“На косках цветочки, за косками – лес…”,

или

В одну и ту же реку – 14 лет спустя

Карелия, р. Сяпся – Южная Шуя, 30.04.02 – 06.05.02.

Состав участников:

1.КНБ “Вьюн”, экипаж: Лорд (Андрей Ладыгин) и Наташа

2.КНБ “Свирь”, экипаж: Мурк (Дмитрий Солодкий) и Маша

Идея пойти на весеннюю Шую (южную) родилась чуть не зимой. Беспокойство о билетах на майские праздники начали проявлять недели за три – и взяли! Тогда же и встретились всем составом, вкратце обсудив, кто что берет и не берет.

Второй раз удалось встретиться уже только неполным составом. Обменялись мелочами (типа гермоупаковок) – и расстались до вокзала, где встретились в третий раз – слава Богу, все.

День 0.

Как-то так получилось, что лорда довезли до вокзала часа за два с половиной до общей встречи. Потом говорили, что в это время (вечер 30-го) вся Москва стояла в пробках, включая общественный транспорт. Даже метро застряло, а в нем – Мурк. Но и ему удалось добраться. Машу провожал приятный мужчина, представившийся Дмитрием. Невеликий объемом Машин рюкзак оказался едва не тяжелее упаковки с лодкой. Наташа приняла свой груз стоически.

На вокзале поразило ОБИЛИЕ байдарочников и прочих водников. Ломились большей частью именно в петрозаводский поезд – и только в нашем вагоне в итоге оказались три группы, из них мы четверо представляли самую малочисленную. Соседи по плацкартным полкам ехали в Лодейное Поле (и далее на реку Тохмайоки), третий состав много позже встретился нам на Шуе. Тохмайокинги долго и шумно отмечали свой отъезд, прошлые и будущие доблести. Было весело и приятно, что вокруг люди, одержимые той же, что и ты, страстью. В поездах такое бывает редко.

День 1.

От Лодейного Поля до Петрозаводска уже не спали. Бурно обсуждали каждый бурный поток, пересекавшийся железной дорогой – и С УЖАСОМ наблюдали, что вокруг становится все сырее и сырее. Двум членам команды настоятельно не хватало “мокрой” обуви. Решено было, что в Петрозаводске найдем какой-нибудь рынок (магазины наверняка будут закрыты) и купим сапоги.

Прибыли, разгрузились – и уже через 10 минут договорились с таксистом о заброске до с.Сяпся и попутных остановках у торговых точек (всего за 500 рублей). В багажник “Волги” вначале поместилась всего одна упаковка с лодкой, но затем удалось уместить еще одну, а также оба больших рюкзака и запасное весло (догадайтесь, как). Доброжелательный водитель обещал поделиться с Наташей сапожками подходящего размера и даже действительно поделился – но жил он у самого рынка, а там уже появилась продавщица обуви. Лорд с Наташей тут же положили начало ее дневной выручке, и сапожки таксиста не понадобились. Тем временем Мурк разжился в магазине хлебом, сладостями, пивом и “Онежской” (клюквенной).

До реки долетели с удовольствием. Карельские леса уже оттаяли, но еще не зазеленели в отличие от подмосковных. Пересекли Шую (ух, огромная!), потом Сяпсю (тоже немаленькая). Дорога от трассы до Сяпси – лихой серпантин безобразного состояния. Высадились у самой воды справа от моста.

Стапелились часа два с лишним. Старт отметили небольшими “залпами” “Онежской” (вкусная!). Спустя чуть больше километра в русле что-то зашумело. Решили остановиться и посмотреть (не мелко ли), но главное – перекусить. Обед (он же завтрак, он же вчерашний ужин) без костра (бутербродами и яблоками) затянулся минут на 40. Еще раз посмотрели препятствие и пошли. Пожалуй, эта шиверка была проще всех остальных на Сяпсе, при этом все остальные были “взяты” с ходу.

