ПОЛОМЕТЬ

(15-22 июня 2001 г.) – так как оно было.

Итак, 12 июня 2001 года. Наконец-то поход стал не призраком и не сладким сном, будившим нас так часто по ночам, а реальностью. Материализовалась же наша мечта в билетах на поезд №16 Москва-Мурманск, отбывавший 16 июня из первопрестольной ровно в 0:28 (1 место в плацкарте до Бологого - 125 рублей).

Вообще-то, изначальный маршрут путешествия, да и состав команды были другими. Народу было человек 10, но постепенно они отпали, как груши по осени. А география маршрута изменилась от Карелии до Поломети, проходя через Волгу, Мсту, Песь, Пру, а также множество других симпатичных и не очень речушек. Душа Костика рвалась к бурной воде, а народ требовал солнца, халявы и, безусловно, пива. В итоге в качестве компромисса была выбрана Полометь. Как казалось тогда, маршрут оптимальный - по книжке Воронова тянет на 8 баллов, описания по данным Инета веселые и отдают диковатым экстримом, категория сложности - первая. Что еще надо? Вроде, есть и где погрести, и где по камешкам попрыгать, и где покупаться. О, как обманчива природа!

Вот все и в порядке: маршрут выбран, билеты куплены, оборудование собрано, команда в сборе. Кстати, о команде:

Название

Тип байдарки

Экипаж

Опыт

Ехидна

Таймень-2

Анюта О.

Первый сплав

 

 

Влад А.

Некоторый опыт гребли на каноэ с последующим затоплением.

Нырок

Таймень-3*

Танюха О.

Москва-река, Угра-Ока, Истра

 

 

Макс Р.

Нерль Клязьменская, Истра

 

 

Костик Ш.

Нерль Клязьменская, Москва-река, Угра-Ока, Истра

* Причем, прошу обратить внимание, что экипаж трешки подобрался на славу - любой из предыдущих походов они умудрялись превращать из простейшего в экстремальное приключение. Немного из истории:

Нерль Клязьменская: поход 1997 года, Таймень-3, из вышеупомянутых личностей присутсвовали Макс и Костик. Все было супер, пока им не стало скучно, и они не решили грести ночью. Кто плавал по Нерли в дождь, знает, что в районе Юрьев-Польского она сильно разливается и найти дорогу среди многочисленных проток, заводей и островков бывает непросто, тем более ночью. Как и следовало ожидать, походники заблудились, некоторое время успешно плыли против течения (такой вещи как компас у них не было в принципе), поблуждали по болотам. Если кто в это время ночевал на Нерли - просим прощения, потому что байдарочников попугали тогда неслабо. В довершение всего чуть не нарвались на действующую плотину со всеми вытекающими последствиями...

Москва-река: поход 1998 года, RZ-85 (двойка), плыли Таня и Костя. Маршрутик, казалось бы, простющий до противного. Но было выбрано самое “удачное” время: период дождей. Одной из лунных ночей Москва-река поднялась и вышла из берегов метров так на пять. При этом прихватив нашу палатку, вещички, да и нас самих. Кто не видел, отражение лунной дорожки в воде на середине собственной палатки, тот не видел ничего. Зрелище незабываемое. Особенно, если осознаешь, что все вещи и байдарку придется закидывать на трехметровый отвесный берег...

Угра-Ока: поход 1999 года, RZ-85, Таймень-3, на котором из известных вам байдарочников плыли те же самые Таня и Костя. Опять же детский маршрут они сумели сделать незабываемым. Просто-напросто затонули под понтонным мостом у г. Калуги. Говорят, людей там водоворотами затягивает только так, вот мы и проверили - действительно, не врут. Ситуацию усугубило то, что вся спасательная бригада уехала на сборы со всем снаряжением, поэтому спасать лодку и самих себя пришлось своими силами. В конце концов, спасение утопающих - дело рук самих утопающих. Под конец помог катер с вернувшимися спасателями. Далее - просушка, сплав байдарки на крыше “Ракеты”, чтобы успеть на выброску и т.д...

15 июня 2001 года

Но хватит о былом, вернемся к событиям дней недавних. Наступило 15 июня 2001 года. Влад с Максом приехали к Костику пораньше, чтобы помочь дозапихивать вещи в рюкзаки, безусловно, пропустить по бутылочке пива за предстоящий поход и встретить Максика М. и Сергея Васильевича, которые обещали помочь отвезти все наше имущество на Ленинградский вокзал. Сначала все шло по заранее намеченному плану - вещи упаковали, погрузили в машины и уже собирались в путь, как случилась неприятность. У Костика дома заклинило железную дверь (конечно, не без нашей помощи). У ситуации было два возможных пути решения: а) плюнуть на дверь и рвать когти на вокзал к отходящему поезду, либо б) попытаться взломать стальную дверь. Первый выход несколько огорчал Костика, так как он сомневался, что запасов еды дома хватит его родителям на предстоящую неделю до его возвращения. Поэтому был избран путь “б”. С помощью топора и могучего русского языка все-таки удалось отковырять заевший замок. Топор при этом сломался. Жалко, но времени на слезы не было. Все попрыгали в машины и под дружные возгласы спасенных родителей и летящие в воздух чепчики направились в сторону вокзала. Уже на данном этапе путешествия стоило задуматься: а не предупреждение ли это о будущих приключениях. Но так как думать было некогда, мы радостно понеслись навстречу неизведанному.

