Дневник сплава по реке Сереже Нижегородской.

«ЗаЧарованная река, или опять про камыши».

Москва - Арзамас - Старая Пустынь-Лесуново-Валтово-Москва

 

2 экипажа на «Тайменях»

Ходовых дней –6,5.

Дневок: 1,5 дня.

 

21 июля.

День первый.

К Арзамасу поезд подошел в полпятого утра. Но, несмотря, на ранний час

перед зданием вокзала на площади нас встретила бригада вокзальных таксистов во главе с лордом-распорядителем, который, мгновенно выявив потенциальных клиентов (еще бы!), безошибочно назвал место нашей заброски. Особо не торговались, хорошо понимая взаимный интерес. (За лето 2-3, иногда 4 группы). Окончательная цена упала почти наполовину - 800 руб. за две машины до Пустынских озер. Потом потратили минут тридцать, объезжая круглосуточные» магазины в поисках хлеба. В одних его не было, другие  были закрыты вовсе. Наконец, в одно амбразурное окошечко в металлической двери, мне протянули три батона. На вопрос, есть ли у них безалкогольное пиво, ответили бодро: «Есть!», и выставили одну единственную бутылку.

Сам город был тих, пуст и невнятен, будто спросонья.

 

До Старой Пустыни чуть больше 60 км.  Мы попросили нас отвезти как можно дальше за деревню и высадить в районе Дома отдыха (Д.О.- обозначено на карте).

Только проехали Ст. Пустынь  и станцию юных натуралистов,  свернули с шоссе налево в лес. Запетляли среди высоченных дремучих елей. И через пять минут  мы на берегу  лесного озера. Над водой  клубится туман, но, словно напуганный нашим появлением, он быстро растаял и обнажил безукоризненно гладкую поверхность, усыпанную кое-где зеленными веснушками кувшинок.

 

Собирались, завтракали, упаковывались часа три. Отплыли в начале одиннадцатого. Минут за 10 дошли до лодочной станции Д.О. Стояли там на распутье, не зная куда плыть, пока кто- то из местных не указал.

От пляжа Д.О. надо взять наискосок к левому берегу, и потом придерживаться его.  Там на левом берегу видели неплохое место для стоянки среди сосен. Озерный участок кончается неожиданно и указателем  может служить появление  рыбацких «заколов».

Примерно  минут через 20 после выхода в Сережу река сильно суживается, становится трудно проходимой из-за рухнувших поперек русла деревьев, множества тщательно сработанных  «заколов». Проходы оставлены в расчете на узенькие рыбацкие  лодки «долбленки». Течение слабое, русло глубокое. По низким берегам  сырой, «подмоченный», неприглядный лес из ольхи, дубков и развесистой черемухи. 

Скорее всего, это сужение указано на карте.

Мы там потратили много времени  из-за того, что у ребят в лодке шел «обучательный» процесс. Никиту посадили на капитанское место, и он выруливал, «собирая» все коряги, утыкаясь  то в берег, то в заколы, попадая в нужную «дырку» с третей попытки.

            К обеду (время 14.30) по правому берегу, на повороте, показалась (по GPS – 6.45 км по  прямой  от Д.О.) явная стоянка. Приподнятый берег, заросший высокой травой, в глубине - сосны, кострище, стол под навесом, «вагончик», появление которого здесь можно объяснить только вертолетом. Выход к воде  неудобен и маловат, но для двух байдарок вполне сносно. Под берегом почти сразу глубоко, и противное илистое дно.

Надо сказать, что это первое место, более - менее пригодное для стоянки. До него можно встать только на озерах или на крошечных «пятачках», приспособленных рыбаками под себя. Но и таких мы видели всего пару раз.   Перекусили, джипиэснулись, прикинули по карте, где мы. Командир посчитал, что до стоянки «недалеко до притока С.Ирзяк», нам еще плыть и плыть. Что ж, идем дальше. Отплыли в 15.30.

Река достаточно широкая, метров 20-30, течение практически отсутствует. Проплыв минут 15 обнаружили, что выскочили в луга. Лес – только по левому берегу. Плывем,  болтаем.

