Реклама: Отеки и боли в стопе что делать.


Мой дневник, повествующий о походе на Тумчу.
Поход, проходящий с 1-го часу ночи августовской 7-го числа,
продлится по некое количество часов 16-го числа,
а посему безумно и тупо радуюсь предстоящему
недоразумению,
которое некоторые (по непонятной и необъяснимой причине)
называют походом!




     Здравствуй, мир, здравствуй, друг!
     Именно так начинается сиё письмо, написанное корреспондентом Слобзацой. Поход на Тумчу начался так неожиданно и внезапно, что я даже забыла своё Свидетельство О Раздалбливании Паука на Слобзацу и Маленькую Слобзацу. Пришлось вернуться домой, в гнездо, отобранное у Дятла. Представляете себе Дятла, живущего в гнезде? Вот и я не представляю.
     Вернувшись на вокзал из прошлого, я, корреспондент Слобзаца, решила уточнить состав группы. А он оказался довольно внушительным:
Шишкина Анна - крутой руководятел руководятлович группы
Некрылов Алексей - помощник руководятла руководятловича, главнокомандующий на кате "Бутявочки".
Волков Сергей - водоплавающий каякер, гордость группы.
Раевская Ольга - водоплавающий некаякер, гордость группы.
Соболева Светлана - торжественный доктор группы, лечащий всех, кого не жалко.
Богомолова Ольга - этого человека я во время похода узнала не очень хорошо, поэтому пока ничего конкретного говорить не буду.
Раевская Елена - почетный парикмахер группы. Как и торжественный доктор группы, обслуживает всех, кого не жалко.
Модженов Алексей - первый гитарист на деревне. И в походе.
Тимощенко Елена - жена первого гитариста на деревне. И в походе.
Модженов Александр - сын гитариста и жены гитариста. Первого … ну, в общем, и так понятно.
Пономарев Антон - почетный телепузик группы. Владелец самой полезной каски.
Фроликов Александр - почетный рыбак группы.
Фадеева Виктория - почетная крокозябра группы.
Соболева Анна - почетная старшая бутявка группы.
Некрылова Александра - самая мелкая, мелкая и мелкая бутявочка наимельчайшая. Буська.
Мищенко Вадим - почетный знающий человек.
Некрылова Елена - почетная Слобзаца группы, нагло присвоившая себе звание корреспондента.

     Итак, ознакомив вас с составом туристов, можно отправляться в путь!
Что мне снег, что мне зной…

… когда туристы-водники со мной! Итак, цитирую письмо мальчика Деду Морозу: "Дорогой дедушка, здравствуй! У меня плохая память, поэтому знаешь, дорогой дедушка, здравствуй!..." Вы спросите, к чему бы это? Да так, от хорошей жизни.
     Поездка в поезде, как ни странно, ничем интересным не ознаменовалась, кроме того, что помощник руководятла - то бишь, папа, всё время был в прозрачнейшем состоянии, что не удивительно, однако, это не помешало ему бурно резаться в карты. В результате этого (а может, и не этого) пропали помощнико-руководятловские пассатижи, что было торжественно свалено на одну из гордостей группы - каякера Серегу.

Заброска - стапель.

     Забросились мы в данное место на машиночке. А вы чего хотели, чтобы нас сюда поезд привез? Нет, мечтать, конечно, не вредно, но всё же…
     Выйдя (выползя, выкатившись - все по-разному) из вагона, мы обнаружили целую гору вещей и толпищу народу. Мы перетащили все вещи в кузов грузовика и залезли внутрь, предварительно купив 10 бутылок пива.
     С самого начала пути завязался концерт. Пели всё (и пили тоже), что вспомнили, хотя под конец многие уже спали, а это, согласитесь, доказывает, что песни были подобраны самые что ни на есть интересные.
     На берегу реки оказалось много деревьев, ягод и живописного мусора. Во время сборки катов прозрачный в стельку папа постоянно сообщал Сереге: "Подонок! Ты пролюбил мои пассатижи! Ненавижу!"
     Надувание баллонов оказалось настолько захватывающим занятием, что обалдевшие туристы стали делать это не с помощью гермы, а губами. Вадим, оторвавшись от сборки ката, потрясенно изрекает: "Они надуют больше, чем мы, дуя."
     В тот же день переправляемся на другой берег реки. Мы с Викой, поставив 3 палатки, пребывали в таком веселом настроении, что сил на другие дела уже не осталось!
     Поскольку наш лагерь находился в месте, интересном для местных, было назначено дежурство у костра. В тот вечер (или, скорее, ночь) я рассказала всю правду об овце-вампире. Антон тут же высказал догадку, что это была женщина, напрочь лишенная мозгов, которую после покусали вампиры. Не очень хорошо с твоей стороны, друг… Неуважительно, можно сказать…

Большое приключение в Карелии.

