушки, говорил, «Ребята, а вы знаете, что такое косоур?» Любопытство брало вверх, и тема разговора плавно перетекала в область строительства и архитектуры, местных властей, порядков - беспорядков, энтропии, состояния вещества, законов мироздания и химических формул, способов возгонки и достижения максимального градуса. Тут оживлялся  Геннадий и предлагал  перейти от теории к практике и, наконец-то, разлить. Магазинчик был рядом, местные жители добры и гостеприимны, ремонтные проблемы  в конце концов, решаемы.

            В 6 вечера  трогаемся, трижды сплюнув через левое плечо. Уходим с шоссе за  г. Валдаем. Асфальт почти сразу кончился,  и мы заскакали по вполне приличной «бетонке». Через 40 км. пропустив пару деревень въехали в лес, который неприятно поразил множеством еще не стаявших сугробов. А через пару километров останавливаемся на мысочке одного из заливов озера Вельё.

Быстро распаковываемся, ставим палатки. Геннадий с Димкой видимо, одурев от дальней дороги, кидаются в озеро,  выслуживают 50 грамм.

Первый ужин, первый закат, подернутый дымом костра, первое «Хорошо то, как братцы!», впервые грянутые «По полю танки грохотали». И все, отбой. Завтра рано вставать, собирать лодки, отчаливать, нагонять потерянные из-за ремонта часы.

Солнечное утро, но к нашему выходу натянуло туч, и как только выплыли из залива на озерную ширь нарвались на ветер и неприятную боковую волну. Мне страшно, взглядом мерею расстояние до левого берега, доплыву ли?

На бескрайние колышущееся воды  озера стараюсь не смотреть. Дима тоже озабочен, Анечка – притихла. Не хочу, что бы она почувствовала нашу тревогу, говорю, что то ободряющее, а сама вцепившись в весло, гребу, гребу и гребу. Только бы хватило силы в руках, передохнуть, опустить весло кажется непозволительным. «Да когда же это кончится???!!!!» После очередного мыса, левый берег отодвинулся заливом, волна ретиво бьет в правый борт, заставляя разворачивать нос к пугающим разыгравшимся просторам. Оглядываюсь, как там Рыбаки справляются. У них же нет  одного фальшборта, они его зачем - то отнесли к вещам, которые полагается забыть. Отстают, но некритично. Андрей флегматично ворочает веслами, Татьяна, не кричит,  помощи не просит, гребет.            В ответ на мои жалобные мольбы и страхи Геннадий с Сашей встают правее, успокаивают, дескать, разве это волна? «Да и плыть то осталось во-о-он, до того мыска, а потом нас остров прикроет». И правда, вскоре ветер стих, волна сошла на нет, даже проклюнулось солнышко. Заповедный остров - на нем стоянки запрещены,  ощетинился соснами и действительно оградил от ветра и волны.

Плывем вдоль левого берега озера,  наблюдаем обжитые стоянки.

 А вот и наша. Песочек, длинные мостки. Место среди сосен ухоженно и чисто, продуманно оборудовано.  Аккуратно сколоченный «дачный туалет», «душевая»?, банный каркас с полатями, столик, напоминающий «барную  стойку», кострище, холодильник, т.е. небольшой сугробик рядом.

Весь оставшийся день отсыпались, трепались, обозревали окрестности, дети самоотверженно нацедили почти кружку березового сока.

На ужин - фирменные шашлыки от Андрея, под  красное вино и водочку; разговоры, споры и для фотографов - закат, подпаливший кроны далеких сосен.

            Несмотря на очень холодную ночь, утро теплое, залитое солнцем. Отплываем рано, около 10. Быстро прошли остаток озера и вскоре видим на берегу табличку с предостережением, что впереди гидросооружение. Чалимся и идем смотреть. Так и есть плотина. Наконец – то понимаем, что мы на Валдае -камушки в русле, вода кипит и пенится. На берегу команда на стапеле. Получаем легкий «втык» от Адмирала - Бородина за то, что встали не там, где было указано, далековато. Но на наш взгляд к пологому берегу и приставать проще и перетаскиваться легче, хотя и дальше..