Погрузка в поезд прошла успешно. Наш багаж заполонил все наши полки, так что даже присесть было практически некуда. О сне речи не шло, ехать всего 4 часа, да и по проходам вечно кто-то шастал, вещи оставить без присмотра было нельзя. Пришлось сбегать за исконно русским напитком (на заметку отъезжающим: на вокзале водку не продают, только в баре по сотне за пол-литру, так что запасайтесь заранее), традиционная жареная курочка была при себе. Ввиду предстоящего сухого закона (на воде не пить!), мы очень мило посидели до самого Бологого. Причем, наш проводник, прошел по вагону и грустно так всех известил: “Граждане, мы в плацкарте, поэтому терпеть надо всех!”. Вот нас и терпели…

В легендарном городе Бологое мы высадились в 4:07. Выброска прошла как всегда по-спортивному за 30 секунд. До нашего следующего поезда (Бологое - Псков) было еще почти два часа, поэтому Анюта с Владом прикорнули на рюкзаках, а Танюха, Макс и Костик пошли искать фотопленку, без которой Костик просто отказывался продолжать поездку. На всеобщее удивление выяснилось, что даже на такой станции как Бологое в пятом часу утра возможно купить хорошую пленку. Костик перестал ныть, и все стали мирно дожидаться поезда. Кукушонок пришел в 5:50 (стоимость одного билета до станции Дворец - 18 рублей).

 16 июня 2001 года

До Дворца (когда Екатерина II путешествовала из Москвы в Петербург, она остановилась именно в этой деревушке и назвала ее Дворец (ударение на первый слог) - маленький царский двор. Сейчас же местные жители делают ударение на второй слог, поэтому в нашем обиходе, дабы избежать разногласий в манере произношения, станция проходила под кодовым названием Замок.) мы доехали без приключений, разве что потрепались с милой проводницей в колготках, как у бабушки Макса. Отчего последний впал в детские воспоминания, в коих и пребывал весь последующий поход.

Магазины в Замке открываются в 10:00 и работают до 16:00 с перерывом на обед с 13:00 до 14:00. Так как времени было около восьми, ни о каком холодном пиве после долгой дороги мечтать не пришлось, и мы тронулись дальше (мы спортсмены или где?).

Дальше в нашей жизни наступил еще один переломный момент (тогда мы этого еще не осознали) - мы познакомились с легендарной личностью - местным предпринимателем Витей (Из личного дела. Имя: Виктор Бетхольд. Уроженец Казахстана. Долгое время работал на казахском телевидении. В пьянстве замечен не был, хотя по утрам пил холодную воду. В дальнейшем перебрался жить в деревню Дворец (Аксентьево), где и проживает по сей день. Дом первый справа от моста со стороны станции. Очень полезен для байдарочников. Принимает заказы на заброску, безусловно, холодное пиво к поезду, а также прочие сопутствующие походу услуги по телефону: 3-6-1-32 (после 20:00)). Витя, неожиданно трезвый для жителя российской глубинки, с удовольствием согласился домчать нас на своем железном коне, то бишь на тракторе с прицепом, до деревни Ельники, где и планировалось начать маршрут (стоимость проезда 15 километров на тракторе - 30 рублей с носу. Торг уместен.).

Начали фотографироваться. На счетчике 38 кадров. Странно… Дальше все пошло как по маслу - за считанные мгновения весь берег заполнился походным барахлишком и народ не спеша стал перепаковываться и готовиться к спуску на воду. Не спеша - это мягко сказано. Мы перезнакомились с доброй половиной жителей деревни Ельники, безусловно, попили заначенное пиво и открыли купальный сезон. Из обитателей Ельников особого внимания заслуживает баба Нина, которая прослезилась, узнав, что мы из Москвы (сама она когда-то имела счастье проживать в Теплом Стане), и после не отходила от нас не на шаг. Разве, что только в воду за нами не полезла. Зато снабдила абсолютно бесплатно солью, традиционно забытой в Москве, заполнила канистры питьевой водой и дала попариться в бане, которую топила по-черному (баня стоит прямо на берегу реки около моста на Ельники и желающие могут договориться попариться).

Через пару-тройку часов в честь отплытия был организован перекус и лодки были спущены на воду. Воды в реке было достаточно, что объяснялось обильными дождями, которые шли до этого без перерыва аж две недели (в прошлом году, по словам местных, ее было еще больше, а за две недели до нас в самых глубоких местах река еле-еле доходила до щиколоток). Перекатов и коварных отмелей на излучинах - мама не горюй! Плылось весело и легко. Экипаж Ехидны после пару звонких затрещин веслами друг другу по макушкам начал потихоньку сгребаться и входить в ритм байдарочной жизни. Так как байдарки не были особо подготовлены к прыганью по перекатам, через три часа обе поднабрали воды и возникла необходимость аварийной стоянки для проклейки и просушки. Что и было сделано.

