Главная  |  Клуб  |  Лента  |  Блоги  |  Галерея  |  Форум  |  Фото  |  Видео  |  Тексты  |  Снаряга  |  Погода  |  Связь 


Василий Воробьев.

Цвета белой воды

(этюды в разных тонах).

Курсив Ее.
 
 

Предисловие.

Сезон-2000 ознаменовался попаданием в команду. Впрочем, команда тоже попала. Я не люблю менять стиль - это чисто женское - и на Колосс в майские праздники мы традиционно собрались вдвоём, хотя Адмирал нас своим орлиным взором уже в Лосево высмотрел и с большака прикармливать пытался. ОН, конечно, будет утверждать, что во всём виновата моя безумная привлекательность в гидре. На самом деле причин было две. Во первых народ почему-то решил, что не в команде мы плохо кончим, и убедил ЕГО, что, хотя до сих пор мы и хорошо кончаем, страховка не помешает. Я к групповичкам всегда относилась скептически: двое пашут, остальные смотрят…Но Он сказал: "Надо всё попробовать!". Ну, то есть - это чисто мужское - разнообразия захотелось. А во-вторых, Адмирал был архитектором, и всё время генерил великие идеи, но ходил на родейном каяке, в который барахло не помещалось. А тут мы как раз катамаран нашли и завелись на Колосс под девизом: "Не люблю нереализованных идей…". Вобщем, когда мы с Колосса вернулись, нас уже ждали "под реализацию" великие идеи Адмирала и три каякера (Адмирал, Дынин и Вова) с вещами. В поезде на Тохмайоки они, сдерживая улыбки после "удачной сделки", стращали меня предстоящими водопадами. Я визжала - ну, чисто по-женски, - в команде всё-таки. А Адмирал ещё не подозревал, что последним аргументом нашего ухода от блаженного одиночества в команду стала фраза: "Зато не будем обносить!!!" Но сначала был Колосс.
 
 

Карелия. Этюд в розовых тонах.

Лоймола-Колосс-Уукса-2000.

Возвращение на круги своя.

Пепел прошлогоднего схода стучал в наши сердца. Вялые обсуждения вариантов “открытия сезона” с безысходной неизбежностью скатывались к осознанию: чтобы идти дальше, необходимо повторить прошлогодний маршрут.

Он обещал отметить вход в Каньон нижним бельем, а я, получая пропуска в погранзону, скромно потупив очи, сообщила о наших намерениях Белому Орлу: "Ну, денёк по Лоймоле, денёк по лесу, денёк по Колоссу, да пару дней по Ууксе - что ещё нужно воднику, чтобы спокойно встретить паводок?". После этого отступать было уже некуда…

27.04.00

29.04.00 Проводник, удовлетворённый мздой:
- Ребята, вам бельё в тамбур принести? А чаю? Сортавала. Лес без снега. Проклевываются листья. Пик паводка прошел, хотя воды еще много. На улице не жарко. Солнце выглядывает с опаской. Голос из вагона: Ночь 29.04.00 – 30.04.00 станция Лоймола.

Из всех вагонов сыплется турьё и до отказа забивает пустовавший в прошлом году вокзал. Ложимся на грунт. Мимо, гремя тайменными костями и сметая все на своем пути, проползают расслабленные более комфортными условиями транспортировки. Ночь, тишь, мат. В коленках дрожь от предвкушения начала сезона. Не удержаться – идем смотреть речку. Под железнодорожным мостом, где в прошлом году тихо шелестел быстроток, шумит и играет беленьким. По берегам полно снега. Похоже самый паводок. Возбуждение нарастает.

30.04.00

Стартуем одними из первых. Ребята, что дали пленку, стапелят штук десять байд. Круто! Не уверен, что я бы решился пойти на байде такую воду, а они даже с детьми… Вообще, встречавшиеся в этом походе команды производили впечатление. Десять рафтов из Петрозаводска – пятьдесят человек! Это же, наверное, утренняя и вечерняя поверки с поднятием флага? Пищеблок в три смены? Получасовой обход места стоянки? И как вообще можно заставить все это совершать целенаправленные перемещения? До сих пор, вспоминая, сомневаюсь, не приснилось ли? Или ребята, радушно раздающие на третьем Падуне Ууксы здоровенные (тяжеленные!) цветные буклеты о городе Можайске… Ладно, мы там заканчивали на следующий день, а они все это: а) перли с самого начала; б) ВЗЯЛИ С СОБОЙ!!! Или это тоже приснилось? Ну и конечно команда МГУ на Храмине. Десять заходов в самую “задницу” – десять килей. Точнее девять. Одна двухтонная двойка всплыла на ровном киле. Но без экипажа. Тут конечно не удивление, а восхищение…

Однако, Лоймола. Поехали!

Воды очень много. Лед на озерах сошел. Идем на крейсерской. Пруха даже в мелочах: на первом мосту Лёша из Петрозаводска, ожидающий команду рафтов, помог перенести кат, не разгружая. В каждом пороге моет. Река разлилась так, что на поворотах струячит куда-то в лес. С восхищением думаем о тех, кто пойдет все это на байдах (фото1).

Метров за двести от Веера зачалена четверка. Подошли к срезу и стали ждать: может сфотографируют, а то эта вечная тема отсутствия снимков прохождений…

Перекусили, побалдели полным отсутствием комаров и стали замерзать. Чуть сдали назад, вышли на текуху и набрали темп. Срез… Впереди какое-то белое месиво. Правый баллон на языке, а левый падает в яму. Не было ее раньше! Выходим уже без темпа и вползаем в основную бочку. Кат сразу небом любоваться начал, а мы проявлять чудеса гибкости, пытаясь не отпустить веслами воду. Если бы рюкзаки крепили на раме, а не перед собой, точно бы завалились. Однако продавили. Вышли на берег снять пейзаж. Снегу по пояс. Если в прошлом году он смотрелся, как неожиданный антураж, то в этом умилялись при виде оттаявшей кочки…Ко всему человек привыкает… Тут и коллеги на противоположном берегу появились. Ну, как всегда…(фото2).

Идем дальше, думаем. Если в прошлом году Веер совсем проходной был, а Табун порадовал, то что ж там нынче творится?! При подходе все повороты аккуратно отрабатываем, на брюхе ползем, чтоб не влететь. Ну вот, это точно он! Вышли (фото3).

Сразу стали какими-то молчаливыми. По центрам под сливом и в прошлом году хорошо было, а сейчас – смотреть страшно. Огромный вертикальный пенный вал. Под ним щель – ну точно пол ката войдет. Если ложишься – уходишь в прижим под скалу у левого берега, а за ней еще ступень и месит неслабо. Сразу почувствовали, что замерзли и заплывать неохота. Справа от слива канализация, но косой вал отбросит из нее на центр. Слева жмет к берегу. Может притереть, но не положит, мелко уже у берега. Молча прошли до скалы, вернулись, и пошел плавный неспешный разговор. Мол, погода нынче холодная. Порог конечно красивый, но что-то не очень хочется. Если бы вещи не мочить, тогда бы оно конечно, но если носы барахлом не загрузить, точно поставит. И если от “мамы” оторвет, плавать долго придется, а будет ли кому потом на берегу согреть – неизвестно. И черт с ними с фотками, а вот "морковочку" бы кому дать подержать… И если уж и идти, то только слева. А вдоль левого берега к сливу не подойти: завал и надо ползти вдоль правого за островком, только потом простреливать к левому берегу. Но островок кончается уже совсем у слива и темп не набрать. Лопатить придется по-черному. А если резво простреливать то акурат с разгона в прижимчик залетим и лесоповал устроим. Но барахло таскать тоже неохота. Куда ни кинь - везде клин, поэтому, пока не замерзли, надо идти скорее. На том и порешили…

Не зря Она не любит взрывные нагрузки без разминки. Уже после первых гребков стало ясно, что прострелить слив мы не успеем. Я особо наддать не мог, мы бы сразу в слив ушли. Пошло замедленное кино под аккомпанемент надрывных: “РАБОТАЙ!!!”. Точно по центру оставалось только поставить кат носами в бочку и дать выход эмоциям в последней паре разгонных гребков. Гладкий вал обрывался узкой щелью. С противоположной стороны в пропасть отвесно с ревом валилась бочка. Можно было не убеждать делать рывок вперед в нужный момент: кат воткнулся, как в стену. Руки с веслом вытянулись и ушли куда-то далеко вперед. Туда, где весло рвет вперед, а не вниз… Просто Дали. И опять замедленное кино – носы входят в стену, надламываются по краю кармана каркаса, сгибаются вниз ровно под 90 , и мы встаем. Время останавливается…

Еще при просмотре была мысль, что несмотря на размер заходного вала и бочки, щель между ними уж больно узкая – меньше полкорпуса - и оставшихся в сливе полкорпуса должно хватить, чтобы продавить бочку. У меня не было ни малейшего желания проверять праздное теоретизирование. Тем не менее, все оправдалось. Нас выдавило, изрядно поколбасив и окунув с головой, но даже не попытавшись приставить на корму. Следующим номером программы был прижим. Шли мы в него конкретно: не по береговой канализации, рассеивая энергию по кустам и камушкам, а со всей водой и со всей дури.

