КАК МЫ СПЛАВЛЯЛИСЬ ПО ЯРВИ

ДНЕВНИК ВЫСОКОКАТЕГОРИЙНОГО ПОХОДА, СОВЕРШЕННОГО
ВЫСОКООРГАНИЗОВАННОЙ ГРУППОЙ ТОВАРИЩЕЙ

 

* * *

Карелия! Не знаю почему, но мне всегда хотелось там побывать, причем задолго до того, как начал активно заниматься сплавом. Это одно из двух мест, куда меня без видимых на то причин неосознанно тянет. Второе - Печора. Когда-нибудь попаду и туда. Хотя небольшой налет разочарования от Карелии может серьезно повлиять на мое влечение. Чтобы больше не возвращаться к этой теме, сразу о разочарованиях. Впечатление сугубо субъективное и конкретно о данной реке Пистайоки: реки нет! Сплошные озера и стоячие плесы. Дай Бог, если на 100 км маршрута 5-8 км течения. Гре-бля! Я это пережил, и это все с лихвой окупается действительно красивыми местами, не убийственными, но мощными порогами, отличной рыбалкой, прекрасной закуской из маринованных грибов и как всегда великолепно отвратительным спиртом. Другой неприятный осадок даже разочарованием нельзя назвать - это национальное бедствие. Вырубаются красивейшие леса. Все, у кого здесь есть работа, занимаются заготовкой леса. Печально.

Вот собственно и все, что мне не понравилось. А теперь о хорошем!

 

Люди

Люди были хорошие! Как местные жители, так и туристы. Особенно мне понравились туристы из моей группы. Еще бы они мне не нравились! Поход задумывался как отдыхательно-развлекательное мероприятие семейного плана. В конечном варианте все выглядело так.

В начале марта в Ярославле на семинаре по безопасности водного туризма встретились два оголтело увлеченных этим делом человека, и в ожидании еще семи десятков таких же водоплавающих провели суетный день и сумбурную ночь, что и положило начало этому походу. Два оголтело увлеченных сплавом человека - это я, Сергей Кузьмин, и Ирина Терешкина. Как известно, мы не семейная пара и даже не четыре разных человека, но руководящая и направляющая сила группы. Каждый на своем катамаране и со своим матросом. На моем катамаране, "Твиксе", матросничала дочь Вера. Еще один катамаран, любезно предоставленный Ириной Т., "Катана", возглавлял Григорий Веревкин потому, что был старшим из двух Веревкиных. Младший, Санёк, его сын. Ну, а на небезызвестном "Сеньке" под чутким руководством многоопытной Ирины постигал азы водоплавания убеленный сединами юнга - Валера Услин. Вот так выглядел личный состав команды. Перед началом похода были распределены обязанности, установлен график дежурств, короче, было оговорено и сделано все, чтобы все чувствовали себя сухо и комфортно. Но уже на второй день похода были похерены все обязанности и графики (хотя график движения пытались выдерживать) и не потому, что анархия, а потому, что собрался коллектив людей с обостренным чувством ответственности за свои действия, не нуждающийся в жестком руководстве (что мне особо приятно - руководить надоело на работе), коллектив, который приехал получить от всего этого удовольствие и не в последнюю очередь - от общения друг с другом.

Местный народ удивил нас владением финским языком, на котором совершенно свободно общается между собой, отзывчивостью и умеренным предпринимательским аппетитом. В Тихтозере нам любезно продали пиво и водку по цене всего лишь вдвое превышающую ее гражданскую стоимость (на тот момент готовы были отдать гораздо больше).

 

Транспорт

Поезда порядком утомили (4 суток туда - обратно), но были приличные, и в них можно было спать. Заброска и выброска, что называется, колесами в воду - силами местных любителей туристов. Известный многим Сергей Ершов из Лоухов привез нас к Кимасярви на УАЗике, по пути устроив экскурс по всем киоскам и магазинам. От Корпиозеро в Кемь с большим удовольствием и опять через магазины на микроавтобусе "Тойота" нас довез сын фермера из Войницы.

По реке мы передвигались самостоятельно на катамаранах: "Рафтмастер" - две штуки, "Сенька" и "Катана", и "Твикс", который "РИГ". "РИГ" - хороший катамаран, но с маленькой осадкой и, как следствие, повышенной парусностью, не очень удобной коленной посадкой, на что обычно на хорошей реке не обращаешь внимания, но здесь попортил нам немного нервы. "Рафты" вели себя хорошо. Обязательно себе куплю еще и "Рафтмастер". Еще нам очень понравилась моторная лодка на Тихтозере - "Прогресс" с доисторическим "Вихрем-20", но понравилась именно за то, что довезла нас до стоянки на выходе из озера.

 

Начало

Бурная ярославская ночь для людей, не испорченных сексуальной свободой, означала начало крепкой, надеюсь, дружбы. Мы только что познакомились с Ириной Т. и, как водится среди людей увлеченных, долго разговаривали на близкие нам темы, много пили, курили и, наконец, дошли до состояния, когда все друг друга уважают. Наутро выяснилось, что мы знаем друг о друге гораздо больше, чем полагается двум вчера познакомившимся людям. В частности, Ирина знала и, как выяснилось, была приглашена в наш давно задуманный летний поход на Пистайоки, а мне стало известно о неком грандиозном осеннем проекте Ириши, который только-только зародился. Весной мы плавали каждый по своему плану, а ближе к лету я начал закидывать ее письмами и настаивать на моем праве первого совместного похода. Она же сначала не могла определиться, но как человек порядочный, после проведенной ночи и данном мне обещании, ответила "да". Мы начали собираться.

Состав команды был определен. Мы еще долго переписывались, обсуждая разные мелочи, и вдруг, за неделю до нашего отъезда, Ирина выдает потрясающую идею: хватит ходить, как попало, давайте заявимся в МКК, и пойдем как порядочные люди! Все знают, что шок - это по-нашему! Я представил всю необходимую информацию по походу, и к нашей исторической встрече на перроне Ленинградского вокзала маршрутная книжка была у нее на руках (спасибо Володе Цареву). Собственно, высококатегорийность нашего похода была обусловлена не столько 3 категорией сложности, сколько как раз этим обстоятельством - для каждого из нас это был первый поход со всеми атрибутами организованного спортивного туризма - разрешением МКК, маршрутной книжкой и т.п.

Самарская часть команды тем временем тщательно готовилась, закупала батарейки к фонарикам (фонарик - самая нужная вещь в белую ночь!), разные приятные и удобные мелочи, например, спирт, считала раскладку и жила предвкушением похода.

 

"Ну, что, Серега, поехали?"

Именно так попрощался со мной монитор - словами Ирины Т. Начался заслуженный отпуск! Ни на йоту не отступая от традиции, взяли детей - мальчика и девочку, соответственно 19 и 18 лет, сорокалетнего юнгу, свежего пива с чудесной рыбкой и поехали в клуб к нашим упакованным вещам, где обычно и начинаются все наши мероприятия.

