Воспоминания о весенних покатушках по реке Полометь

(Внимание! В качестве лоции использовать категорически не рекомендуется!)

Время: 14-15 апреля 2001г.

Участники: Белкин Александр Николаевич bahus05@mail.ru

             Данилов Владимир Юрьевич

Посуда: катамаран двойка “Чёрный котёнок”

 

Когда стало окончательно ясно, что на майские наша группа пойдет на Мзымту, возникло здоровое желание устроить предварительные покатушки, а то после зимы как-то… Начитавшись на сайте хронических водников о “страшной и ужасной” и “реально кавказской” речке, пришло решение – Полометь! Основная масса народа не смогла по лениво-занятым соображениям, и решили идти вдвоем с Володей Даниловым, в простонародии Донилом или Юричем. Задача осложнялось тем, что надо было уложиться в выходные. Поезд, в котором есть прицепные вагоны до станции Дно и которые останавливаются на нужной нам станции Дворец, уходил из Москвы непозволительно рано. Решили ехать питерским до Бологого и там попытаться за 20 минут пересесть на необходимый нам поезд. О, Российские Железные Дороги!

            Питерский пришел в Бологое с получасовым опозданием. В 06 утра зависаем между Питером и Москвой. Прогноз не утешительный, следующий поезд в 15-00 категорически поздно! На хвост падает каякер из Ярославля. Принимаем решение ехать до Валдая и там искать машину до Дворца. План удался! В 10-30 мы с Юричем уже трясемся в кабине ГАЗели, а наши рюкзаки, каякер и каяк в кузове. Погода мерзейшая. Дождь перемежается со снегом и сильным ветром, но 10 капель общенародного напитка вселяют тепло в наши тела и оптимизм в души. Да и цена машины смешная – 5руб. километр, на троих обошлось по полтиннику с рыла.

            Сгружаемся на поляну около моста через Полометь. Начинаем процесс сбора ката. Каякер утверждает, что он будет собираться не менее долго, т.к. процесс научного запихивания вещей в его посудину не менее трудоемок. По-моему, так ему надо оставить половину на берегу или самому плыть рядом с каяком, туда человеку-то поместиться сложно.

Судя по полузатопленному островку напротив места нашего стапеля паводок средний. Юрич костерит Гришина (создателя нашего ката) за “некоторые особенности сборки ката, увеличивающие сложность и скорость сборки” ко всему прочему производительность лягушки, которую взял Юрич, мягко говоря, не вызывает восторга. В районе полудня подвалила группа пластмассовых каякеров и ребятушки на катах. На поляне становится тесновато. Хорошо, что дождь почти кончился.

У ребят классная двойка “Кулик” 110 кажется. Завидки берут. И огромный надувательский мешок, который они нам и одалживают. Дело пошло веселее! А вот у одного из пластмассовых каякеров спасик размером с небольшие трусы - литра три, при его нехилой комплекции. На наши вопросы он говорит, что с таким легче делать эскимоса, а я-то, наивный, полагал, что он на плаву должен поддерживать… В районе трех часов ребятушки отчаливают. С ними и наш знакомый каякер из Ярославля. Вопреки моим пессимистичным прогнозам, которые я, разумеется, не высказывал в слух, он-таки поместился в свой каяк вместе с вещами. У нас сборов еще на час. Загидриваемся, собираем вещи. Перед выходом выясняется, что точнейшая карта, зробленая Юричем в Siemens, забыта дома. А, мимо воды не промахнемся!

Первый гребок в этом сезоне! Уау! Хотя радоваться рано: Володя никогда не ходил на двойке, никогда не сидел слева, да еще бессонная ночь, не поели толком, подзае.. устали короче. На воде прохладно не смотря на неопреновый костюм и перчатки. Пытается пойти снег. Речка несет хорошо. Тренируем с Володей повороты, подтяги и т.д. Через двадцать-тридцать минут сплава понимаю, что надо искать место для стоянки, чтобы нормально отдохнуть и выспаться, если мы завтра хотим нормально сплавляться. Пошел дождь. По левому берегу неплохие стоянки, но обилие в лесу заборов из колючей проволоки сводят на нет весь наш энтузиазм, да и берега не низкие. Наконец находим приемлемое место на ЛБ. Полочка в 1.5 метрах выше уровня воды. Втаскиваем на нее рюкзаки, ставим палатку. Местечко не ах, но грех жаловаться, сухих елок буквально навалом. Дождь зарядил всерьез. Дернули за первый сплавной день. Юрич остался у костра, а я решил покемарить. Всю ночь сквозь сон слышал какой-то грохот, и мне снилось, что по реке пошел лед и наш кат унесло, но проснуться, встать и проверить сил не было.