Зачалились на правом берегу. Обязанности распределили так: девчонки разбирают вещи и ставят палатку, Влад занимается костром, а Макс с Костиком идут на разведку в Замок. Ох, и нелегкой же выдалась им дорога. Для начала залили горючего. Как известно, если нет повода, чтобы выпить - это не повод, чтобы не пить. Тем более, повод отметить был - первый день на воде. Шли они долго (километров пять оттрубили), миновали полузаброшенную деревню Паршино (в обиходе - Парашино), пионерский лагерь (на заметку пешеходу: в лагерь соваться не стоит, какой-то он больно националистический: Макс с Костиком попали на инсценировку сказки “Колобок”, только почему-то она называлась “Казачок”, и главным героем, соответственно, был этот самый горячий украинский парень, который и от бабушки, и от дедушки, и от целого стада зверей благополучно ушел. Пионеры смеялись и хлопали в ладоши. После окончания представления Костик с Максом успешно ретировались).

В Замке они навестили Виктора, поторговались с местными насчет приобретения поросенка (не купили, так как вовремя осознали, что спасжилета и каски для него все равно не хватит), безусловно, купили 14 бутылок пива и отправились к лагерю. Как уже раньше отмечалось, путь не из близких, поэтому к месту стоянки Макс с Костиком подползли часа через два с половиной с оставшимися 4 бутылками пива и двумя вязанками дров, которые зачем-то приобрели в Парашино на обратном пути. Повезло, что народ в лагере остался сознательный - палатка уже стояла, костер горел, на таганке ободряюще кипели каны с какими-то походными вкусностями, ну там всякой тушенкой, макаронами и проч. Поели, подклеили байдарки и отправились спать.

17 июня 2001 года

Проспали мы ровно 12 часов. Сказалась предыдущая бессонная ночь, обилие свежего воздуха вперемешку с пивом и усталость первых часов гребли после долгого простоя.

Снялись быстро и эффективно. Это, наверно, был самый удачный спуск на воду за весь поход. Успели только искупаться. Во время купания Макса снесло течением на валун и он так удачно в него затормозил, что потом еле ходил весь поход (Из карты 4 градской больницы, которую Макс посетил по возвращению: из рентгеновских снимков видно, что трещины или переломов в ноге не обнаружено).

А дальше понеслось: перекаты, отмели... отмели, перекаты, повороты, перекаты... Течение быстрое, воды хватает, только и успевай уворачиваться от валунов и прыгать по перекатам.

После ряда непрекращающихся перекатов Нырок улетел от Ехидны и окончательно потерял ее из виду, чего делать было ну никак нельзя. Правда, возможности зачалиться не было практически никакой - лодка не успевала пройти один перекат, как начинался другой, а учитывая приличную скорость течения и неудобные берега, Нырок прилично оторвался от Ехидны. Наконец-то справа показался пятнадцатиметровый песочный отвес, около которого и зачалился экипаж трешки, чтобы дождаться отстающих.

Мы были бы не мы, если просто и спокойно дождались Ехидну для продолжения сплава. Таня, Макс и Костя забрались на берег в надежде увидеть Ехидну за последней излучиной. Но берег был так хитро расположен, что обзора на реку не давал никакого. Зато было обнаружено, что песчаный откос находится на самом краю знакомой уже деревни Парашино. Деваться было некуда и экипаж трешки разместился в сосновом лесу (недалеко от могилы погорельцев) ждать Влада с Анютой.

Теплое солнышко сморило путешественников на добрые полтора часа. Естественно, что после пробуждения, не обнаружив экипажа Ехидны, у всех троих неприятно зашевелились волосы на голове. Во-первых, никто не ожидал, что уже прошло столько времени, а во-вторых, принимая во внимание тот факт, что можно утонуть и в ложке супа, появились серьезные опасения по поводу сохранности и жизнеспособности экипажа Ехидны. Сразу была снаряжена спасательная бригада в лице Макса и Костика.

Так как Ехидны до ближайшей излучины видно не было, спасбригада обогнула Парашино и отправилась на поиски детей капитана Гранта по берегу реки. Как всегда, мы не ищем легких путей. Весь берег реки порос полутораметровой крапивой и непроходимыми кустами, на каждом шагу встречались завалы и обрывы. Но делать было нечего и спасатели отважно продвигались вперед. Продвинулись неслабо, учитывая окружающие природные условия, добрались почти до утренней стоянки. Ехидны нигде видно не было. Пришлось возвращаться с пустыми руками, обильно пожженными крапивой и покусанными комарами, к Танюхе в надежде, что Ехидна, миновав спасбригаду, добралась до откоса. Сказок не бывает!!! Танюха сидела на берегу одна. Учитывая тяжелый спасательный поход, нервное напряжение, а также тот факт, что в Парашино за Костиком с Максом гонялось стадо агрессивных баранов, спасатели просто валились с ног.

Тем не менее через час операция по спасению лодки Ехидны была возобновлена. На этот раз была избрана другая тактика: ставки были сделаны не на визуальный контакт, а на акустический. Костик с Максом подбирались к краям обрывов и изо всех сил вопили позывные азбуки Морзе. Буквально через десять минут акустический контакт был установлен. Но так как слова разобрать было невозможно, а только некоторые звуки, спасбригада решила добраться до потерпевших крушение с целью убедиться в их сохранности и при необходимости оказать посильную помощь.