На каком - то повороте (около 15-20 мин. сплава от стоянки) ушли налево за коренным берегом, посчитав, что справа оставляем очередную заводь. И, проплыв примерно с полчаса, уткнулись в камыши. Все. Тупик. «Куда подевалась речка?!!!»

И вдруг раздается, будто с небес, голос. Долго не могли понять, откуда и на каком языке к нам обращаются, но что- то до боли родное иногда проскальзывало. Уловили: на фоне непривычного местного выговора, членораздельными сполохами - матерные слова. Прислушались, дешифровали. Привожу краткий перевод.

Голос: Куда плывете? (Далее неподражаемая игра слов.)

Мы (после некоторой паузы на осмысление): В Лесуново.

Голос (вертуознейшая и непередаваемая игра слов): Какое Лесуново? Это - Сырой ИРЗЯК. Здесь - тупик.

И далее в таком же роде. Наконец, узрели и мужика, он показался из - за высоких камышей, и объяснил, что уплыли мы в приток, что надо нам вернуться «до широкого места» и повернуть налево.

Потратили мы на эти блуждания  примерно около часа. Вернулись в основное русло и закружили по луговой пойме.

Теперь стало ясно, что предыдущая стоянка «в соснах, у вагончика» и была, той самой – «недалеко от устья р. Сырой Ирзяк» ( из отчета Дещеревского). 

Припоминаем, что  следующую стоянку они обнаружили  только где-то к обеду, т.е. плыли от «вагончика» часа 2- 3, как минимум. Ориентир -  «старые березы», хорошо, что хоть не «следы на песке». Итак, все выглядываем «старые березы».

Последний раз видели березу, как раз в том месте, где нам вещал голос. Но вокруг нее сплошные камыши и осока.  Не подходит.

За лугами опять минут на тридцать уходим под сень леса. Но, что это за лес? Низкий, почти на уровне воды берег, расползающаяся под ногами влажная болотистая почва, нигде ни полянки, ни прогалинки, дубы и подлесок из кустарника. И, главное - ни одной березы. Комариное царство.

И опять камыши, осока, петляем по лугам, тщетно высматривая березы.

Только в начале восьмого капитанская лодка неожиданно метнулась в боковую заводь (хотя, возможно, это мы были не в основном русле). Огляделись. Слева и чуть сзади – ровный бережок под дубами. Небольшая обжитая, скорее всего рыбаками, поляна. Кругом камыши, и явный запах тухлятины, но выбирать особенно было не из чего.

Быстро ставим палатки – места достаточно, только с дровами плохо. Но Димка сумел отломить от дуба огромный сухой сук. На приготовления ужина вполне хватило. 

По GPS – прошли чуть больше 10 км по прямой от Д.О.

Толпы комаров загоняют нас в палатки спать.

 

22 июля.

 День 2-й.

Утром торопимся скорее отплыть. Но получается не раньше 10.00. Только собрались отчалить, как к нашему берегу подплыли на лодке трое охотников.  Все с ружьями. У одного болтается на бедре трофейная утка. Уточнили у них еще раз про С. Ирзяк. Действительно, приток остался позади.

Минут через 15-20 сплава, как только закончились камыши,  на левом берегу – точно, несколько  старых берез. Явная стоянка, но на ней расположились рыбаки. Напротив, в русле  – «закол». Спросили, как долго до Лесунова. Сказали, километров 10-15. 

Это сообщение вызвало  некоторое недоумение у командира. Он-то считал, что мы законченные лентяи, еле гребем, постоянно просим, то устроить перекур, то пережор, то пописать, то поплавать. А мы – ого-го! Даешь  Лесуново за два дня! Было высказано мнение, что карта безбожно врет, и GPS- тоже врет, а отчетом вообще нельзя верить.

- А рыбаки?

-          А рыбаки не врут, зачем им врать, они знают точно.

На том и порешили.

Условно стояночное место появляется еще минут через  30 сплава. На излучине, по левому берегу. Мы там остановились, чтобы немного размяться, поплавать, перекурить.

Таких небольших полянок  мы встречали еще пару штук. На одной из них, днем,  устраивали перекус.