Программа мероприятия предусматривала

1. Пивной стол.

2. Торжественную часть.

3. Погрузку торжествующих в вагон.

Первые две мы совместили и дали высказаться каждому члену команды о том, что он думает в эту торжественную минуту. Юнга, Валериан Владимирович, думал о чем-то своем, в душе, наверное, не хотел покидать обжитые места и домашние пирожки, но сказал, что должен что-то сделать в первый раз на старости лет! Мой матрос, Вера Сергеевна, меланхолично поведала о перспективе бездомного лета. Чужой матрос, Александр Григорьевич, не скрывал своей радости и всячески ее проявлял, запечатлевая ее (радость) и себя (любимого) для истории на свой аппарат. Капитан крейсера "Катана", Григорий Евгеньевич, произнес тост, типа, "как здорово, что все мы здесь сегодня собрались"… Я говорить не мог потому, что думал и пил пиво, а с Цезарем в родстве не состоял.

На вокзале все было буднично и быстро. Погрузились! Покушали, и в разговоры, тут еще под руку попался "Ночной патруль" Лукьяненко, с которым и коротал время в дороге, в смысле - с "Патрулем". Прикольная вещица! По пьяни пытался играть в шахматы с Саньком, но получалось плохо, то ли от выпитого пива, то ли от смешливой башкирской попутчицы.

В Москве нас встречали наши боевые товарищи по прошлым походам. Трогательная встреча, легкие алкогольные напитки и обсуждение программы пребывания в столице.

Программа определилась быстро.

1. Закупка продуктов в поход.

2. Торжественный обед в нашу честь.

3. Прощальный ужин.

Оценил собственное самочувствие как удовлетворительное и решил исключить прощальный ужин из индивидуальной программы.

Программа визита в столицу была выполнена полностью, и ближе к полуночи мы уже ждали на перроне появления Ирины.

Ирину доставил конвой из двух мужиков, заочно мне знакомых, - супруг Саня и напарник Ежик. Перетащили к нам ее вещи и приступили к очному знакомству. Знакомились недолго потому, что подали состав, но, как мне показалось, мы им понравились (иначе Иришу бы не отпустили). Пива было выпито много, разместились быстро и поехали в ночь. Дорога была дальняя и пьяная. Дети следили за нашей нравственностью, поэтому все было прилично. Днем отсыпались, к вечеру созрели с Ириной для подвигов и направились к знакомым Ирины пить спирт. Знакомые тоже ехали сплавляться, но, по-моему, на Кольский. Короче, все прошло очень быстро.

Утро было светлым, впрочем, как и ночь. Стоянка в Лоухах 3 минуты. Попытался побеспокоиться, успеем ли выгрузиться, но Ирина сказала, что за это время можно раза три загрузиться и выгрузиться. Так оно и случилось. Поразили наши попутчики, которые помимо всего того, что было у нас (катамараны, рюкзаки), тащили с собой лодочный мотор. Тогда я еще не подозревал, как они правы! Нашего прибытия уже ждал Сергей Ершов, перед погрузкой в его УАЗик с прицепом я сбегал на вокзал, у дежурной поставил отметку в маршрутную книжку, и мы поехали.

Была одна проблема, которую обязательно надо было решить - купить хлеба. Долго ехали и долго решали, но хлеба в Карелии не было. В каком-то леспромхозе в столовой нам отказали, в пекарне сказали, что будет, но позже, в магазинах свои прибамбасы - оказывается, заказывают столько, сколько необходимо для нужд местного населения, и ни грамма больше. В итоге купили несколько пачек хлебцов. Пока велись поиски хлеба, Гриша пристально вглядывался в проходящие мимо самосвалы и на очередном перекуре, когда мимо пролетел КАМАЗ, в кузове которого горой было насыпано нечто белое, он с тоской сказал, что если они так муку возить будут, то самим нечего будет жрать. Долго угорали над мукой и Гришей.

Приехали к озеру Кимасярви на пресловутую поляну фермера. Там уже стапелилась группа из Йошкар-Олы. Познакомились, поболтали и начали быстро собираться потому, что очень хотелось на воду, кроме всего прочего злобно приставали комары. Удивительно быстро собрались, переоделись в сплавное и пошли… и пошли… Сначала, правда, вышла заминка - народ засомневался, в какую сторону идти. Но я был непоколебим, так как точно знал, что нам направо (хотя обычно хочется налево). Настроение было великолепное, погода - чудесная, а озеро приличное, но мы с энтузиазмом гребли, желая поскорее войти в реку. На выходе из озера - разрушенный мост. Требуется небольшой обнос. Мы обносились справа от моста. На обносе Санёк нашел лосиные рога, которые долго пытался пристроить то на катамаран, то себе на голову. Глядя на муки сына, отец родил мудрую мысль: "Мужики рогатые не потому, что женам изменяют, а потому, что козлы".

Сразу за мостом начинается собственно река и начинается неплохо - приличным порожком под названием "Сакал". Порог понравился - живенький такой. Пока просматривали, Ирина собрала немного грибов. Определились с порядком прохождения, который оставался неизменным весь поход. Первым идет Гриша с отпрыском на "Катане", потом Ирина с Валерой на "Сеньке", а мы с дочерью осуществляли видео-фотосъемку и, при необходимости, страховку и шли последними. Небольшой навал на камни правого берега на повороте оказался более значительным, чем показалось с берега, и шедший первым "Катана" едва не вылетел на камни, но мужики угреблись. "Сенька" порожек прошел ровно, только на заходе наш юнга, Валера, попытался развернуть катамаран, как потом выяснилось, для большего экстрима, но Ирина пресекла это дело на корню. Потом мы узнали, что шедшая за нами йошкаролинская группа в этом месте в хлам угробила кат-четверку. Такое начало всем понравилось. Казалось, это будет продолжаться весь поход. Тем паче, что через минут 20 впереди показался еще один порог - "Захар".

Начал накрапывать меленький дождь, который вскоре прекратился. Но мы его игнорировали, так как с азартом осматривали порог. Тем не менее, для себя отметили, что темные тучки, очень темные, заволокли все небо. Начал греметь гром, все ближе и ближе, а мы тем временем прокатились на пороге и вкатились в озерцо. Дождь возобновился, раскаты грома становились все мощней, а молнии стали настолько реальными, что я предпочел в такую грозу находиться не на воде, и мы быстренько зачалились на высоком каменном мысу слева. Надо полагать, сделали это своевременно, так как началось такое! Под ливнем натянули тент, собрали еще не промокших дров и соорудили костер. Существенно похолодало, и мы начали тихонько мерзнуть под тентом у небольшого костра. Ходить и что-либо делать под ливнем, а самое главное, под непрестанными раскатами грома и обстрелом молний не очень-то хотелось. Одна из молний ударила в землю настолько близко, что в момент, когда я передавал топор Саньку, нас обоих прилично тряхнуло. Народ запросил спирта. Под тентом стало уютно. Вещи, костер, кипящая еда, наспех нарезанная закуска - ароматное сало с хлебцами, спирт, разбавленный начинающим химиком, Санькой, - все это согрело наши озябшие души. Гроза потихоньку отступала, а к тому моменту, когда мы допивали вторую кружку, она окончательно сошла на нет, напоминая о себе сильно мокрой поляной и капельками с елей. Ужин приготовился значительно быстрее, чем ожидалось - мы еще не успели спеть ни одной песни! За ужином, естественно, выпили за начало похода, и пошла веселуха.