Вторая спасоперация по сложности ничем не отличалась от первой. Пришлось опять обогнуть обрыв, на котором стоит Парашино, так как передвигаться по мокрому отвесному берегу не представлялось возможным, и потом вернуться назад уже непосредственно по берегу. Сразу ответим скептикам: по воде передвигаться было невозможно - ледяная вода просто сносила с ног течением. После часового карабканья по прибрежным обрывам Макс с Костиком наконец-то увидели Ехидну.

Картина из серии: “вы видели мужские слезы?”. На полуметровой отмели под отвесным берегом, к которой подойти-то толком нельзя ни с какой из сторон, кроме как с воды, лежит Ехидна, пропоротая сантиметров по пятьдесят по двум стрингерам (причем пропороты и стрингера и заплаты), все вещи, мокрючие донельзя (за исключением герм), скромно пристроились на берегу ручейка, текущего откуда-то из ниоткуда, пир для комаров и мошкары начался пару часов назад. При этом экипаж двушки отнюдь не казался несчастным. На Макса и Костика, измученных тяжелым спуском, смотрело две улыбающиеся во все 32 зуба физи. Да, то, что сразу начали искать глазами Костик с Максом, лежало рядом - ополовиненная баклашка спирта...

“Даже если спирт замерзнет,

Все равно его не брошу,

Буду грызть его зубами,

Потому что он хороший”

А дело было так. Ехидна, не рассчитав скорость, вылетела на одном из перекатов на валун, что и открыло течь. Дальше продвигались при постоянном отчерпывании кружками пребывающей воды. Но с двумя пропоротыми стрингерами бороться сложно, и байдарка затонула. Благо, место было не очень глубокое и удалось кое-как дотащить ее до описанной выше отмели. Произвели аварийную клейку и стали дожидаться, когда клей схватит. При этом, не ради пьянства, а дабы не простудиться, Влад с Анютой намешали спирта с речной водой и марганцовкой до градуса бражки и успешно ею накачались...

Макс с Костиком выпили по граммульке за спасение утопающих и покарабкались обратно к своей временной стоянке.

Спустя какое-то время все собрались на откосе, покатались с него на пенках и тронулись дальше. Мы учли ошибку предыдущего отрезка маршрута и теперь Ехидна шла первой, а Влад, дошедший к тому времени до состояния “человек, который смеется”, развлекал всех песнями. Сфоткались. На фотоаппарате по-прежнему 38 кадров.

Долго ли коротко ли, но потихонечку настало время искать стоянку. И Нырок, как обладатель более опытного экипажа, пошел первым, чтобы отыскать подходящее место. Под вечер добрая река Полометь подготовила еще один сюрприз. Перед одной из излучин скорость течения увеличилась, а сразу за ней - наплавной мостик с проходом четко под байдарку у самого берега (слева). Хорошо, что Нырок был первым. Опыта все-таки побольше, успели среагировать и проскочить препятствие без единого зацепа. Сразу за излучиной зачалились у левого обрывистого берега и попытались оповестить Ехидну и направить на путь истинный. Не тут-то было.

Из-за поворота реки послышался веселый голос Влада, распевающего “СОС! Спасите наши души!”. Привыкшие за последние часы к его концерту, Танюха, Макс и Костик стали спокойно дожидаться появления Ехидны из-за поворота. То, что вскоре появилось, меньше всего напоминало байдарку. Анюта вполне нормально сидела на своем месте, ровно же за ней лодка заканчивалась. Клей все-таки не выдержал. Проклятые немцы нарушили всю технологию “Момента”! Байдарка затонула повторно. На месте, где должен был сидеть Влад, виднелась только его панамка французского легионера, из которой лилась веселая песня. Сам же Влад находился под водой (в этом месте было уже глубоко) и тщетно пытался выровнять корму. Препятствие было взято на таран. Хорошо же строят на Руси. Мост выдержал, байдарка тоже. Пришлось Экипажу Нырка в срочном порядке десантироваться и помогать Владу зачаливать “Титаник”.

Стоянку организовали в считанные секунды и быстренько эвакуировали затонувшую уже во второй раз Ехидну вместе со всем ее содержимым на берег. Поставили палатку, разожгли костер, сготовили покушать и легли спать.

18 июня 2001 года

Проснулись поздно. Постепенно становится ясно, что стоянка перерастет в дневку, так как необходимо просушить кое-что из вещей и доклеить лодки. Во время проклейки всплыл еще один неприятный факт - закончился третий и последний пузырек Момента, не считая тюбика резинового клея, который закончился накануне. Никто не ожидал, что придется клеиться в таких масштабах. Встал вопрос о походе в Замок в поисках клея. На вылазку отправился мужской состав экспедиции.

Поход в деревню не принес ничего, кроме десяти бутылок пива. Правда, один факт внушал оптимизм - Виктор (см. выше) пообещал завулканизировать наши пробоины, так как клея у него тоже не было. До вечера валяли дурака: спали, валялись на берегу, Костик с Максом танцевали зажигательный танец джигу, а Влад, облачившись в каску и спасжилет, сигал в воду с противоположного обрывистого берега.