В этот день было всего понемногу. И  лугов, и  сумрачных лесов, и завалов,  когда лес неожиданно наваливался и зажимал  нашу дикую речку с боков. А снесенные паводком деревья, перекидывались с берега на берег. И нам приходилось проделывать замысловатые акробатические номера, чтобы преодолеть завалы.

С ориентирами опять плохо. Насчитали, по крайней мере, четыре устья «речки Чары». Это - слева, и еще несколько безымянных притоков справа.  Со скоростью тоже не все понятно, то ли мы очень медленно плывем, то ли ……? «Нет, нет рыбаки врать не могут. Вот, вот сейчас будет Лесуново, вот за тем поворотом, нет, наверное, за следующим». И так весь день.

Стоянки есть. Но за них надо «бороться». И не надеяться, что там за поворотом, через час, через два  будет еще одна,  или будет лучше. Возможно, будет, но, скорее всего – нет. 

Мы озаботились поисками стоянки около 6 вечера. Когда стало ясно, что в Лесуновский магазин все равно опоздали.

Но вокруг, несмотря на лес,  приткнуться было некуда.

 Решили посмотреть. Уплыли в озерко. Совершенно зачарованное, заколдованное место. Вода, как зеркало. Островками кувшинки и другие цветочки - пушистыми  венчиками. По берегам - высокая осока, камыши.  Русалочье озеро.  Уверена, что по ночам там всякая лесная нечисть собирается.

Нашли даже чистый бережок, за ним - луг горбатый, заросшая колея, вдалеке стожки старые. Вся команда разбрелась по лугу, в раздумьях. «Вставать, не вставать?» Какое то тревожное, «нехорошее» место. Так и хочется оглянуться - не подсматривает ли кто за тобой?

Возможно, это озерцо указано на «2-х километровке». Ну, тогда, за полный ходовой день мы и 20 км не сделали. Чёрт-те  что!

Вернулись в главное русло. Немного отплыли, смотрим, на излучине справа - высокий луговой берег, вдали - лес, на воде - мостки. Отличное место.

Вопреки правилам и традиции, больше всего люблю я стоянки на лугу, в чистом поле, на вольном просторе, а лес, пусть вырисовывается заманчиво, где- то на заднем плане. Чтобы к ночи  наползал туман, а ночью обступало бесконечное звездное небо, чтобы ранним утром загоралась в траве роса, и нетерпеливое солнце заставляло просыпаться рано.  

23 июля.

День 3-й.

Старались выйти пораньше, до жары, но отошли опять в 10.30.  К Лесунову подошли к обеду. На этом участке встречается много стариц, разливов, островков. Вокруг одного острова сделали круг почета и, уже при заходе на второй круг, обратили внимание, что плывем по пузырящемуся кильваторному следу.

Ближе к Лесуново появились  наконец-то, обещанные песчаные пляжи. Сама деревня вытянулась вдоль реки километра на 2-3, вставать можно, как только покажутся вдалеке крыши, на большой песчаной косе. Это самый край поселка, но там как раз расположен один из магазинов. Правда, спиртного вы в нем не найдете. Можно проплыть дальше, и причалить сразу за препятствием неопознанной этиологии, перегородившем полреки, обойдя его слева. Поднявшись в деревню, в глубине, найдете еще один магазин, там есть хозяйственный отдел. Но опять ни хлеба, ни водки. Из выпивки - только пиво. Зато для  Димы неожиданная радость – есть безалкогольное. Загрузившись пивом, отплываем.

За деревней - на левом (а, не на правом, как в отчетах) берегу, еще примерно с километр – полтора, будут встречаться отдыхающие, подъехавшие к реке на машинах. Но, как только отойдет река от дороги, – опять тишина и полное безлюдье. Только шумной стаей поднимутся с воды испуганные утки, или, звучно шурша крыльями, перелетит тяжело в глубь леса какая-то большая птица.

Через 30-40 мин. от лесуновского моста, обогнув мыс,  справа увидели тропочку, поднимающуюся вверх к соснам. Небольшой  пляж. Решили проверить, причалили, поднялись, и точно - в соснах классически  обустроенная стоянка. 

 24 июля

 день 4-й.  Дневка.

25 июля.

День 5-й.