     … И оно только начинается! Возрадуйтесь, господа туристы-водники! Потому что настоящее мучение начнется только сейчас!
     Первый день сплава - всегда сложно. Все-таки Тумча - не Черемош. Гребля по гладкой воде в ожидании порога - "глупо, зло и несмешно". А что делать- Ответ прост: грести, грести и грести! Буквально до посинения.
     Мы причалились и пошли посмотреть на порог. "Первенец" - подходящее название для первого порога. Папа, посмотрев на сие препятствие, сообщает мне и Вике: "Пойдем аккуратненько, через середину".
     Супер! Вошли мы классно. Правда, не знаю, как Вика, а я не понимала, что делаю, когда слышала смесь криков папы: "Плюс давай! Давай плюс! Гоп, гоп, гоп!", шум воды и восторженные вопли "зрителей", стоящих на камне. Просто гребла из всех сил. Но, если мы еще прошли вполне нормально, то кат-двойку, на котором сидели Аня с Олей, прижало в берегу и развернуло. Хотя… Мы прошли прилично только от хорошей жизни. А еще, наверное, от хорошего капитана.
     Восемь километров, и мы на месте. Вы думаете, что уже в Москве-! Да, как бы не так! Только первая стоянка, а вы уже полны таких радужных надежд. Нет, друзья, в походе всё намного круче.
     Разгидрились, повесили эту фигню сушиться. Вике пришла в голову очень интересная вещь - искупаться. Сначала мы хотели сделать это рядом со стоянкой. Оттуда нас прогнали бутявки. Затем мы отправились к камням, а потом к другим камням. Дно было довольно склизкое и там, и там. В конце концов у меня желание купаться пропало, а Вика была все еще полна энтузиазма. В конце концов, меня в губу укусила мошка, и она раздулась до размеров слона.
     Вещи сушили зря! По крайней мере, Саша… К такому выводу пришла я, когда увидела, что он снова облачился в сплавное и полез в каяк. Посмотреть на это представление собралась почти вся группа. Вначале он держался вполне прилично, затем… "Мы пойдем по Умбе на катах, и главное будет - не кильнуться". "Неудачный опыт тренировочного киля," - вот так всё и было. "Я хотел кильнутся, а потом встать," - оправдывался потом Саша.

Второй день.

