Продолжение. Начало "Непали сет": http://www.veslo.ru/2001/othet/teresh/nepal/nepal.html

 

КОВЕР ДЖУНГЛЕЙ


 

Темнота - хоть глаз коли. Бархатные крымские ночи, когда чуть веет теплый ветерок, а звезды во всей красе и количестве серебристым кружевом устилают небо, когда запахи цветущих магнолий сгущаются, а слышно только цикад, ни в какое сравнение не идут с таинством тропической ночи. Особенно тогда, когда во тьме кромешной - по причине забытия фонарика в городе - ты одной рукой ощупываешь забор, вдоль которого пробираешься к дороге, а другой - судорожно цепляешься за бесконечность пустого пространства сбоку от себя. Под ногами свежевскопанная земля огорода, а за огородом - в той стороне, где самый густой сумрак ночи, простирается ковер джунглей, где в свободном состоянии, между прочим, пасутся дикие тигры, носороги и крокодилы. Несмотря на отсутствие реки, черное пространство вокруг игрой воображения наполняется голодными крокодилами, а трещание цикад начинает напоминать голодное щелканье крокодильей пасти. От паники спасает только спина Макса, одетая в белую футболку, мутным пятном маячащая в шаге от меня. Наконец забор кончается, еще шаг - и мы окажемся на широкой дороге. Внезапно футболка Макса встает, как вкопанная, хозяин футболки внятно охает, а я налетаю на его спину и, вглядевшись во мрак, едва не проливаю пиво, выпитое десять минут назад, - по дороге, буквально в метре от нас, три жутко огромные тени, бесшумно скользящие во мраке. Слоны! Вот это была бы сенсация для газет! "Минувшей ночью два белых пешехода устроили ДТП, попав под ноги слонов…"

* * *

Национальный парк Читван, до которого из Катманду мы добирались на автобусе, встретил нас жутким пеклом. Раскаленный воздух поднимался от пыльной земли колеблющимся маревом, - вот они, тропики! Куда ни кинь взор, расстилалась плоская равнина, окруженная горами: на севере - уже ставшими родными Большими Гималаями, на юге - индийскими, Малыми. Вдоль гор, далеко-далеко, темно-зеленой лентой струился лес, точнее - джунгли, но все видимое пространство вокруг было полями - разбитая на клетки слегка красноватая земля, как шотландский плед. На отдельных клетках урожай риса был уже собран, - высились круглые стога сжатых метелок, на других - стеной стоял созревший рис, высокий, густой, совершенно не такой, какой мы видели в горах - низкорослый и чахлый. Тропики.

Из гостиницы за нами прислали джип, если так можно выразиться, - открытую доисторическую машину, сохранившуюся, вероятно, со времен английского правления в Индии. Тем не менее, машина вместила нас всех - Бориса, Риту, Макса и меня, а также еще четверых туристов - двоих из Австралии и еще двоих - из Америки. Наши пыльные рюкзаки ехали на решетке, изображающей крышу джипа. Гремя всеми металлическими частями допотопного автомобиля, взметая клубы розоватой пыли и отчаянно сигналя на поворотах, мы въехали в совершенно райский уголок - гостиницу "Рейнбоу сафари", которая представляла собой небольшой тропический парк, разбитый в середине квадрата, образованного жилыми домиками - чистыми, уютными, рассчитанными на двоих, со всеми удобствами внутри и миниатюрной верандой снаружи. На верандах стояли невысокие столики и кресла, в которых так приятно было сидеть и любоваться пейзажем. В домиках имелась также вентиляция, которую можно было включать по собственному желанию, тумбочки, вешалки и две кровати с противомоскитными пологами, вызывающими в душе смутное беспокойство. Парк был прекрасен - ухоженный, с удобными дорожками по периметру и зелеными лужайками, он был засажен не виданными еще растениями, цветущим кустарником и просто цветами. Первое впечатление от всего этого было такое: я отсюда никуда не поеду!

В уютном и чистом помещении, которое в России называлось бы "столовая", к своему великому удовольствию мы обнаружили наших москвичей - Вадима и Андрея, прибывших сюда прямо из Покхары. После ланча всех приехавших туристов сбили в одну большую интернациональную стаю и повели пешком на экскурсию по деревне, центр которой состоял практически из одних гостиниц для туристов. Пройдя метров пятьдесят по пыльной дороге, повстречались с группой экскурсантов, видимо, из другой гостиницы, перемещающихся в пространстве на телеге с навесом, влекомой парой волов. Судя по унылым лицам, способ передвижения "а ля непали пейзан" им не сильно нравился. Наша же экскурсия началась с маленькой улочки, примыкающей к рисовым чекам в конце деревни.