19 июня 2001 года

С утра погода начала портиться, а на фотоаппарате все еще 38 кадров. Быстро выдвинулись в путь. Доплыли до Замка, где спешились и оттащили байдарки на ремонт к Виктору. Влад, Аня и Таня остались помогать Виктору “лечить” байдарки и спасать наши вещи от дождя, а Костя с Максом отправились на автобусе в Валдай для закупки клея и прочих необходимостей. Автобусы на Валдай ходят в 10:00 и 16:07, цена билета в одну сторону около двадцати рублей.

Валдай из себя не представляет какой-то особой архитектурной ценности. Правда, есть в центре города музей колоколов, но он очень рано закрывается. Макс с Костиком приобрели 5 тюбиков Момента, 3 - Квинтола и 3 - резинового клея (все это продается в небольшом хозяйственном магазинчике слева от автовокзала). Счастью не было пределов. Также приобрели такие необходимые вещи, как эластичный бинт и какую-то мазь для Макса (нога его так и не прошла) - аптека прямо на автовокзале, колокольчик в качестве сувенира для Сергея Васильевича (см. начало описания) - сувенирный магазин в этом же здании, белого хлеба и, безусловно, пива. За час все дела были сделаны, и ребята пошли на автовокзал для отправки в Замок дальний.

Но и тут все не было так просто. Таксисты запросили 250 рублей до деревни (в Замке нам говорили, что обычно берут не больше 150 руб.). Это обидело. Попробовали взять на пушку: мол, и без вас уедем, а вы как дураки здесь оставайтесь сидеть. На удивление финт не удался - таксисты остались сидеть как дураки, а Макс с Костиком отправились на поиск “бомбящик” мужиков.

Полчаса никто не останавливался. Явно, автостопа здесь не существует как такового. Потом в голову пришла умная мысль - тормозить деньгами. Через пять минут ребята ехали за 150 рублей в сторону Замка на самой модной машине города (тонированная копейка, с кислотой, рвущейся из колонок, и крутым водителем в темных очках). Домчались с ветерком.

К моменту прибытия закупочной экспедиции из Валдая Влад с Виктором заканчивали вулканизироваться, и через час мы встали на воду. Весь ремонт с учетом вулканизации байдарки по стрингерам с обеих сторон обошелся нам в 100 рублей.

Вскоре обе байдарки вошли в каньон. Влад с Костиком, подогреваемые чувством “мыснованаводе” и, безусловно, пивом, выпитым при ремонте лодок, настаивали на сплаве до 23:00 (наступили белые ночи), так как в маршрут мы явно не вписывались - продвижение шло намного медленнее, чем мы думали. Но их остановили и пришлось зачалиться во входе в каньон по левому берегу.

Быстренько разбились, подклеили байдарки, поели холодных консервов, так как ни сил, ни желания разводить костер и готовить ужин ни у кого не было, и легли спать.

20 июня 2001 года

Все бы было ничего в этой стоянке, но когда на утро мы открыли палатку, весь мир нам представился в сером цвете. Нет, погода была неплохая и в глазах у нас еще не темнело, просто у палатки вилась огромная туча комаров, притом очень голодных и поэтому злых. И плевать им было с высокой колокольни на все наши антикомарины. Основной инстинкт ибн голод, гнал их к нам в палатку. Из-за этого сборы превратились в быстрое метание вещей из лесу на отмель, где впоследствии их уже и паковали. Во время спаковочных работ к Владу в руки попал сборник проповедей, который Максу с Костиком накануне вручили в Валдае. Так как на реке были отмели, Влад вскинул руки к небу, громовым голосом возгласил проповедь и ... пошел по воде. Именно в этот момент из лесу вышел непонятный мужик. Что-то среднее между Йети и Мэрилом Мэнсоном. Он с определенным недоумением посмотрел на Влада, байдарки, флаг Сепультуры на корме и направился в нашу сторону. Краткое содержание нашей с ним беседы не отличалось особо от всех предыдущих разговоров с местными жителями. Дескать, навигация по реке закончилась в мае, река непроходима, мы все умрем, а впрочем, молодцы, что пошли в межсезонье и потешили старика.

Старика-то мы потешили, но его прогноз, что скоро начнутся пере-пере-перекаты нас немного насторожил. Все одели каски, спасы, спиртное было убрано с глаз долой (никаких грибов с Джимом Моррисоном и прочих там “для храбрости”) и как показала практика, не зря. Через час гребли мы услышали оглушительный грохот. И за излучиной началось то, чего все давно так ждали, даже в десятикратном размере. Валуны, перекаты, пороги, прижимные течения, скрежет весел по камням, пена и брызги в лицо, перекрикивание командами грохота воды и еще черт знает что. Неслись с огромной скоростью, только и успевали, что табанить, подгребать, выпрыгивать из лодки при ее налете на валун и закрутке. Влада с Костиком потаскало по валунам за байдарками. Благо были в спасах и касках. И это летняя река! Что же тут будет твориться весной?

После часа борьбы со стихией зачалились в блюдце у правого отвесного берега каньона. С большим трудом удалось провести лодки на противоположный берег, чтобы на каменной насыпи осмотреть боевые ранения и отчерпать воду. Нырок зачалился первым, после чего Танюха отправилась на разведку, посмотреть, что час грядущий нам готовит, Макс принялся работать скорочерпателем, а Костик отправился на помощь Ехидне. Причем при ее проводке Анюту чуть не смыло течением. Но Влад ее спас.