            Соседи помогают нам отчалить. Вот он, знаменитый трехсотлетний канал, появившийся здесь то ли волею Петра, то ли Екатерины, созданный для регулировки уровня воды в озере Вельё.  Изъеденные, источившиеся за столь долгий срок дубовые сваи,  подпирают берега, укрепленные камнями.  Ширина метра 3-4, течение быстрое,  время от времени приходиться совершать «манёвры». На впадении канала в речку Либью -  хитрая линия прохождения. Мы,  под чутким адмиральским руководством, справились.  Рыбаки же там подзасели, грязно ругались и выясняли, «кто в доме хозяин».  Дальше – больше. Течение убыстряется, в русле - россыпи камней, небольшие завалы. В одном месте, не удержав дистанцию, и не успевая отвернуть садимся боком на камень. Нас конечно, разворачивает, и дальше по S-образному порожку получается только задом. Прошли, почти идеально для такого ракурса, на выходе уперлись в камень, но снялись,  и под аплодисменты вплыли в улов.  Зато,  экспериментальным путем доказали, что на спине, равно, как и на ж….- глаз нет.

«Порожистый» участок вскоре закончился, конечно, еще несколько перекатов  встретятся, но это уже больше для разнообразия. По берегам много подточенных бобрами деревьев, но завалов почти нет, так отдельные топляки. Кругом ранневесенняя красотища. Тепло, солнечно. Лес прозрачный, расцвеченный только зеленью елей, еще густо не зарос, и от того весь пронизан, пропитан светом. Травка только пробивается,  и на солнечных склонах букетики ярко синих «фиалок»..

            На перекус встаем на высоком правом берегу. Здесь в Либью впадает речка-ручей, чуть выше перекрытая, старой бобровой плотиной.

Постепенно берега понижаются, камни попадаются все реже и реже, лес периодически отступает открывая кочковатые и рыжеватые от прошлогодней травы проплешины.

Ночуем на этот раз вдалеке от реки, под  рождественскими елочками, среди кучек залежавшегося снега, так что можно было покидаться снежками. Дежурят Геннадий и Саша (Борода). В Геннадии сразу сказывается  руководящий работник (начальник  отделения), к приготовлению ужина «припахана» детвора и мы с Татьяной. А сам он отправляется купаться вместе с ребятами, Бородин ограничился принятием душа. В прямом смысле. Мы же возили с собой и душ (мешок с трубочкой и душевой розеткой на конце) и душевую кабинку (кусок тентовый ткани элементарно закрепляющийся по верху на каркасе из трубочек и застегивающийся на молнию),  и даже специальный стульчак, для комфортного оправления естественных нужд. Это все подарки моей американской кузины, раз «колесами в воду», так почему бы не опробовать атрибуты «ихнего» кемпинга.

До темноты  Андрей с Димой еще успели заклеить  пару дыр. Мы обновили свою тритоновскую шкуру. С каждым разом она все хуже натягивается и возникает совершенно явное несовпадение усиленных проклеек с каркасом.

Четвертый день походной жизни начался рано, подъем в 7, выходим через час. Впереди 4 км по озеру Шлино, их  нужно пройти по  утреннему безветрию. Решено детей пересадить к нам в «трешку», а груз передать Рыбакам. Их «безбортовая» лодка плохо держит волну и Сашка сидит постоянно мокрый. Так что наша байда превращена в «школьный автобус», да и детям стало повеселее, а то сидят тоскующими тушками. А теперь за спиной постоянно слышу: «Ходи, бита, беру, ты жулил!!, нет, ты!, покажи карты!». В общем, жизнь бьют ключом!