     "Я ненавижу водный туризм!" - сообщаю я, запихивая вещи в герму. Действительно, только сумасшедшие люди могут, собрав вещи, отправиться на край света в поисках проблем.
     Стоя у ката и наблюдая за проплывающими мимо нас туристами, я спрашиваю у папы:
     - А скоро мы поплывем?
     - Когда все соберутся.
     - А это когда-нибудь произойдет?
     - На самом деле многие уже к этому близки.
     Я частенько путаю фразы из-за непослушного языка, что и произошло далее:
     - Они уже бле… бли… блин!
     - Да, уже бле… а многие еще и ски!
"Второй день сплава - для меня халява!" Именно так и есть. Поначалу я немного гребла, затем взяла папин спиннинг и начала забрасывать его в разные стороны. Правда, после каждого забрасывания приходилось прыгать с ката в воду и быстро плыть за "удочкой". Вскоре пошел дождь, а рыбы все равно не было. В конце концов я, однако, поймала первую форель. "Теперь никто не будет говорить, что здесь нет рыбы!" - торжествующе возвестил папа.
     Еще в начале сегодняшнего сплава на пороге "Надежда" второй кат-четверка потерял один рюкзак. Эх, не повезло Антону. Это был его рюкзак. В конце концов, вещи выловили, но они жутко намокли.
     Во время обеда мою форельку натерли солью и отправили "в отпуск". Затем рыба была торжественно съедена. Серега заметил, что сырую рыбу во "Властелине колец" ел Голум. Неплохо подмечено, товарищ каякер. Но все-таки соленая и сырая рыба несколько различаются.
     Во время второй части сплава не было ни одной рыбки. Правда, одна поклевка поклевала, но, стоило мне сказать: "Есть контакт", как злобное существо сорвалось.
     Приплыв на стоянку, мы с Викой устроили "Вечерний звон" веслами по каскам и лицам друг друга, которые приобрели добрейшее выражение.
     Поставив палатку, мы решили погулять, посмотреть, как идут дела у рыбаков. Папа, Саша и Вадим отправились на рыбалку. В итоге, что делали наши рыбообеспечители, мы с Викой так и не узнали, зато забрались в болото и набрали немного морошки и грязи в сапоги. На самом деле морошка оказалась не очень вкусной. Скорее, даже немного мерзкой. Для меня. А Вика не только собирала, но и ела ягоды с огромным удовольствием.
     Весь состав группы (почти весь), увидев морошку, был в восторге. Папа использовал ее в качестве закуски. Я сразу сообщаю: "Морошка и водка - и пусть весь мир подождет!"
     Поскольку улов оказался приличным, а вещи Антона - сильно мокрыми, было затеяно торжественное приготовление рыбы и просушка спальника. Как, в принципе, и должно быть у туристов-водников…
     Когда мы с Викой пошли спать, я залезла в палатку в хобе. Обнаружив это, я решила ее снять. Цель была почти достигнута, но тут "во вне" палатки Антон поинтересовался: "Что вы там делаете- У вас вся палатка ходуном ходит". Естественно, слова: "Хобу снимаю" потонули в хохоте.
     - Понятно (интересно, что именно?).
     - Хочешь, можешь к нам присоединиться, - предлагает Вика.
     - Нет уж, спасибо!
     P. S. Кстати, на этой стоянке Аня запретила папе произносить слово "подонок". Чтобы не вызывать гнев у руководятла, я тоже больше не буду употреблять сиё словечко.

День третий.

...холодный и мокрый. Проснувшись в замерзшей палатке, я несколько минут не могу заставить работать мозги, поскольку они покрылись льдинками.
     Я спокойно завтракала, когда раздался голос Оли Богомоловой:
     - Ты зачем это сделал?
     - Да… я хотел помыть, а получилось… Да у меня еще есть!
     Оказалось, Вадим стал мыть миску и случайно выпустил ее. А она, дура, уплыла. Интересно, с чего бы это? Ну, оказалась миска на свободе, ну почему бы не остаться на месте- Так нет, вредная посудина воспользовалась шансом и сбежала.
     Когда пошел мыть миску Саша (Модженов), приключилось то же самое. Только эта миска, в отличие от первой, пристала к берегу, и ее словили. Больше всего этому был рад папа (это была его миска).
     Потом мне захотелось пойти за морошкой, что я и сделала. Но нашла всего лишь одну ягодку! И с горя начала собирать голубику, которой оказалось очень много.
     Зато, когда за морошкой пошла "Оля со товарищи", они набрали вагон и маленькую тележку. То есть, кан и ведерко из-под пряников.
     Поскольку у Антона был день рождения, я достала банку вареной сгущенки и торжественно вручила ему сей подарок, а Света так же торжественно отобрала его. На тортик.
     Кстати, тортик получился очень вкусным. Описать момент, когда турист в походе есть торт, слишком сложно. Потому что вкусно. И вообще, есть и делать при этом записи в блокноте затруднительно.
     Классическая полудневка, и снова в путь! Загидриваемся, седлаем каты и один-единственный каяк, затем плывем и булькаем. Пройдя порожек "Март", появляется желание пройти его на каяке. Причем, сначала у Саши. Света, еще не законченная туристка-водница, отговаривает папу:
     - Может, Сашке не надо его проходить? Еще кильнется!
     - Ну и что? Зато у человека будет опыт боевого киля!
     И правда, опыт боевого киля у него появился. И у подавляющего большинства желающих пройти сей порог на каяке тоже. Но самое интересное произошло с Аней. Она кильнулась в самом начале порога и осталась лежать на камне, а каяк и весло поплыли. Страховка быстро поймала каяк, а весло, под крики Сереги: "Вёселко, придурки!" пришлось ловить долго.
     Единственной, кто на том пороге не приобрел "опыт боевого киля", была Лена. Она так умело вошла в порог, сошла по бочке влево, что все зааплодировали.
     Последней была Оля. Она прошла, как и все, но "снесла весь хвост" каяка. Все-таки ничего я не понимаю в конструкции сей лодки. "Снесенный хвост" был шуткой почетного каякера, но ничего хорошего она не означала. Мне тоже хотелось кильнуться, что я, левая, что ли- Хотя я и сижу на кате слева, это еще ни о чем не говорит. В результате мы с Викой ограничились тем, что прошли "Март" на двойке. Садимся с Викой на кат. Она тихонько: "Бьет по глазам адреналин…" Вынуждена не согласиться. При мысли, что я буду проходить "Март" на каяке, мне делается страшновато! А на катамаране… Все-таки на нем я буду не одна. По крайней мере, вначале…
     Здорово! Я так еще никогда не проходила пороги! Правда, осталось мерзкое ощущение холода, и я кинулась переодеваться.
     И еще. Хочу дать такой совет: НИКОГДА во время прохождения порога не пытайтесь, закрыв глаза, схватиться за раму! Раму на ощупь все равно не найдете, а весло запросто упустите! Только здесь уже ловить его будет не страховка, а Вы!
     После того, как все удовлетворили свое желание покиляться, мы поплыли дальше. И надо же было такому случиться, я попросила дать нам с Викой погрести на той самой двойке, на которой мы проходили "Март".
     О, это было незабываемо! Нас вертело, как в мясорубке, еще очень оживляли картину крики: "Табань! - Сама табань!" Под конец я от радости стала издеваться над песенкой "Березы". Выглядело это примерно так:
     Отчего так в Карелии бочки шумят,
     Оттого, что кильнулся каякер какой-то.
     Первый раз в каяке проходил он порог,
     А нормальные люди сказали: "Тупой-то!"
     Вот так это и было. Наконец, когда и меня, и Вику это сильно достало, песню пришлось закончить. И вдруг…