Мы продолжали переться прямо в скалу. Бывают ситуации, когда бороться с водой – только упорствовать в заблуждении. Полная смена караула: Она лопатит, я ломаю корму и телемаркаемся через мою сторону. Время потеряно и чисто уйти из прижима не успеваем, но упираемся в скалу лишь слегка и только пятками баллонов, останавливаемся, плавно доворачиваем вдоль скалы и уже с темпом, облизывая какие-то камни, сливаемся во вторую ступень. При осмотре она впечатляла, но сейчас ясно, что это - мелочи. Кат давит ее с легкостью… Внизу в высшей степени эмоционально-противоречивая разборка полета: P.S. С Табуном связана еще одна сильная эмоция. Уже вернувшись, на Московском вокзале, узнал от Сергея Карповича, забрасывающегося на Колос, что по фидо прошла информация о Питерце, погибшем в Табуне в первых числах мая. Сразу вспомнились ребята на байдах, которые пожертвовали нам пленку, и с которыми мы так славно стапелились в Лоймоле…. К “счастью” это оказались не они. Подробной разборки случая я так и не видел, но по слухам и информации в Дигональном мире каркасный каяк разобрало в бочке, каякер отстрелился, ушел под скалу и там заклинился в камнях. Тело нашли Петрозаводские спасатели только через несколько дней, когда упала вода…

Прошли место начала прошлогоднего волока. Как-то будет на этот раз… От встречных рыбаков узнали, что два дня назад на озерах стоял лед. Эйфория прохождения уступила место усталости и холоду. Из-за поворота вырос мост. Что-то в описаниях я этого не припомню. На мосту классическая тройка. У одного характерно отведенный в сторону локоть и запрокинутая голова. Другой смотрит из-под руки, третий – в бинокль. У всех из-за спины торчит по стволу. Отступать поздно, идем к мосту. Почему у меня нет этой фотографии! Групповой портрет в лучах заходящего солнца: трое в меховых тулупах, унтах, ушанках и двое в сочащихся гидрах и касках.

На этой оптимистической ноте мы с ними и расстались. Коварный выстрел не последовал, видно мы и без того являли собой достаточно веселое зрелище. Солнце село и стало откровенно подмораживать. Даже весло уже не согревало. Прогон до конца озера отнял последние силы. Вывалились на мысочек метрах в двухстах от места просеки на карте. Сороковник для открытия сезона – неплохое начало.

В довершение к усталости выяснилась еще одна неприятная особенность места: такого ядовитого сухостоя я никогда не встречал. Нормальные сухие сосновые стволы, но к костру не подойти – до спазмов дыхания и глаз. За волосы заставили себя шевелиться и дожать лагерь. Под стук зубов, перекрывающий стук топора...

Все сухое на себя и в спальники. Это сладкое слово “отбиться”…

01.05.00.

Проснулись от странных звуков. За ночь подморозило, вода упала сантиметров на пять, оставив пластинки льда на опущенных в воду ветках и траве. На солнышке они начали подтаивать и обламываться с тихим звенящим шелестом. Я не предлагал пойти по азимуту в одну ходку. Я пошел искать обещанную кварталку. В ста метрах от берега новая сильная грунтовка от моста. На положенном месте - кварталка. В километре от берега она пересекает все ту же дорогу и дальше в высоком бору идет решительно. Возвращаюсь по дороге и начинаем. Волок в полторы ходки по дороге – развлекуха. Кварталка от дороги идет вверх, склон южный и снега нет. Но это ненадолго. Как только перешли на северный склон – впору на лыжи вставать. Снег глубокий, и чем дальше, тем глубже.

А когда отдохнули, наст уже начало отпускать. Через два шага на третий проваливаемся, выползаем на коленках, встаем и снова проваливаемся. Пошли медленно. Это наверно чтобы эксперимент был чист , и условия сопоставимы с прошлогодними… Около четырех вышли на болотистый разлив ручья Большой Калаярви (интересно, почему Калаярви, а не Калайоки? Не иначе, картографам все равно). Кварталка уперлась в болото и исчезла. Выбрались налево в относительно сухой лес. Перед нами метров пятьдесят воды, берега заболочены, бобриные хатки (фото4).

Пошел искать брод вверх по реке, не надев неопрен, и попал. Через пять минут провалился по пояс и уже, не обращая внимания на "сыровато", часа два шарился по воде. Большой Кала-ярви – частичный перевод, вполне адекватно отражающий реальность.

Переход оказался чуть правее кварталки, и если бы мы не пошли отдыхать к сухому лесу, давно бы прошли. Еще ходки через нечто среднее между завалом и бобровой плотиной, и мы наконец-то форсировали эту "задницу", потратив часа четыре, изрядно наломавшись и замерзнув. Решили заночевать здесь. Всю ночь дебоширят бобры, а над палаткой летают взад-вперёд гуси с криками “Куда – куда - куда?? Не туда - не туда...”

02.05.00

Утром оказалось, что встали мы на плантации бобров и их возмущению, усугубленному накопившимся за зиму голодом, не было предела. Огромная поляна гладким сухим южным склоном уходила в форсированный вчера водоем. На воде полно огромных даже не хаток – хатищ. Из воды выходят натоптанные до грунта тропы, растекающиеся по всей поляне. Повсюду поднимается только молодняк осины, увитый уже зацветающей на открытом склоне дикой сиренью. Другие породы видимо педантично сводят "на нет". Осинам дают подрасти до толщины “с руку”, после чего валят. Все пеньки примерно одного диаметра. Причем пеньков этих такое количество, что поляна вызывает ассоциации с каким-то фортификационным сооружением из кольев. Пройти по этому частоколу было “не в раз” даже на открытом месте, но все прелести мы осознали только на северном заснеженном склоне. Вышли понятно не в шесть утра – отдыхаем же, и наст опять стало отпускать. А проваливаться, зная, что под тобой тут и там разбросаны заостренные полуметровые колья – ну чистая “гусарская рулетка”…

Лес пошел глухой. Зато снег позволял не терять барахло на двух ходках. Каньон услышали за километр с обрывистого края леса, за которым расстилался мелкий березняк старой вырубки. Местами проваливались уже по пояс и последний километр дался на голом энтузиазме (фото5).

Сил возражать у меня уже не было. Успокаивало одно: заблудиться мы не сможем. Наши следы, утоптанные двумя ходками, не растают до лета….

В таком состоянии каньон произвел особо сильное впечатление.

Даже не стали обсуждать перспективы – оставили на завтра…

03.05.02

А на завтра мышцы были уставшими, поэтому заработали головы. И заработали они в том смысле, что вода холодная, купаться не хочется, без страховки слишком авантюрно и еще что-то в том же духе. Решили подождать, если кто на страховку появится…

Полюбовались водопадами часа два (фото6), никто не появился, и понесли.

По описанию лучше обносить по левому берегу мимо памятника, но было ясно: если соберем кат, головы могут заработать и в другую сторону. А по правому берегу стеной березняк и снег глубокий. В результате добавили еще полдня тяжелого волока. И на последней ходке появляются ребята, которые ночевали в Лоймоле рядом с нами и из Лоймолы уехали на Колос на машине по причине большой воды… Лучше бы их не видеть!

А на кате после волока - ну чистая расслабуха, тем более, что и порогов ниже Каньона на Колоссе для ката нет. Пару раз тарбанули, взяли щуку килограмма на четыре, килограмм шесть прочей рыбы, разожгли большой костер, согрелись, объелись и окончательно расслабились.

04.05.00

Из Колатсельги уехали быстро. Просто так никто мимо не проехал: Она в гидре на дорогу вышла и молнию слегка расстегнула. Вроде как жарко…Я даже кат толком раскидать не успел.

К большой воде на Уксуни мы были готовы, но все равно Мостовой впечатлял.

Красота! Однако за расслабухой и переездами мы уже забыли, как весла держать, поэтому пошли только в правый слив: зазор под мостом повыше, бочка за мостом поменьше и не выносит в завал, если что (фото7).

Вспомнили, как на кате сидеть, вспомнили, что щука жареная еще осталась, почувствовали, что сезон задался и отметили это дело. Остров, тишина…

05.05.00

Разложил костер, приготовил завтрак. Лось появился со стороны дыма. Видно паводок - он и у зверей - паводок. Встал за протокой метрах в пятнадцати. Поговорили. Лось без колебаний вошел в воду, переплыл реку, что-то реванул на прощанье и вяло затрещал кустами.

Вышли опять не рано. Для начала тарбанули. Получилось (у нас получилось!!!!): еле сеть поднял (фото8).

Килограмм пятнадцать крупной плотвы. Пришлось вставать, час разбирать сеть и доставать рыбу. Дали обет больше сеть в воду не опускать.

К Розовому Слону подошли уже около девяти вечера. Все стоянки заняты. Съехали по правому руслу, оставили барахло и пошли договариваться о страховке. И тут началось. Народ уже в сухом, на воду идти влом и, чтоб отстали, начали психологическую обработку:

Даже мне страшно стало. На Нее вообще смотреть больно – все это слышать не может, а обносить не хочет. Поддерживала только абсолютная уверенность, что с темпом по язычку справа мы не можем не пройти. Договорились, что внизу нас из воды достанут, а уж кат как-нибудь сами…

Вообще занятная ситуация. На их месте, привали на ночь глядя одиночное судно, точно так же отговаривал бы. С другой стороны, нынче никому не запретишь, а если все равно идут, нагнетание только ухудшает психологическую готовность к прохождению. В результате, долго читая Ей морали о необходимости придерживаться сценария, забыл затянуть упоры… Бочку пробили, встали на верхушке поганки. Она лопатит, а у меня внешняя нога болтается в воздухе, чувствую: гребану – вывалюсь. А кат между тем лагом доворачивается в задумчивости, не скатиться ли обратно под слив.(фото9).

В упоры залез, с поганки убежали, но, думал, веслом прибьет…

Мельницу прошли сразу и без проблем. Только приставило на корму слегка. А на Каньонном опять нагнеталовка началась. Народу полно, и все о килях:

Толстокожим-то ничего, а Она ночь не спала, все бредила, что идти с вечера надо было.