Не скучали активно - анекдоты, приколы, песни в исполнении Ирины и пляски народов мира в моем исполнении наповал убили наших детей - они падали от смеха. Взрослые товарищи еще держались, но были на грани, а потом и сами сорвались во все тяжкие. Дабы окончательно не убить детей, решили закончить непривычно рано - было еще светло. Откуда мне было знать, что здесь всегда светло, и время около трех ночи! Ирина, как самая опытная, поддерживала нас в тонусе ставшей потом легендарной фразой: "Мужики! Наливай!". Мы быстро подтягивались, делали трезвые лица и выпивали, благо тосты еще были. Как легли спать, не помнит никто, и только полутрезвые дети рассказали нам потом, что бурно обсуждались реки, сплавы, суда, события, люди. Короче полный набор туриста-водника.

Встали еще пьяными, но полными сил и энергии. Приготовили покушать. Пока готовилась еда, Ирина замариновала грибочки, в процессе приготовления которых выяснилось, что забыли прикупить лук. Грибы и без лука были славные, и по этому поводу выпили по маленькой и потихоньку начали собираться. Собрались ближе к вечеру. К слову сказать, с этими белыми ночами совершенно потеряли ориентацию во времени. Короче, когда вышли на воду, было около шести вечера. Неспешно плюхая по плесам и наслаждаясь очарованием природы, дошли до порога "Змеиный". Как приличные люди сначала его просмотрели, а потом спокойно прошли.

После порога мы с Верой сильно отстали от всех. На то была совершенно потрясающая причина! После небольшого правого поворота на высоком скальном берегу, слева, среди зеленых елок и мхов оранжевыми лампочками замаячили грибы. Я не знаю, как их не заметили впереди идущие или им было влом чалиться у стенки и карабкаться на поляну. Нам было не влом, и мы набрали чудесных грибочков.

До порога "Соленый" дошли быстро, просмотрели его бегло и, не увидев ничего криминального, пошли обычным порядком. Вообще этот день был знаменателен тем, что был веселым и динамичным: небольшие участки плесов чередовались бойкими перекатиками и приличными порогами. До порога "Падун" дошли минут за тридцать, чуть было его не пропустили и не ушли в правую протоку. Встали на хорошо видной полянке слева от порога. Здесь собрали около ведерка грибов, перекусили и пошли смотреть порог. Порог внушал уважение: сильно шумел, брызгался, имел перепад около полутора метров, хороший косой слив и небольшую проносную бочку. Особой сложности не усматривалось - нужно только правильно зайти (а где не нужно?) и после слива резво грести вправо, чтобы не вынесло на камни. После порога метров 70 хорошей шиверы. Встаю на видеосъемку, народ побрел собираться. Смотрю, наш юнга загрустил. Такое он видел впервые.

Спрашиваю:

- Валера, пойдешь?

- Да-а, не знаю…

Вижу - человек сомневается. Задаю аналогичный вопрос Вере.

- Конечно, пойду! - Ни тени сомнения.

А я хотел отправить их в обход пешком. Валера быстро собрался с духом и только бросил тихо: "Жена узнает - убьет!".

Опять встаю на съемку. Ирина страхует с "морковкой" сразу за сливом перед шиверой. Через некоторое время появляются на урезе Гриша с Саньком. Влетают на хорошей скорости, немного не вписываются, перед сливом правой кормой бьются о камень и валятся вниз, подсаживаются на камень на выходе и спокойно уходят по шивере. Ирина с Валерой прошли красиво и ровно. Зрелище было настолько увлекательным, что я забыл о роли оператора и, как следствие, прохождение порога записано лишь частично. Подошли Гриша с Сашей, сменили нас на посту. Мы с Верой попытались переплюнуть всех и пройти порог лагом. При заходе нас развернуло, и носами ударило о левый берег. Мне уже показалось, что так и войдем в слив, но мы судорожно поправились и успешно прошли весь порог. Полный восторг! Промочило до головы. На шивере классно прокатились, уворачиваясь от полуобливных камней.

В конце шиверы река собралась в одно русло. Правая протока тоже показалась нам неслабой, во всяком случае в месте слияния. Встали сразу за порогом, слева, чтобы перекурить и поделиться впечатлениями. Я, рассматривая карту, поведал всем, что существенно отстаем от графика движения, так как первая ночевка у нас была запланирована именно на пороге "Падун", но вот погода нас остановила вчера практически в самом начале пути. Поэтому, господа, гребем долго. Все согласились и дружно пошли по этому "долго". Правда, закончилось оно очень быстро. Минут через 30-40 берега стали пологими и превратились в пойменные луга, лес отступил, а река, извиваясь, принесла нас на маленький скальный выход слева. В прямой видимости метрах в 500 впереди был автомобильный мост. На этом каменном языке, со всех сторон окруженном заболоченными лугами, остановились перекурить. В процессе курения обнаружили снаряженную удочку. Я достал московских червяков, спасибо Паше Чибисову, который вручил их нам перед отъездом из Москвы, аж три коробки и, надо сказать, что не зря я их вез, кормил, поил, выгуливал в вагоне. Начал ловить рыбу. Много рыбы! Разной рыбы! Я не рыбак, но случился такой азарт!..

Короче, когда Ирина поняла, что рыбалка затягивается, а командир - человек увлекающийся, взяла инициативу в свои руки и к радости мужской половины объявила здесь ночевку. Места на этом пятачке как раз хватило, чтобы поставить три палатки и сделать костер. Дров тоже было маловато, но мы дружно сходили по болотцу за сушняком. Когда костер запылал, а палатки были готовы ко сну, Ирина взялась жарить рыбу, Валера ей помогал, все остальные, сменяя друг друга рыбачили, рыбачили… Через некоторое время я увидел, что от дороги вдоль берега к нам приближаются 3 подозрительных типа. Типы оказались российскими военными и на подходе поздоровались с нами. Они, оказывается, тоже ловят рыбу, и найденная мною снасть принадлежит им. Вернул владельцам. Старший из них, прапор, по карте показал наше местонахождение, выяснил, откуда мы, а солдаты сказали, что у них служит наш земляк из Тольятти. Мы обменялись пожеланиями удачи, и они направились дальше вдоль берега, изредка останавливаясь и бросая спиннинг. Я тоже побродил со спиннингом - поймал щуку килограмма на два. Когда всем еще не надоело ловить рыбу, Ирина серьезно приказала закончить рыбалку или отпускать пойманную рыбу, так как наловили значительно больше, чем могли съесть. Я посмотрел на гору жареной рыбы - действительно много.