В хижинах, которые нам предлагалось осмотреть, до сих пор живут люди, довольно равнодушно на нас взирающие - привыкли к подобным посещениям. Однако вид жилищ никого из нас равнодушным не оставил, - это какой-то кошмар. Низкие домики, построенные из бамбука, обмазанного глиной, и крытые пальмовым листом были практически без окон. Дверные проемы открывали жуткую черноту внутреннего помещения, где размещалось все: и очаг, и места для сна, и прочее, что бывает в домах. Мы вольны были зайти внутрь, но никто не отважился. Наш экскурсовод объяснил нам, что подобная "архитектура" была типична для этих мест вплоть до недавнего времени. Выходцы из Индии, поселившиеся здесь с незапамятных времен, отсутствием окон и дымом от очагов боролись с малярией, свирепствовавшей в этих краях до 1950 года, когда была проведена дезинсекция всей низины, осуществленная правительством при активном содействии Англии. В настоящее время с малярией покончено. Сейчас в деревнях строят жилища с окнами и верандами, а эти вот хижины оставлены исключительно для показа туристам.

Пройдя по деревенской улице до конца, мы, предводительствуемые экскурсоводом, перелезли через колючую проволоку и оказались на окраине собственно национального парка. На душе сразу стало несколько беспокойно, и мы слегка озабоченно поглядывали в сторону недалекого леса. Кто их знает, диких зверей, что они кушают на ужин… Однако первый зверь, которого мы увидели, был "домашний" слон - самый настоящий взрослый слон, привязанный якорной цепью к деревянному столбу. Мы все моментально сгрудились вокруг, с восторгом его рассматривая, как будто отродясь не видели ничего подобного. Слоник, не переставая, кивал головой - эдакий китайский мандарин. Экскурсовод повел нас дальше, и к немалому нашему удовольствию мы оказались на берегу реки - довольно широкого потока, бодро текущего в песчаном русле. Реку величественно переходили два слона, неся на спинах пассажиров - очередная экскурсия. Даже при беглом осмотре туристов, восседающих на слонах, можно было отметить некоторую усталость. Мы решили, что день у них был долгий и утомительный, и усталый вид никак не связан с катанием на слонах. Наивные…

Наша экскурсия завершилась знакомством с солдатами очередного "чек пойнта" на границе парка и деревни, и еще через пару сотен метров экскурсовод привел нас к бунгало на берегу реки, в котором оказалось кафе. На обширном пространстве между бунгало и пляжем были расставлены столики и кресла, нам предложили посидеть здесь и полюбоваться закатом.

Оно того стоило, честное слово. Перед нами, как декорации к спектаклю, панорамно расстилалась саванна, - по-другому не скажешь. Желтоватая река катила свои воды вдоль обширного луга, с дальней стороны окаймленного лесом. Слева, вдалеке, цепочкой двигались слоны, возвращаясь с работы. Красноватое закатное солнце уже почти касалось плоских крон деревьев, окрашивая темнеющее небо в малиновые тона. Последний всплеск света, сцена погрузилась во мрак, и только шуршание занавеса - тихий шелест реки…

 

 

 

* * *

Утро. Задушевный разговор с Максом.
- К тебе комар ночью приставал?
- Приставал.
- И ко мне приставал.
- Чего хотел?
- На тебя жаловался. Говорит, ты полог на кровать накинула и поесть ему не дала.
- А ты чего?
- Я тоже не дал…

* * *

…Как называется это растение, я не знала, но оторваться от него было невозможно. Его довольно крупные цветки состояли из длинных нежных трубочек, собранных в розетку и распушенных кверху наподобие помпонов на детских шапочках. Розового цвета. На каждой трубочке сверкала крохотная капелька росы. Донельзя возбужденный Борис оттащил меня от куста с розовыми помпонами и притащил к пальме - посмотреть на улиток, жуткого, просто невероятного размера - с кулак. Рита бродила по парку как завороженная - ни в одном ботаническом саду такого не увидишь… Цветок банана, и сам-то по себе - произведение искусства, покрыт тонюсенькой водяной пылью… Она медленно собирается в крупные капли и скатывается, сверкая на солнце, с выгнутого бордового лепестка…

 

   

 

После завтрака нас куда-то повели, оказалось - на площадку, где начинается катание на слонах. Нас уже ожидали два слоника. Вопреки опасениям Вадима, что нужно будет с разбегу сигать на спину слона, посадка происходила не столь экстремально, но довольно забавно. На краю полянки высилась эдакая "сторожевая башня", построенная из бревен, с лестницей и площадкой наверху. Слоник, включив задний ход, заводил свою немаленькую попу под площадку, и "корзина" для пассажиров оказывалась как раз на уровне площадки, под ногами. Видимо, для экскурсий слоников подбирают по росту. Ну, и по характеру, конечно. "Корзина" больше всего напоминает перевернутый вверх ножками стол. Безусловно, между "столешницей" и спиной слона кладется толстый матрац, чтобы не натереть хребет слонику. Хребет, между прочим, не как у лошадки, он довольно сильно выступает, и "стол", хоть и на матраце, покачивается при каждом шаге животного. "Стол" крепится лямками под животом слоника, как рюкзак, а сзади еще дополнительная петля, пропущенная под хвостом. Жесткая веревка защищена пластиковой трубочкой - чтобы под хвостом слонику не натирало. Короче, пассажир садится в эту "корзину" таким образом, чтобы ножка "стола" оказалась у него между ног. Ножка нормальная, то есть не округлая, а с гранями.