Танюха с разведки вернулась шибко веселой. Ничего хорошего нам эта веселость не предвещала. И точно. Танюха даже не стала рассказывать, что будет дальше, а просто отвела нас на излучину. То, что мы увидели, возымело должный эффект: кровь в жилах похолодела, вся жизнь пронеслась перед глазами, как у того лося из рекламы Форда, и у каждого в головах пронеслась благодарность судьбе, что мы не вылетели на эту излучину на скорости , с которой неслись все последнее время.

Картина была абсолютно замечательная: в начале излучины мирно лежали так уже привычные нам валуны, вода о них разбивалась вполне нормально, то есть как всегда с оглушительным грохотом и белой пеной. За этими валунами видно ничего не было. Поэтому мы бы, ничего не подозревая, обогнули валуны и ... привет Титаник! Как уже кто-то писал в своем полометьском отчете: “... в моей голове понеслись Оскары...”

К сожалению, вручали бы их посмертно: дальше был водопад с падением воды на добрый метр, который по летнему времени стал несколько непроходимым: большое количество камней и валунов, между которыми с ревом несется поток воды глубиной сантиметров двадцать. Описать восторг от увиденного зрелища и вообще увиденное сложно. Одно можно сказать, чуть-чуть забегая вперед, - на этом месте по весне по статистике бьется больше всего байдарочников.

По понятным причинам было решено проводить плюс обносить по правому берегу, насколько это возможно в каньоне. Первой проводили Нырок. Пошли на проводку Влад, Костя и Макс. При сильном течении, огромном количестве камней, неровностей дна (при достаточно низкой воде иногда встречались ямы, в которых Макс пропадал с головой) проводку осложняли еще и завалы деревьями. Приходилось все время то подныривать под стволы, то поднимать их и все это еще с расчетом на проводимую байдарку. Апофеозом стала необходимость обноса. Слева от нас оказался водопад, справа - отвесный берег, а сами мы вместе с Нырком оказались на каменистой отмели, от которой было метров десять до первого возможного места оставить байдарку, чтобы вернуться за Ехидной. Пришлось нести. Кто не носил никогда мокрую, полностью груженую (повторяю, что места разгрузиться просто не было) трешку по камням, тот много потерял в своей жизни. Ощущения незабываемые, а также удивительным образом пополняется багаж великого, могучего русского языка. Нырок до отмели худо-бедно дотащили и вернулись за Ехидной. При этом Макса раза три сносило течением. В это время из-за горизонта мрачно выдвинулся грозовой фронт. Быстро спустили байдарку на воду и уже впятером (девчонки тоже пошли, так как без опоры на байдарку реку форсировать вряд ли бы удалось) повели ее к отмели. Приключения повторились. Все успели вовремя. Только зацеллофанили байдарки с вещами, как началась гроза. Ощущение было, что мы попали в тропики. Жара, буйствует зелень и дождь стеной! Шел он долго. Макс успел порасти мхом и дать корни.

Хорошо все, что хорошо кончается. В конце концов ливень перестал и вышло солнце. Настроение заметно улучшилось. Посидели на берегу, посушились, посмотрели как сходят в помутневшие воды реки селевые потоки и в путь. А как уже раньше отмечалось, на Поломети просто не бывает.

Опять бесконечные валуны, проводки, наскоки и накруты на камни. Во время одного из маневров Нырок бросило на огромный валун. Увернуться возможности не было, так как по бокам вода “кипела” на таких же валунах. Дальше все очень наглядно и памятно: нос задирает, Танюха с Максом повисают в воздухе, Костик остается в воде, байду перегибает под багажным отсеком. И той секунды, которая понадобилась Костику, чтобы осознать происходящее и выпрыгнуть с кормы, хватило, чтобы лесенка треснула на две части.

Но об этом экипаж Нырка узнал много позже, а сейчас времени не было - быстро столкнули с валуна, выровняли нос по течению и вперед преодолевать следующие препятствия.

Через несколько часов было принято решение остановиться, так как байдарки были больше похожи на детские плавательные бассейны, в которых смешно бултыхались непонятные люди в красных шлемах. Экипажи устали, небо опять заволакивало, да и день близился к вечеру. Вдобавок за последние часы сплава река полностью потеряла свои навигационные свойства и приходилось все чаще покидать свои корабли и проводить их по гребню волны. В итоге мы остановились, но не так сразу.

У нас все по законам бразильского сериала. На одной из излучин более легкая Ехидна обогнала Нырка и скрылась в пене брызг. Не то чтобы у нас были соревнования какие-то, просто так вышло. Нырок продолжал свое путешествие по волнам, как вылетев из-за поворота чуть не наткнулся на Ехидну. Двушку переломило между двумя валунами и Влад с Анютой пытались одновременно удержать ее и повернуть нос по течению. Не тут-то было. Течение на данном участке реки явно превосходило силы человека (трудность оценивается 3 Максика и по паре Владиков и Костиков). Ехидна должна была вот-вот кильнуться. Пришлось Максу и Тане выпрыгивать из трешки и держать Нырка, чтобы его не унесло и не кильнуло, а Костику помогать Ехидне. При этой операции Танюхе чуть не сломало ногу, которая попала в капкан между валуном и трешкой. Еще одна большая проводка и обнос. Дальше путем Ехидны пропутешествовал и Нырок.