Сели ужинать. Ирина блеснула своим мастерством по части приготовления грибов и рыбы, за что и была награждена всякими лестными словами. Народ уплетал за обе щеки, запивая все спиртом. Валера достал бутылку коньяка. Оказывается у нас сегодня реальный повод напиться - престарелый юнга год назад стал отцом замечательного малыша! Коньяк почему-то быстро закончился, а праздник еще нет. Я, отойдя от рыбацкого азарта, прикинул, что разрыв в графике движения еще увеличился. После ужина, несмотря на запрет, кое-кто продолжал ловить рыбу, и Гриша даже поймал щуку, тоже немаленькую. Тем временем Карелия предстала перед нами во всей своей красе: закат (или восход?) окрасил небо яркими красками от светло-оранжевого, над черной полоской елей на горизонте, до темно-фиолетового - над спящими облаками. Повисшая над заболоченными лугами пленка тумана постепенно наползала на реку и рваными клочьями плыла вниз по течению, открывая в разрывах зеркальное отражение феерического неба

* * *

На следующий день после того, как прошли автомобильный мост и пару мелких шивер, вышли в озеро Шуванда - там должен находиться поселок, нам нужны были хлеб и лук. Практически сразу, в начале озера увидели мостки и притопленную лодку, а среди зарослей угадывались строения. Решили, что это и есть Кушеванда. Зачалились на мостках, отправили делегацию - Иру с Валерой за хлебом. Оставшиеся на берегу пытались поймать что-либо на спиннинг, но безуспешно. Минут через 15 появились наши ходоки и объявили, что это не Кушеванда, а хутор одинокой бабки. Бабуля выделила нам кирпичик хлеба, несколько луковиц и бутылку молока - практически бесплатно. Молоко употребили на месте, слушая рассказ о доброй бабушке, которая в прошлом году потеряла в автомобильной катастрофе сына.

Перекурив, отправились дальше. Примерно на середине озера слева открылась собственно Кушеванда, но мы шли, уже не останавливаясь. На выходе из озера - небольшой порожек с видимым уклоном, после него километров пять плесов и снова автомобильный мост, а сразу за ним началось озеро Мандуярви, жутко занудное. Собственно, с этого озера и началось мое ощущение, что реки нет. Дальше мы все время гребли, гребли… и переставали этим заниматься на коротких участках локальных порогов, первым из которых и стал "Межозерный". Полностью соответствует своему названию, так как соединяет два озера - Мандуярви перетекает в Хирвасярви. Порог не запомнился, хотя мы его осматривали и прокатились по нему весело. А потом снова гребля. Погода нас особо не баловала, периодически поливая дождиком. Было достаточно прохладно, и успокаивали мы себя лишь созерцанием суровой северной природы.

Мой матрос, а по совместительству родная дочь, явно была слабовата в физическом плане, и потому греблось не очень ровно, но в порогах, вроде как осознавая момент, Вера выкладывалась по полной, но потом быстро уставала. Поэтому мы были вечным арьергардом похода.

Эти два озера очень живописны - с несколькими островами, высокими холмистыми берегами, стройными соснами. В межозерье на левом берегу - рыбацкий домик, недалеко от него хорошо оборудованная стоянка, где мы перекурили и поискали грибов. Лично я нашел изумительной красоты поганку и торжественно всем продемонстрировал. После чего меня убедили тщательно вымыть руки с мылом и никогда не собирать грибов. Здесь же я наткнулся на прошлогодние ягоды брусники, так, по крайней мере, мне сказала Ирина. Доложу я вам, что, несмотря на то, что прошлогодняя, она очень вкусная и душистая, такое ощущение, что ее только что разморозили. Кстати, о ягодах. Была середина июля, но обещанные нам в описаниях фантастические количества морошки, черники, голубики отсутствовали напрочь, причем не только ягоды, но и собственно растения. Морошки было чуть-чуть с незрелой ягодой. Предположили, что год нынче не урожайный.

Хирвасярви на удивление прошли достаточно быстро. Кстати сказать, откровенный "вмордувинд" был только на Пистаярви и Вихельтозере, остальное все шли с несильным ветерком нейтрального направления. На выходе из озера небольшой порожек, который прошли без просмотра. Начали ожидать уже третий за сегодняшний день автомобильный мост. Ожидание длилось долго. Наконец мост прошли и начали ожидать стоянку, и опять долго ждали. Наконец после небольшого порожка вкатились в уютное озерцо, где на небольшом мысу слева и нашли то, что искали. Маленькая полянка в соснах, удобная чалка, два выхода к воде. Наш лагерь всегда выглядел компактно, в большой степени благодаря палатке Ирины. Маленький такой, уютненький спальный "гробик" помещался на любом пятачке размером 180х100х100 см и был незаметен на фоне наших двух трехместных палаток, одна из которых камуфлированная. Уже в конце похода общими усилиями палатка Ирины получила скромное название - "НЛО И.Терешкиной".

Всего за сегодняшний день мы прошли три порога и три озера, около 25 километров, реально устали и продрогли. Поэтому оборудование стоянки начали с распития спиртного под грибочки и жареную рыбу, которую определили в "перекус". Пока ставили палатки, обнаружили неоперившихся птенцов какой-то птахи. Как бедолаги оказались у нас под ногами, не выяснили. Гнезд поблизости не обнаружили, поэтому отнесли малышей подальше от лагеря и посадили всех в кучку, теша себя надеждой, что мамаша их отыщет. Третий наш вечер на сплаве, как всегда, был теплым и веселым. Ирина презентовала мне свои колготки, якобы незаменимое средство под неопрен, если он натирает разные интересные места тела. Я после трех дней хождения в неопреоновом костюме натер ноги ниже пупка до ссадин.

Снова ловили рыбу и снова успешно. Часов до двух ночи! Народ уже спал, когда Ирина закончила мариновать очередную порцию грибов, а когда я вернулся с рыбалки, спала уже и Ирина. Вот такая увлекательная штука - карельская рыбалка!

