Главная  |  Клуб  |  Лента  |  Блоги  |  Галерея  |  Форум  |  Фото  |  Видео  |  Тексты  |  Снаряга  |  Погода  |  Связь 

Предвкушение или «воспоминания о будущем».

р. Рессета (лето 2002 г.)

 

Это не дневник, не отчет – это конь в яблоках. Точнее пятна на коне,  круги на воде, вспышки памяти, фотографии в альбоме.

Итак, поехали…….

Мы выезжали вдогонку основной группе. Антон, мой брат-2, то есть двоюродный, был оставлен Геннадием за командира, как самый опытный среди нас. Но по общему  согласию была учреждена конституционная монархия. Антон царствовал, но не правил. Димка стал премьер – министром, я и Марина вошли в теневой кабинет, грудью и другими женскими уловками, отстаивая интересы малолетнего меньшинства. Олег (Маринин брат-2), как впервые приобщенный, права голоса не имел.

Шли мы  по следам нашего весеннего похода. Знакомый брянский поезд, приходящий в город на рассвете. Умывание в вокзальном туалете. 9 часовая «кукушка» до Дудуровского. Уже как свои просим машиниста притормозить на мосту, что, и было безропотно исполнено. Тот же  самый знакомый бережок, кострище с опознавательной бутылкой французского вина (нет бы оставить полную).

Но не успели сойти, как были атакованы жуткими кусачими «мухами».

 Судорожно отбивались. Байды были собраны за рекордно короткий срок. Супчик – это святое, приготовленный,  будто под пулями, ели на мосту. Там -  аномальная зона   «мух» нет.

Неистово намазываемся репилентом. Торопимся с отплытием, в надежде, что на воде «мух» не будет. Потом мы надеялись, что их не будет на «том берегу», в «том лесу», вдалеке от деревни. Что у «мух» только брянская прописка, а с переходом в Калужскую область они исчезнут, что они НЕ живут в сосновом, дубовом, смешанном лесу. Но оводы?, я не сильна в биологии, а иногда еще и слепни-переростки в пол ладони, преследовали нас везде. И только с наступлением сумерек  мы могли расслабиться  и  как родным,   радовались добродушным комарикам.  

Река сильно изменилась. Весной нас окружала свежая  зелень заливных лугов, сейчас же плывем за стеной высоченных камышей. За ними ничего не видно и трудно определить наше  местоположение.

 

Наконец- то наткнулись на небольшой песчаный бережок. Объявляется перекус. Взрослым, в целях экономии воды (как было объявлено), приказано открыть пакет с белым вином и утолять жажду им. Но, никто,  почему -  то не возражал, а только  с молчаливым смирением протягивали мне кружки.

Наше купание со стороны напоминало стадо тюленей. Огромный вожак - сивуч, плюхающийся в воду и нагоняющий на берег волну, за ним самцы поменьше,  потом пухленькие самочки и беззаботные детёныши – шумные, визгливые, плавающие и ныряющие во всех направлениях.

Река неузнаваема, плывем, плывем, в ожидании за каждым поворотом моста. А его все нет.

Дело к вечеру. Кончилось вино, кончилась вода.  Приличного места для стоянки не видно. Дети, особенно маленькая Анечка, устали от сидения, от жары. Да и мы притомились грести по такому пеклу, хочется скорее вступить на твердую землю. А больше всего хочется холодной колодезной водички. Знаем, что слева, где- то недалеко село Красное. Несколько раз причаливали, но то трава по пояс и дров нет, то поганое «мушиное» место. Опять в лодку и дальше плыть.

 Анютка тихо постанывает и все спрашивает,  ну, когда же, когда стоянка?

Только положу я весло, что бы немного передохнуть, как она тут же сзади: «Мама, греби, греби». Будто бдительная Машенька, которая не разрешала мишке сесть на пенек и съесть пирожок.

Долгожданный мост. Становимся сразу за ним. Не обращая внимания, что там много местных  приехавших сюда из деревни купаться. Одни из них выручают нас, передав большую бутыль с питьевой водой.

  

Первая ночь под открытым небом. Все так устали, что быстро после ужина залегли по палаткам. Только мы с Антоном остались.