От радости матросы пели…
…ура, они достигли цели! Вот она, стоянка!

     Никогда в жизни я больше не сяду с Викой на один кат! Только на четверку! И только носовым гребцом!
     Мы поставили палатку и пошли к костру. В тот вечер я получила примерное представление о том, как я снимала хобу на прошлой стоянке. Одна из палаток соседней группы так тряслась и дрожала, что комментарии излишни…
     Посидели немного у костра, попели песни, посушили (и частично спалили) носки. Наконец, уже на следующий день (то есть, простите, ночь) разошлись спать.
     Утром Вику поздравляли с днем рождения. А настроение у нее немного не соответствует этому дню. Не знаю даже… Если бы мой день рождения проходил в походе, я была бы в восторге!
     В это утро меня больше всего огорчили три вещи: то, что я дежурила, то, что у меня часто возникает чувство долга, и, наконец, избыток совести. Увидев, что Саша идет мыть кан, и вспомнив, что он уже делал это вчера, а я еще нет, мне пришло в голову, что неплохо бы заняться общественно-полезным трудом сегодня. И закончилось это тем, что кан стал чистым, но пришлось ради этого пожертвовать около получаса времени и последней сухой одеждой. Поэтому, чтобы избежать подобных ситуаций, советую поскорее избавиться от совести, но главное и, пожалуй, самое эффективное средство - не ходить в походы! Никогда!

Четвертый день сплава,
или о том, почему в походе получается много фоток.