До моста (вернее, мостов – там рядом с шоссе проходит и железная дорога) преодолели еще одни “коски”, перед самыми мостами – третьи. На лужайке у мостов обнаружилась команда лодках на 12-ти. Приветливо помахали друг другу руками и веслами.

Дальше “коски” усложнились, стали длинными, бурными и очень каменистыми. В одной из них лодка Мурка и Маши (“Свирь”) разворачивалась аж дважды, потом подобное испытали Наташа и лорд (на “Вьюне”). Ниже разрушенного моста “Вьюн” пришлось разгружать и клеить: дырки оказались именно там, где лежало запасное весло (ух, как же не хотел лорд его брать! И вот результат…). Заклеились скотчем. Это позволило дотянуть до стоянки – за какими-то очередными мощными “косками”.

За ними на левом берегу обнаружился УАЗик, а на правом –очаг загорания леса. Мужики из УАЗика, униформой напоминавшие егерей (но занятые рыбной ловлей), попросили нас попробовать потушить огонь, что мы, собственно, собирались попробовать и сами. Минут двадцать боролись с тлеющими головешками и мхом с помощью котелка с водой, весла и собственных (еще утром – новых) сапог. И победили! Самим было приятно – но “спасибо” с другого берега, надо сказать, не услышали. На стоянку встали в сотне метров ниже, понадеявшись, что ночью лес не разгорится.

На стоянке лорд тут же наладил удочку и спиннинг – но напрасно. Даже бурно плескавшаяся в речной старице щука на блесну не среагировала. После потери двух блесен удочки были бесславно смотаны.

День 2.

Встали довольно рано. Видимо, лорд всех разбудил громкими всплесками блесны. Фотографировали бобровые погрызы деревьев. Вспомнилась поговорка: “Убил бобра – спас дерево”. Тут же родилась другая: “Убил туриста – спас бобра”. Похоже, бобров скоро действительно придется спасать: на берегах обнаружились капканы на них в виде больших ящиков с крышками на пружинах.

“Коски” после отплытия появились нескоро – и, как выяснилось, оказались последними. Выходило, что “Горбункоски” мы преодолели еще накануне, а это были “Сарикоски”. Лес начал редеть, за каждым поворотом чудилось озеро – но все никак не появлялось. Наконец, наше местоположение прояснили рыбаки на моторной лодке: если идти с их скоростью, то до озера не меньше получаса. Мы прошли минут за 40 – хорошо, но поясница просто отнимается. Выйдя в озеро, пересекли по хорде большой залив и, обогнув мыс, встали пообедать. По ходу Мурк с Машей вспугнули в тростниках какую-то огромную рыбину.

Пообедали на славу, отметили выход в озеро небольшими дозами “Онежской” – и взяли курс на следующий мыс. “Вьюн”, в отличие от “Свири”, не пропарывает волны, а поднимается на них, после чего плюхается вниз. Забавно, почти не заливает, но курсовая устойчивость “Вьюна” на спокойной воде низковата. Однако открытое пространство, несмотря на волны и почти встречный ветер, пересекли без труда и сразу же обнаружили вход в русло Шуи.

Поначалу река была как море… простите, озеро. Однако постепенно русло начало сужаться, и даже появились “коски”. За одними из них зачалились для разминки на острове и насобирали шиповника, из которого позже получился отменный чай. До вечера прошли еще какие-то мелкие “коски” – и оказались в Киндасово. Чтобы не ночевать на виду у деревни, сплавились на километр-другой ниже, потом еще ниже, так как справа возник дачный поселок. Место выбрали уже обжитое – на левом берегу у впадения небольшого притока. Сколько же там было мусора! Вплоть до ящиков со стеклотарой… Рыба по-прежнему не клевала, поэтому после ужина довольно скоро улеглись спать.

