ДОЛГАЯ ДОРОГА ДОМОЙ

 

 

 

 

на литературный конкурс Весло.ру

 

 

 

1.

 

…Привалов очнулся с жуткой головной болью. Вокруг было темно, пахло лесом и сонным болотом. Он с трудом сел и попытался осмотреться, но сквозь стену деревьев не было видно ни зги, только Луна и звезды укоризненно мерцали в холодной глубине неба. «Покурить бы…» Дрожащая рука заелозила в поисках курева по сырым карманам, однако они оказались пусты. «…ть!»

           Федор приподнялся и увидел, что рядом лежит весло, тускло блеснувшее алюминиевой лопастью. Лопасть была грязна и слегка помята, но вполне цела.

«Черт, откуда здесь весло?...»

Вопрос был очень кстати, учитывая, что полночь он встретил в джипе с друзьями, продираясь по разбитой лесной дороге к Карпееву озеру. Потом они застряли, и Федя с Толстым пошли вырубать «русский домкрат». Дальше память работать отказывалась.

 

Опершись на весло, Привалов заковылял к просвету среди старых елей, хмуро

 обступивших его со всех сторон. Где-то в верхушках вдруг взвыла сова, и опытный джипер счел это недобрым знаком… Что-то не давало ему покоя - он еще не мог понять, что именно. Мозаика не складывалась - он не привык к тому, что  память может вот так вчистую отказать. Вроде и не пили они ничего. Или пили ? Почему-то именно это ему  было вспомнить крайне важно - казалось, что тогда все встанет на свои места. В первую очередь станет ясно, куда исчез Толстый. Они перешли болотце где-то по колено в воде, нашли подходящую лесину, пильнули ее - и все, дальше чернота и дурнота. Они накатывали на Федора каждый раз,  когда он пытался вспомнить, что было потом.

Наступать на правую ногу было больно. Если бы не весло - вообще была бы труба, а на трех ногах удавалось хоть как-то перемещаться в пространстве. Весло было каким-то странным - необычной формы лопасти с легким винтовым изгибом, гнутый овальный в сечении шафт с какой-то гравировкой - плохо видимой в темноте, но четко осязаемой. И  материал весла тоже странный… Вроде как алюминиевое - но весило оно как пушинка. Алюминий  хоть и летающий металл, но столько весить не может.

«А куда я собственно иду?». Привалов остановился и огляделся по сторонам. Со всех сторон его  окружали деревья - но  вдруг Федору стало ясно, что это не сосны. Если бы его спросили, почему это так - он бы не объяснил. Но это точно были не сосны. Это были какие-то совсем неправильные деревья. И также стало понятно, что Луна - и не Луна вовсе, а что-то совсем другое. Не бывает Луна на Земле такой  маленькой и такой яркой одновременно. Со звездами было хуже  -  найти Большую Медведицу Федору всегда (даже в детстве на астрономии) удавалось с трудом, а с появлением GPS он совсем забросил  традиционные способы ориентирования и погряз в геокэшинге и джиперских покатушках, где Гармин в связке с КПК или КПК с встроенным GPS модулем - главный друг, товарищ и брат.  

«Вот тебе, бабушка, и Юрьев день». Привалов остановился. «Не Земля». Перекурить бы это дело… Или просто костерок развести,  посидеть до утра и подумать, что и как. Но в карманах  было пусто. Черт, учу-учу сына - идешь в лес, всегда имей с собой нож, зажигалку, личную аптечку. А сам?

«Не Земля». Он сам удивился тому, как холодно и отстраненно воспринял эту мысль. Его рацио всегда  смеялось над летающими тарелками, фильмами Деникена, мифами  о похищении людей инопланетянами. И вдруг сам попал в очень странную историю, рассказам о которой почти никто не поверит. Как и он не поверил бы сам …

 

           Ладно, спичек и курева нет - идем дальше. Там в стороне этой самой луны (ну теперь с маленькой буквы - с большой это наша Луна) вроде как лес кончается. Пройти надо метров двести - а там уже можно будет осмотреться. Ну и пока доковыляю - глядишь, светать начнет.