«Шкипера» вырвались вперед, мы гребем неторопливо, иногда параллельно, болтаем, глазеем по сторонам, слушаем птиц. Примерно через час сплава впереди прямо по курсу – огромная черная «нора». Капитанской лодки не видно и не слышно. Поднялись на берег. Оказалось, что мы уже почти подплыли к озеру, и здесь проходит дорога и вся река запрятана  в 50- метровый бетонный туннель. Посмотрели и покричали с другой стороны. Шкиперов не видать, не слыхать. Вода стоит довольно высоко. Наконец-то послышалось какое то шуршание – чертыханье, и вскоре показался нос «Тайменя»,  перекошенная физиономия Геныча, а за ним выплыл  и скособоченный Бородин. Нам приказано обносить по берегу.

Миновав многочисленных рыбаков,  и невысокие еще заросли всякой водной растительности, втягиваемся в озеро, на простор. Слева от нас деревня, проплыв ее, пристаем для «перекура» перед дальней дорогой. Всматриваемся в точечные ориентиры на  противоположном  берегу. Нам предстоит переплыть озеро Шлино,  и войти в устье одноименной реки.

Перед самым выходом промчалась моторка, стоим у  берега , ждем запоздало подступающую волну. Вот это качка! Если на середине пути такое повторится - мало не покажется. Понимаем насколько хлипко и незащищено наше суденышко. Но деваться некуда, нам надо плыть, но я буду еще долго оглядываться и прислушиваться не приближается ли к нам это грозное ревущее чудовище.

Вокруг - красота неземная. Лодки скользят вспарывая нежно голубой атлас озера, оставляя за собой раскосые лучи. Линии горизонта не видно, обесцвеченный купол неба сливается с поверхностью озера, а она до того гладкая, что кажется по ней можно ходить. И за весь 4-х километровый переход полный штиль - не дрогнул ни один мускул озерной глади.

Сразу на выходе - плотина, которую лучше – короче, обносить по левому берегу. 

Река Шлина  помощнее, посильнее Либьи, время на раскачку не дала. Сразу пошли шиверы, перекаты, только успевай отворачивать.  Видимо где то здесь мы и зацепили за камень.  Потому что после перекуса, не успев отплыть, обратили внимание, что то сыровато стало сидеть. Была объявлена команда: «Полундра! Свистать всех на верх! В трюме вода!» Мы с Димой заработали ускоренно веслами, доселе безработная матросня начала отчерпывать всеми возможными подручными средствами воду. Догнали Командора сообщили, что у нас течь, но пока плывем. А река тем временем покинула леса и закружилась, замеандрировала (во, как загнула!) по лугам. Мы уже стали терять надежду и силы, когда увидали впереди,  слева высокий лесистый берег и поняли, что это и есть то самое «уютное место», выбранное Адмиралом.

Когда перевернули лодку, то обнаружили огромную дыру, как раз подо мной. Видимо это нас и спасло, я ее придавила собственным весом и заткнула ковриком на котором сидела.

Перед ужином был объявлен банный день, и даже Татьяна сумела помыть свои длинные волосы. Не знаю по случаю чего, но ужин  был роскошный - картошка с тушенкой, капустный салат, «кровавая Мэри из кетчупа»- ноу хау Димы, и множество трогательных тостов, которые мы говорили по очереди «за мир, дружбу и взаимопонимание».

Культурная программа на этом не кончилась. Детское шоу – «распил бревна» и «как я помогаю маме» - заготовка дров и мытье посуды. И взрослое - « ну, очень вольная борьба»- Андрей и Дима. На десерт – лучистое закатное солнце, застрявшее между сосен, и розовый перламутр неба, а ближе к полуночи выкатившаяся серебренным пятаком луна.

На следующий день в 10 мы уже на воде, а к полудню проплыли озеро Глыби. Там на «перекуре» нам позировала целая толпа пушистых нежно - лиловых «крокусов»,  и сосны, обрамляющие кронами небо. А приветливые рыбаки,  от щедрот, отвалили несколько тушек копченой щуки. И опять нескончаемые меандры, высоченные песчаные обрывы, заросшие соснами, быстрое течение. И обидно высокая вода скрывшая все камни, и лишившая нас катания на валах, обещанное Бородиным перед деревушкой рядом со станцией Шлино. Зато, долгожданное пи-и-и-иво! И сникерсы - детям.