Опять выплываем поздно. После 10 часов. Характер реки не изменился. Довольно слабое течение, в узких местах - завалы, берега в основном лесные, довольно низкие,  попадаются небольшие  песчаные пляжи и отмели. Плывем не напрягаясь - с перекурами, купанием и получасовым «пережором». Находим две записки, оставленные Геннадием, определяя места по памятным бинтам на деревьях. Первую его стоянку проплывали в 11 часов, ко второй подошли около 16. После небольшой дискуссии, все- таки решаем плыть дальше, и встаем, примерно через час-полтора. На правом берегу.  Выход неудобный, но довольно большая ровная поляна на опушке сухого хвойного леса. Чуть дальше по берегу - песчаный пляж.

Весь вечер играли в карты вместе с детьми в диковинные, забытые с детства, веселящие нас своей наивностью игры: «сундучки», « в курицу», «верю - не верю», на «мафию» не хватило интеллекта.

 

26 июля.

День 6-й.

Примерно, через час сплава после нашей стоянки, послышался неожиданный для реки  гул. Подплыли ближе, причалили  и пошли смотреть.

Река полностью перегорожена насыпью.  Вся вода уходит по трем (четырем?)   трубам,  врытым  в  русло, заполняя их под самое горлышко. И вырывается на свободу бурлящим потоком, с негодованием натыкаясь на разный паводковый мусор, коряги, старые сваи. Мощными сильными струями ударяется в высокие опоры просевшего и полуразрушенного деревянного моста.

 Две трубы слева, две справа, между ними - щебеночный перешеек. Слева же впадает ручей с ледяной водой. Справа - поспокойней. Там мы и проходили. Перетащили лодки через насыпь и, лавируя между старыми сваями, прошли под мостом.

Мост, кстати, отдельная достопримечательность. Странно, загадочно возвышается он над рекой, соединяя два высоких берега.  Ведя в никуда, утыкаясь в вплотную подступивший лес.   Дорога к нему давно заросла, за ненадобностью.

И показался он мне похожим на былинный Калинов мост. Будто въезжали на него когда-то богатырские кони, и обрушился он под чьей-то могучей поступью.

Далее Сережа широко разливается, метров на 40-50. Течение пропадает вовсе. Примерно через 1км (мнения разошлись), река делает почти прямой левый поворот. Справа – высокий песчаный берег, сосны. На излучине - заболоченная заводь. Возможно по весне, когда высокая вода затопляет прибрежные пески, заросшие ивняком, выходить на этот берег проще.

 На верху, определенно байдарочная - стоянка. Грубо сколоченный стол, скамьи. Но, по-нашему, с весны там никого не было. Видели там, в глубине леса, и землянку. Но уж больно жуткий у нее был вид, и никто из нас не решился открыть дверь. Зачем нам чужие тайны?

 Полудневка.

27 июля.

День 7-й.

Отплываем в 10.00, не ждем вечно копающихся ребят. Пусть  догоняют. Через 30 минут сплава  по левому берегу – стоянка. Два довольно крутых выхода к воде. Пляжа нет. Еще одно явно стояночное место проплыли через 30-40 мин. Опять же слева, на мысу. Чуть пониже, в соснах. К реке спускаются ступеньки из жердей. А еще через 30 мин. -  довольно большой и четко выраженный приток – река Салавирь (такая точность, потому что от нечего делать писала дневник и время засекала по часам, а гребла   Настя).

Почему- то вода становится все холоднее и холоднее, несмотря на жару. Углядела я как-то мелкую песчаную протоку, думаю, она точно хорошо прогрелась на солнышке. Зашла в нее - и ноги словно окаменели от холода - выскочила, как ошпаренная.  Странная какая то речка!

Очень много мелей, хотя русло шире  не стало. Иногда встречаются огромные, судя по всему многолетние, завалы, но всегда есть промытый «обходной путь». Встречаются и более «свежие», сквозь которые продираемся кто, как может:  и «сверху», и «снизу», и по берегу. Течение убыстряется.

Приблизительно к часу дня доплыли до Румасово. Левый берег круто ушел вверх - там, за этим зеленым косогором, и расположена деревня. А на самом склоне – покосы, и мужики, матерясь, закатывают в гору огромные охапки сена.