     Самое интересное в походе обычно начинается под конец, и по закону подлости, заканчивается, когда вы уже давно дома.
     Плывем и понимаем, что надо плыть дальше! А зачем? Да чтобы уехать отсюда наконец!
     Странно, но этот день (во время сплава) нельзя назвать интересным. Мы плыли, как всегда. А вот кое-что все-таки надо сообщить…
     После прохождения порога "Красивый" три ката (наш и две двойки) и каяк стали ждать вторую четверку. Наконец, она появилась на горизонте. На последнем сливе раздался крик Вадима: "Табань, б…я!" Как- Неужели вы не осознаете важность этой минуты- В тот самый момент, когда Вадим произнес эти слова, родился третий брат-близнец "Табаньб…я" и присоединился к двум уже рожденным "Гребиб…я" и "Гребуб…я". Впоследствии мы придумали им сестру: "Дугуб…я" и поплыли дальше.
     Мы плыли и вдруг, ни с того ни с сего, красный кат начал чалиться. Как оказалось, Аня с Олей углядели грибы офигенного размера и решили их взять.
     Мы проплыли еще совсем немного и нашли хорошую стоянку, на которой было решено сделать баню.
     Мы с Викой как всегда ставили палатку, и тут подоспели Аня с Олей. Грибы, которые она принесли, были действительно потрясающие. Предварительно сделав несколько фоток, их отправили на противень и в костер.
     И до чего только не додумаются туристы-водники! Нам пришло в голову зачем-то пройти порог Яма. Я прошла его два раза на той же двойке с Викой. А Вика - три. Последний раз она проходила Яму с Олей. Жаль, я не видела. Гидра была очень холодной и мокрой, и я поспешила переодеться. Кружка горячего чая - первый путь к согреванию. Хотя… нет, все-таки первый путь к согреванию - одеть что-нибудь теплое.
     Костер для бани разложили такой, что горел он офигенно долго. Когда баня начала свою работу, у костра было еще очень жарко, и мы решили посушить вещи. Странно, но первыми в баню пошли представители сильного пола. Ничего, зато наши вещи успеют высохнуть десять раз.
     Ну вот, кажется, первый заход закончился. Серега нашел в реке самое лучшее место, и с криками: "Ай, водоросли, водоросли!" пытается выбраться оттуда.
     Стартует второй заход. Так, похоже, что гидра уже сухая. Ладно, пойду, пожалуй, наверх.
     Света в это время усиленно делает тортик. А я ей помогаю.
     Ну, наконец-то баня освободилась. Только мне туда не суждено пойти, поскольку тортик не готов. Приходится его доделывать и понимать, что в баню идти уже поздно.
     И вдруг мне становится очень-очень грустно. Перед глазами возникают лошади (в том числе погибшие), и я отправляюсь на берег, немного "потупить".
     Конечно, воспоминания, даже грустные - вещь хорошая. С их помощью можно найти ответы на многие вопросы.
     Что ж, наши труды не пропали даром - тортик удался! Он получился даже лучше, чем вчера.
     Правда, за всем хорошим обычно следует нечто другое, менее приятное. В данном случае ночь сменила день, и пора спать. Ну, тогда спокойной ночи!
     PS. В этой главе я так и не ответила на вопрос: "Почему в походе получается много фоток-" Но я думаю, что это и так понятно.