 Адмирал объявляет, что мы почти у цели, поэтому встаем рано. Для ночевки выбирая опять полюбившийся нам  высокий песчаные  берег с красивейшим закатом.  Там на верху явные следы цивилизации: и колея, и кострище и спиленные деревья.

Уже все всерьез озабочены тем, почему наш водитель не выходит на связь, а его мобильник упорно не доступен. Подключаем все возможные поисковые системы и намечаем запасной путь эвакуации.

Утром собираемся неторопливо, ведь по расчетам Адмирала нам плыть часов 5-6. И вновь запетляли, закружились вслед за рекой. Течение по прежнему сильное, иногда с трудом избегаем навалов  на кусты и прижимов. Отрабатываем повороты.  Неожиданно выясняется, что мир довольно тесен, и Татьянин отчим, как раз тот самый Петрович, что в авральные сроки делал нам «раму» перед Керетью. Удивленные проплываем город, которого нет на карте, мост с КПП и взлётно - посадочную полосу (я - просто находка для шпиона!). На перекуре происходит «большой совет». Миандры совершенно вскружили адмиралу голову! Оказывается, мы не там, где должны были быть. Решено налечь на весла и наконец то, «сделать» эту речку!  

А на очередном мосту (к пос. Борисовский),  очередное разочарование - ни водителя, ни автобуса, ни связи. Вскоре река зарывается, расползается по кустам и протокам, и  несмотря на нашу решимость выложится сегодня, Бородин командует вставать на ночлег, как только показался первый более менее высокий бережок на опушке леса.   

Как потом оказалось, его опасения относительно стоянок оказались напрасны, по утру мы проплыли несколько отличных полянок. Но кто бы знал!?

Прощальная походная ночевка - всегда немного торопливо и грустно. Пытались напиться,  петь, запускать салют, знакомиться с соседями и  фотографировать очередной, но неповторимый закат.

            Последний участок реки до водохранилища - это сосновые рощи взбегающие вверх, это идиллические полянки с елочками и березками, залитые солнцем, с травой – муравой и миражами нестеровских странников и грибников, облака желтого пуха над ивовыми кустами и легко, быстро несущая нас река.     

Простецкая, но щемящая красота.  Которой хочется поделиться с самыми близкими и дорогими людьми, и слезы от того, что это невозможно.

Антистапель на краю поселка Красномайский–окраина Вышневолочка в лесочке, на песчаном  бережочке. Меня и Андрея отправляют к мосту, на разведку. Оказывается, вызванный мной «фирменный» водитель Глеб, уже примчался и ждет нас. И вдруг видим под мостом наш знакомый «Мерседес», и бегущего к нам Володю. Напряжение сразу спало. Оказывается его ограбили, стащили все деньги и ценные вещи - в том числе и мобильник, почти сразу, как только он выехал на трассу Москва-Питер. Ждал нас неделю под этим оговоренным мостом, приехав сюда на последнем топливе,  впроголодь, питаясь, чем Бог пошлет,  и дадут добрые люди.  В придорожном кафе, оно как раз рядом с мостом,  сразу заказываем ему похлебку в горшочке, а себе и ребятам в лагерь - пиво,  детям, увязавшимся с нами – все, что было им угодно, ну, почти все.

            Потом, когда уже все собрались и загрузились – в  этом же кафе подняли последний тост за окончание похода.  И все, по машинам -  и домой, в Москву.

 

                                                                                                26.08.2004

                                                                     

 Автор     О. Плясова-Бакунина (Ольга П-Б)

Фото А. Бородин (Борода)


   TopList    Яндекс.Метрика
Лента |  Форумы |  Клуб |  Регистрация |  События |  Слеты |  Маршруты (Хронобаза) |  Фото |  Хроноальбом | --> Видео |  Радио Статьи |  Лодки |  Турснаряжение |  Тексты |  Отчеты |  Худ. литература |  Марфа Московская |  Марфа - рассказы |  Заброска |  Пойду в поход! |  Карты |  Интерактивная карта |  Погодная карта |  Ссылки |  Поиск |  Реклама |  Белая Сова |  База |