Нам велели садиться на слона по четыре человека, мы, как послушные граждане, уселись вчетвером - Борис, Рита, Андрюха и я, а Вадиму с Максом достался персональный слон, и они ехали вдвоем, как графья.

В общем, джунгли - вещь, конечно, интересная, но натерпелись мы на этих слонах - слов нет. Сначала шли по тропинкам. Слоник ступает мягко, ноги переставляет плавно - если смотреть со стороны. А если сидеть в "корзине", то чувствуется каждый шаг. "Стол" слегка раскачивается, и ножка с гранями ударяется сначала об одну ногу, потом о вторую, точнее - о внутреннюю поверхность бедра. Довольно скоро всем нам стало понятно, что сесть надо как-нибудь по-другому. Особенно мужикам. Эта самая ножка, наверное, так и норовила прищемить хоть сколько-нибудь выдающееся… Потом нас потащили через джунгли напрямки, и задача усложнилась. Приходилось не только поджимать ноги, но и пригибаться, - слонику-то без разницы, где идти, кусты, не кусты. Разговаривать нам запретили, поэтому "графья", следующие на своем слонике за нами по пятам, хихикали над нами мерзким шепотом. Кроме павлинов, мирно пасущихся на лужайках, никакого зверья мы не видели, и джунгли в этих местах довольно "наезженные".

Помимо всей прочей экзотики, не знаю, как "графский" слоник, а наш время от времени с задней стороны издавал некий характерный звук: "Пш-ш-ш-ш…". Когда мы переходили реку, звук материализовался в виде… ну, скажем, колбасятины, диаметр которой вызывал уважение. Поскольку я сидела у задней "ножки", то имела возможность наблюдать и обонять все процессы, происходившие в задней части нашего транспорта. Примерно на середине реки слонику разрешили остановиться и попить. Однако процедура была не совсем прозаичной, поскольку с одной стороны слоник пил, а с другой стороны - подмывался. То есть обмакивал "метелку" в воду и возил ею под хвостиком - как раз в том месте, откуда производится "колбаса".

Надо заметить, что непальские слоники - невероятно чистенькие животные. Честно говоря, мы ожидали некоторого амбре… как в зоопарке. Ничего подобного! Как потом выяснилось, их обязательно моют хотя бы раз в день - в реке, да и сами слоники очень чистоплотны - сама наблюдала. Погонщики слоников относятся к своим подопечным приблизительно так же, как мы относимся к своим домашним любимцам, собакам, например. Все слоны, которых мы видели в Непале, ухоженные, если не сказать - холеные, и многие из них, по крайней мере те, которые работают с туристами, еще и украшены - мелом на них рисуют всякие цветочки и финтифлюшки, и слоники выглядят очень нарядно. Продолжительность жизни слонов - около 100 лет, с туристами работают обычно молодые слоны, практически подростки - по 8-10 лет. Как всякий молодняк, слоники иногда шалят, и за это им попадает - палкой по башке. Смотреть на это, конечно, тяжело, но не думаю, что животным больно, скорее это метод воспитания. Погонщики сидят обычно на шее слона и отдают ему команды либо голосом, и они прекрасно понимают, либо пятками, которыми погонщики упираются в уши слонов, - именно так совершаются повороты налево и направо. Бамбуковая палка так и лежит на черепе слоника - на всякий случай. Иногда вместе с палкой погонщик держит в руках такую железную штуку с острым концом - вот это, наверное, больно.

Короче, после двух часов элефантинга мы очень захотели домой и взвыли, когда наши слоники галопом промчались мимо посадочной площадки, от которой мы стартовали. Правда, минут через десять мы уже были в гостинице - в пространстве слоны перемещаются очень быстро. Из "корзины" нас с Ритой вынимали, а жуткие синячищи от "ножки стола" я довезла до дома и с гордостью предъявляла семейству. Как уж это испытание пережили мужики, даже и не знаю…

Далее у нас по плану был часовой отдых до обеда. Но как только мы уютно устроились в креслах на веранде, прибежал егерь, Эуи, и начал нас куда-то звать. Я ничего не поняла, но Борис любезно перевел - ни много, ни мало купать слонов. Мы дружно застонали, но Эуи уговаривал нас пойти, дескать, это очень здорово, и вам понравится. Кряхтя и охая, мы поднялись и пошли за егерем к реке.

Действо происходило около того кафе, где мы накануне любовались закатом. Зрителей было битком, и в партере, и на бельэтаже - на полочках над речкой. Декорации сменили: в речке, на фоне зеленеющих джунглей под ослепительным солнцем полоскалось около десятка слонов, вокруг которых сновали фигурки людей. Все действующие лица и исполнители, принимающие участие в спектакле, а также зрители были в прекрасном настроении и просто захлебывались смехом.