Светлое Христово Воскресенье!

Проснулся под утро, Вова ровно по середине палатки, я прижат к вещам у бортика. Мать! Мокро! Не сильно, точечно, но не приятно. Оказывается, я прижался к синтепоновой жилетке, лежащей под бортом палатки, а она мокрая – хоть выжимай! Когда успела намокнуть, загадка. Все остальное сухое. Вылезаю из палатки. :[]! Пролежав всю зиму в свернутом состоянии её надо было натягивать до звона, а так она провисла под дождиком, и со стороны Юрича на тент налило ведра четыре (не меньше!) воды. Эта-то тяжесть и выдавила его на середину палатки. Кат, слава Богу, на месте. Воды в реке не прибавилось и не убавилось. Развожу костер. Иногда проглядывает солнышко.

Вскоре, около 8, встает Володя, оказывается он вчера пытался разбудить меня к супу, но я что-то невнятно бурчал и категорически отказывался будится. Не торопясь завтракаем, подсушиваемся, собираемся. Отмечаем пасху “Охотничьей”. Настроение отличное!

Собрались не торопясь, но на удивление быстро. Решили сделать из веревок фальш-диагональ. Немного жесткости судну и рюкзаки не будут проваливаться. Когда все подвязали на кат, я услышал конкретный свист, идущий явно из моего понтона. М-да, свистит из задней противобочки. Но не разбираться же! А! Понтон 700 литров, да и левый подтравливает (Гришин уже три года дырку ищет), прорвемся! В смысле – пробьемся! На воду встаем около 10 утра.

В низинке за местом нашей стоянки лежит снег, значит вода выше не поднималась, а судя по погоде и вряд-ли поднимется. Ну-ну посмотрим, какой это паводок!

Скорость течения вполне приличная. Попадись на такой течке завал, мало не покажется! Мест для стоянок очень мало, а вскоре они исчезают вовсе. Через 15-20 минут сплава начинают попадаться валики. Ловим их и давим. Весело. Больше сил уходит на то, чтобы за ними гоняться вправо-влево по руслу реки.

Первое удивление пришло в том месте, где на правом повороте реки под очень высоким ЛБ лежало дерево корнями вверх (описаное в некоторых лоциях). Пройти можно и справа и слева, но в прижим под берег лезть не хотелось. Но я удивился когда понял, что вправо мы не угребаемся! Кричу: “Лево нос! Табань!” Юрич начал было спорить, но команду выполнил, и мы без проблем ушли и от торчащих корней и от прижима. Валы стали почти сплошняком 0,5-1 м. Некоторые пытаются превратиться в бочечки, путем закручивания верхушек в обратную сторону. Скачем по ним и скачем. Некоторые захлестывают очень хорошо – очки (у меня на носу которые) постоянно мокрые, а протереть возможности нет. Только успевай держать нос на струе.

Вторым, относительно приятным, удивлением стало то, что валы не кончаются! Вся река, на протяжении семи-восьми километров, представляет собой сплошную шиверу! На нашем “Котенке” особых проблем это не вызывало – сплошное удовольствие, а на кате с маленьким объемом можно и неплохую порцию адреналина получить. На байдарке же сплав по этому участку превратился бы в изматывающую и чрезвычайно рискованную работу. Об эффективной страховке для маломерных судов говорить вообще не приходится. Через час такого веселого сплава на правом берегу замечаем кирпичную трансформаторную будку, рядом с ней палатку и людей.

Там и чалимся, поскольку после неё, по всем описаниям трос, мост и х.з. что еще. Русло реки в этом месте немного разливается и посередине в струе лежит дерево.

На берегу каякер, полуразобраный каяк (конструкция такая) палатка и пара местных ребятишек, увлеченно наблюдающая за этим процессом. Каякер сообщил нам неутешительные новости. За поворотом действительно пара тросов, мост и территория части РВСН (ракетных войск стратегического назначения). У части новый командир который не велит пущать туристов сплавляться по территории части. Тех, кто прорывается по реке велено отлавливать, заарестовывать и выдворять за территорию части. Как отсюда выбираться? Ну, типа в районе трех часов пойдет автобус. Идет-ли автобус до Яжелбиц? Идет, но на обратном пути. В любом случае другого способа выбраться отсюда нет. По воде? Ну-ну!

В этот момент дерево, лежащее посередине реки, снимается с места и с совсем не приличествующей его возрасту скоростью скрывается за поворотом.