Лирическое отступление,

или

Чего не помнят старожилы

…А ничего они не помнят! Хотя прошло всего 14 лет и – наверняка все свидетели живы (М.М.Жванецкий). Так и лорд, казалось, неплохо помнил свой поход по Сяпсе – Шуе в 1988-м – но ничего из его воспоминаний не стыковалось с реальностью. Единственный всплывший из глубин его памяти сяпсинский порог на реке так и не появился, зато ни одних из многочисленных “косок” он почему-то не помнил. Первую стоянку на Шуе также не нашел, острова – забыл, начальные шуйские “коски” - тоже. С уверенностью утверждал, что деревни Киндасово с воды не видно – а оказалось, что она не только стоит у самой реки, но в ней есть каменный мост (который, впрочем, мог появиться позже). Осталось дождаться ориентиров порогов, да и самих порогов – но и тут память его подвела, что выяснилось некоторое время спустя.

День 3.

Снова встали рано и уже хотели было сниматься с якоря, как вдруг у лорда начало клевать. Через некоторое время очередная поклевка увенчалась поимкой довольно крупной плотвицы. Вслед за ней последовала другая, потом третья – всего восемь плюс две, отправившиеся обратно в реку (мелкая плотвичка и окунек). Азарт охватил всех, а не только ловившего рыбу лорда (но быстро иссяк, когда клевать стало реже). Стартовали около полудня.

Единственное, что верно вспомнил лорд – это то, что вскоре начнутся пороги. И они начались – только мачты радиорелейной связи, оказалось, видны не после порога, а как следует из описания – действительно до него.

Зато сам порог (первый) оказался неожиданностью – и нельзя сказать, чтобы уж очень приятной. Почти метровые валы, заметное падение, плохо просматриваемый поворот… Выкатились мокрые. А вскоре зашумел следующий порог, в котором пришлось еще и поманеврировать, чтобы не выехать прямо на застрявшее в камнях огромное бревно. В итоге “Вьюн” прошел нижнюю часть порога по практически тихой воде у правого берега, за что лорду было даже немного стыдно. Мурк с Машей “хлебнули” по полной – но бревно тоже успешно объехали.

Тут же остановились отдохнуть, перекусить, обсушиться и отлиться. За храбрость (или для храбрости?) приняли еще понемногу “Онежской”. И вновь лорд (а с ним на этот раз и Мурк) ошибся с прогнозом. По воспоминаниям (и карте) третий порог явно отстоял от первых двух) – но до него оказалось не более полукилометра. Зато в длину он явно вырос, а камень, с которого лорд прыгал много лет назад, куда-то исчез (вероятно, оказался под толщей паводковой воды). За порогом оказался плоский островок. Раздумывая, куда бы причалить на обед, команда неожиданно подошла… к Большому Толли, чего не ожидал решительно никто. Восприняв его шум как предостережение, зачалились у правого берега и пошли по очереди смотреть.

Зачалились, как выяснилось, неудачно. Лес позади сухого пятачка был затоплен и местами заснежен, кроме того, необходимо было преодолеть разъезженную тракторами дорогу. Мурк с Машей вернулись с горящими глазами, наперебой вспоминая какой-то замеченный ими “шиш” посередине и уверяя, что этот “шиш” – явный “непроход”. Наташа с лордом никакого опасного “шиша” не увидели, зато отметили, что проход под правым берегом опасен лишь наездом на крутившихся ниже каякеров. Надо сказать, что на фоне затянутых в “фирму” каякеров парочка выглядела случайно забредшими на берег жителями деревни: грязные сапоги, потрепанные свитера, обветренные физиономии. И только ярко-желтая гермоупаковка и извлеченный из нее большой черный Canon выдавали в них “не местных”.

Вернувшись, коротко посовещались группой и решили, что ТАКОЙ порог стОит вторичного просмотра – на этот раз с левого берега. Высадиться на него оказалось труднее: пришлось карабкаться чуть не на стену. Зато удалось спуститься к самой воде (каменная “набережная”, которую вспоминал лорд, оказалась вполне доступна). Решили, что безопаснее всего будет идти под левым берегом, хотя обстановка не напоминала легкий летний слив ничем, кроме близости к левому берегу.