* * *

Проснулись, никуда не торопясь, около полудня. Наше стандартное время подъема! Стали медленно готовить обед, рыбачить. Дамы решили помыть светлые головы. Пойманную и уже почищенную рыбу пришлось выбросить, запахла нехорошо. На воду встали около 16 часов. Надо сказать, что, несмотря на то, что мы имели карту "километровку", постоянно приходилось напрягаться, идентифицируя собственное местонахождение. Основным ориентиром по карте были озера, но и плесы, порой очень широкие, можно было принять за озеро. Короче, после выхода мы начали ожидать озеро, гадая, Вихельтозеро или Пистаярви. Минут через сорок вышли в озеро. Сразу ветер в лицо. Озеро было большим и уходило куда-то влево от нашего генерального курса. Народ, преодолевая ветер, начал медленно двигаться к небольшому островку примерно в километре от нашего берега. Нас с Верой, как мы ни старались, прибило к берегу, и мы безнадежно отстали, пережидая ветер на берегу и созерцая, как наши товарищи медленно, но верно приближаются к острову. Судя по карте, это было похоже на Вихельтозеро, а выход из него, как я помню, уж больно какой-то замаскированный. Минут через тридцать ожидания мы с дочерью мало-помалу тоже начали двигаться. Шли до острова, наверное, около часа. На острове устроили военный совет, типа, куда идти? Решили переправиться на ближайший берег прямо перед островом и там уже определиться. Ветер немного стих, и до берега мы добрались значительно быстрей. Решили провести разведку в сторону предполагаемого выхода из озера.

Да, это самое предполагаемое место трудно себе предположить. С озера очевидно, что там сплошные камышовые заросли. Однако разведчики, Ирина и Гриша, минут через двадцать дали нам понять, что нашли выход.

Еще через полчаса мы вновь мирно чапали по стоячей воде. Течения не было, несмотря на то, что на местности был явно заметен перепад высоты, - линия горизонта, очерченная елями, плавно понижалась в сторону нашего движения. Еще примерно через час в лицо потянуло свежим ветерком, явно почувствовалось приближение большого открытого пространства. После небольшого порожка выгребли в озеро. Первоначально это было похоже на широкую протоку, но чем дальше двигались, тем шире она становилась, пока не расширилась до огромного водного пространства. На горизонте маячили острова. Еще при входе в озеро, на левом берегу, мы заметили информационный щит, на котором размещалась схема озера, расположение турбаз, домиков, приглашение помыться в бане и т.п. Это было Пистаярви. Мы поняли, что туристов здесь любят.

Тем временем на открытом пространстве ветер существенно усилился, мы обогнули мыс правого берега и взяли курс на остров, расположенный прямо перед нами. Курс-то мы взяли, но вот пошли этим курсом не все. Нас с дочерью просто сдувало, и как мы не гребли, все равно оставались на месте или смещались назад. Парусность нашего катамарана была существенно выше, и стоило нам после минут двадцати безрезультатной гребли немного передохнуть, как нас за несколько минут прибило к берегу обойденного нами мыса. Народ в это время упорно двигался вперед, и минут через тридцать успешно добрался до острова. Принимаю решение переждать встречный ветер, - матрос мой не в силах уж вахты стоять… Устраиваем с дочерью перекус, благо большая часть продуктов у нас. Располагаемся прямо на берегу, т.к. мыс этот при всей видимости твердой суши ни что иное, как заливной луг, противно чавкающий под ногами. Берег же - намытый волнами песок. Так мы и устроились между прибоем и болотом. Перекусили бутербродами с сыром и колбасой, я с горя принял грамм сто неразбавленного спирта, отчего мне сначала поплохело, а потом похорошело. Часа через два ветер заметно стих, это было видно по прибою - волна тихо плескалась на песке.

Решили попробовать пробиться к нашим. И получилось! Минут через сорок в небольшом заливчике на острове обнаружили ребят, мирно пьющих кофе. Заливчик был тихий, с песчаным пляжем. Народ, оказывается, уже искупался. Н-да! Горячий у нас народ! Явно не май месяц и не знойный полдень, но нас убедили, что очень бодрит, и вода не очень холодная. Тоже идем купаться - чего же немытыми ходить. Потом с наслаждением пьем кофе, отбиваемся от злобных комаров и… странное дело, укладываемся поспать. Да, время уже 23 часа. Прямо на берегу, все в ряд, в спальники и на коврики, на голову антимоскитную сетку, и в небольшой полуночный сон. Смотрю на все это - и что-то это мне напоминает! Ага! Одинаковые антимоскитные сетки на головах спящих напоминают о пасеке. Особенно колоритно смотрится Гриша. Вытянулся, как на смертном одре, руки сложил на груди, только свечки не хватает. По бокам от него дети. Тут же снимаю все на видео и фото. Скульптурная композиция - "Кончина старого пасечника и Ко".

Сон продлился недолго. Несмотря на зажженную шашку против комаров, антимоскитные сетки, различные ядовитые брызгалки, комары нас сожрали. Ветер стих окончательно, и они на нас навалились такой толпой… Короче, очень захотелось двигаться. Быстро-быстро собрались и пошли, взяв курс на невидимый пока поселок Тихтозеро. Кстати, как мы ни высматривали, так и не разглядели в начале нашего пути по озеру села Кандонаволок. Чтобы не очень мы с Верой отставали от группы, решили попробовать свои силы на катамаране "Рафтмастер". Поменялись катамаранами с Григорием и Сашей. Попробовали - понравилось! В результате к поселку мы подошли вторыми. На берегу стояли моторки. Пара мужиков суетилась возле них. Ветер опять начал гнать волну. Перед нами явно маячила перспектива всю ночь грести, как на галерах. А не хотелось! Поэтому, зачалившись возле моторок, иду к мужикам в надежде договориться о буксировке команды на другой конец озера. По предварительным подсчетам это 6-7 км. Местные мужики оказались приветливыми и разговорчивыми. Быстро договариваемся. Просим водки, пива, хлеба, лука. Не отказывают, предлагают проводить до магазина (это в 1 часу ночи). Собственно, это не магазин, а какой-то предприимчивый финн, женатый на местной женщине, торгует прямо из дома. Но хлеба, говорят, нет и у него. Какая-то нехлебная страна, Карелия. Отправляем делегацию за покупками, оставшиеся начинают последовательно вязать катамараны и попутно разговаривать с местными. Они запросто говорят между собой по-фински. После одного из таких разговоров один из них с ребенком уехал на моторке, а вернулся уже с хлебом для нас. Огромное им спасибо. Узнаем из разговоров о нелегком и бедном их существовании. Заработок только на лесоповале, да и то небольшой. Хорошо могут заработать в ягодный сезон. На заготовке морошки зарабатывают до 1000 долларов, что по их меркам внушительная сумма. Морошку скупают финны примерно по 4-6 долларов за кг. В Финляндии, говорят, она стоит 40.

Ну, разумеется, промышляют рыбу. Один из наших собеседников за символическую плату (30 руб.) принес штук шесть тушек соленого сига. Классная закуска, доложу я вам!

Связка катамаранов получилась у нас хорошая, крепкая. Подоспели гонцы с мешком покупок, главная из которых пиво! Пива очень хотелось, поэтому выдали на каждый экипаж по полуторалитровой бутыли, привязались к старенькой "Казанке" с не менее стареньким "Вихрем" и весело пошли, покачиваясь на волнах и попивая пиво. Время было начало третьего утра.