Юрича охватывает легкий стрем. Автобус меня совершенно не устраивает, т.к. в 17-00 нас ждет машина на питерской трассе. И доедет-ли до туда этот автобус и если доедет то восколько? Решаем посмотреть своими глазами на трос и прочие неприятности (например дерево могло застрять в тросах или между опорами моста, да и не одно оно мимо нас проплывало). Навстречу попадается солдатик, который подтверждает слова каякера о запрете сплава. Рассказывает какой зверь их новый командир и т.д. Юрич начинает стрематься еще больше. А во мне растет убеждение, что надо идти. Втроем идем к тросу. За правым поворотом реки (где с левого берега торчит бревно на пол-реки) через всю реку натянуты два троса в метре один над другим. Провисшая середина нижнего полощется в воде и теоретически проход только впритирку к левому берегу. Но безграничен человеческий гений! С каждого из тросов с промежутком 1 – 1.5м свисают метровые металлические прутья оканчивающиеся ромбообразными нашлепками. Все это апериодически раскачивается от соприкосновения части конструкции с водой. Приходят в голову мысли о хитроумном пыточном устройстве, созданном средневековой инквизицией специально для грешных туристов-водников. Если предположить, что мы это идем, то после притирки к левому берегу (из которого торчит железобетонное основание крепления тросов) надо сразу стрелять в правый пролет моста (левый забит всяким хламом). Значит так: вправо от дерева - влево под трос - вправо под мост. Веселый слалом, если учесть, что расстояние между препятствиями 15 – 20 метров, течка оочень хорошая, да и мне как правому гребцу придется отбиваться от качающейся железки (при условии, что кат пролезет под тросом). Володя совсем приуныл и решил собираться на автобус. Это почти убедило солдатика и он направился в сторону части. Я принимаю решение идти. Обсуждая этот вопрос, мы неспешно двинулись в сторону ката, но тут нас догнал солдатик и, видимо решив отомстить своему командиру, сказал, что может пропустить нас, когда начальник будет обедать с 13 до 14. Прикинув, что при таком раскладе (сплава оставалось около двух часов) мы худо-бедно успеваем к машине, окончательно решаем идти. Время полдень.

Когда подошли к кату, в валах попрыгало что-то желтое. Каяк! Каякер ломанулся бегом по берегу с криками: “Я знаю место где его можно поймать!” Но даже не смог его догнать. Что еще раз дает понятие о скорости течения. Через некоторое время к нам подчалилась еще одна двойка, но гораздо меньшего объема, без вещей, но с прикрепленным на раме боксом с видеокамерой. Поделились информацией. Оказывается, они вчера сплавлялись до второго моста (сразу за воинской частью) и зачем-то остановились на ее территории. Прибежала какая-то тетка долго орала, а потом привела солдат, которые и отконвоировали их до КПП, при этом помогая нести вещи и каты.

Только успели дернуть по пять капель за знакомство, как приплыла группа вчерашних пластмассовых каякеров (один из них в спасе-“трусах”) и деловито осведомились, не проплывал-ли тута недавно каяк . мы сказали, что проплывал и в свою очередь поинтересовались судьбой хозяина злополучного судна. Они как-то мрачно ответствовали, что он идет по берегу, и собрались продолжить погоню. Запрыгнув на кат мы решили поддержать их в этом мероприятии. Слалом удался. Мне, правда, пришлось отбивать рукой и серединой весла проклятую железяку. Опять непрерывная череда валов. Мне показалось, что они стали чуть пореже, но повыше. Покрайней мере они стали сопоставимы с длиной судна и очки почти перестало заливать водой. Каякеры поскакали вперед (им-то, в отличии от нас надо поддерживать положительную скорость) постоянно скрываясь между валами. Как их можно страховать, если их видно только когда они поднимаются на вершину вала? Ну, да не за этим мы сюда пошли. Хорошо идем, получаем удовольствие. По берегам попадаются полуразрушенные строения никого не видно. В отличии от участка перед мостом есть “плесовые” участки без валов, но скорость течения остается прежней. В конце одного такого участка замечаю желтую точку в кустах левого берега, а на берегу суечение. Ага, каякеры нашли прибор своего, ставшего временно сухопутным, друга! Подчаливаемся к ним и цепляемся за прибрежный кустарник. Просят помочь и предлагают подвязать каяк вниз под раму между понтонами. Я прикидываю что будет с нашим “Котенком” когда в каяк зальет валами литров 250 воды и категорически отказываюсь. Предлагаю привязать его перевернутым сверху на рюкзаки, что мы и проделываем, пожертвовав на это одну морковку, а один из каякеров хитрое устройство, состоящее из резинки с карабином. Шутим, что такой конструкции киль не страшен. Через двадцать минут благополучно чалимся к большой поляне за мостом. На ней гужуется большое количество народу с каяками и машинами. Сгружаем каяк и нам наливают пять капель благодарности. Спортивный участок закончен.

До места антистапеля еще час сплава по спокойной, но быстротекущей воде.

апрель 2001г.