Румасово очень красивая деревня, необычная. Широченная улица, обрамленная совершенно одинаковыми избами с ярко синими, резными – кружевными наличниками и крылечками. Зашли в одну за молоком (рядом с магазином) - чистота, как в музее. Разговорились:  дома, точно, построены по единому замыслу в 1905 году, после того как старая деревня погорела.

С румасовского косогора открывается манящий вид на все «Сумеречье». Беспредельный до самого горизонта зеленый океан, где потемнее, посумрачней, где светлее - ярче пятно. Под самым небом далеко-далеко – яркая желтая полоса, будто крутой стеной стоящий берег.

Там, около деревни, и обедали.

Примерно через полчаса сплава будет слева высоченный, почти отвесный песчаный обрыв, и сразу за ним – стоянка в березовой роще. Но нам плыть дальше.

В заброшенную плотину (минут 40-50 ходу от деревни) мы, можно сказать, просто влетели. Во- первых, всё высматривали обещанное по одной  лоции, обводное русло слева. Оно действительно существует, но справа, и мы его равнодушно проскочили.  Но ничего, - разгрузив байду от всего ценного, т.е. от капитана и тяжелого, т.е. от меня,  провели лодку по бетонным плитам, соскользнув потом по левому сливу.

Течение на этом участке довольно заметное, опять много всяких островков, проток. Мы оглянуться не успели, как проплыли дер. Кистаново. Её практически не видно с воды, но ориентиром могут служить  то ли деревянные притопленные сваи, то ли остатки какой другой постройки  в русле, а на левом берегу угадываются домишки, возможно бани.

Все боялись встать под чьим – ни- будь забором,  выискивали место подальше от деревни. Наконец, проплыв под линией электропередач, слева по курсу углядели луг, в глубине - лесок. Причалили, капитан осмотрелся, дал добро. Встали, как потом оказалось, как раз под забором  Пустыньской районной больницы. До самой деревни не доплыв метров 500.

Больница. Стыдная, и преступная бедность. В самой Пустыне осталось11 жительниц. Нам было невозможно представить, как эти старухи управляются там со всем: сами пашут на лошади (она принадлежит всем, а живет у одной из них - бабы Нюры), заготовляют для нее и коз сено, сажают и убирают картошку, «держат» огород, солят огурцы, капусту, ходят в магазин за 4 км в Валтово.  Ладно, летом, а в распутицу или зимой, когда снега наметает под самые крыши. Хорошо еще, что дровами их обеспечили, как нам сказали: «до самой смерти  хватит». 

 Ночью долго сидела с детьми у костра, смотрели на звезды. Мне хотелось петь что-то тихое, тягучее и печальное (вспомнила Антона и его «реку-Волгу», наверное, это у нас семейное). Или рассказывать сказки Бажова. И все были готовы к тому, что сейчас из костра  выскочит Огневушка - поскакушка и начнет вытанцовывать огненные круги.   Закончилось все  поеданием  резервных консервов  под покровом ночи.

28 июля.

День 8-й.  Пешее путешествие в Валтово. Почта.

Снялись во второй половине дня, решив перебраться поближе к Валтово. Долго искали на левом берегу подходящее место. Почти на всем протяжении вдоль реки-покосы. А сейчас, как раз время сенокоса. Кругом люди. Наконец, выбрали. Вытащили лодки, поставили палатки, и тут подкатила к нам  на четырех машинах веселая компания. Говорят, мы их место заняли. Ну, ничего договорились. Только шумное получилось соседство. Сначала, они пели хором под гитару, потом под гармошку, потом «а капелла».   К трем ночи большая часть компании притомилась, но одно упорное соло дотянуло почти до рассвета.

29 июля.

День 9-й. Валтово-Москва.

Саша приехал за нами неожиданно рано, часов в 8 утра. Загруженная «Волга» напоминала Ноев ковчег. Ребят мы довезли до ближайшей железнодорожной станции (остановка 324 км; в 6-10 км от Валтово перед железнодорожным переездом в Натальино), а сами поехали дальше через Кулебаки, Муром в Москву, домой.

 

 

Ольга ПБ.