Белый туман пополз на нас с лугов и опрокинулся в реку.  Темнота навалилась мгновенно, обступила со всех сторон. Даже  красные всполохи костра не спасают. Запрокинули головы, а над нами, Господи, целая вселенная, да, наверное, и не одна. Небо все утыкано звездами и так близко, близко. И будто мы единственные на всем белом свете. 

 

Думали, что будем спать часов до 10, отсыпаться. Но все дружно проснулись очень рано, и в 9 уже отплыли. Река чудесная, балует пляжами почти за каждым поворотом. Но суровый Димка гонит вперед. Час плывем, 15 мин. купаемся. В таком темпе, к удивлению Шкипера доплыли до них часам к четырем. А они нас ждали не раньше ужина.

Воссоединение. Затянувшийся на полночи ужин. Наконец- то ощутили, что в отпуске - спим до обеда, после обеда и небольшими пересыпками между возлияниями, приемами пищи и картами. Приходим к выводу, что вино в пакетах – очень удобная вещь. Систематически припадаем к кранику. У Геннадия такой порядок: надо выпить весь запас спиртного сразу, на первой дневке. Что бы потом не было «мучительно больно», и можно было плыть, плыть и плыть…до магазина. 

Плывем. Уровень воды по сравнению с весной на метр – два  ниже. Часто приходится выскакивать из лодки и проводить ее. То мели, то заколы, то раскинувшиеся на всю ширину реки коряги.

Гроза. И жутко и страшно, и залихватски хочется кинуться в реку –    намокать, так намокать!

 

Дневка. Как всегда, не дает спокойно жить  цыганская тяга к перемене мест. Решили сходить в деревню. Я с Димой, Марина с Олегом и наши неразлучники – Виктор с Аллой.

Тропинка идет  вдоль реки, поверху через лес.  Сразу вооружаемся ветками  - «мух» отгонять. Вытянулись гуськом. Со стороны наше шествие напоминает средневековых – флягилянтов, стегающих себя плетками из любви к Господу. Идем угрюмо и торопливо, сосредоточено отхлестываясь от «мух». Попадаются ужасно «мушиные» места. Где они набрасываются на свежатину, ковром покрывая одежду. А под ногами  - сочная крупная темно вишневая от спелости земляника. Но наклониться и сорвать её равносильно самосожжению. Самые отважные всё- таки притормаживают и вырывают целыми кустиками. Димка преподнес мне такой, и я на ходу слизнула целую гроздь сладчайших ягод.

Наконец, вышли в поля. Трава по пояс. Сошли с тропы и прорываемся напрямки к деревне. Неожиданно Дима, идущий первым останавливается. И говорит мне,  Оль, иди-ка ты вперед. Виктор, припомнив афганский опыт, кричит сзади, Дим, там, что заминировано?

Оказалось все не так страшно. Просто я единственная в длинных штанах и в них легче раздвигать траву, протаптывая для остальных бесштанных дорогу. Жара ведь стоит градусов под тридцать, и народ боялся сопреть на солнце, но для меня нет ничего страшнее «мух», вот я и одета в ветровку и джинсы.

В деревне около местного клуба плакат: на зеленом фоне какое- то схематичное животное и надпись, призывающая беречь родную природу. Противоречивые чувства всколыхнул он, когда мы представили, что там нарисована огромная «мушиная» голова с хищным кинжальным хоботком.

И припомнился тут Виктору подобный  щит, где- то на Саянах. Там было следующее: «Берегите природу. Фауны ваши друзья». Но, что за таинственные фауны водятся в тамошних лесах, мы так и не узнали. Говорит, не видал, и врать не стану. Но видимо полезный зверек или птичка, или бабочка. Не напишут же такое про злобную кусачую тварь, подытожил он, прихлопывая очередного самонадеянного представителя местной природы.

            В магазине скупили всё вино и почти все пиво, сделав продавщице недельную выручку. Нагрузили чертыхающихся ребят. Ну не пить же вашим дамам водку…в такую жару!

 

Сплав. Узнаваема - неузнаваемая река. Опять коряги, мели, проводки. Очередной магазин. Купание до одури, до мурашек по всему телу. Вечерние разговоры, планы. «Хорошо-то, как,  братцы!» И опять сборы,  и выплываем по утренней,  туманом клубящейся, прохладе.   