Все мы прекрасно знаем, что такое родео - на быках или диких мустангах. Отдельные личности из нас знакомы даже с таким экзотическим видом, как родео на каяках. Но мало кто догадывается, что возможно еще и родео на слонах. Никогда не думала, что такое бывает, это во-первых, а во-вторых, что подобное действо приносит кучу приятных ощущений, как зрителям, так и участникам, включая слонов и погонщиков.

Мероприятие проходит так. Слоник в воде встает на колени, ковбой залезает на него и держится за веревку, обмотанную вокруг шеи слона наподобие ошейника. Слоник поднимается, заходит поглубже и начинает хулиганить, всячески поощряемый своим погонщиком при помощи голоса. Задача слоника - скинуть с себя всех. О, это было зрелище! Хитрый слон опускает голову глубоко в воду, и если ты плохо держишься, то съезжаешь с него, как с горки. Если держишься хорошо и не съезжаешь, слоник начинает мотать головой из стороны в сторону, причем амплитуда довольно широкая. Тут уж удержаться трудно, и ты летишь с него кубарем в теплую речную водичку. Если не удается скинуть наездника через голову, слоник садится на задние ноги, как собачка, и ты съезжаешь в сторону хвоста. Слонику этого мало, и он норовит скинуть погонщика. После чего, довольный, встает и обдает себе спину водой из хобота, а иногда и победно трубит. Дальше погонщик велит ему лечь на бок. Родеист, держась за ухо, под водой нащупывает ногу слона и взбирается по ней на шею. Слоник при этом лежит смирно и ждет, когда ты влезешь, и только косит на тебя хитрющим маленьким глазом с необыкновенно длинными ресницами. Потом слоник встает и с размаху валится в другую сторону, соответственно ты рыбкой ныряешь туда, куда ему хочется. Дальше можно влезать с другой стороны, а можно поплавать вокруг слона. Картина уморительная - так джонки снуют вокруг лайнера. Можно попытаться залезть со стороны хвоста, можно через брюхо, можно делать вообще все, что хочется, - слоник с удовольствием валяется в воде и ждет, пока ты наиграешься. Совершенно очевидно, что это любимая процедура слонов, и никогда им не надоедает.

Не очень понятно, по какой причине зрелище доставляет несказанное удовольствие зрителям. Глядя, как слоник издевается над Борисом, мы просто угорали со смеху, дергали друг друга за рукава и падали на грудь соседу в приступе безудержной радости, - ей-богу, в цирке такого не бывает. Здесь же ощущаешь нечто близкое к состоянию счастья, и очень хочется принять участие непосредственно. В конце концов мы перекупались все, кроме Вадима. Особенно отличилась Рита - слоник справлялся с ней с большим трудом. Мы с Андрюхой кувыркались на одном слоне и хохотали, как малые дети.

Помимо купания, слоников чистят - тут же, на мелководье. Слоник лежит на боку в воде, а погонщик обрабатывает его пемзой. Вот почему слоники такие вылизанные! Причем процедура тоже забавная. Погонщик говорит слонику, типа - ногу подними, слоник поднимает ногу и держит ее на весу, терпеливо дожидаясь, пока погонщик почистит там, где нужно. Потом ему командуют перевернуться, он резво это исполняет, подставляя другой бок, и лежит, балдеет. В общем, слоники - совершенно очаровательные животные, умные, добрые, дисциплинированные и страшно любят поиграть, когда предоставляется возможность.

Накупавшись и насмеявшись, мы совсем было собрались уходить, как на пляж выбежал молодой носорог. Народ кинулся врассыпную, но носорожек оказался вполне дружелюбным, не выказывал никакой агрессии и позволял себя трогать. Он явно хотел покушать и поэтому нагло ломился на столики, стоявшие около кафе. Как потом выяснилось, носорог был дикий, прибегал из джунглей, но его здесь прикармливали, поэтому он хорошо себя вел. Настолько хорошо, что Макс вскочил ему на спину и проехал несколько шагов. Родео бывает не только на слоне!

* * *

День был насыщен событиями до отказа! После обеда нас опять привели к реке и усадили в каноэ. Моя бы воля, я бы ни в жисть в это судно не села! Каноэ представляло собой длиннющую лодку с абсолютно плоским дном, якобы полностью выдолбленную из дерева. Ну, не знаю… Мне всегда казалось, что у долбленок округлое днище… Как бы то ни было, нас, человек пятнадцать, усадили в эту лодку на малюсенькие скамеечки, один за другим, и мы тронулись. Течение в реке довольно приличное, плыли быстро, а управлялось судно одним гребцом при помощи шеста - речка мелкая. Судно весьма ощутимо валялось с борта на борт, и это было несколько неприятно… Тем не менее, мы благополучно плыли, обозревая окрестности. Пейзажи были равнинные, иногда по берегам попадались деревеньки, окруженные банановыми деревьями, а один раз мы даже видели крокодила, мирно лежащего на мелководье. Если бы не Эуи, никогда в жизни мы бы его не заметили. "Не ходите, дети, в Африку гулять!" Вот так вот приспичит искупаться, и того… на ужин хвостатому. Правда, Эуи успокоил нас, объяснив, что это гавиал, гариал по-местному, и кушает он исключительно рыбу. Это верно, гавиалы едят только рыбу, но, думается мне, можно помереть просто со страху, столкнувшись с ним нос к носу в воде…