06.05.00

В результате утром уже совсем никакая была, хотя сама прекрасно понимала, что слева все обходится, и вообще ничего нет. Так и получилось. Все-таки не просто отфильтровывать эмоции от информации. А на Храмине не удалось уговорить пойти даже в левую канализацию. Накопленная усталость и бессонная ночь сделали свое дело. Не помогло даже возбуждающее зрелище массовых киляний (фото10).

В отчаянии дошел до поисков напарника среди свежекильнувшихся москвичей. Не слабо - сесть первый раз вместе и пойти в Храмину в паводок?

Все вежливо отказывались. Никто прямо не сказал, что о Нём думает – интеллигентные люди…

Соответственно, обнеся Храмину, надувать щеки в поселке уже не было никакого стимула. В правом сливе, куда ходили в позапрошлом году, посреди русла бесновались деревья. Принимать участие в их безумном танце желания не было. В левом за плотиной заход в водопад не был виден: вода переливалась через всю плиту. Без дискуссий обнесли ниже водопада и скатились до железнодорожного моста. Для открытия сезона все равно хватило. Да и тему закрыли…

Мы наконец-то выпиваем за "мы сделали это!", а не "по 50 - завтра грести!". В вагоне жара. У турья красные, разомлевшие и обгоревшие на первом солнце рожи. И, совершенно весенняя, РОЗОВАЯ в лучах заходящего солнца Карелия проплывает за окном... Снега нет и в помине, нежная зелень... Хочется вернуться и посмотреть, как бобры нюхают распустившуюся в "столовой" сирень. Хочется вернуться, потому что забываются мгновенно и ледяная вода, и снег по грудь, и адская боль в окоченевшей к утру спине, и усталость от холода, и холод от усталости, и все страхи маршрута вдвоём. РОЗОВЫЕ весенние реки проплывают перед глазами и хочется вернуться…

Когда через две недели встал вопрос о Тохмайоках, устоять было невозможно... Но это уже – другая история.

ТОХМАЙОКИ-2000.

По возвращении в Лосево ЕГО неудовлетворённость всем бросилась в глаза - это чисто мужское:

Тут-то Адмирал нас на Тохмайоки страховочкой и совратил. Ну, чтобы удовлетворить и кончить тему весеннего паводка, водопадов и т.п.. . Видеокамерой опять же - это при том, что мы и фотографий-то собственных в порогах сроду не видали... Так мы попали в команду Алексея Белокурова. Постоянным членом в ней стоит оголтелый каякер Юрий Дынин, он же главный оператор. Остальные болтаются по вкусу и знакомятся в поезде, но каждый "близко знает" Лёху, чьё Адмиральство, соответственно, голосования не требует, поскольку только он помнит, как кого зовут и, частично, семейное положение и прописку.

18.05.00-19.05.00

В поезде до Тохмайоки Адмирал и Дынин щекотали меня ужастиками про предстоящие пороги, пятый член - каякер Вова - многозначительно молча улыбался. ОН особо расшалившегося притормаживал, дабы до мандража меня не защекотали, а я, повизгивая невпопад, мысленно тренировалась произносить "ну не дурак же" во множественном числе и представить "чисто мужское" в четверном размере. С непривычки поначалу мне оно не показалось. Напугало даже. Адмирал, например, всё время пытался лечь третьим в нашу палатку. Придумывал мотивы: "Зачем брать лишнее барахло?", "Я не могу спать с мужиками…", "У вас палатка трехместная...", "В походе все равны…". Ну, ОН Адмиралу быстренько, на пальцах, объяснил и в палатку нашу не пустил. Так Адмирал в отместку стал пить кофе, который ОН мне обычно по утрам варил. Дынин кофе не любил, спал спокойно в обнимку с Вовой, но всё время спрашивал: "Есть ли чего-нибудь пожрать?". И если отрицательный ответ получал, мог и кофе выпить. А я, хоть предупредила, что я - не завхоз, и в походах не готовлю, потому что сначала обещали катать, а потом пришлось грести и таскать, как-то стеснялась ему "нет" сказать - это чисто женское, наверное. Поэтому стала под спасиком возить мешочек с козинаками. Козинаки ОН взял. Их даже Дынин сразу разгрызть не мог. Очень удобная еда :

Если бы Вова тут же руки не подставлял, козинаков бы ещё на Алтай хватило. Но Вова молча ел всё, потому что если в голодный обморок в каяке падал, эскимосить не мог. Только в Мраморном карьере для видеосъемки на заказ (фото 11).

Пришлось нам на обеды вставать, чего раньше мы с НИМ-то никогда не делали - запилим часов на восемь - чего на берег вылезать, с костром дрызгаться, сиеста, опять же, вялость... А тут разврат пошёл полный - супчик, сало… Ну, поскольку дежурства Адмирал установил, вроде как и ничего - не каждый день ОН эти обеды варит. Но с рыбой плохо стало, поскольку одно дело-ВСЮ рыбу на двоих съесть, а другое - на ВСЮ команду её поделить… Впрочем, на Тохваньоки нас Адмирал позвал не рыбу есть, а с водопадов прыгать. Про плёсы умолчал, однако, и до первого водопада упахались мы с Ним, каякерские вещи на кате таская.. Каякеры втроём весело оттягивались в каких-то порожках - шиверках, подскакивали к нам за козинаками и снова устремлялись вперёд по весеннему солнышку как утята впереди баржи. А нам с НИМ на "барже " вобщем-то было не весело темп каякерский без текухи поддерживать. Ну, разгреблись зато - а тут и водопад: "Можно расслабиться и закурить!" (фото12).

Адмирал нашего такого настроя не почувствовал и насторожился слегка, когда мы барахло отвязали и быстренько с водопада съехали. А Дынин следом за нами с первого водопада прыгнул (фото13), и тут мы с ним на фразах "чего-то нам не вставило" и "где же обещанные пороги?" душами сроднились.

Адмирал от нашей такой утроенной неудовлетворённости ещё больше насторожился, а на втором водопаде его опасения перешли в уверенность. Водопад этот правда нам тоже поначалу не показался. Напугал даже (фото14). В нём то ли семь, то ли девять метров было, и вода падала как-то криво. То есть сразу мы в него не полезли, а полезли по плотине на другой берег сценарий писать. И как-то даже почти написали – глядь - каякеры по другому берегу наш кат обносят. Очень я разозлилась, что они так испугались "баржи" лишиться. Обнести-то мы и без команды могли! Барахло мы можем и своё таскать, жили мы и без обедов ихних… Но ОН сказал:

20.05.00

И решил свою неудовлетворённость в каяке отсидеть. Мы как раз над какой-то бочкой стояк организовали. И даже Дынин в эту бочку не больно-то стремился: поколбасились они с Адмиралом вокруг да около, Вову, второй сезон в каяке сидевшего, потренировали, Адмирал со мной на кате прокатился, и поехали мы в улово вещи вязать. Глядь - а ОН уже в бочке на каяке адмиральском. То есть это Адмирал - "глядь", а мне из-за кустов только Дынина видать, который с берега хладнокровно ЕГО агонию на видео снимает. Я только звук слышу:

Тут-то мне и пригодилось "Ну, не дураки ведь!…." - раз Дынин в воду не бросился, значит страховка не нужна. Пока… Поймали мы с Адмиралом все вещи, даже упоры с пенкой в улово приплыли, всё приплыло, кроме НЕГО. Потом и ОН, уже вполне удовлетворённый, из бочки вылез. Я слегка разозлилась и тоже решила в каяке удовлетвориться, раз уж такой ОН способ выбрал. Ну, мне и шиверки хватило - это чисто женское, наверное, а тут и третий водопад подоспел. Очень красивый, двухступенчатый, и мы его все дружно прошли (фото15), и остались довольны собой и друг другом. И как-то даже гармония появилась командная: Адмирал настораживаться перестал, Вова - бояться, ОН с Дыниным - орать: "Где обещанные пороги??", а я поймала себя на неожиданной мысли :"А ничего МОИ-то! Хоть и мужики…". Ну, это чисто женское, наверное, потому что наступили романтические розовые весенние карельские сумерки.

Уже полностью в них мы подошли к четвёртому, последнему водопаду. Он падал метра на три из плотины, внизу около самого слива торчало бревно и возлежал пьяный местный мужик. И пока МОИ, связав эти два предмета верёвкой, пытались очистить слив, бегая по кромке плотины, я скандировала :"Ну, не дураки ведь!". Потому что уже было ясно, что "нам не вставит" и в четвёртом водопаде, и ходить нам теперь вместе долго, а значит надо это помноженное на…."чисто мужское" научиться воспринимать спокойно, и ждать, пока само рассосётся. Действительно: мужик протрезвел и ушёл со словами: "Здесь никто на таких $$$(каяках) не $$$(прыгал)", бревно оставили в покое, и даже удалось от всех отвязать верёвку и прыгнуть с водопада не во тьме кромешной. Правда, на видео уже плохо чего разобрать было можно. Речка Тохмайоки кончалась, каякеры поколбасились в плотине напоследок, а нас отправили искать последний причал.

21.05.00

Он оказался уже в деревне Хелюля. Мы уютно расположились в вокзальчике, но костёр нам там развести не разрешили, и Юра с Вовой ушли варить рис на берег. Вода в реке у деревни грязная. Полночи мы по лаю деревенских собак отслеживали, как Вова искал воду, а вторые полночи они учились варить рис. Помня об этом, в Алтайскую раскладку я им в дежурства только рис и писала. И кубики бульонные. Но это - уже следующий этюд.