Последняя дневка. Река сильно обмелела, решаем не сниматься лагерем с вечера, а по утру перейти реку в брод. Наметили палочками проход. Байды перегнали и сложили на том берегу. Оставив их под присмотром «левобережного» туриста с семьей.

 

Антон долго купался. Нырял, как тюлень. Заработал коньюктивит. Веки  отекли, вместо глаз - узенькие  щелки. Дали мы ему димедрол (ничего другого подходящего не было). Таблетка помогла, и  вскоре брат-2 смотрел на мир привычными широко открытыми глазами. Но этим действие лекарства не ограничилось, препарат известен своим  парадоксальным влиянием на психику, особенно у детей и кошек. А если это еще наложится на спиртное… (особенно у кошек)…

 К  крайнему сожалению Антона, во время ужина, ему так захотелось спать, что ложка выпадала из рук, и  каша осталась недоедена. Он   сказал, что мы это сделали специально, из экономии. Растянувшись на коврике у «стола» наш Гаргантюа захрапел.

Но неожиданно через час, когда уже все разбредись по палаткам спать – подъем назначен на 5 утра – Антон взбодрился. И предупредив, что сейчас будет исполнять женский романс, запел сильным и слезливым тенором.

Песня и тембр голоса были знакомы с детства. Перед глазами проплыл  образ дородной, полногрудой русской певицы - Л. Зыкиной. Ночь, догорающий костер, «природа внемлет Богу» и… посреди поляны, темный силуэт здоровенного парня, килограмм под 100 веса, в истлевшей футболке и обвислых штанах, вечно босого, который призывным и сладким голосом с непередаваемым женским томлением выводит мелодию о реке Волге и о скоротечной бабьей доле.

Потом были другие песни, но неизменно вклинивалась в репертуар величавая песня о Волге. Никто не спал и уже не смеялся, лежа в палатках,  мы просто тихо хрюкали от смеха. Наконец, Геннадий не выдержал и попросил прервать выступление. Но Антон вымолил еще одну песню на бис. И конечно,  эта была песня о Волге. Которой он хотел поведать миру, нам, прибрежным кустам и полям, жителям деревни Чернышено о том, что река Волга все ещё течет, что ему (или ей?) всё ещё 17 лет и всё проходит, меняется, вращается,  и возвращается на круги своя.

Но тут, судя по шороху, из палатки вылезла Марина и ударила исполнителя чем- то тяжелым по голове. Сладкозвучный Орфей умолк и началась нецензурная проза семейной жизни.

Утро. Розовая дымка над водой. Библейский сюжет. Марина провалилась, утопив все посуду. Машина не приехала.  Скрасили ожидание.  Дорога. Метание по путям и электричкам. Москва.

 

Московское небо рассекали гигантские киношные молнии. Все как-то очень быстро разъехались, а мы долго стояли на ступеньках вокзала, в ожидании обещанной эвакуации. Потом выяснилось, что посланная за нами машина, сломалась на пол пути.

Наконец, отловили подходящего «частника» и на нем уехали. В машине ругались, распределяя первенство на блага цивилизации. Кто первый оккупирует толчок, кто моется, кто тискает кошек, садится за компьютер. Димка отстоял туалет, я ванную, кошек поделили, благо их две - Муська досталась Анечке, Шурка – Насте,  с компьютером так и не определились.

А,  вечером возлежа  вчетвером на диване перед телевизором, смаковали каждый своё: хорошее красное вино, холодное пиво, чипсы с Пепси. И было невозможно представить, что еще утром мы вылезали из палатки, пили чай «в прикуску» у костра и форсировали в брод реку, разгоняя утренний туман.   


   TopList    Яндекс.Метрика
Лента |  Форумы |  Клуб |  Регистрация |  События |  Слеты |  Маршруты (Хронобаза) |  Фото |  Хроноальбом | --> Видео |  Радио Статьи |  Лодки |  Турснаряжение |  Тексты |  Отчеты |  Худ. литература |  Марфа Московская |  Марфа - рассказы |  Заброска |  Пойду в поход! |  Карты |  Интерактивная карта |  Погодная карта |  Ссылки |  Поиск |  Реклама |  Белая Сова |  База |