Пошли почти одновременно. Мурк с Машей, не зарулили в небольшую пенную “кашку” под самым берегом и оказались на довольно высоком валу, откуда их свалило прямо под набор косых валов справа, но ребята удержались – и вскоре, радостно размахивая веслами, уже уходили со струи. Наташа с лордом испытали примерно то же. Стоявшая на берегу группа, явно рассчитывая на цирк, расселась у воды – но представления не состоялось.

Зато потом был мировой обед из пакетных супчиков, сваренных в рыбном бульоне. Пока обедали, порог прошли:

- команда из катамарана-двойки и какого-то большого ката с кучей народу и пышкающим бензином моторчиком (винт которого отчаянно визжал, когда в валах оказывался над водой);

- команда из двух байдарок (“Тайменя-2” и КНБ), с которыми Мурк, как выяснилось, списывался по Интернету, договариваясь о совместном походе на Шую (ребята вместо Сяпси прошли Кутижму);

- команда из пятерых человек на кате-четверке – как выяснилось, та же, что ехала с нами в поезде.

После обеда, разохотившись, прошли порог еще по два-три раза. Попробовали небольшие бочечки в центре ближе к левому берегу – успешно. И тут Мурк с Наташей решились на отчаянное: пройти одну из двух гигантских бочек В ЦЕНТРЕ. Мы с Машей встали на страховку, одной девушке на берегу вручили фотоаппарат… Это напоминало фильм ужасов. Голубое тело “Свири” почти пропало в валах и вдруг взметнулось на гребень и начало валиться влево… но тут же спустилось уже по нижнюю сторону бочки. Порог был взят в самом сложном месте. Победители от волнения говорили сбивчиво – но и так было видно, что впечатлений им хватит надолго.

Вечером наш запас продуктов неожиданно пополнился пачкой халвы. Группа Артема – Муркова знакомого – как выяснилось, потеряла в пороге весло, и нашему запасному наконец-то нашлось применение. За это нас и угостили.

К вечеру с порога ушли все, кроме нас и молчаливой команды, стоявшей чуть в стороне (той, что наблюдала наше прохождение). Да еще у противоположного берега допоздна крутились каякеры.

День 4.

Снова встали рано (просто удивительно!). Лорд попробовал поблеснить ниже порога, но неудачно: повесил блесну на чью-то сеть и не смог оторвать. Решил – отцепит, когда поплывет.

После завтрака начали грузиться: Наташа с лордом выше порога (в непосредственной и, как выяснилось, довольно опасной близости), а Мурк с Машей отнесли мешки вниз и еще раз прошли порог в пустой лодке. У экипажа “Вьюна” прохождение получилось хуже. Близкий к порогу старт потребовал довольно резкого разворота, который начали как-то неожиданно – и задали нежелательный крен на струю. Лодка едва удержала равновесие, в итоге заходили в порог расстроенными: лорд – из-за неудачного маневра, Наташа – из-за несдержанных высказываний лорда. Но – прошли.

Отцепили блесну от сети и двинулись покорять Малый Толли. Прошли без труда. Нижние пороги также трудностей не представляли: те же валы высотой до метра, местами косые, никаких ярко выраженных сливов, бочек, камней и др. Пожалуй, только Виданский порог запомнился – своей длиной. Километра три несло нас в его валах, постепенно снизившихся до полуметра. За Виданами река расширилась до размеров озера. Перегребли расширение по диагонали и встали на обед, где нас догнала группа Артема. Договорились о совместной выброске с реки через станцию Чална, до которой надо было пройти километра три вверх по Чалне, левому притоку Шуи.