Минут через двадцать плавания мы высадились на берег недалеко от нашей цели - фермы, где разводят слонов. Между прочим, непальская ферма - одна из двух, существующих на этой планете, вторая в Африке. По дороге Эуи показал нам удивительное растение, которое называется "намасте" - "привет" по-непальски. Это травянистое растение с крупными листочками на тонких стеблях. Листочки немножко похожи на листья клевера, но "лепестки" у них более длинные и узкие, и их больше, штук восемь. Если поднести руку или палку к такому листочку, он начинает сворачивать лепестки к середине, как бы складывает "пальцы" наподобие приветствия непальцев, и получается это самое "намасте".

Дойдя до фермы, мы опять были поражены чистотой, царящей вокруг. Кто из нас не бывал в коровнике? Или в свинарнике. Все мы прекрасно помним запахи, царящие там. Здесь же я не видела ни одной кучи слоновьего помета, все вычищено, вылизано и посыпано свежей соломой, слоники ухожены. В общем, и внешне ферма коровник не напоминала, а представляла собой деревянный навес, поддерживаемый мощными столбами. К другим столбам, в центре "помещения" под навесом, цепями привязывают взрослых слоних, многим из них уже больше двадцати лет. Около каждой мамаши ошивается детеныш. Слонята, естественно, разных возрастов, - до пяти лет они содержатся на ферме вместе с мамками, а потом их отдают на обучение, так сказать, в школу. С восьми лет слоники начинают работать с туристами и вообще - работать. Правда, думается мне, не такая уж у них тяжелая работа в Непале…

В самом дальнем конце фермы толпилось больше всего народу, мы тоже пошли туда, по дороге охая и ахая над слонятами. Но то, что мы увидели в конце нашего пути, превзошло все ожидания. Слонику исполнился двадцать один день от роду, такого малыша я видела только по телевизору. По сравнению с мамашей, слоник крошечный, а вообще ростом с дога, примерно метр в холке, и весь покрыт длинным жестким "пушком". Слоненок резво бегал между зрителями и норовил бодаться, кося на жертву хитрым глазком. Потом, видимо, пугался собственной храбрости и убегал к своей грандиозной мамаше, которая малахольно жевала "мочалки" из травы и кивала головой. Некоторое время постояв у мамки под ногами, слоненок мчался назад и бодал очередную жертву. Зрители умилялись со страшной силой, гладили слоненка, причитали и совали ему какие-то листочки. Честное слово, хотелось просто расцеловать этого кроху! И всплакнуть, когда, набегавшись, слоненок устало завалился на бочок около мамы…

 

 

 

* * *

…Ночь опустилась на джунгли внезапно, как будто сверху накинули теплое одеяло, и тут же парк около нашей гостиницы наполнился звонким трещанием цикад, а по стенам нашей "столовой", окрашенным в белый цвет, засновали юркие ящерицы. На следующий день нам уже было нужно уезжать из Читвана, но возвращаться в город к пыльным улицам из этого рая совершенно не хотелось. Переговорив с хозяевами гостиницы и устроителем нашего турне, мы выпросили еще один день пребывания в заповеднике и радостные пошли в деревню прогуляться и позвонить домой, - ложиться спать было еще рано. Эуи предупредил нас, что по дороге мы не пройдем, остановят солдаты "чек пойнта", так как уже наступил комендантский час. Поэтому мы пробирались огородами, держась за спины друг друга. Центральная улица в деревне была сносно освещена, и по ней толпами слонялись туристы, заходя в магазинчики и лавочки, еще открытые в это время. Откуда-то сверху - из ресторанчиков, расположенных на плоских крышах домов, доносился радостный смех, негромко звучала музыка и лился аромат благовоний. Душа наполнялась ощущением беспричинного счастья. Завтра будет еще один день в этом раю…

* * *

Утро. Задушевный разговор с Максом.
- Макс, к тебе ночью никто не приставал?
- Нет. А к тебе приставал?
- По мне кто-то пробежался… Одеяло сползло, по нему кто-то залез и перевалил через меня, как Суворов через Альпы…
- А ты чего?
- А я проснулась.
- А потом?
- Хотела заорать, но передумала.
- Зря. Я бы все равно не проснулся…

* * *

…Утро было такое туманное, что в двух шагах ничего видно не было. В "столовой" нам выдали сухой паек на день, мы погрузились в джип и помчались по дороге, рассекая влажный туман. Нас было четверо - Рита, Борис, Макс и я, Андрей с Вадимом предпочли вернуться в Катманду. На нас четверых выделили двух проводников, меры, вероятно, не лишние в диких джунглях, в которых нам предстояло провести целый день.