           Так как же меня могло сюда занести? Да, хорошо, что тут воздух есть и сила тяготения как дома. Хотя если бы воздуха не было - я бы и не понял, просто бы помер. С тяготением можно бы и поменьше - мне трехногому  ковылять было бы проще.

           Впрочем, принципиально важен даже не вопрос «Как я попал сюда?». Много важнее понять, висит ли на этой дороге знак «Одностороннее движение». Да,  нарушено главное правило - если лезешь в жопу, подумай, как ты будешь из нее выбираться. Правда, он сам в эту жопу не лез. А может, лез? Правда, сам того не замечал?

           Ему вспомнилось недавно прочитанное в «Знания-силе» - про параллельные миры и кротовые норы между ними. Вот он и провалился в такую кротовину и сейчас бредет как слепой крот в тридевятом царстве-тридесятом государстве. «А Дюймовочки тут  водятся ?» - как-то не вовремя подумалось Привалову.

           И вдруг лес сразу кончился, никаких кустов на опушке не было. В неясном лунном свете впереди ничего не было видно - только туман клубился над низиной. Но главное было не в этом. Федор сначала не поверил  свои глазам - но по краю леса  влево и вправо (насколько можно было увидеть) тянулась дорога. И не какой-то  пыльный проселок, разбитый  колесами - а дорога, вымощенная каменными плитами. «Однако, цивилизация».

 

           Силы вдруг как-то резко оставили Привалова. Захотелось есть и пить. Федор сделал еще пару шагов и присел на край дороги - чуть передохнуть и решить, куда идти дальше. Была бы монетка -  бросил, а так приходилось самому решать - сено или солома. Но мысли в голове ворочались лениво и сил не было подняться …

           Он проснулся оттого, что стало очень жарко. Открыл глаза - и в первую секунду их обожгло солнцем. Оно  было очень большим и очень ярким -  причем цвет его был опять же не домашним, а каким-то голубоватым. Вдруг вспомнилось все, что было ночью - и Федор рывком сел. И  сразу понял, что он не один. Метрах в пяти  на краю дороги сидел человек и смотрел в его сторону.

В том, что это был человек,  сомнений не было. Очень смуглый - что при таком солнце не удивительно,  мог бы быть и негром. Вот только одет он был с точки зрения Привалова очень странно - короткая юбочка из каких-то листьев,  легкие сандалии, браслеты на запястья и лодыжках.  Голова гладко выбрита, борода заплетена в косичку. И еще  незнакомец был очень сильно татуирован - все видимое пространство тела было покрыто причудливыми узорами. И последний штрих  - копье. Довольно длинное, с широким и плоским острием. Такие копья  Привалов видел в этнографическом музее в Питере - они были характерны для какого-то африканского племени. Вроде как с такими  копьями масаи охотились на слонов…

 

           В этот момент раздумья Федора были прерваны - незнакомец увидел, что он проснулся. И издал громкий гортанный крик - который показал Федору, что кроме этого «масая» его пробуждения  дожидались еще  пять или шесть таких же воинов. Они были явно моложе того, первого - по крайней мере, они не носили бород и были менее татуированы. Эти «масаи» сидели в тени деревьев и, услышав  возглас «вождя» (именно так  окрестил бородатого воина Привалов), быстро вышли к дороге, окружая Федора со всех сторон.

           Все было сделано очень быстро и очень организованно - даже если Федор и хотел бы  убежать, то сделать этого не смог бы. Но бежать он и не собирался - просто медленно (даже очень медленно) встал и поднял вверх руки. Кем бы не были эти люди -  воевать с ними было бессмысленно. Надо было налаживать добрососедские отношения …

           Вождь издал еще один гортанный звук и молодые «масаи» взяли Федора в каре - один (вождь) впереди, один сзади, остальные по бокам. При этом они не приблизились к нему вплотную - между Федором и  «масаями» было метра полтора- два мертвого пространства. Вождь  махнул рукой, указывая направо – и каре пришло в движение. Привалов понял, что и ему надо двигаться направо - хотя пока никто не сказал ему ни слова. Он наклонился, взял весло и молча сделал первый шаг.