На моторке шли минут 40. Мужики притащили нас на великолепную стоянку на высокой полке правого берега и, пока мы выгружали и таскали вещи, разожгли нам костер, пожелали счастливого пути и отбыли.

Правда, перед этим у меня состоялся с ними небольшой, но содержательный разговор, изменивший в дальнейшем наш маршрут, вернее, его укоротивший. Суть разговора свелась к следующему: после озера Корпиярви, если нет подробной карты (а у нас ее не было) дойти последние 20 км до озера Верхнее Куйто очень сложно, можно заблудиться в протоках и рукавах. А это для нас плохо, т.к. у нас уже билеты на обратную дорогу.

За ужином (завтраком?) я и сообщил народу об этом. Все посетовали, что не увидим, как говорят, один из лучших порогов Писты - Поаллу.

Обсуждали наше благополучное и досрочное пересечение самого большого озера - Пистаярви, какие мы молодцы, что не пожалели 800 руб. на эту водную прогулку. Вспоминали меткое выражение про Мандуярви из дневника Титыча: "В манду эту ярви" и сочинили свое: "Ярви ее в Писту!".

* * *

Проснулся от тихого шелеста дождя по палатке, выглянул наружу, - сложилось впечатление раннего, пасмурного утра, нашел остатки пива и с удовольствием допил. Посидел, покурил. Дождь был мелкий-мелкий и белой пеленой ложился на землю. Все предметы от сырости блестели как будто покрытые пленкой лака. Встал Гриша и объявил, что утро не раннее и время около 11 часов. Народ, несмотря на погоду, дружно поднялся и занялся разными хозяйственными делами. Первым делом натянули тент, разожгли костер. Дождь усилился. После еды двигаться было лень, собирать и укладывать мокрые вещи, а потом еще и плыть под дождем не хотелось никому, поэтому "хрюкнули" по чуть-чуть и завалились спать. Спали часа три. За это время дождь прекратился, выглянуло солнышко. Появилась возможность обсушиться. Скомандовал подъем. Помятые и недовольные, все обреченно начали собираться. За время пока мы спали, прибыли и расположились недалеко от нас йошкаролинцы. Пришли их два капитана, поговорили о том, о сем, рассказали, что на "Сакале" их неопытный экипаж поломал раму ката-четверки и порвал гондолу. Тем временем мы уже упаковались и, попрощавшись с ребятами, пошли дальше.

Вышли из озера и сразу услышали шум порога. Осматривать его не стали, а прошли сходу по основной струе. Порог не именной, но достаточно динамичный, расположен на левом плавном повороте, так что с наплыва видна только часть линии движения, поэтому на выходе приходилось импровизировать сходу - метровые, хаотично расположенные валы указывали на большие обливные камни. Мы с дочерью один разок чиркнули по такому, а на другой плотно присели, уже практически на выходе. Из порога - сразу в небольшое озерцо с небольшим островком посредине. Островок обошли с двух сторон и снова пошли лопатить стоячую воду. Минут тридцать ждали появления самого длинного порога - "Семиповоротного". Перед этим на перекуре я прочел описание порога, и мы договорились идти его сходу, без просмотра. Начинался он сразу за левым поворотом продолжительной заходной шиверой. Впрочем, весь порог и есть шивера, и сплав по ней достаточно динамичен и держит в напряжении, необходимо постоянно маневрировать и быстро принимать решения, куда идти, т.к. в двух местах поток делится небольшими островами. Этот участок мы пролетели быстро, по моим, весьма приблизительным прикидкам, длина его около километра. Мы получили массу приятных впечатлений.

За счет того, что мы быстро прошли "Семиповоротный", неожиданно быстро появился и порог "Одинокое дерево", который прошли тоже сходу. Потом долго, торжественно и медленно, поливаемые мерзким дождем, шли по длинному, извилистому озеру Муасъярви. На выходе из него за левым поворотом шумел порог "Курки". Издалека глянули - ступенька через все русло, ближе к правому берегу мелковато, от середины и к левому больше воды, слив около метра, за сливом хороший вал и далее шивера. Ничего страшного. Пошли обычным порядком. Держались основной струи. Мы с Верой при подходе к ступеньке обошли слева надводный камень и, выравниваясь, зашли в слив полулагом. Воткнулись в стоячий вал, и Верин борт маленькая коварная бочечка рванула под слив так, что Вера едва удержалась в коленной посадке, схватившись рукой за обвязку. Правда, бочка тут же нас выплюнула, но момент был реальный. Остальные наблюдали снизу наше прохождение. Они в эту бочку не попали, т.к. шли правее основной струи. После того, как я поделился впечатлением о происшествии, Санек, снимавший это, сказал, что в какой-то момент ему было видно только нос моего баллона, а мы как будто скатились в яму.

Дождь все сыпал и сыпал. Тишь и гладь, и пелена дождя. Неожиданно слева на берегу появляются девочки среднего и старшего пионерского возраста, молча моют посуду, поглядывая на плывущих в дожде. Передний катамаран резко тормозит, экипаж молча и долго, как будто не веря своим глазам, провожает взглядами хрупкие фигурки и, по-прежнему глядя на девочек и выворачивая шеи, сваливается в порог "Петух". Пишу это со слов Ирины, т.к. сам этого не видел. Нет, девушек, конечно, видел, а эффект, какой они произвели на мужской экипаж, нет. Так что порог пошли сходу. Линия движения очевидна и просматривается с воды. Порог очень эффектный: основная струя мощным потоком устремляется вниз по наклонной, создается иллюзия, что середина этого потока выгнута, и точно по центру серия последовательных гребней, один из которых больше остальных. Шли точно по этим гребням, самый большой окатил нас полностью.

Дождь усилился, минут через десять опять разразилась гроза с ливнем, и мы решили переждать ее на берегу. После безымянного порожка остановились на левом пологом берегу, покурили, сфотографировались. Я нашел несколько снаряженных удочек и принялся за рыбалку. Рыбу ловил и отпускал, т.к. Ира предупредила, что заниматься ею не будет. Когда надоело рыбачить, оглядевшись, нашли еще какую-то штуковину - интересную конструкцию для ловли норок, принцип действия как у классической мышеловки. Разница только в том, что мышеловка ломает позвоночник, а эта штука придавливает туловище точно посередине так, что выбраться обратно из узкого ящичка норка уже не может. Потом, разобравшись с принципом действия ловушки, Ирина для сугрева достала свой НЗ - фляжку с коньяком. Глоток хорошего коньяка - и жизнь стала значительно веселей. Примерно через час вынужденного перекура и перекуса пошли дальше, проскочили порог "Грива", который ничем особенным не запомнился, и начали выгребать к озеру Вайкульскому. Перед выходом в озеро слева на берегу начали появляться следы рыбацких стоянок - мостки, лодка. Знаем, что недалеко есть село Хяме, но с воды его не видно, да нам оно и не нужно. Озеро тоже приличное, но хоть ветер попутно-боковой, поэтому идем, особо не напрягаясь. Сорок минут потребовалось нам, чтобы пересечь озеро. На выходе слева увидели остатки баньки. Встали, нашли место под стоянку и начали разгружаться. С озера подул противный тягун. Развели костер, прикрыли его от озера тентом, стало потише. Ужин готовили все вместе, покушали и стали укладываться. Время 23-30.