Ехали примерно два часа, проезжая мимо городков и деревень. В деревнях дети, спешащие этим утром в школы, радостно нас приветствовали, совершенно искренне улыбаясь и махая руками. Население в этой низине - потомки выходцев из Индии, круглоглазые, узколицые и очень смуглые. Пейзажи практически однообразные - рисовые чеки, местами уже убранные, и только на горизонте - цепь невысоких, по меркам Непала, гор. А за ними - граница с Индией…

В конечном итоге мы въехали в лесистую местность и остановились у шлагбаума, - отсюда уже начинался непосредственно национальный парк, и наши сопровождающие заплатили деньги за наше пребывание на его территории. Дальше дорога была без твердого покрытия, но вполне приличная, однако двигались мы не так быстро и часто останавливались, - начался мир диких зверей, которых нам хотели показать. Конечно, если бы не Эуи и второй проводник, мы бы никого не заметили. С одной стороны дороги текла речка, узкая, мутная, довольно прямая, больше похожая на искусственный канал. Оказалось, что эта речка - любимое пристанище крокодилов, причем самых настоящих, которые трескают все подряд и ничем не брезгуют, - слопают и фамилию не спросят. Наши проводники страшными голосами попросили нас не подходить близко к воде, и на крокодилов мы любовались издалека. За время пути по этой дороге я насчитала целых семь штук. Да не очень-то и хотелось купаться в этой реке!..

С другой стороны к дороге примыкало нечто, больше всего похожее на небольшие болотца, перемежающиеся полосками леса. Оказалось, что это не болотца, а озера, заросшие ковром травы, под которым вроде бы вода, причем чистая, и дно глубоко. Озера когда-то были открытые, и сюда приезжало много туристов - полюбоваться, но теперь вот заросли, и правительство разрабатывает специальную программу по их очистке. Но зато сейчас здесь много диких животных, которые любят пастись на травяном ковре. И правда! Зверья на этих озерах мы перевидали огромное количество, благодаря, естественно, нашим проводникам. Небольшие стада ветвисторогих оленей и пугливых ланей; семейства обезьян, горохом сыплющихся с деревьев, примыкающих к болотцам; диких кабанов, что-то роющих между кочек… Массу великолепных птиц, журавлей, павлинов, каких-то хищников, похожих на наших соколов… Нас просили громко не разговаривать, чтобы не пугать зверюшек, но разрешили кидаться палками в крокодилов и хихикать ехидным шепотом, глядя, как они резво макаются в воду. Крокодилы, как выяснилось, живут жутко долго - около ста лет. Зачем так долго - совершенно непонятно, ведь их никто не любит…

В конце концов мы доехали до небольшой деревеньки, где нас переправили через реку на таком же каноэ, в котором мы плавали накануне. Но ощущения во время сегодняшней переправы были еще хуже, чем вчера, - после знакомства с семью крокодилами. Все обошлось благополучно, и мы вступили в царство зверей по тропинке, проложенной через заросли слоновьей травы. Перед тем как углубиться в лес, произошли два события. Первое - Макс обнаружил пиявку, впившуюся непонятно когда ему в щиколотку прямо через носок. А второе - Эуи прочел нам лекцию, как себя вести, если на нас нападет кто-нибудь из четвероногих обитателей заповедника.

От тигров и леопардов надо спасться так: бросить в сторону какой-нибудь предмет, лучше всего часть одежды, например бейсболку, и бежать зигзагами в другую сторону. Лезть на дерево бесполезно - достанут. При встрече с носорогом также надо бросить бейсболку, бежать зигзагами до ближайшего дерева и лезть на него со страшной скоростью. Бежать надо быстро. При встрече с диким медведем - шуметь и орать не своим голосом, мишка боится шума и предпочитает не связываться. Но хуже всего, если навстречу попались дикие слоны, - спасенья нет. Эуи произнес эти слова таким загробным тоном, что мы сразу поверили и, в общем-то, испугались. Далее последовало перечисление того, что сделает слон, если: залезем на дерево - он его выдернет с корнем; будем бежать зигзагами - слоны бегают быстрее в любом случае; заорать - слон еще больше разозлится; броситься в речку - Боже упаси, там ждет крокодил, а слон будет рад освежиться… Короче, выход только один - кидаться к ближайшему дереву, прятаться за него и делать вид, что тебя нет, и что вообще ты - это не ты. Прятаться за деревом вдвоем нельзя, соответственно надо рассредоточиться по джунглям… Бог с ним, с леопардом, главное - удрать от слона…

Очень захотелось домой. И на кой ляд сдались нам эти джунгли?..