           Так в  полном молчании они шли около часа. По крайней мере, так подсказывало Феде его чувство времени. Ему было жарко - все-таки  костюмчик для  осенних джиперских  покатушек по Вологодчине мало пригоден для прогулок под палящим солнцем. И дико мешало весло - но бросить его он не мог, оно каким-то мистическим образом связывало его с  Землей. Снять с себя хотя бы куртку он тоже боялся -  как бы не вызвать этим  неадекватной реакции со стороны «масаев».

           Дорога сначала шла вдоль леса. На развилке они пошли левее, правая дорога вроде так и шла вдоль леса. А левая спустилась вниз (оказалось, что лес рос на достаточно высоком холме) и дальше  шла по полям, на которых росла вполне земная кукуруза. По крайней мере, так показалось весьма далекому от сельского  хозяйства Привалову. Только  была она высотой метра в два с половиной - ну так тут и солнце не в пример жарче, чем дома.

 

           Наконец кукуруза кончилась - и перед глазами Привалова предстали … Нет, сначала он не поверил собственным глазам - но это были пирамиды. Не египетские  - их он видел, когда прошлой зимой ездил в Египет  нырять и жена  затащила его на экскурсию в Каир. Они  состояли из гигантских ступеней - кажется, что-то типа такого строили майя. Или ацтеки. Или тольмеки. В общем, на Земле это было где-то в Центральной Америке - историю технарь Привалов также знал весьма приблизительно, на уровне чтения «Вокруг Света» и «GEO». Но одно он вспомнил сразу - эти самые  индейцы были  людьми весьма кровавыми. И славились своими человеческими жертвоприношениями.  

           С каждым шагом пирамиды становились все ближе и ближе. И, наконец, дорога  уперлась в ворота - в стене высотой больше трех метров, сложенной из идеально вытесанных  каменных блоков  из светлого камня. Ворота были узкие, высокие и были расписаны очень сложными цветными рисунками. Это не были просто узоры - это был именно рисунок, опять напомнивший Федору Египет. Но времени  на разглядывание рисунков  ему не дали - не успела маленькая процессия подойти вплотную к воротам, как они бесшумно открылись. Стража расступилась, всем своим видам показывая - входи. Эти ворота только для тебя, чужеземец.

           Федор тяжело вздохнул - и сделал несколько шагов вперед. Ничего не случилось, небо не упало на землю - он просто оказался на большом (размером с футбольное поле) и пустом дворе. Ворота  за его спиной бесшумно закрылись - он этого не видел, но почувствовал движение створок по легкому дуновению ветра. Дорога продолжалась, и Федор пошел дальше. Вокруг было ровное, не мощеное и покрытое  мелким и на вид очень мягким песком пространство, на котором не было видно никаких следов человека.

 

           Наконец  дорога опять уперлась в ворота - в внутренней стене высотой около двух метров. Эти ворота были более узкими - скорее большая калитка, а не ворота. Они бесшумно распахнулись при приближении Федора и он вошел – думать  было не о чем, только движение вперед могло как-то прояснить ситуацию.

           Перед его глазами открылся небольшой дворик - размером где-то десять на пятнадцать метров. «А теперь Греция». Действительно, этот дворик очень напоминал греческие портики - дающей густую тень колоннадой вдоль стен и стоящими в тени  статуями. Статуи были при этом совсем не греческими и напоминали произведения абстрактного искусства.

           Федор  обошел дворик по кругу. Кроме него тут никого не было. Но было главное, вода и еда - у низкой застланной каким-то мехом лежанки стоял столик, уставленный чашами и кувшинами. Именно в этот момент  он понял, что не ел уже очень давно - и страшно голоден. Он не задумываясь взял из одной из чаш кусок чего-то похожего на хлеб, из другой - кусок чего-то похожего на сыр. И запил это из одного из кувшинов - холодной терпкой жидкостью, похожей на  грейпфрутовый сок.

           Да, это был не привычный ему хлеб - более кислый и рыхлый, практически без корочки. И сыр тоже был странный - больше всего напоминал  домашний козий, который когда-то Привалов пробовал на Кавказе. И сок только отдаленно напоминал грейпфрутовый - он был кислее и имел какой-то странный, плохо уловимый запах. Но все это было совсем не важно - главным было утолить голод и жажду. Ведь не ясно, когда удастся поесть в следующий раз.