День сплава № 5

     Меня больше всего удивляет вот что: почему наша палатка исчезает последней- Да потому что нужно обращать внимание на тот факт, что скорость - сестра таланта. Ой, нет, краткость - сестра таланта. Но палатку при этом все же лучше научиться разбирать побыстрее.
     Матанга вчера явно гулял до 3-х часов и теперь отсыпается. Погода довольно пасмурная, а это означает, что будет дождь.
     Вике почему-то довольно хреново. И настроение отвратительное, и с желудком беда.
     Спускаем каты на воду. Света, как торжественный доктор группы, сообщает папе о состоянии Вики:
     - Что-то ей сегодня нездоровится.
     - Наверное, предстательная железа.
     Света, растерянно хлопая глазами, взирает на папу крайне удивленно. Вот и говорите после этого, кто торжественный доктор!
     После прохождения порога Яма я случайно посмотрела вниз и увидела на дне (в том месте было неглубоко) затонувшее весло.
     Вике по-прежнему плохо. Матанге - тоже. Пошел мерзкий дождь, стало холодно и мокро.
     Чалимся, идем смотреть очередной порог. Даже не верится, что сегодня последний день! Мы уже завтра уедем! Вот счастье-то!
     Ладно, не будем о грустном. Пора вернуться в реальность и посмотреть на Котел.
     Стоим на камне и взираем на порог. Котел впечатляет. Тут в нашу сторону идут двое туристов и несут кат-двойку. Папа торопит Вику, которая по причине хренового состояния двигается несколько заторможено: "Викуля, давай быстрее, быстрее, быстрее! У нас в походе был мальчик, который сильно тормозил, и в результате ему наступили на руку и сломали палец…" Но все-таки Вика тормозит не по природе, а по причине того, что "у нее что-то с предстательной железой".
     Прошли мы сей порожек вполне достойно. Вот когда проходили Аня и Оля, их кат так подбросило, что Олина пирамидка сломалась.
     Вадим же сей порог не проходил, ему дали задание - провести бутявок мимо, по берегу. Он даёт команду: "Хоббиты, за мной!" и ведёт их к концу порога.
     Плывем мы достаточно быстро и вскоре останавливаемся на обед. Дождь не прекращается, поэтому довольно мокро и холодно. Когда разожгли костры (заметьте, их было два), я сняла гидру, вылила всю воду из штанов, которую набрала во время неудачной чалки (воды в том месте было по пояс), и стала ее сушить. Попутно прожгла несколько дырочек в бахилах. Дома придется зашивать. Но, как говорится, нет худа без добра. Хотя, лично я ничего хорошего в этих дырках не вижу.
     Ну вот, гидра сухая, суп готов, а Матанга, наконец, проснулся. Пообедав, идем взглянуть на Карниз. Мы решили зайти слева, а Вечно-Рискующий-Каякер - справа.
     Плывем дальше. И вдруг… у меня случился провал в памяти. Что было в тот день после обеда (во время сплава), я не помню.
     Приплыли мы вечером, и когда мы с Викой начали ставить палатку, остальные участники похода затеяли "купание красных коней". Побегав за Олей по всему лагерю, папе удалось затащить в воду и её.
     Наконец, "красные кони" искупались и стали сушить вещи у костра. Но не все. Аня, Оля, Вечно-Рискующий-Каякер и Лена решили пройти последний порог - Шляпу. Проходили очень круто. Мне понравилось... быть зрителем.
     А Вика решила заболеть, и, постелив в палатке спальник, легла спать. Я тем временем пошла ужинать. На ужин - картошка с грибами. То есть, некое подобие картошки с самыми натуральными грибами.
     На вопрос Саши: "А сколько грибов можно взять?" звучит ответ: "Сколько совесть позволит". По поводу отсутствия совести у большинства людей, населяющих Землю, сказано уже много, поэтому повторяться не буду. Скажу только, что грибов в тот вечер на противне не было уже через пять минут после снятия их с костра.
     Вика уже заснула и на предложение пойти поесть реагировала несколько невнятно. Но ее можно понять.
     Поскольку дело было вечером, а делать было нечего, я пришла к берегу и обнаружила там Лену, которая усердно чистила рыбу, а также Сашу, мирно пьющего чай. В результате я узнала страшную историю о том, что Саше поручили почистить рыбу, а Лена решила "просто помочь". Ан нет! Дело обернулось несколько иначе. Саша, почистив одну рыбку, успокоился и стал пить чай, а Лене пришлось разделывать остальных рыб. Мое мнение: Саша оправдал свои слова о том, что совести у него нет. Лена, конечно, поступает правильнее, но я лучше тоже попью чайку.
     В конце концов меня так достали хлопушки Вадима, что я присоединилась к Лене и помогла ей почистить рыбу.
     Когда рыба была почищена и засолена, мы пошли к костру. Попели песенки, посушили вещи. В общем, как всегда… Только… Есть у меня подозрение, что нам с Викой ночью будет холодно. Лена-то ушла в другую палатку…

День последний (предположительно)

     Последний день - всегда очень весело. Но прочитать про него можно только в следующей главе.

Антистапель

     С утра люди обычно завтракают или сидят в ожидании завтрака у костра. Так начался и этот день.
     Мы сидели спокойно у костра, когда Саше пришла в голову мысль разрубить бревно длиной почти с его рост. Поняв, что сделать это так просто нельзя, он берет бревнышко покороче и ставит рядом с длинным, чтобы встать на него. Однако, Аня толкует это по-другому: "Правильно, ты еще это бревно сверху поставь, на короткое, тогда точно достанешь!"
     Если бы люди не делились на нормальных людей и психов (туристов-водников, альпинистов и др.), было бы намного проще. Никаких катов, весел, палаток… Эх, была бы сладкая жизнь!
     Собираем палатку, сдуваем баллоны, запихиваем вещи в рюкзаки. Очень интересно в этот день смотреть на слегка подавленных туристов невооруженным глазом. Любой нормальный человек, глядя на всю эту красоту, скажет: "Ну, всё, окончательно крыша поехала!" А на самом деле туристы так радуются.
     Ну вот, каты разобраны, вещи упакованы, а мы готовы идти к тому месту, куда за нами придет катер. Тогда бери шинель, пошли домой. То есть, хватай рюкзак и неси к катеру! За тебя твой рюкзак никто не потащит!
     Сидим мы и думаем: когда же придет наконец этот катер- Наконец, нашим рыбакам это надоело, и они отправились на рыбалку.
     На самом деле день был довольно интересным. Именно из-за его насыщенности вся группа вскоре заскучала и стала зачитывать до дыр Донцову, Зачарованных, "Спектра" и "книгу про Кешу, которого все кидали".
     Бортники пошли собирать ягоды, а те, кто решил потратить время с пользой, легли поспать.
     Рядом с нами расположились еще две группы туристов. Вечером с рыбалки приплыл банщик и сообщил, что он видел катер, и тот скоро придет. Мы обрадовались, но катера все не было. Сочтя это глупой шуткой банщика, мы поставили палатку и сели у костра. Позвали те соседние группы, начали концерт. Спев все песни и наслушавшись их, мы с Викой пошли спать. В целом было хорошо, даже тепло, так как в палатке мы спали вчетвером. Кроме меня и Вики туда забрались Аня и Света. И все бы было хорошо, но… Ночью возле палатки пристроилась некая подозрительная личность и стала усердно квакать. Правда, мне это не помешало, я, если засну, то меня и пушечным выстрелом не разбудишь.