Ну, где наша не пропадала, - сказали мы себе и бодро двинулись в путь по тропинке вдоль узкого водоема, который, по нашим представлениям, должен быть рекой, но, как выяснилось, на самом деле являлся озером, - течение отсутствовало. С другой стороны тропинки стеной возвышались заросли слоновьей травы, - эдакая торчащая солома высотой метра в полтора - два. В какой-то момент Эуи, шедший впереди, насторожился, а потом что-то громко сказал в сторону этой травы, и тут мы поняли, откуда такое название. Недалеко от нас над зарослями травы "плыли" головы людей и виднелись "ножки стола", но и только. Сам слон, везущий смотрителя парка и его помощника, целиком скрывался в траве. Честно говоря, ощущения от близости этих жутких зарослей было не самым приятным, и когда Эуи остановился, Рита спросила меня, не пора ли бросать бейсболку. Надо признаться, я уже давно держалась за поля своей шляпки…

В конце концов мы попривыкли и бодро переставляли ноги по тропинке; впереди вышагивал Эуи, сзади нас прикрывал второй проводник. К сожалению, имя у него было труднопроизносимое, и я его не запомнила, но человек он был очень внимательный и душевный. Всегда останавливался, если кто-то отставал, и терпеливо ждал; подавал мне руку, когда нужно было перелезть через дерево, и время от времени участливо спрашивал меня или Риту, типа - ну, как вы, мэм, все ли в порядке, не устали? И конечно же, если б не наши проводники, мы бы не увидели огромную черепаху, полностью погруженную в мутноватую воду "озера" и еще четырех крокодилов, старательно прикидывающихся бревнами. Черепаха мирно спала, но нам очень хотелось, чтобы она пошевелилась, - Эуи бросил палку, но черепаха лишь вертикально приспустилась ко дну озера, - ушла на глубину, как подводная лодка. Бросаться палками в крокодилов нам не возбранялось, - удовольствие, мало с чем сравнимое. Странно, не правда ли? Так и хочется метнуть что-нибудь в эту неподвижную трехметровую тварь… Видимо, из чувства мести за все живое, пострадавшее в их пастях за все времена...

Кроме черепахи, нескольких потрясающей красоты журавлей и крокодилов в этот день ничего дикого мы не увидели. Честно говоря, это обстоятельство лично меня сильно обрадовало, однако огорчило наших проводников. Мы сновали по джунглям туда и сюда в надежде увидеть носорогов, - очень наши проводники жаждали этой встречи. Но нам не везло. То есть, я хотела сказать - везло, ибо никто из нас об этой встрече не мечтал. Несколько раз мы натыкались на свежайший носорожий помет, - вот только что, буквально три-пять минут назад, он был продуцирован на этой тропинке, если судить по струйкам ароматного пара, поднимающегося над довольно обширной кучей. Но сами производители этого продукта не спешили показаться нам на глаза, и правильно. Однако это обстоятельство очень огорчало наших проводников. Дважды мы сидели в засаде по часу на сторожевых вышках, - и все напрасно. В один такой "пересид" перекусили тем, что нам завернули в гостинице. У каждого в пакете была увесистая куриная нога, "кулебяка" с чем-то типа картошки, еще что-то такое, не поддающееся сопоставлению с привычными продуктами, по паре яблок и бананов. Огрызки и бумажки мы унесли с собой.

* * *

В полдень наступило такое пекло, что наши проводники поспешили увести нас от озера вглубь леса - по широкой тропе. Лес был не просто так, а сплошняком из красного дерева. Часто встречались необычные деревья - нижняя часть ствола у них была как бы с гранями. Как по науке называется это растение, я не знаю, а проводники сказали нам, что это хлопковое дерево. Кроны деревьев высоко вздымались над нами, практически закрывая солнце, со стволов свисали лианы, а вдоль тропы нередко встречались термитники. Тропа была вполне нахоженная и привела нас на ферму, где разводят крокодилов, между прочим. Ни много, ни мало. Тому, что на ферме царила абсолютная чистота, мы уже не удивлялись.

Как рассказали нам наши проводники, на ферме разводят преимущественно гариалов, которые, по идее, являются вершиной пищевой цепи, однако часто до вершины дорасти не успевают - множество молодых особей, не успевших подрасти и окрепнуть, дождевыми паводками уносит из родных мест в Индию. Кроме того, после проведения дезинсекции в этих местах погибли не только комары, но и множество других представителей фауны, включая и гариалов. Таким образом, задача фермы - взращивать и пестовать крокодилье потомство лет примерно двадцать, покуда особь не сможет самостоятельно бороться с муссоными паводками.

Территория фермы разбита на несколько правильных, огороженных сеткой квадратов с бассейнами, и в каждом квадрате дозревает некоторое количество гариалов, разных возрастов и соответственно размеров. Особи восемнадцати-двадцати лет достигают шести-семи метров в длину, - зрелище не для слабонервных. А вот бассейн с крокодильей мелюзгой нам очень понравился. Малюсенькие гариальчики лежали огромной кучей - дружка на дружке, и из этой массы забавно торчали многочисленные хвостики, игрушечные пасти, желтенькие пузики и крошечные лапки. Встретился нам и бассейн с ненавистным настоящим крокодилом…

Помимо крокодилов, на ферме разводились и черепахи, но, к сожалению, полюбоваться ими не удалось, - они все попрятались от солнца под широкими листьями растений, посаженных в их квадратах. А по широкой лужайке весело сновали мангусты - ужасно милые юркие зверьки с длинными пушистыми хвостами.