* * *

Проснулись часов около десяти. День был какой-то ленивый, долго просыпались, долго готовили еду, я долго и безуспешно ловил рыбу. Вообще, после вчерашнего разговора с местными и вынужденного сокращения маршрута, выходило, что мы не только идем по графику, но и можем себе позволить одну полноценную дневку и две полудневки. После обеда часов около четырех встали на воду и при хорошей погоде пошли дальше. Вскоре прошли под автомобильным мостом и примерно через полтора часа после выхода пришли к порогу "Фурляляй", который начинался сразу за безымянным порожком. Здесь река делает небольшой зигзаг сначала направо, а после порога - налево. Перед порогом слева большое улово, в которое мы и вкатились. На мысу, вдающемся в реку с левого берега, хорошая стоянка. Сразу за порогом, тоже слева, хорошее большое улово.

Идеальное место для катания. Обнос судов через мыс занимает 2-3 минуты. Решили покататься. Разгрузили "Сеньку" и начали веселиться. Сначала просто проходили, потом начали испытывать возможности катамарана, входя в порог снизу всеми мыслимыми способами. Потом устроили спасработы с одиночным заплывом в порог самосплавом. Спасали самых "экстремальных", каковыми оказались Григорий, Санек и я. Надо сказать, что с берега все кажется значительно страшней. Первым спасали Гришу, спасателями были мы с Ириной. Гриша пролетел порог настолько быстро, что мы с Ирой, стартанув от берега с небольшим опозданием, едва его догнали и чуть сами не ушли по выходной шивере за поворот. Опыт учли. Санька спасли качественно и быстро. Спасенные цеплялись за раму и доставлялись в улово. Проходили порог разными экипажами. Мы с Ириной, стоя на страховке на "Сеньке", были затянуты в порог очень маленькой, но как оказалось сильной бочкой, которая хорошо нас держала. После этого все начали отрабатывать зацепы, а попутно "колбаситься" от всей души. Катамаран разворачивало, подтягивало к сливу, притапливало, крутило и выплевывало в основную струю. На этой бочке Санек с отцом устроили реальное шоу, пытаясь кильнуть кат. Все попытки были безуспешны. Один раз их только "прикусило", и получилось что-то типа полусвечи. Санек в пылу забавы упустил мое хиковское весло, но каким-то невероятным броском выловил его из пучины, хотя для всех было очевидно, что оно бы в лучшем случае уплыло. Санек потом говорил, что глянул на меня мельком, когда река вырвала из рук весло, и понял, что лучше бы она вырвала ему руки.

Это был самый веселый порог! Мы на нем прокувыркались часа два, но я поторопил всех к порогу "Имисев", где предполагалось встать на ночевку.

Мы ушли от этого чудесного порога с сожалением, а впоследствии Ирина мне неоднократно предъявляла претензии за то, что могли бы заночевать на нем и даже устроить дневку. Согласен, могли бы, но мне почему-то казалось, что "Имисев" более привлекателен для дневки. До "Имисева" мы шли часа два по абсолютно стоячей воде. Останавливались на каком-то заросшем берегу на перекус в самом рассаднике комаров. Допили остатки водки под бутерброды с колбасой, нарезанные щедрой рукой Григория (в рот не помещались), покормили насекомых. При подходе к порогу, пытались разглядеть справа хорошо замаскированное озеро Имисъярви, якобы примыкающее к Писте. С трудом, но обнаружили. Если бы не знали, то наверняка прошли, даже не обратив внимания. Порог хорошо виден с воды, да и шумит прилично. Встали на правом берегу на горке, хоть и далеко от воды, но ровно, сухо и очень прилично. Кроме того, по правому берегу была хорошая тропа для просмотра порога. Расположились мы с комфортом, натянули тент, поставили Григорию задачу сварить классный рыбный суп (большой специалист, однако!), и стали ночевать. Я сходил, посмотрел порог. Ничего сложного - приличная, около 100 метров горка с мощной белой струей.

Вечер был тихий и спокойный, как семейный ужин. Уже чувствовалось окончание похода. Ужинали за столом великолепным рыбным супчиком, баловались спиртиком. Гриша, между делом, все грозился повалить окружающий лес с тем, чтобы ни мы, ни идущие после нас не знали недостатка в дровах. Но мы ему этого сделать не дали, убедив, что стоянка хороша и без поленницы, а пить надо в меру. Стоянка действительно была хороша, пожалуй, лучшая на маршруте. Высокие сосны и пасмурная погода создали для нас прекрасные вечерние сумерки, мы пили кисель, а костер освещал наши лица, первый и единственный раз напомнив о себе как об источнике света. Спать легли ближе к утру (ловлю себя на мысли, что как всегда).

 

Дневка

Особых мероприятий на этот день запланировано не было. Просыпались долго. После завтрака Ирина на полном серьезе предложила вернуться на "Фурляляй", мол, а чего бока-то отлеживать - пару-тройку часов гребли по плесам и полдня "колбасни". Народ порыв не поддержал, нагреблись, бедолаги!

Ирина, расстроившись, ушла с Саньком загорать, благо денек был погожим. Они взяли катамаран и плавали перед порогом, загорая и рыбача. Я взял спиннинг и свои навороченные воблеры, стоимость которых равнялась стоимости всей съедаемой моей семьей за год рыбы, и пошел на порог пытать рыбацкого счастья, тайно надеясь зацепить кумжу. Долго бросал я эти самые воблеры, один вообще "выбросил". Так и не понял, то ли оторвал я его, то ли у меня его оторвали. Плавают они красиво, как настоящие рыбки. Когда мне это надоело, решил порыбачить на червяка, благо спиннинг я снарядил как два в одном. На червяка позарилась какая-то странная рыбка, которую я и принес в лагерь в единственном числе. Ирина тут же просветила меня, что мой дом - тюрьма, что денег у меня не хватит расплатиться за эту пеструшку или пис-травку, первый раз такое слышу. Рыбка сантиметров двадцати, действительно имела на спине какие-то пятнышки и красноватое мясо, и оказалась мальком семги. Я ее съел, предварительно посолив, чтобы совесть сильно не мучила. После обеда я еще раз принимался за рыбалку, но она уже не была такой, как в начале маршрута. Правда, поймал совершенно потрясающего окуня, причем на удочку, около 800 граммов.