            Он уже почти наелся,  когда совсем рядом с лежанкой открылась небольшая дверь. Ее Привалов в полутьме портика даже не заметил и очень удивился, когда перед самым носом увидел вошедшего в дверь человека. Это был высокий мужчина в плаще алого цвета с золотой оторочкой и головном уборе из птичьих перьев - очень ярком и броском. Весь вид вошедшего выражал достоинство - то достоинство, которое впитывается с молоком матери и в котором как в зеркале отражается история знатного и высокопоставленного рода.

           Привалов встал - он хотел разговаривать с незнакомцем как равный с равным. Он попытался вспомнить все когда-то прочитанное о первом контакте, но в голову лезли всякие глупости типа «Мы, люди Земли, пришли к вам с миром». Какой к черту пришли - попал неведомо куда как кур в ощип. И первые слова Привалова - «Где я ?» прозвучали с совсем не понравившейся ему  просительной интонацией. Незнакомец никак не прореагировал на эти слова, и Привалов еще раз повторил свой вопрос на русском и английском. Других языков он не знал - но вряд ли знание даже ста языков могло помочь ему в мире голубого солнца.

           Мужчина молча сделал властный приглашающий жест и Привалов сделал шаг к двери. Но его остановил гортанный голос незнакомца - видимо, что-то он делает так. Осмотрелся и понял - весло. Он и забыл про него - а незнакомцу он был нужен именно с веслом. Да уж, сакральный предмет …

           Федор подошел к распахнутой двери и решительно вошел в нее. Дверь  сразу бесшумно закрылась – и Привалов увидел приближающихся к нему людей. Их было  много - по крайней мере так ему показалось в первый момент. И самое главное - впереди этой группы шел огромный - под два метра ростом и косая сажень в плечах - негр.

«Who are you ?» В первый момент Привалов не поверил собственным ушам. Английский ? Здесь ?

«Qui est tu?». Хрен редьки не слаще. Французский.

«Wer bist du?». Немецкий.

«Вы кто?». Русский.

Привалов сглотнул. Значит, здесь есть русские. Или русскоязычные.

«Я - Федор Привалов, русский, москвич».

«И из какого вы года ?» - спросил тот же голос.

           Федор удивился. Что значит из какого года ? Год рождения, что ли ?

   « А впрочем, это  не важно. Меня зовут Игорь. Пойдемте, я попытаюсь вам рассказать, куда вы попали».

   Теперь Привалов увидел, что  этот голос принадлежит очень худому седому мужчине лет пятидесяти с изящной бородкой клинышком. Если бы не наряд -  короткие кожаные шорты и легкая рубашка типа гавайской - его можно было бы принять за модного писателя или адвоката.

           Они  присели в густой тени  колоннады за длинный стол, который еще хранил следы недавнего завтрака.

   «Если голодны -  ешьте. А то нам через полчаса на тренировку … Тем более вы носитель весла»

   «Какую тренировку ? И что значит носитель весла ?»

   « Вечно я спешу … Вы же ничего не знаете. Ну что же, Федор, позвольте вас поздравить - вы один из слуг  местного Зевса. Более того - вы пришли к нам с веслом. А это значит, что вы первый среди равных - вы главный слуга Кец-киаля, создателя этого мира и его хозяина. Такого рода слуги попадают сюда только через лес Кец-киаля - причем они никогда не помнят того, что было перед пробуждением в священном лесу. Попадают всегда с Земли - но из самых странных мест и из самого разного времени. Вот почему я спросил вас о годе. Скажем, я из 1915.  Но это и правда неважно …»

           Игорь налил себе из кувшина рубиновой жидкости и сделал пару глотков.

   « Итак, вы слуга бога. И во имя господа вам предстоит принять участие в священной игре в мяч. Тот, кто выиграет, будет награжден свободой и станет гражданином страны. А тот, кто проиграет,  будет казнен на ритуальном камне в храме Кец-киаля и его кровь впитается в камни священной пирамиды, дав начало новому году. Вот такое у нас тут средневековье …»

   Федору казалось, что это бред и Игорь смеется над ним. Игорь почувствовал настроение Привалова и продолжил.