После фермы мы еще посетили музей, который не очень нам понравился, - там были представлены черепа и скелеты зверей, убиенных непальскими королями на охоте…

 

 

 

* * *

…Джип с ветерком несся по пыльной дороге, увозя нас из диких джунглей в гостиницу. Внезапно около небольшой деревеньки на дорогу выскочила курица и резво побежала перед нашей машиной, время от времени кося в ее сторону то одним, то другим глазом. А в клюве птичка держала нечто длинное и жутко похожее на небольшую змею. Джип остановился, курица тоже остановилась и сошла на обочину. Змея извивалась и дергала хвостом, пытаясь освободиться, но курица держала ее крепко. Далее последовал ряд "кулинарных" приемов: курица с размаху шмякала змею о землю, добиваясь, видимо, наибольшей мягкости и нежности мяса, после чего, взмахнув головой, одним ловким движением отправила змею в раскрытый клюв. Сразу проглотить такое длинное блюдо курице не удалось, и змея поглощалась в несколько приемов, пока совсем не исчезла. После чего курица деловито пошаркала лапами по пыли и гордо удалилась. Правильно говорят, курица - не птица. Это страшный дикий зверь - истребитель змей!

* * *

На следующий день рано утром нам предстояла прогулка вдоль реки - Эуи собирался показать нам птиц, населяющих берега. Завтра же мы возвращались в столицу Непала, а послезавтра - домой, в Москву. Но вечером этого дня нас ожидал еще один подарок - непальские народные танцы в исполнении местного ансамбля, на который мы с Максом едва не опоздали - после ужина бегали огородами в деревню и чуть не попали под ноги слонов.

Действо происходило так. Со всех веранд собрали кресла и выстроили их полукругом на площадке перед столовой. Круг был освещен, но не так, чтобы очень уж сильно. Зрители запаслись пивом и фотоаппаратами и приготовились к представлению. Ансамбль состоял исключительно из мужчин, одетых, видимо, в национальные костюмы, довольно колоритные. Музыкальное сопровождение ограничивалось двумя, грубо говоря, барабанами, наверное, у них есть какое-то название, но мне оно не известно. Конферансье объявлял каждый танец и кратенько рассказывал, что, собственно, изображается. Честно говоря, если бы не эти переводы, можно было бы предположить, что эти танцы - олицетворение каких-то воинских сцен, битвы с тигром, например, или с другим племенем. Но оказалось, что, например, длинные кукури (непальские ножи), которыми размахивали танцоры, символизируют всего-навсего орудие труда, а танец - сбор риса или вырубку тростников. Абсолютно все танцы прославляли мирную жизнь и труд и исполнялись искренне и с большим чувством.

Последний танец был особенным, он назывался танцем счастья, непальцы танцуют его по окончании сбора урожая. К нашему удивлению, в круг начали приглашать и зрителей. Честно говоря, барабанная дробь была такая захватывающая, что мне очень хотелось принять участие в этом действе, так что я оставила свою бутылку пива и встала в круг. Тут же, один за другим, мои непальские партнеры слева и справа сообщили мне, что этот танец не для леди.

Танец счастья, который не для леди, - довольно энергоемкое мероприятие, поэтому скакала я не долго и вернулась на свое место за фотоаппаратом. Тут же мимо меня в танце прошествовал Борис, потрясая какой-то штуковиной непонятного назначения, за ним Макс - с пустыми руками. Несмотря на то, что ребятам явно нравилось водить веселые хороводы, на фоне пластичных непальцев выглядели они ужасно смешно. Макс в шортах до колен с красными цветочками на сером поле был немножко похож на Буратино, а Борис, заросший бородой по самые глаза, с этой своей колотушкой сильно смахивал на крупную воинственную обезьяну. Смотреть на них было так смешно, что я хохотала в голос, покуда Рита не сообщила мне, что я выглядела еще смешней. В общем, танец счастья доставил нам массу удовольствия и, по сути, явился достойной завершающей точкой нашего пребывания в джунглях.

 

     

 

 

Продолжение следует.

 
Ирина Терёшкина,
2005 г.
Фото:
Вадим Чернуха
Ирина Терёшкина

Реклама: обзор casino online - начните немедленно.

   TopList    Яндекс.Метрика
Лента |  Форумы |  Клуб |  Регистрация |  События |  Слеты |  Маршруты (Хронобаза) |  Фото |  Хроноальбом | --> Видео |  Радио Статьи |  Лодки |  Турснаряжение |  Тексты |  Отчеты |  Худ. литература |  Марфа Московская |  Марфа - рассказы |  Заброска |  Пойду в поход! |  Карты |  Интерактивная карта |  Погодная карта |  Ссылки |  Поиск |  Реклама |  Белая Сова |  База |