Войдя в Чалну, тут же прошли под мостом, а за ним… лорд неожиданно повел лодку прямо в кусты под левым берегом. Вернулись оттуда с трофеем: недавно подстреленной и, видимо, потерянной охотниками уткой. В ожидании “Вьюна” Мурк и Маша продолжали пугать каких-то “крокодилов” в прибрежных зарослях. И спорить, пускает ли щука пузыри, когда уходит в глубину, или нет.

Три километра по Чалне преодолели без труда. Заметив на берегу группу Артема, ошвартовались по соседству. Обследуя местность (густое мелколесье) на предмет стоянки, лорд с Мурком неожиданно вышли на дорогу, а по ней – к деревне и станции. Узнали, что поезд на Петрозаводск проходит дважды: в 7.50 и в 19.50. Решив, что ночью в Петрозаводске делать нечего, поставили палатки на корнях и кочках и принялись за ужин.

После ужина Наташа с лордом занялись дичью. Ощипывается утка на удивление легко, а перьев и пуха с небольшой, казалось бы, птицы хватило бы если не на спальный мешок, то на подушку точно. Вычистили, тщательно промыли, попытались обжечь над костром, но обжигать было нечего: ощипали на совесть. Варили часа два с лишним, после чего лорд снял пробу и постановил: готово! Быстро умяли половину (вкусно!), а вторую отнесли Артемовой команде. И благодарность не заставила себя ждать: полкотелка тягучего, залитого кипятком сулугуни! Ух, красного винца бы под него! Только Мурк все проспал и на сигналы не среагировал.

День 5

Ночью несколько раз срывался основательный дождь. Еще накануне Артем попросил разбудить их часов в 6, поскольку у команды ненадежный будильник. В итоге сами артемовцы пришли будить нас. Завтракали и собирались впопыхах, но, как ни странно, не только ничего не забыли, но даже посуду вымыли.

На станцию пришли точно к поезду. Конечно же, о том, что садиться надо в общий вагон, а он – последний (мы стояли у первого), узнали не сразу, пришлось пробежаться. Вагон (с креслами) и без нас был набит, но кое-как разместились по тамбурам. Среди пассажиров встретилась троица, прошедшая верхнюю часть Шуи (до Шотозера).

В Петрозаводске сдали вещи в камеру хранения и налегке отправились в порт узнать, нет ли “Метеора” в Кижи. Оказалось, навигация еще не открыта. Довольно долго бродили в поисках “питательной точки” – и в итоге оказались в кафе “Гурман”, где вчетвером от пуза наелись на… 650 рублей (не наевшись, нипочем не поверил бы). После обеда несмотря на сильный дождь хотели было добраться хотя бы до водопада Кивач, но поняли, что опоздали. Остаток дня посвятили осмотру книжного, спортивного и нескольких продуктовых магазинов, а также чтению закупленных книг и обсуждению маршрутов по Карелии. В поезд садились с полными авоськами еды и полной уверенностью, что всего до Москвы не съедим. Однако съели успешно.

День 02

В Москву прибыли с опозданием всего минут на 10. Впервые увидели в зеркалах, НАСКОЛЬКО загорели за 4 дня. Помахали рукой уже знакомым группам. Сдали вещи в камеру хранения и разъехались по работам. Было грустно, что все закончилось.

текст Андрея Ладыгина

прислала Жарикова Наталия [NatalyZ@ROSNO.RU]


Реклама: спиннинг амбитион

   TopList    Яндекс.Метрика
Лента |  Форумы |  Клуб |  Регистрация |  События |  Слеты |  Маршруты (Хронобаза) |  Фото |  Хроноальбом | --> Видео |  Радио Статьи |  Лодки |  Турснаряжение |  Тексты |  Отчеты |  Худ. литература |  Марфа Московская |  Марфа - рассказы |  Заброска |  Пойду в поход! |  Карты |  Интерактивная карта |  Погодная карта |  Ссылки |  Поиск |  Реклама |  Белая Сова |  База |