Вечером с окунем приключилась почти детективная история. Я его почистил, выпотрошил, посолил, насадил на вертел и долго запекал на углях, а, отойдя на несколько минут от костра, вернулся и обнаружил только вытаращенные глаза на обгоревшей голове. Растерянно осмотрев место происшествия и опросив очевидцев, выяснил, что вкусный окунь исчез за крепкими зубами Санька. Что он был вкусный, следовало из восторженных отзывов виновника, который решил, что окунем я занимался исключительно из любознательности и любви к кулинарному искусству, а он-де нашел практическое применение этому шедевру.

Вечером как-то незаметно разговоры съехали на политику и международное положение, хотя пили немного, много уже не было. Ирина наконец-то выяснила для себя с кем, собственно, сплавляется, а то имела весьма общую информацию о действующих лицах. Тот факт, что наш Юнга и ее собственный матрос - боевой офицер, существенно поднял рейтинг нашей команды в глазах Ирины. Травили байки опять допоздна (или до утра?).

* * *

Проснулись к обеду. Покушали, чем Бог послал (вчерашним ужином и молочной кашей) и начали собираться. Вышли и сразу в порог - весело прокатились! Ирина таки утопила мой подарок - клубную бейсболку. Сдернуло ветерком с головы! Мы ее поискали на выходе, но безуспешно.

Нам предстоял один небольшой переход, едва ли не самый короткий, не считая первого дня. Два порога "Талии" и "Хирви" шли без осмотра по основной струе. Пороги, надо сказать, тоже неслабые, но читаемые с воды. Часа за два мы преодолели оставшиеся 12-14 км и вошли в озеро Корпиярви. Некоторое время поискали поляну для стапеля, но в конце концов встали там, где надо. О месторасположении поляны свидетельствовали брошенные деревянные рамы катамаранов на берегу и хорошо наезженная колея. Народ начал обустраивать быт, сушить катамараны, а я, проворно переодевшись, отправился в Войницу договариваться о выброске. По моим расчетам, это около 12 км. Расчеты оказались неверными. Я бодро шлепал по грунтовке до моста через Писту, смутно надеясь на попутный транспорт, успел устать и перестал надеяться. Транспорта не было никакого. От места нашей стоянки до моста оказалось 6 км. От моста до Войницы еще 12. Итого прошагать бы мне пришлось нехило - 18 км в один конец. Но сразу после моста меня подобрал местный предприниматель на видавшей виды "шестерке", ехавший в Кандалакшу. Он подбросил меня к дому местного фермера, который реально мог помочь нам с выброской. Мужик оказался деловым и немногословным, договорились за 2800 до Кеми, обговорили время - завтра в 20 часов. Купил у него сигарет с фильтром (наши все благополучно закончились еще на "Имисеве", и мы были вынуждены курить Ирины "зубочистки" с ментолом, спасибо, мать!). Потом я обнаглел и попросил водки, пива и доставить меня к нашему лагерю. Мужик вежливо отказал, но направил по правильному пути. В первом от дороги доме я нашел все, чего хотел. Мне продали водки, пива и отвезли на машине за чисто символическую плату к нашему лагерю.

Народ по мне скучал. Мое благополучное возвращение было сигналом к началу грандиозного праздника, посвященного окончанию маршрута. Ужин готовился, катамараны были разобраны и сушились, ничто не мешало нам отпраздновать это событие. Разминались пивом с рыбкой. Пиво было вкусное и холодное, как потом оказалось еще и крепкое (русским же языком было написано, но никто не удосужился прочесть). Ирина нашинковала остатки сига, который незаметно закончился благодаря вкусному пиву. Перешли к горячим закускам и водке. После съеденного и выпитого, Ирина с Валерой и Григорием устроили шоу инопланетян. Незабываемый коктейль из анекдотов, импровизаций, шуток и приколов (ни хрена подробностей не помню). Тогда-то палатка Ирины и получила свое наименование - НЛО. Дети от смеха ползали по лагерю, иногда этим занимались все присутствующие на празднике. Повеселились очень славно, даже круче, чем в первый день. Засыпали, дружно утомившись и, как всегда, под утро.

* * *

Последний день (вернее, остаток дня, так как встали в обед) был посвящен мойке, сушке и упаковке вещей и бренных тел. Тем временем подошли йошкаролинцы и тоже начали собираться. К назначенному времени я вышел на дорогу, где и встретил микроавтобус "Тойота", которым управлял сын моего знакомого фермера из Войницы. Мы быстро погрузились и отправились в Кемь. В Калевале заехали в магазин, прикупили пива, кефира и булочек. Дети захотели сладенького - купили шоколад. Доехали, как показалось, быстро. Говорят же - дорога домой всегда быстрей. На вокзале в Кеми туристов нам мало не показалось - практически весь зал ожидания оккупировал наш брат с рюкзаками, лодками, веслами. Кто-то только что приехал, кто-то уезжал, кто-то, возможно, просто здесь жил. Нижний зал нам показался более демократичным, т.к. там был полумрак, и человек шесть в разных углах бесцеремонно спали на полу. У окна возле камер хранения на неудобных вокзальных сидениях тискалась парочка. У них были свободные места и незанятый пол. Мы разместились рядом с ними, но они, по всей вероятности, сочли наше соседство неуместным и тихонько свалили в поисках более безлюдного пристанища. Поезд у нас был около шести утра, поэтому приняли решение поужинать и отдыхать прямо на полу. Пока ходил за ужином - местной водкой и пивом, - в нашем углу поселился нежелательный сосед, очень пьяный и очень наглый. Пришлось вывести его из зала в кусты привокзального скверика и передать на воспитание местной молодежи. До утра нас никто не беспокоил, мы вполне сносно переночевали, а утром успешно погрузились в поезд и мирно и сонно поехали в Москву.

Обратная дорога была легче во всех отношениях - пили меньше, ели тоже не очень, только грусть-печаль приближалась вместе с Москвой. Практически на каждой станции отзванивались домой, радуя родных и близких, и весь путь уговаривали самих себя, что жизнь продолжается, что будут новые походы, что возвращение - это часть нашей жизни, радостная и грустная одновременно.

 

 

Сергей Кузьмин,
Самара, 2004 г.
Фото:
Александр Веревкин
Ирина Терёшкина

   TopList    Яндекс.Метрика
Лента |  Форумы |  Клуб |  Регистрация |  События |  Слеты |  Маршруты (Хронобаза) |  Фото |  Хроноальбом |  Видео |  Радио Статьи |  Лодки |  Турснаряжение |  Тексты |  Отчеты |  Худ. литература |  Марфа Московская |  Марфа - рассказы |  Заброска |  Пойду в поход! |  Карты |  Интерактивная карта |  Погодная карта |  Ссылки |  Поиск |  Реклама |  База |