Этюд в голубых тонах.

Шавла-Аргут-Катунь-Чуя-Катунь-2000.

Все там будем…”

Народная мудрость

Эмоциональные воспоминания с фрагментами из четырёхдневной кантаты “Шавла” для двух каякёров и четырёх катов-двоек.

Партию ударных исполняют пни и бомы. Дирижёр - Алексей Белокуров.
 
 

“Вы бывали на Катуни?” “Как, вы не бывали на Катуни???!!!…”. Достало! Еще год назад это казалось чем-то невероятным. Однако стоило перевести тему в практическую плоскость, и причин “не бывать на Катуни” найти не удалось. Как с порогами: попытайся сформулировать, чего боишься – и можно идти… Билеты туда и обратно -заказать, заброску - согласовать по "мылу", карты и лоцию распечатать из НЕТа...

После Тохваньоки отвязаться от команды (т.е. отвязать от нашего ката барахло каякёров) не представлялось возможным. Тащиться с нами на волок Харловка - Восточная Лица по первоначально замышлявшемуся лету на Кольском Адмирал не возбудился. Но и в "побывать на Катуни" великой идеи не узрев, закапризничал. Решили добавить Шавлу и Аргут, а, если так и "не вставит" - заскочить на Чую.

ОН, чисто по-мужски, отвалил-таки на Кольский покатать (любимое занятие!) детей по Умбе . Вернуться обещал утром того дня, на который билеты на Алтай взяли. И чёрт бы с Ним, но с ним был наш катамаран. А со мной - вся суета сборов и остальные члены команды - предположительно 9 мужиков. Геометрическая эта прогрессия (1-3-9…) меня насторожила. Ещё больше насторожили описания непрерывных порогов Шавлы, камней "величиной с троллейбус", которые, почему-то нельзя было объехать на Аргуте и Чуе, и четырёхметровых валов на Катуни в НЕТовских отчётах. За Его отсутствием я попыталась пристать со своей настороженностью к Адмиралу и услыхала коронное "Не думай об этом!". Остальные члены задавали идиотские вопросы по составленной в EXELях раскладке и: "А что, от Него нет известий?". Я творчески паковала свой рюкзак двойным набором жратвы и препиралась по "мылу" с Иваном о цене на заброску, Дынин доставал обратные билеты, Адмирал ежедневно сообщал о новом составе команды (общее количество и пол сохранялись). Мне посоветовали купить БОЛЬШИЕ вёсла, потом сказали, что и это не поможет. Дынин достал обратные билеты, я спросила Адмирала, возьмут ли меня остальные члены "обезьяной", если что…и тут вернулся Он (весь в белом) и мы поехали на Алтай.

03.08.00

Мужики, пришедшие ЕЕ провожать, забили весь зал ожидания Московского вокзала. Каждый считал долгом выпить на прощание и напомнить о “только под твою ответственность…”.

04.08.00

От нечего делать испытать судьбу решили уже в Москве, впервые в жизни надев ролики в парке Горького. Когда выяснили, что техника скоростного спуска несколько отличается от лыжной, было уже поздно. Хорошо еще, что помня о “своей ответственности”, несмотря на "жабу", затарился полным комплектом защиты, иначе как минимум половина нас осталась бы на асфальте, а так - потом всего лишь приходилось приматывать выбитые негнущиеся суставы к веслу… Впрочем, через пару часов мы уже всей командой крутились и носились вполне уверенно.

В Москве мне стало ясно, что если я, во-первых, отучу Их задавать мне вопрос "Где???(мой носок, моя миска, соль, скотч и т.п.), во-вторых, привыкну есть не когда хочется, а когда есть, и, в-третьих, ЗАБУДУ раз и навсегда фразу "ну не дурак ведь!" - команда получилась замечательной. Все МОИ мужики во главе с Адмиралом в рейтузах и банных тапочках классно смотрелись, а главное - подобрались близкими по духу: Храму Христа Спасителя предпочитали парки и буфеты, возле фонтанов размышляли о возможности запустить туда каяк, в ЦУМ зашли на пневмолифте покататься, пили мало или редко.

05.08.00

Обязанности распределили без скандала: Олег Баранов, капитан головного ката, замещал Адмирала по политике и философии, и поэтому менял партнёров, как перчатки; Серёга Румянцев - зам. Адмирала по приколам и связям с общественностью - шёл на втором кате с Лёхой Козыревым, предпочитавшим тихую спокойную воду; каякер Юрий Дынин - зам. Адмирала по экстриму, страховке и проводницам, отказывающимся грузить каяки в фирменные поезда ; ОН - зам. Адмирала по сухостою, по Мне и прочей АХЧ ; Мне опрометчиво доверили партийную кассу и назначили сестрой (про всё остальное Он отозвал каждого в сторонку и на пальцах объяснил…) милосердия; каякер Вова - любимец Адмирала, и Лёня с Антоном - "Москали" - руководили культмассовыми мероприятиями. Вобщем, рядовых членов не наблюдалось. Плавсредства катамаранщиков соответствовали месту прописки: москали на Рафтмастере, остальные на "Тритонах"-двойках.

В поезде был открыт пошивочно - проклеечный цех – ну прямо производственное помещение “Тритона”. Народ не возмущался. Наверно боялись подходить - сверху все время что-то падало. Опять же, полуобнаженные мужики кричали: “Дай-ка теперь я примеряю юбку”, поэтому окружающие старались не привлекать к себе внимания...

Серёга шил красные катамаранные шаровары. Он прошил их мелкими квадратиками. В каждый квадратик вложил пеночку. Подклеил. Резиночки вставил. Все ели, пили, писали пулю, а он шил красные шаровары. Они утонули в Шавле. В первый день сплава…

06.08.00

В Барнауле столкнулись с нравами местных извозчиков: вначале обещают забросить задарма, отвозят от мест скопления конкурентов, после чего бензин взлетает в цене, что-то ломается, напарник отказывается ехать наотрез и вообще “таких цен не бывает”. Под конец это уже не удивляло, а дома без этого показалось даже скучно. Восток… Если купил не торгуясь, значит не уважаешь. Впрочем, дань местным традициям поторговаться мы отдали в Бийске сполна. Договоренность с Иваном закончилась строкой в списке станционной автомобильной мафии, способной, похоже, в лучшем случае довезти по асфальту. Предварительно согласованная заброска в горы вылилась в разговоры о коварстве алтайцев и предоплате, отдающей откровенной "динамой". В лучших традициях востока в течение полдня Адмирал раз десять бил по рукам, и раз десять мы выгружали вещи, придя к выводу, что экспромтом, пожалуй, получилось бы лучше.

Но в Бийске были самые вкусные и дешёвые шашлыки.

07.08.00
Выторгованный в конце концов ГАЗ-66-й по жизни давно не знал техосмотров и объезжал тайными тропами все посты ГАИ, постоянно теряясь вместе с нашим барахлом. В Чибите выяснилось, что в горы он идти не может по причине собственной немощи и страха высоты водителя. Попеременно борясь с обоими недугами, за полтора дня нам-таки удалось водрузить их на перевал Орой. Уж не знаю, как 66-й, а водила Вова в результате стал просто асом, и впору было нам брать "капусту" за курс экстремального вождения…

Интересно, удалось ли ему без нас съехать обратно вниз?…

08.08.00

Путь на перевал и верховья Шавлы были пожалуй самыми красивыми на маршруте. Чего стоит вид сверху на каньон Мажойского каскада и голубой Мажой в обрамленьи снежных вершин (фото 16)…

Только под угрозой развешивания на реях примкнувших к бунту Адмиралу удалось предотвратить падение на воду прямо там. У всех этих красот, по сравнению с Карелией, лишь один существенный недостаток: любоваться ими приходится на голодный желудок. Рыбы нет принципиально. Местные рассказывают о тайменях и хариусе, но это даже на рыбацкие байки не тянет. Грибов из-за жары не было, ягод мало. На Аргуте и Катуни местами растёт облепиха, но ее много не съешь. Олег рассказывал легенды про голубику, которая спасла его, вернув силы, когда он сорвался с тропы на волоке. Но остальные видимо были не настолько голодны, чтобы последовать за ним. А может было ее там не так много, чтобы звать на помощь… Короче, эти красоты лишь для людей, способных оставаться рекламно оптимистичными после всяких “магги” и “галин с пробелами”. Конечно, там везде бараны без присмотра шатаются… Но мы оказались слишком законопослушными гражданами для этого.

09.08.00

Волок был как всегда – ВОЛОК! С перевала Орой до р.Шавлы едва не дошли за полдня. На второй осталось километра полтора. Он конечно не шел в сравнение с нашими весенними, но все равно хватило. Врастая на подъемах в землю под запредельными рюкзаками, раздраженно провожали залитыми потом глазами легко порхающих горниц, возвращающихся налегке с Шавлинских озер. "Лучше гор могут быть только реки!" (фото 17,18).

Был бы Алтай голубым,
Если б не волок заброски –
“Даже на женщин не тянет”
Дынин печально сказал,
Упаковку с плеча уронив.

10.08.00

А наутро шел дождь и хотелось отмыть грязь и пот заброски. И свербило все пожирающее желание скорее упасть на воду. "Водники мы, не пешечники!!!" И не пошли мы на Шавлинские озера. А жаль…

После не впечатлившего вида Катуни и Чуи опасения об отсутствии воды в Шавле не оправдались. Видимо питание ее в большей степени ледниковое и, несмотря на сухую жаркую погоду, воды хватало. Речка всем своим видом располагает к завалам. Описания и легенды подтверждают это в полной мере. Поэтому первые полдня провели в зачистке под девизом: "Десять километров Шавлы без завалов!".