   «Все это абсолютно серьезно - игра идет не на жизнь, а на смерть. Есть два главных храма Кец-киаля и каждый выставляет свою команду. Победивший храм правит страной весь следующий год - и поэтому о нас заботятся даже больше, чем Нерон заботился о своих гладиаторах. А о тебе будут заботиться  больше чем о других - выходящий из священного леса с веслом избран самим Кец-киалем. Ну а что это за игра сложно объяснить - на тренировке ты все увидишь».

           «Игорь, а сколько тут сейчас слуг?»

   «С тобой десять. На поле выходят семеро - так что у тебя уже есть возможность выбора. Да и до игры еще два месяца осталось - может, еще кто выйдет из священного леса …»

   В этот момент откуда-то издалека донесся звук труб.

   «Пора идти - настал час Кец-киаля» Игорь одним глотком допил все, что оставалось в стакане. «И не забудь весло».

 

 

2.

 

С того первого дня в стране Кец-киаля прошло почти два месяца и уже завтра - день священной игры в мяч. День игры в странное местное кануполо, в котором вроде все просто - надо веслом забросить в сплетенный из пальмовых листьев мячик в корзину типа баскетбольной. Всего один мячик - и игра закончится. Вот только корзина по размеру чуть больше мячика и подвешена очень-очень высоко. И разрешены любые приемы - этакая смесь кануполо, баскетбола и американского футбола.  Ну и цена  проигрыша - не первое место на чемпионате России, а жизнь …

Вечерело. Федор сидел на краю бассейна и вспоминал все случившееся в эти два месяца. Первый шок от осознания себя в чужом мире. Первую тренировку в этом самом бассейне странной овальной формы. Два месяца пахоты, когда он пытался  научить свою команду хоть чему-то. Увы, в этом случае ему выбирать не приходилось и работать надо было с теми, кого выбрал священный лес. Мало того, что все никогда не брали весла в руки (ну разве что девушек на пруду в ближайшем парке культуры катали) - но и просто плавать умели не все. Вообще интересно, лес специально выбирает кого-то или все только дело случая ? Но тогда почему  лес выбирает только мужчин ? Или в его сети попадают все, а вот сюда, в игру, отбирают только мужчин ? Надо будет Игоря попросить спросить у жрецов …

 Мысли опять вернулись в прошлое.

Да, работы хватало. День  пролетал как одна минута - Федор вставал с рассветом и весь день крутился как белка в колесе. Тренировки по ОФП, гребная яма (как же долго ему пришлось объяснять жрецам, что это такое и что ее необходимо построить для успеха в игре), тренировки в бассейне (точной копии игрового, по словам жрецов - самого храмового бассейна до дня игры видеть  игрокам не полагалось) и (самое главное) создание принципиально нового для этого мира каяка. Как выяснилось уже в самый первый день, тут и понятия не имели о том, что такое современный каяк. В первый момент Федор оторопел от внешнего вида местных лодочек. Назвать их каяками было нельзя - так, открытое каноэ Чинганчгука. И как на таком не то что в кануполо играть, а просто плавать ?

И слава богу, что был еще Игорь - он был его правой рукой во всех делах, тем более что знал кучу языков и мог легко общаться со всеми членами команды. Да и местный язык давался ему легко и он вполне сносно объяснялся с жрецами - тогда как Федор кроме «здравствуй и прощай» так ничего и не выучил. Плюс к этому Игорь хорошо рисовал и мог  перевести не всегда ясные мысли Федора о конструкции лодки во всем понятную графическую форму.