Наша команда оказалась на очередной каменистой отмели с множеством ручейков и полным отсутствием места для стоянки. Только метрах в тридцати виднелся лес. Разведка боем показала, что на противоположном берегу есть замечательное стояночное место. Мечта Влада! Но дальнейшая разведка доказала, что провести байдарки на тот берег нереально, впрочем, почти что как и пройти. Влад пытался выдумать хитрые конструкции из веревок и блоков, только бы не ночевать опять в комарином гнезде в лесу. Но в конце концов решили оставаться на правом берегу. Только мы перетащили вещи поближе к лесу (таскали по ручьям, камням и какой-то впадающей в Полометь речушке), как начался дождь номер два. Хорошо вещи успели запаковать все в тот же целлофан. А то было бы крайне обидно, если они не намокли в пучине речной, а намокли б под дождем. Сами забились впятером под оставшийся кусок целлофана и просидели там минут двадцать, пока шел дождь. При этом подшучивали друг над другом: “чего, промокнуть боишься?” и это при том, что на нас вот уже как восемь часов не было сухого места. Зато когда дождь закончился, на небе появилась двойная радуга!!!

Согрелись, накатили, разобрались с лагерем и устроили маршрутный совет. Стало ясно, что дальше маршрут непроходим для байдарок. Где сниматься с маршрута - не понятно. Кругом лес и ни души. Одно радует, над рекой чуть выше по течению протянуты провода. А если есть провода, значит, это кому-нибудь нужно!

Когда начался уже третий дождь, все забрали с собой миски с пшенкой с молоком (супер вкусно было!) и ушли с берега в лес в палатку. Решили на следующее утро попытаться преодолеть лес и понять, где мы все-таки очутились. Эта “почетная” миссия досталась Максу с Костиком. Всю ночь им снилось, что за лесом - населенный пункт.

21 июня 2001 года

Наступило хмурое утро двадцать первого. Комары со страшной силой ломились в палатку, небо было затянуто, накрапывал дождь. Ситуацию ухудшало чувство полной безнадеги и оторванности от мира. Быстренько перекусили, погрустили, глядя на разбивающиеся о валуны волны и наши непотопляемые с распоротыми брюхами и начали действовать по заранее продуманному плану.

Макс с Костиком, вооружившись антикомарином, топором, компасом и терпеньем, отправились на поиски цивилизации. Дорога, надо сказать, была не из легких. Сплошные болота, ручьи, овраги и буреломы. Сначала попытались пойти по проводам, которые заметили накануне. Но это было невозможно - провода были натянуты в аккурат над болотом. Пришлось искать обходы и броды.

Спустя полчаса кружения по лесу, когда все чаще и чаще приходила мысль о необходимости возвращения в лагерь и попытки возобновить сплав, вернее, не сплав, а проводку, впереди на холме через густую зелень вдруг пробился какой-то другой, несвойственный живой природе цвет - грязно желтый. Ошибки быть не могло. Это был дом. А значит, люди и спасение. Костик с Максом ринулись на штурм холма: болота и бурелом проходились безостановочно, на одном дыхании. Был виден конец маршрута и игра стоила свеч.

Но как чаще всего и бывает, бурная радость вскоре сменилась горьким разочарованием: дом действительно существовал, но он был огорожен непролазным забором из колючей проволки, все окна были либо разбиты, либо заколочены, а на воротах висела ржавая табличка с еле читаемой надписью “Посторонним вход воспрещен”. Не людей, не цивилизации, не спасения.

Выход был один - продолжить разведку. От дома куда-то вглубь леса уходила заросшая дорога, по которой и направились Макс с Костяном. Через пять минут они попали на столь известную на Полометьском маршруте военную базу. Что опять-таки было неплохо. Но пугало не то, что проснувшийся с бадуна снайпер на вышке, которую к этому моменту было уже хорошо видно, примет ребят за диверсантов и начнет пальбу, а наоборот - полное запустение и мертвая тишина. Кругом виднелись заброшенные вагоны товарняков, стоял старый бронепоезд, бараки с надписями типа “Запомни! Передовая часть начинается сегодня и с тебя!” были заколочены, на земле около вышки лежало три корпуса стратегических ракет. Тщательно обследовав базу, Макс и Костик решили залезть на крышу барака или вышку в надежде увидеть хоть что-нибудь определенное вдалеке, как заметили, или скорее даже почувствовали, что из тени одного из зданий за ними наблюдает две пары любопытных глаз.

Глазастиками оказались двое работяг, которые восстанавливают эту базу. И вообще, это оказалась не база, а ее хозяйственный двор. Сама база начиналась дальше, и как нам поведали разговорчивые строители, посты на настоящей базе к лету активизировались и арестовывают кого не попадя. Так что, нас бы точно забрали бы до выяснения личностей и причины попадания на секретную территорию. Из-за этой секретности и карты-то местности в данном районе найти почти невозможно. Работяги, видимо, соскучились по новым лицам, поэтому рассказали Максу и Косте все, что было им известно о Поломети. И как добраться до Дворца или Валдая, и как два года назад после весеннего сплава все местные морги были забиты чайниками-байдарочниками из Москвы (на правах антирекламы: по их словам гибнет много народу, которые едут с турфирмами. Так что, если хотите сходить в “поход” с турфирмой, хорошенько подумайте, куда Вас тащят. Полометь далеко не прогулочный маршрут и, если у вас нет туристического опыта, это не лучший вариант, чтобы начать его приобретать.), и как база пришла в такое запустение, и проч. и проч. Оказалось, что многие байдарочники снимаются весной с маршрута именно на этом месте, так как наиболее интересные пороги уже позади, а грузиться на автобус в этом месте очень удобно.