До свидания, Карелия

     Утром мы обнаружили, что после вчерашнего остался неприятный факт: мы действительно опоздали на поезд. Он сейчас мчит в Москву, а мы сидим на берегу Тумчозера. И неизвестно, сколько еще дней мы будем здесь сидеть. Но тут уже ничего не поделаешь.
     Завтракаем и видим, что на горизонте появляются два катера. Ура!
     Один катер остался на горизонте, а второй поплыл к нам. В результате что-то порешали, и мужик, который решил спасти нас и увезти отсюда, стал чинить свой "фрегат". А потом уплыл обратно. За вторым катером.
     Потом они оба подошли к тому берегу, где мы расположились, и господа туристы-водники стали таскать вещи.
     А потом мы отчалили и поплыли. Сразу стало холодно, и возникло желание поспать.
     В общем, плыли мы долго. За 10 минут до "приплытия" нам (мне, Вике, Ане, Але) сказали: "Идите в каюту, погрейтесь". Не успели мы спуститься и сесть, как нас сразу позвали обратно.
     Мы приплыли, и жизнь, несмотря на папино прозрачное состояние, сразу наладилась. Мы быстро нашли место для костра и стали собирать дрова.
     Собрав все, что можно, я немного заскучала, и мы с Викой, Антоном и Сашей устроили яростную перестрелку банками и щепками. Однако, это тоже быстро надоело. Зато вскоре Саша решил, как и на прошлой стоянке, перерубить бревно. Кстати, довольно толстое. И происходило сие действие минут пятнадцать.
     Какое же это удовольствие, смотреть, как человек делает что-то сложное, и радоваться, что ты не на его месте!
     Вика стала дочитывать Донцову. Папа (всё еще стеклянный) зачитал отрывок из этой книги. Получилось очень интересно. Ей-богу, слушать чье-то чтение намного удобнее, чем читать самому. Потом папа ушел в соседнюю группу туристов и остался там до поздней ночи.
     Тем временем одному из членов нашей группы сильно повезло. Вадим уехал с места нашей стоянки и ему дали задание: обзвонить всех и сообщить, то завтра мы не приедем (позже выяснилось, что когда он звонил Оле Б., то сказал: "Не волнуйтесь, Оля жива. Я один выбрался"). Он уехал, а мы остались…
     И вот под конец дня (т.е., уже глубокой ночью) мы сидим у костра и понимаем, что Тумча просто-напросто не хочет нас отпускать! Было решено принести в жертву все оставшиеся продукты. Саша, в то время, пока мы высыпали растворимую картошку в костер, бормотал: "Ну и зачем вы это делаете? У нас же ничего не останется!"
     А когда жертвоприношение закончилось, он возвестил: "Ну вот, а я теперь есть хочу!" Незамедлительно следует ответ: "Если поторопишься, успеешь достать что-нибудь из костра".
     А еще Саша забрал Викину хобу, и нам с Викой пришлось долго бегать по лагерю в поисках хобы, чтобы отнять одну из самых нужных вещей туриста. И вдруг…
     Послышался шум, и на поляну приехала машина! Причем та же, что забрасывала нас.
     Мы с жуткой радостью погружали рюкзаки и запихивались в машину. А теперь ответьте мне на такой вопрос: разве не в том вся прелесть похода, что сидя на рюкзаках, ты поешь свои любимые песни? Конечно, именно в этом!
     Но, поскольку дело было ночью, спать тоже хотелось. Поэтому за все время пути я дала себе немного поспать.
     Мы ехали очень долго. Когда машина, наконец, остановилась, и мы вывалились оттуда, уже было светло. Все сразу понеслись сломя голову покупать билеты, а группа туристов, которая ехала с нами, помогала таскать рюкзаки.
     И вот, мы стоим у вагона и, забрасывая вещи в тамбур, прощаемся с "братьями по разуму". Во время погружения в поезд одного из рюкзаков из его кармана вываливается бутылка с рисом. Решено было оставить ее, как последнюю жертву.
     Мы залезаем в вагон, поезд трогается… и мы катим в Москву! До свидания, Карелия!
     Мы быстро распихали вещи по полкам и стали ложиться спать. Что ж, спокойного утра!