Лёха с Серёгой, насмотревшись на стартовую "шиверку", вынули из ката баллоны, намылили, заклеили, вставили, решили, что всё ещё травит, снова баллоны вынули, намылили …Адмирал посоветовал побрить.

Основная проблема была в наложении на речку описания. Процесс сильно напоминал чтение написанного чужим почерком: бессмысленно пытаться понять каждую букву. Можно лишь абстрагироваться и ухватывать смысл за ключевые распознаваемые фрагменты. Деление на фон и пороги в высшей степени условное, “осыпи” и “большие камни” при должном воображении можно найти в любом месте, также как разбои и правые повороты. И это при просмотрах, а с наплыва мелко нашинкованные препятствия проходятся быстрее, чем о них можно прочесть в описании и потом остается лишь гадать, какой именно из пролетавших мимо камней был “большим надводным”… Однозначно выделяются лишь особо отмеченные пороги. Остальное – более или менее сложный фон, непрерывный и захватывающий (фото 19).

Кто все пороги Шавлы описал досконально ???
Кто смог им дать имена???
Молния в гидре была у того в нужном месте…
Сплав начался очень эротично. Серега с Лешей, ознаменовали первые гребки умопомрачительным маневром, закончившимся принятием Серегой пня в задницу. После этого всю Шавлу Серега почитал пни за особо опасные препятствия и обходил их, уже не взирая на камни, прижимы прочие мелочи.

Вот отвязали концы
Лёха с Серёгой впервые…
Быстро Шавла понеслась.
Вставила в задницу пень –
Чу! Только кницы трещат!

Кто-нибудь видел как мы
Сделали пять телемарков?
Кто-нибудь нас обогнал?
Что ж ты орёшь на меня!

Каска из пены торчит –
Чалку нашёл Адмирал.
Кинем туда карабин?
Нет, - не успеем уже!
Поначалу отнеслись мы к прохождению очень серьезно. Суммарный километраж, накрученный по берегу, был на порядок больше длины трека. Страховки, морковки…

Это - порог Эшафот
Сразу - порог Боливар.
Сразу - какой-то ещё…
Мы никуда не спешим.

Каска над камнем торчит.
Чалку нашёл Адмирал.
Кинем туда карабин?
Нет, - не отчалим потом!

В результате за первый день (полдня) прошли только Эшафот и встали выше Мономаха. Это наверно километра два… Разобранный завал был единственным. Правда, судя по следам на берегах, мы были не первые в сезоне, и каждая команда вносила свою лепту в расчистку.

Речка радовала непрерывно, хотя, конечно, "пятерка" для катов явный перебор. Для лобового катоположения воды маловато. Даже встав в бочке и довернувшись лагом удавалось спокойно выбраться. Это на двойке. Четверки наверно вообще смотрятся как слон в посудной лавке… А для каяков речка просто академическая. Хотя “когда же, наконец, начнутся пороги” было основной темой в партии Дынина (фото20).

11.08.00

Второй день ознаменовался бесконечным хождением вдоль Мономаха, томительным ожиданием очередного прохождения, сменой страховки и операторов. Осмотр “от чалки до чалки”.

Я посмотрела порог.
Мы посмотрели порог.
Ты посмотри на порог!
Вы на порог посмотрели?
Он посмотрел на порог?
Ну а Она? А Они?

Кто-нибудь видел как мы
"Всадником Медным" сидели?
Кто-нибудь это заснял?
Что ж ты орёшь на меня!

На долгожданный стояк с карабином в зубах
Мы взлетели легко по отвесной скале. Адмирал
Эту чалку нашёл, и помешивал что-то в котлах,
Но костра не развёл - чтоб случайно не сел вертолёт..

Четыре километра за день – это оценка сверху. Вечером Адмирал всех построил и огласил приказ “так дальше жить нельзя”!

Ну а когда по пятьдесят разлили
И завалили сухостой
И барахло немного подсушили
Наш Адмирал подвёл итог такой:
Сергей разбил бутыль с вином,
Но кат не плавал к верху дном,
Володя пробку не ввинтил,
Но и каяк не отпустил,
Мы раздолбали пару книц,
Зато не повредили лиц,
У Вовы пена уплыла-
Так не привязана была,
Месило в бочках москалей,
Но проносило без килей,
Пять километров в день прошли,
Зато нигде не обнесли,
Но если дальше так пойдём-
Все здесь от старости помрём-

И нас вперёд с наплыва до Уйгура
Повёл бесстрашный Адмирал .

12.08.00

Уйгур был первый порог, на котором встал вопрос о необходимости обноса. Порог, конечно, хорош. На заходе - крутопадающий слалом, достаточно длинный, чтобы потерять представление о времени и пространстве. И вот тогда-то возникает “троллейбус” посередине, принимающий на себя всю воду. Сольешься влево – попал. Вправо - слив в щель на пределе габарита. Но туда еще надо попасть… Мнения, как водится, разделились. К счастью Адмирал сам хотел, поэтому досталось и остальным…

" Уйгур-это национальность".

Все влезли справа. Мы, правда, не гладко отработали слалом, словив наверху обливняк, потеряли темп и, ломясь в щель (фото21), заклинились на входе и слились кормой.

Дынин на каяке бортанул “троллейбус” и повторил наш маневр. Остальные - без приключений. Адмирал и Леня с Антоном вообще идеально чисто (фото22).

Что ты лезешь из упоров,
Что ты хлещешься веслом?!
Даже наших каякёров
На Уйгуре пронесло!

Не привязывай запаску намертво на раму-
Буду биться в раму каской, но весло достану!
Коль тебе грести лениво-
Не сворачивай со слива.
Где ты видишь в сливе камни??
Это наши с каяками!

Для нас самое интересное началось потом - в процессе расчистки аварийного левого слива из него вытолкнули ствол. Ну и болтался он где-то чуть ниже на камнях. Порог осмотрели донизу, а чалились после прохождений, чтоб меньше на страховку бегать, сразу за “троллейбусом” – дальше фон. Отпрыгали, собрались и пошли. Мы последние. То ли кто-то тронул ствол уходя, то ли его течением раскачало, только сплавился он незаметно, комлем вперед, вершинкой назад, уперся комлем в дно и качает вершинку над водой против течения. Мы вышли, упоры поправляем, расслабленные – “дальше фон!”. Заметили поздно. И ведь нет бы ей повыше стоять – подняли и выдавили или пониже – над ней прошли. Так она, собака, между первой и второй поперечиной поднялась и прямохонько в меня, под спасжилет уперлась. Пресс напряг, а сам за спину смотрю – не вышла ли… На течении кат прессом держу, он аж кормой зарывается, сойти никак – полено между поперечинами сидит. Сдать назад против течения не можем. А вершинка медленно но верно в меня входит… Если бы в конце концов корень со дна не сорвало – так бы там и остались болтаться. К “пню в задницу” добавился “пень в …живот”.

13.08.00

После Уйгура появилось ощущение реки, уверенность и, как следствие, залеты. Сначала Дынин с Олегом, пребывая в бездеятельном противоречии между желанием пойти в сильное русло и командами уже бегающего по берегу Адмирала, уперлись в завал на стрелке островка, их поставило и в таком виде намертво припечатало к комлю. Когда подошли мы, они еще боролись. Мы попытались размазать своим катом болтающегося в нижних упорах Дынина, но он проявил чудеса ловкости, слившись под кат и не попав при этом в завал. После этого у всех желание документировать событие настолько превалировало над желанием спасать плавсредство и имущество, что дотянись Олег до камеры и фотоаппаратов, разнес бы их в пыль.

Что это там Адмирал
Бегает, машет руками,
посередине реки??
Что это кат головной
Вместе с Олегом и Юрой,
Вместе со всем барахлом
Раком на комель привстал??
Сильные воды в Шавле!

Следующими были мы. Еще до Уйгура, обнося низко висящее бревно и завидуя каякерам, проползающим в “эскимосе”, предлагал в шутку подойти, самим сверху, а кат снизу пропустить. Больше я так не шучу. Выяснение причин взятия очередного “пьедестала” приняло излишне острые формы, поэтому я не смог отказать ЕЙ в желании войти в слепой поворот по внешнему треку. Хоть и не люблю этого. В результате влетели в канализацию, на финише которой поперек слива лежало бревно на уровне воды. Притерло “на раз”. Была еще слабая надежда, что начнет ставить, и верхний баллон вползет на бревно сверху. Но слету ЕЁ баллон чуть подлез под бревно, а мой, естественно, сразу решительно пошел вниз. Не очень глубоко, всего лишь по шею, т.к. канализация была крутопадающая и неглубокая.

И не канализация это была вовсе, а порог Лестница... И притёрло нас под правые “ перила”... А я сидела на правом баллоне. Так что вдумчивому читателю сразу ясно, кто из нас корму не держал. И кого об “перила” эти… Впрочем, ОН это всё равно из отчёта вычеркнет….

Остановились, думаем. Я – о вреде галантности в полевых условиях. Она – не знаю о чем, но очень зло. А чего злиться - с момента принятия решения о треке вариантов уже не было.

Не было - не было… ГРЕСТИ НАДО!!!

Между тем потихоньку нас под бревно забивает и вот-вот ей ногу прижмет. Советую на бревно выходить. А мы перед этим уже разогретые дискуссией были, ну ЕЁ и понесло – в том смысле, что “сам выходи!”. Я так кричал ... До сих пор, вспоминая, краснею… Вышла, баллон ЕЁ под бревно ушел, и настала моя очередь. Выполз на бревно, стоим на насесте, кат с барахлом под водой в натуре. Приплыли… Успокоились, ногами корму притопили, и вылетел Котик с другой стороны бревна. Запрыгивали уже вдогон. Ну и дальше разбор полетов конечно...