Выход был понятен - необходимо вернуться в лагерь, перекидать рюкзаки на военную базу, а оттуда по лесной дороге (если стоять спиной к реке, через триста метров впереди справа будут ворота) до Дворца (по словам работяг - 1,5 км). Решили идти во Дворец, а не ехать в Валдай, для полноценного завершения нашего “Дворцового переворота”.

Дорога назад в лагерь оказалась не легче. Пришлось прокладывать тропу, расчищать завалы, валить деревья - делать наплавные мостки, так как для человека с рюкзаком путь был непроходим (весь день помогали бобрам строить плотины. Очень болят зубы). В конечном итоге картина получилась весьма любопытная - от реки до военной базы была проложена весьма неплохая тропа с мостками и бродами. Большой сюрприз для диверсанта.

Через час Макс с Костиком наконец-то измученные, но непобежденные, добрались до лагеря, где и обнаружили народ, спокойненько играющий в дурачка в палатке. По-видимому, сборы захлебнулись на корню.

По-быстрому искупались, сфотографировали тридцать восьмой кадр, спаковались и начался подъем на базу. Рассказывать о нем бессмысленно: два захода с тяжеленными рюкзаками, по пояс в грязи, в компании с комарами мы карабкались к свободе.

После восхождения Макс, Влад и Костя потратили пару часов на поиски младшего прапорщика Георгия Малыгина, который охранял базу, чтобы он нам окончательно объяснил дорогу. Прапорщик был найден крепко спящим на КПП после явно не первой принятой бутылки. На нас он посмотрел с полным равнодушием, замычал, неопределенно ткнул пальцем в горизонт и отвалил спать. Пришлось все делать самим: взламывать ворота (они были закрыты на ржавые болты и стальную проволку), искать дорогу и идти на разведку. Так как тащиться с рюкзаками в неизвестность жуть как не хотелось. Обещанные полтора километра растянулись в четыре (на заметку пешеходам: не верьте вы в этих краях местным: судя по всему, по их измерениям в километре не тысяча метров, а как минимум тысячи две, а то и больше). И вот мы опять в Замке. Виктор встретил нас с распростертыми объятиями, как лучших друзей. Раскачагарили его тарантас и вывезли с базы девчонок вместе с рюкзаками (встало нам это в 50 рублей со всех).

Заночевали практически на участке у Виктора, попили с ним спирту, послушали историй из его богатого жизненного опыта и разошлись спать. Макс с Костиком колобродили практически до утра.

22 июня 2001 года

Обратный путь избрали новый, чтобы не кататься по одной и той же дороге по два раза. Около часа из Дворца отходит поезд до Валдая (около 20 рублей с носу), а оттуда через пару часов кукушенок до Бологого (те же 20 рублей). В Бологом, безусловно, закупились пивом, погрузились на “Аврору” и прямиком в Москву.

Цивилизация встретила нас с распростертыми объятиями, с веселыми шутками вокзальных таксистов и носильщиков, туристскими песнями, звоном бутылок и запахом бензина. Поход закончился. Но жизнь, которая после него стала намного интереснее и осмысленнее, только начиналась....

Примечания автора:

Полометь - отличная река. За недельный поход мы испытали все или почти все. Были огромные волны и спокойная вода, пешие переходы и стремительные сплавы, леса и каньоны, и, безусловно, пиво. Этот список можно продолжать до бесконечности. При этом Полометь обладает какой-то завораживающей дикой красотой, не заметить которую просто невозможно. Но чайникам ходить на нее я бы не рекомендовал. Это хороший рабочий маршрут, который дает прекрасную возможность испытать свою физическую силу, стойкость характера и слаженность команды. Но для сплава по Поломети нужно иметь хотя бы минимальный опыт хождения на байдарках. И еще: на Тайменях туда лучше не соваться. Пройти-то Вы, конечно, пройдете, но байдарки после этого придется штопать долго и упорно. Больно уж Таймени тяжелы для прыганья по валунам, особенно в низкую воду.

Говоря о походе, хотелось бы отметить отвагу команды. Никто не сдавался и не клинчевал. Была цель пройти - и все посильно, а иногда и сверх своих сил, делали все для ее достижения. Молодцы Анюта с Владом, для которых поход стал серьезным испытанием и они прошли его с честью. Спасибо Тане и Максу за поддержку и веселую греблю! Особо хочется поблагодарить экипажи ТНБ. Их описание служило нам путеводной звездой и именно благодаря им мы взяли с собой каски и шлемы, хотя некоторые опытные байдарочники смеялись над нами. В конечном итоге, оборудование очень здорово помогло на реке.

В общем, лучше рек могут быть только реки, на которых еще не бывал. До встречи на маршруте и шесть футов Вам под килем!

(автор: Костя-Нырок konstantin.shiyan@ru.pwcglobal.com)