.....................

     Я проснулась под мерный стук колес и посмотрела вниз. Внизу спала Вика. То есть, она не спала, а лежала и ленилась вставать. Увидев, что я проснулась, она сообщила: "А знаешь, сколько времени? Час дня!" Я встала и пошла в купе к Ане, поскольку там явно раздавали еду. Позавтракав и немного посидев в компании хороших людей, я почувствовала страшную усталость. Мне снова захотелось спать! Ну, не отказывать же себе в этом удовольствии! Спокойного дня!

.....................

     Вика разбудила меня вечером, предложив поесть. Честно говоря, есть мне не хотелось, но пришлось встать.
     Злая и сонная, я добралась до купе с Едой. Я взяла бутерброд и стала вяло его поедать, краем уха слушая, о чем разговор. Поскольку ужасно хотелось спать, разговора я не поняла. Тогда, расправившись с бутербродом, я пошла спать. Спокойного вечера!
     Проснулась я в тот же вечер и стала думать, что делать дальше. Спать больше не хотелось. Тогда я встала и пошла в купе с Едой.
     Один из кусков хлеба подал мне отличную идею, и я стала лепить лошадок. И четверо из шести остались живы (их не съели)!
     Далее я сидела и думала о своем. Затем я стала понимать суть разговоров, и жизнь мигом наладилась.
     Бутявок уже уложили спать. Мы перебрались в другое купе. Серега, заметив на столике лошадок, спрашивает: "А где красные всадники?" Вика хватает маленькую, сажает на большую, и то же самое проделывает с двумя большими лошадками. Посмеявшись, мы начинаем ставить лошадок в такие позы, что Камасутра отдыхает! Серега принес фотоаппарат и стал щелкать некоторые позы. Оля посетовала, что они не купили книгу "Эротические позы", которая продавалась на платформе в ларьке. Но фантазии у туристов хватило и без книги. В общем, так я еще никогда не смеялась.
     Потом мы решили проголосовать, кто кому дарит слонов. Голосование проходило путем опускания бумажек в Олину каску. Наконец папа погнал всех спать. А вот теперь действительно, спокойной НОЧИ!

С приездом!

     Проснувшись и позавтракав, мы сидим и радуемся тому, что осталось еще чуть-чуть, и мы дома!
     Три, два, один, СТОП! Поезд останавливается. Счастливые туристы-водники хватают рюкзаки и двигаются в сторону выхода из вагона. Выходим и видим: все люди такие цивильные, в джинсах, футболочках, с сумочками. То ли дело мы, туристы в грязных куртках и с гигантскими рюкзаками. И ведь мы не одни такие: к вокзалу движется еще несколько групп с касками, веслами и такими же гигантскими рюкзаками.
     И когда смотрю я на всю эту прелесть, я понимаю: вот она, жизнь! И прожить ее надо именно так! Постоянно ходить в эти водные походы, мыть каны и сушить спальники у костра. Ведь главное, чтобы это нравилось тебе!
     И еще: если ты хочешь пойти в водный поход, но у тебя нет гидры, герм, весла, хобы, кана, палатки и всего остального, что необходимо туристу-воднику, то ничего у тебя не выйдет!

КОНЕЦ ФИЛЬМА!


   TopList    Яндекс.Метрика
Лента |  Форумы |  Клуб |  Регистрация |  События |  Слеты |  Маршруты (Хронобаза) |  Фото |  Хроноальбом |  Видео |  Радио Статьи |  Лодки |  Турснаряжение |  Тексты |  Отчеты |  Худ. литература |  Марфа Московская |  Марфа - рассказы |  Заброска |  Пойду в поход! |  Карты |  Интерактивная карта |  Погодная карта |  Ссылки |  Поиск |  Реклама |  База |