Кто-нибудь видел как мы
Катом под брёвна влетели?
Кто-нибудь слезть помогал?
Что ж ты орёшь на меня?

Что там стоит на пути?
Что ж ты не держишь корму?
Нам надо вместе грести,
Только куда - не пойму…
Снизу кричал Адмирал
Страшное слово "прижим"...
Ранняя всходит звезда.
Кружку ко лбу приложи!

К вечеру дошли до Неустроева. После Уйгура он как-то не показался. Воды - больше, камней - меньше…Все более-менее однозначно. На этот раз оказалась очередь Володи развлекуху устраивать. После первых сливов его замесило слегка, ориентацию потерял и, по свойственной ему привычке, пошел по канализациям. Да неудачно: в третий слив вошел кормой и заклинился. У меня даже в первый момент камера дрогнула, но тут же вспомнилась Дынинская заповедь – “не операторское это дело - спасработами заниматься…”. Тем более что голова Володина периодически над водой торчала. Конечно, заклинился, т.к. кормой падал. С другой стороны, благодаря этому отстрелился без проблем – наготово вымыло. До берега доплыл, в ярости весло бросил. Снимаю, а он на меня зверем смотрит. Впрочем, я вспомнил, как сам на Дынина на Тахмайоки смотрел…

А каяк потом полчаса из под слива доставали.

А больше на Шавле порогов не было.
А Дынин и вовсе не прекращал орать: "Где же обещанные пороги?". Только под комлем и помолчал немножко.

14.08.00

На пятый день к обеду “бирюзовые воды Шавлы растворились в грязном потоке Аргута”. Было солнце и не было проблем (фото23).

Адмиралу лишь пинками удалось согнать расслабленный народ с галечной отмели на стрелке. “Аргут –злобный! В бочки не лезть, пары держать!”

После Шавлы в первый момент препятствия вообще не просматривались. Слабая гладкая текуха. Ну, порожки с небольшим перепадом. Расход конечно… Соответственно и масштабы валов. При желании все можно обойти, только, что обходить надо - поняли не сразу. С наплыва что-то типа невзрачного глубоко сидящего обливняка, ни вала над ним, ни бочки за ним не видно. Вползаешь – а за ним полуметровая яма и котел, из которого не враз выберешься…

Не ходите в бочки лагом-
Ничего хорошего!
Даже Дынин встал не сразу
И слегка взъерошенным.

Судя по впечатлениям, такие “задницы” все посетить успели. Будь побольше воды, любоваться бы раскантовкой груженых катов. По берегам пастбища, горы красивые, но, конечно, не то, что в верховьях Шавлы.
А с едой - та же фигня. Саранча да змеи. Все ждали Юрино - Вовиных дежурств, поскольку те взяли больше раскладки. Не нарочно, а, например, в раскладке:"кубики-1 уп." - всем понятно, только Юра другими категориями мыслит. Хорошо еще под “упаковкой” ему морской контейнер не привиделся…Мы ещё в обратном поезде на эти кубики пулю писали: проигравший - ест.

15.08.00

Порог Атланты. Пастух алтаец сразу водружается на одного из них с биноклем. Это у него вместо телевизора. Прижим с откровенным карманом и таблички-некрологи напрягают ситуацию, хотя на первый взгляд все идется. Но если лечь наверху и оторваться от “мамы”, то в кармане оказываешься с гарантией…

Заходим парами, внизу “морковное поле”. По сценарию сразу с правого берега должны простреливать к левому и облизывать его до самого низа с промежуточным заходом в улово. По теории. Гладкий быстроток на заходе оказался коварнее, чем смотрелся. Наверно в этом и заключается злобность Аргута. Несмотря на все усилия, траверсили мы его слишком медленно, и он решительно тащил нас вправо под первого Атланта, где ждал вал с бочарой. На просмотре особо отмечали, что туда нам не надо. ОНА гребла слабо, или я корму не удержал,- мы выяснить не успели - звук захлебнулся. Набирая темп перед бочкой, я даже начал себя успокаивать: до низу пустой кат успеем десять раз поставить и траверснуть. В бочку мы поместились и поколбасились, но, все равно, продавили. После этого уговаривать грести посильнее уже не требовалось: в промежуточном улове “на раз” оказались. А уж от прижима так ушли, что чуть скалы по левому берегу не отрихтовали.

Дынин на каяке наверху упал и не сразу поднялся, а на кате с Серегой они повторили наш маневр, получив свою порцию адреналина. Остальные от Адмиралова циркуляра не отклонялись (фото24).

После Атлантов пошло головокружение от успехов, закончившееся - как водится.

Идём: Адмирал на “белом коне”, Дынин с Олегом на головном кате, потом мы. Впереди сужение в скалах и перепад виден. Адмирал к берегу – видно посмотреть решил. Ну так на то он и Адмирал. Мы по раскладу за Олегом должны держаться, а те явно в сомнениях пребывают. Сверху не видно ничего, но такой перепад при таком расходе просто так не бывает… По лоции - порог Ворота, и ничего более. А внизу уже Катунь зеленая видна. Наверное, это было решающим аргументом. Камера у них на рюкзаках лежала, мужественные лица писала. Лица сначала в сомнениях были, потом решительности преисполнились, а потом вытянулись. Но это уже только на мгновение. В следующее мгновение темно стало, потом посветлело, пузырики пошли и камера, случайно вынырнувшая куда надо, выхватила лежащий кат и появляющиеся из воды все те же лица. Восхищенные. Мы, как серая шкура дна в воздухе мелькнула, субординацию нарушили и манёвр ведущего повторять не стали, а прошли левее, куда Адмирал показал, и погнались вслед, т.к. ребята груженый кат сразу не раскантовали. Догнали: они кат поднять не могут - уже при последнем дыхании от смеха. Как детей положило, даже разрешения не спросило! Зачалились и пошли смотреть. Мы в суете все на киль пялились, в "задницу" даже взгляд не успели кинуть. А посмотреть было на что! Почти вся вода идет справа и по центру. По центру под перепадом огромная бочка, а отраженный от правого берега поток вкатывается в нее сбоку, создавая мощнейшую турбину. При всей своей мощи "задница" проносная и безопасная. Красота! Подошли Леня с Антоном и спокойно прошли вдоль правого берега мимо бочки. Володя и Адмирал скатились слева. Собрались на скале, любуемся, и возбуждённо настаиваем на "покатушках". А Серега с Лехой на левом берегу бродят, руками траектории пишут, – на это никто внимания не обращает. Сказано же - " киль!", понятно - на брюхе слева поползут… Адмирал-то знал, что с левого берега не видно ничего, но недооценил жажды приключений… Стоим, бочкой любуемся... Серега с Лехой груженые отходят и начинают траверсить. Что-то далеко отходят… Разворачиваются и идут. Серега шею вытягивает. Ну, чтоб лучше видеть. И плавно так катятся по центрам. Мы до последнего момента не могли поверить, в результате камеру не включили, и самые захватывающие кадры всего похода остались незасинематографированными!

Они все поняли, только когда оказались на падающем язычке. Как Серега оценивает шансы прохождения однозначно угадывалось по характерному движению губ и головы. Дальше… White water rodeo отдыхает! Груженый кат расплющило о стену воды, турбина сразу сбросила носы влево и они встали в бочке лагом на боковую свечу (фото 25).

Поколбасились, проехавшись на свече вдоль всей бочки. Выходить не стали, а, ИСПОЛНИВ КАРТВИЛЛ НА ГРУЖЁНОМ КАТЕ (!!!), развернулись и, встав на ровный киль, сглиссили обратно под вал, снова встали уже на другой борт и, наконец, залегли. Публика визжала от восторга! Дынин, не в состоянии более сдерживаться, с криком “наконец-то пороги!!” побежал за каяком. Мы, блюдя субординацию и суча ногами в упорах, испросили высочайшего соизволения…

Юра с кличем валился вниз размахивая веслом. Пена проглотила каяк, через секунду на вершине бочки появилось желтое брюхо Джайва и он стал наматывать сумасшедшую спираль, с каждым оборотом смещаясь к выходу из турбины. Один оборот, два, три. Каяк исчез, и я долго шарил камерой, пытаясь его найти. Наконец он всплыл метрах в пятнадцати ниже бочки и Юра встал, не переставая орать от восторга.

ОНА решила вкусить прелесть полета птицы и села справа. На заходе стало ясно, как попали ребята: до последнего момента бочку вообще не видно! Мы оказались под водяной стеной, уперлись в нее, мгновенно развернулись вдоль, и я ушел под воду. Собственно, у меня была роль “обезьяны”, и все происходившее я видел только в кино потом. Пока она зубами цеплялась за бочку, каким-то чудом оставаясь в упорах, я сидел под водой пригнувшись, не выставляя весло, чтоб не навернуть на него кат. Удар, еще удар и с удивлением констатирую, что мы остались на ровном киле. ОНА таки удержала!!!

Дынин никак не мог угомониться и носился вверх-вниз, как энерджайзер. Раз даже успел выставить крен и на несколько секунд подсел под бочкой. Думаю, на спине быка в родео комфортнее…Леня с Антоном на Рафтмастере красиво легли, внеся дополнительный аргумент в перманентный спор о преимуществах Тритоновских двоек. Ситуация начинала напоминать очередь на первый вал в Лосево, но голод сделал свое дело. Обедали уже на берегу Катуни.

16.08.00

Катунь в нашу воду была никакая. На двойке спать невозможно. Приходилось бегать от бочки к бочке, чтобы хоть как-то развлечься.

Мы пытались отучиться всё время грести и вообще что-либо делать. Это называлось новым словом :"бревнить". Жара, вода ледяная, гидру не снять, купаться невозможно, с рыбой, грибами и баранами - всё та же фигня. "Шестёрка" - это "бревнить"!!!

К Иням “бревнить” изрядно достало, и заезд на Чую воспринимался, как само собой разумеющийся.

Дынин грохнул в обеденный супчик очередную упаковку (48 шт.) кубиков, и, выпив в Инях всю воду и пиво, к вечеру мы оказались на Бегемоте. При нашей воде и после Шавлы он не впечатлял. Адреналин вбрызнули только по поводу снимаемых с тела клещей. К счастью, покусанных не было.

17.08.00

Утром Серёга с Лёхой опять принялись баллоны брить. Заодно и МОИ все побрились - благо повод был - День Рождения Адмирала . Адмирал с Дыниным на каяках в Бегемоте потолкались, сверху на них кат Лени с Антоном свалился... Так, резвясь, прошли весёлый порог Слаломный и, устав неимоверно от теперь уже Чуйского бревнения, встали пораньше – праздновать. В целом День Рождения удался, даже на гитаре поиграли. Гитару москали возили. И на каждой стоянке петь пытались, обижаясь, что к ним не присоединяются. Молодёжь - одно слово. Остальным-то: пожрать и в тряпки - чего сидеть, если еды всё равно больше не дадут? Адмирал, во избежание ежевечернего конфликта всё пытался на гитару случайно наступить, но Лёня успевал выдёргивать... Спели про МЧС: "прилетит вдруг волшебник в голубом вертолёте", ну и любимую: "нас извлекут из-под обломков". И всё бы ничего было, если бы не Алтайская водка. ЛЮДИ, НЕ ПЕЙТЕ АЛТАЙСКУЮ ВОДКУ!!! Полчаса на видео снимали луну. Дынин ночью в палатке принял Вову за кат и пытался его принудительно чалить. Пластиковая бутылка с остатками этой водки скукожилась и пережила всю дорогу обратно и первую сходку в Лосево! Пришлось оставить Лосевским бомжам… А Адмирала я по жизни злым видела только один раз - на следующее утро.

18.08.00

На пороге Турбинный приключений никто не захотел и в "задницу" не полезли. За бочкой торчала скала и влететь в нее после киля ни у кого желания не было.

Адмирал слился вдоль левого берега, и все следом за ним. Только Серёга с Лёхой кат в лес унесли, потому что они друг на друга злились. Лёха устал, потому что всё барахло на кат с его стороны вечно вязали - Серёга его килограмм на 30 тяжелее. А Серёга от Лёхи устал, потому что тот бочки и валы предпочитал стороной обходить и манёвр Серёгин нарушал частенько.

Мы не поленились, занеслись и прыгнули канализацию справа, подтвердив тезис Олега, что отбойный вал не даст размазаться по стоящей прямо под сливом скале. Так оно и оказалось.

Но досталось от злого Адмирала, что страховку не дождались – не удалось морковку от рамы отвязать.

Турклуб Горизонт был, пожалуй, самым серьезным препятствием на Чуе по нашей воде. Если заплываешь наверху, прижим с карманом твои. До сих пор любопытно, как можно организовать там надежную страховку. Адмирал, конечно, подержал для самоуспокоения морковку, но сомнительно, чтобы полегший на первом сливе успел подготовиться принять ее. Володя это подтвердил, оставив Адмирала провожать взглядом дно джайва в позе античного метателя диска, которому в шутку в левую руку еще и камеру вставили.

И как тут Адмирал на Вову разозлился!!! Позеленел даже. Вобщем, НЕ ПЕЙТЕ АЛТАЙСКУЮ ВОДКУ!!!

Мы внизу уже приготовились подбирать, что выплывет, но Володя испугавшись позеленевшего Адмирала, встал и убежал от кармана сам. Больше на Чуе ничего, кроме красот, не было.

Разве что Серёга с Лёхой на надутом, побритом кате по лесу с горы съехали... А потом москали с Серёгой и двумя катами совсем съехали, а у нас осталась раскладка на десятерых. Тут Адмирал наконец-то в себя вернулся, и мы вернулись на Катунь.

19.08.00 –20.08.00

На Катуни пришлось по очереди идти с "обезьяной" - третьим на кате. "Обезьяны" мёрзли, их, спящих, смывало за борт, поэтому оставшиеся стоянки Адмирал выбирал исключительно вблизи бочек побольше и заставлял всех покиляться хоть в тренажном режиме.

Катамаранщики ложились с удовольствием, потому что вечером могли требовать "килевые" 50г, а каякеры глиссили на валах до полного изнеможения. В итоге по Катуни мы ходили вверх по течению и попадавшиеся плановые группы обзывали нас "сумасшедшими райдерами".

21.08.00

На радостях, что нашли хоть какую-то еду, объелись черемшой. Видимо, объевшись, а может отчаявшись, что "не вставляет" я решила закурить на кате, будучи “обезъяной”. Отвязала сумочку, вставила сигарку в зубы, взяла зажигалку… Тут ОН мне и говорит: "Держись, я ТЕБЯ ПОКАТАЮ!!" Со времён первой Суны не люблю я кататься! Правда, опыт с годами пришёл: вынырнула я из бочки на кате же и с сигаретой в зубах. Глядь: сумочка плывёт. Глубоко и недолго. Потому что был в ней фотоаппарат с отснятой плёнкой, дневник похода, часы…и партийная касса. Адмирал дал мне прикурить...- потому что зажигалку я тоже упустила.

22.08.00

Последний порог Еландинский, МОИ уже не знали, как ещё и обкатать. И со скалы прыгали. И снизу заходили. И сверху. И партнёров на кате меняли. И в каяках все во всех посидели. В камере аккумуляторы сдохли. И сказал Дынин:"Всё. Больше не буду кататься". И стало ясно, что пора домой.

23.08.00

На плесах на подходе к Чемалу пошёл град величиной с голубиное яйцо. Катуни не было видно из-за стены дождя, ветер ессно, ураганный, ессно в лицо, - это вам не по порогам скакать. Я поняла, почему каску нельзя на плёсах снимать. В Чемале упаковали абсолютно мокрые шмотки и погрузились в творческий процесс выброски.. Пока мы с Адмиралом перемещали барахло, учась у местных коров съезжать на заднице по размытой горной тропе, остальные по-очереди сбегали в деревню “за тачкой”.Возвращались румяные, с молоком, сметаной, сосисками, помидорами- огурцами (в банках и без) и традиционными обещаниями местных водил “до Барнаула - задарма! -только уж пост ГАИ пешочком обойдёте, а то лицензии на людей нету...!”. Я насторожилась, но Адмирал произнёс: “Не думай об этом” – вари всё, что по раскладкам осталось!

24.08.00

Тачка подъехала глубокой ночью - мы и помидоров не доели… По поводу обещанного “до Барнаула” расположились в исподнем на полу фургона и даже заснули, под продукты водилами замаскированные. Расслабились, вобщем, отвыкнув от “мафий” на речках-то… Спали недолго, но первый пост ГАИ ещё рядом с базой отдыха на Катуни был. Предусмотрительно забыв в кузове Дынина, мы отпустили тачку вперед и прошли мимо гаишников в кромешной тьме походкой отдыхающих, “с танцев”. На втором посту водилы обнаружили Дынина в кузове, подняли цену вдвое, завалили нас ящиками из под бутылок и Адмирал сказал, что “ощущает себя контрабандой”. А третий пост оказался в степи и Дынина тоже высадили. И уехала наша тачка со всем барахлом. И за поворотом не остановилась. Почуяв неладное, Дынин побежал. Топот бегущего в гидре ночью по шоссе среди степей человека разбудил гаишника, мирно спящего в будке. Он высунулся и увидел Адмирала в рейтузах и банных тапочках под руку с Лехой.. Сзади, парами в исподнем, медленно надвигались остальные. Диалог мента с Адмиралом не требует художественной обработки:

Адмирал, обращаясь к нам: Кого уж там наши водилы испугались?…но до степи до этой мы бесплатно доехали. Разложили каяки поперёк трассы и на рейсовом автобусе выбросились до Бийска, а потом и до Барнаула на поезде. Даже успели в баню в Барнауле сходить. Там правда мужской день оказался. Ну ,мы, на радостях, попёрлись и не сразу поняли, кого не пускают. Оказалось -меня. А я и забыла уже про “чисто женское” - то… Адмирал грязную тётку в Питер везти не разрешил и пришлось в “люксе” мыться, куда уже теперь остальных членов не пустили высоконравственные банщицы барнаульские.

Постскриптум.

Вобщем, то ли воды мало было, то ли мужики МОИ такие - ни Ильгуменьский, ни Труба какая-то, ни Шабаш, ни Текдельпень, ни кто-либо ещё нам не вставили. Вставили только пни на Шавле. Да заброски-выброски. И, если бы не Шавла, Чуя-Катунь оставили бы всех нас абсолютно разочарованными и неудовлетворенными. А так – славненько, душевно и красиво получилось.

Голубое всё. Как сбывшаяся мечта. Сбывшееся Алтайское небо, Алтайские реки, Алтайские горы. Луна Алтайская... - "Вы бывали на Алтае?" - "Конечно…"

Не хватало только еды.

И Карелии…

********

Этюд в жёлтых тонах.

ТУМЧА-2000.

"- Девочка, девочка, ты чего киляешься - то?!
- Лето, дяденька!
-Да какое лето, девочка! Листья жёлтые, опадают, иней на земле - а ты всё киляешься!
- Лето, дяденька!
- Да какое лето, девочка, в воде льдинки плавают, - кончай киляться-то!..
А вот такое у нас лето, дяденька, -….Бабье!"
Из анекдота.

Середина сентября. Нам не хватило Алтая и Адмирал родил очередную великую идею "Бабье лето на Кольском". Набрал четырёх баб и шестерых мужиков. Я засомневалась, что на Кольском в сентябре бывает лето, на что Адмирал ответил:

ОН ещё и на Тумчу оторваться не смог, но, поскольку сам на Кольском в июле без меня побывал, морального права на запрет не имел. А желание отомстить ЕМУ за измену и рога наставить оказалось сильнее инстинкта самосохранения - ну, это чисто женское - и Адмирал нашёл мне молодого капитана Сашку с лодкой "Жуковкой". Созваниваемся за день до старта. Я, ессно, интересуюсь, что за судно - на "Жуковках" до этого не ходила: Звоню Адмиралу: ОН очень волновался и тоже Адмиралу звонил: Адмирал ЕМУ своё традиционное : Причём так проникновенно, будто САМ ОБ ЭТОМ ДУМАЕТ. Главное для вождя - чтобы народ поверил…

11.09.00

Ну и пошли мы Тумчу тремя байдами (матросы-тётки) и каякёршей Мариной на каркаснике. Впереди Боцман с Адмиралом и Дыниным рассекают на Джайвах. Барахло ихнее понятно где - в ……байде.

Байды, гружёные под борта, дружно ложатся в Красивом, ставятся на киль, отливаются, едут дальше, ложатся в Яме, ставятся на киль, отливаются,... и орут Адмиралу с Боцманом и Дыниным:

Адмирал: Каякерше Марине из каяка выходить нельзя было, потому что у неё тушёнка и водка не привязанными в носу ехали. Под каждым сливом она ложилась и Боцман на неё орал: 12.09.00

Решили, что при прохождении порогов с наплыва каякеры должны всё-таки байдам дорогу показывать. Встанут Боцман с Дыниным внизу порога и нам машут, как идти. Адмирал всё это на камеру снимает. Боцман обычно ближе к берегу махал - чтобы барахло далеко не уплыло, а Дынин - в самую большую бочку - чтобы поинтереснее кадры получились. Хорошо, что байды были такими тяжёлыми и неуправляемыми - часто сами шли по сливу!

На Тумче поначалу оказалось слишком много камней. А Сашка меня уважал очень. Я по-привычке жду с кормы властного и короткого типа "Траверс!" или там "Табань!"... А он интеллигентно так:

Приятно, конечно, когда тебя уважают. После шестого камня я ему предложила : Вторая байда была самая большая, а матросом - хрупкая Надя. В носовой отсек к ним запихивали дополнительную герму - от Боцмана. В Красивом они долбанулись носом, уже будучи кильнутыми, об скалу. Нос загнуло под 90 вверх. Олег (капитан) радостно скакал вокруг со словами: Так и ходили дальше на "пироге".

13.09.00

Капитаном третьей байды Адмирал заманил знатного рыбака Гешу, наобещав ему "безумную рыбалку". Матрос годилась ему в дочки и была чистым "чайником". Гешу об этом не предупредили. После киля в Яме Геша взял меня за спасжилет и сказал:

Герму Боцмана подложили Геше между ног. Он упаковался на стояке, влез в очко и скомандовал: Сашка не выносил, когда корму "Жуковки" из-под воды не было видно, и просил Олега с соседней байды за ней присматривать, чтобы отчерпываться вовремя. А барахла нам столько напихали, что Олег корму нашу никогда не видел. Адмирал заметил, что Сашку это достаёт, и привязал нам на корму сверху большое белое полиэтиленовое ведро с крышкой. Корму (ведро) стало видно, но в него все стали складывать рыбу. А Сашка не выносил запах рыбы...

Дынин наш - совершенно оголтелый каякер. Каждый порог он проходит по 10 раз, всеми сливами, способами и т.п... И даже на стояке ни гидру, ни каску не снимает. Адмирал (в воспитательных целях) положил его спать в женскую палатку. Утром Дынин вышел к костру и сказал:

И под гробовое молчание взял каяк и удалился колбаситься в бочку на Яме. А за ним из палатки вылезли три тётки в гидрах и касках, взяли вёсла и пошли следом.

Нас с Надей капитаны от Дынина вылечили. Правда он успел меня в бочку на двойке затащить, и пока нас на опоре там лагом колбасило, нашептать, что "как со мной ему ни с кем не было!". А у каякерши Марины это перешло в хроническую стадию: чуть что - хватает Джайв и бежит в ближайший порог. Боцман после этого Джайвы на ночь стал к своей палатке привязывать.

14.09.00

Адмирал нас (тёток) к Дынину ревновал и всё время грозился к нам в палатку ночью прийти. Но Боцман его от себя, боясь замёрзнуть, не отпускал. И Адмирал говорил, что от нас рыбой воняет, поэтому он мол и не приходит. А Сашка обиделся: "От моей кормы тоже рыбой воняет, а я-то хожу!!"

Я предложила Адмиралу со мной на "Жуковке" пройти Яму. Ну, чтобы к запаху рыбы привык и Дынину показал. Адмирал сказал: "Ты что! На ЭТОЙ лодке ЗДЕСЬ вообще нельзя ходить!". А Сашка обиделся: " Я-то хожу!", и мы с ним от обиды Яму прошли и не кильнулись (фото 26,27).

Потому что киляться нам надоело - гребло не кипятильник! Сколько мы их в воду не совали - не нагрелась в Тумче вода. До килей Бабье Лето ещё как-то удавалось: перед камерой стук зубов маскировали смехом, а трясучку выдавали за танец на берегу. После килей реализация "великой идеи" выглядела сомнительно и приходилось лезть в нос к каякёрше Марине за поднятием боевого духа, прячась от Адмирала, который на воде не давал и был прав, конечно…Вобщем, надоело нам киляться.

А не обносились мы потому, что гружёную байду поднять могли только все мужики вместе. При этом у них днище до земли вываливалось. И у байд тоже.

Олег на Яму так Надюшку и сговорил :

Стоим мы над Котлом между двумя этими мыслями в традиционном раздумье. Тут под нами прямо по Котлу проезжает Адмирал, скрывается за поворотом, и обратно, за нами не возвращается. Мы испугались, что он там, за поворотом таки кильнулся и замёрз. Быстренько в байды поскакали, прошли Котёл, заворачиваем- Адмирал рыбу ловит. Мы обиделись страшно, хотели даже мимо пройти - будто не его команда.

Но Адмирал объяснился:

Пожалели мы нервы Адмираловы и обнесли Карниз - в нём почему-то воды не было. Адмирал нас за благоразумие похвалил и дал Геше рыбы для алиби от его бабульки. И поехал за Шляпу следующую рыбу ловить. Мы тогда уже поняли, что он без нас не кильнётся, но и далеко от нас не уедет, и на Шляпе катались до полного посинения, особенно Марина с Дыниным. Если бы Боцман не заорал, так до сих пор бы, наверное, катались.

15.08.00

А рыбу ту, Адмиральскую, мы потом на водохранилище сами съели, и следующую тоже, и ещё заставили дежурных котёл риса сварить, который по раскладке был положен, и рис тоже съели, и две сковородки грибов, и бидон брусники. Потому что пороги кончились, и нам стало грустно и нечем заняться.

Брусники в Бабье Лето на Тумче много, но для баб на гидрах молнию внизу не делают…

Каякёрша Марина, как пороги кончились, стала кан с чаем вместо каяка переворачивать. Видно инфекция Дынинская осложнение дала. Чаю горячего всегда хотелось, и по этой же причине он подолгу не вскипал. Мы все ждём-ждём, только снимем -Марина его хрясь... Боцман куда-только кан не отставлял…Ну, пришлось дальше по два кана чая заваривать.

Наш Адмирал - экстрассенс. Он чего задумает, то так и бывает. На Кольском он задумал, чтобы нам Северное Сияние показали. Мы мечтали всю Тумчу…на водохранилище грянуло -10 , и мы долго спорили, снимать ли это Сияние на камеру, если по сценарию - Бабье Лето...

После мы долго не могли стартовать -ждали, пока в байдах лёд растает. Адмирал с Боцманом на Джайвах ушли вперёд. Компаса и карты у нас не было, островов на водохранилище полно.. Дынин, последний из знавших дорогу, угребая от нас сказал:

Буря почему-то не грянула, и водохранилище оказалось маленьким.

Ночь перед поездом мы с Адмиралом под ручку молча и торжественно гуляли по Кандалакше. В кабак он меня не повёл, сославшись на запах рыбы, но купил команде шоколадный торт, и стоя на мосту над железкой удивлённо и печально произнёс:

ЭПИЛОГ.

А река не изменится. И - что с нами, что - без, -
В ней вздымается, пенится белый вал до небес...
Мы проходим, и чалимся, и бежим в города
А река не кончается.
Никогда? - Никогда!

   TopList    Яндекс.Метрика
Лента |  Форумы |  Клуб |  Регистрация |  События |  Слеты |  Маршруты (Хронобаза) |  Фото |  Хроноальбом | --> Видео |  Радио Статьи |  Лодки |  Турснаряжение |  Тексты |  Отчеты |  Худ. литература |  Марфа Московская |  Марфа - рассказы |  Заброска |  Пойду в поход! |  Карты |  Интерактивная карта |  Погодная карта |  Ссылки |  Поиск |  Реклама |  Белая Сова |  База |