В итоге за два месяца удалось сделать совсем новую для этого мира лодку. Это бы именно каяк - с пяточными и бедренными упорами, срывной юбкой. Конечно, этот был не современный пластик - скорее это был каркасно-надувной каяк, остов которого был искусно вырезан из какого-то  очень прочного и очень легкого местного дерева  красивого ярко-розового дерева. А шкура  была каучуковой - так называл ее Федор. Она действительно была сделана из сока  растения, очень напоминавшего сахарный тростник (правда, горького как хинин - Федор один раз лизнул сок этого тростника). Этот сок застывая давал очень прочную и хорошо растягивающуюся пленку, которую можно было кроить, шить и клеить. И поддувы тоже были сделаны из этой пленки

 

Так вот шили и клеили целых две недели - но первый блин вышел комом, лодочка оказалась и неказистой, и непрочной. Но уже  на ней Федор смог скрутить свой первый в этом мире эскимос - и это убедило жрецов. Появились новые люди, работавшие 28 часов в сутки - и к концу первого месяца были готовы и подогнаны под  конкретного игрока восемь каячков. И за второй месяц удалось подготовить команду - по крайней мере пятеро уже абсолютно уверенно  держались на воде и могли при надобности встать.  Игорь  даже научился вставать винтом с обеих рук. Удалось  и придумать какую никакую тактику - с тем, чтобы не было беспорядочного мельтешения. «Каждый солдат должен знать свой маневр» - и Федор назначил себя и Игоря в нападение, трех самых мощных  ребят в защиту и еще двоих - в полузащиту. Хотя все это было так умозрительно - проверить эту схему можно будет только завтра. И переигровки  не будет …

 

 

3.

 

Они выиграли. Это оказалось неожиданно легко -  два месяца изнурительного труда вылились  буквально в несколько секунд яростной схватки. Как только  кончилась торжественная (и очень длинная) церемония открытия матча и вода бассейна окрасилась  кровью жертвенного  петуха,  команда  Федора бросилась в атаку. Ивар,  молчаливый швед ростом под два метра и весом более 100 килограмм, просто протаранил две лодки из  команды храма-соперника. В итоге Игоря удалось вывести на идеальную позицию для броска, с которой он на тренировках забивал 10 мячей из 10. В последнюю секунду капитан той команды  попытался  столкнуть Игоря с занятой позиции - но Федор успел прикрыть его. От удара в скулу каяк  кильнулся - и самого момента попадания  мяча в кольцо Федор не увидел. Но это было и не важно - он  каким-то шестым чувством понял, что мяч в кольце. И что  кончился этот такой неожиданный и  странный этап его жизни …  

           А сейчас был уже вечер. В городе кипел праздник Нового Года, праздник будущей жизни. Кровь команды соперников уже стекла по ступеням храпма Кец-Киаля - и стране под его покровительством был гарантирован еще один год счастливой, без войн и голода, жизни. И то, что семеро чужеземцев заплатили за это своей  кровью - не важно. Это в порядке вещей, так было, есть и будет.

Ну а семеро выигравших стали  героями страны Кец-Киаля, ее почетными гражданами. Они получили все права свободного человека и были осыпаны золотом. В общем можно было жить - и члены команды без раздумий  бросились в гущу жизни. Они пытались  забыть стекающую по пирамиде кровь и сбрасываемые в Колодец Судьбы тела их соперников - таких же как и они землян. оказавшихся не столь успешными в игре на жизнь.  Они пытались забыть Землю вообще - раньше   шла игра на жизнь и было не до этого. А теперь жизнь выиграна - но это будет совсем другая жизнь. И надо стереть из памяти все, что было до попадания в сказку. Или - сойти с ума … Невеселый выбор …

Федор налил себе еще местного вина. Оно было необычного малахитового цвета и пахло земляникой - но пьянило так же, как и земное. Тем более что последний раз Федор пил что-то спиртное более двух месяцев назад. Да, славно они тогда с Толстым «У дятла» испили «Крушовице». Вот черт, опять Земля, Толстый, Ирка … Надо  напиться в стельку - тогда воспоминания отстанут. Хотя бы на время.

«Вы хотите вернуться назад ?» Федор поднял глаза и увидел перед собой  верховного жреца Кец-киаля. Того человека, которого они сделали на этот год правителем государства. Того, кто сегодня озолотил их. Того, кто в случае проигрыша недрогнувшей рукой  рассек бы грудь Федора и достал бы его живое, бьющееся сердце. «У вас есть шанс. Он не велик - может быть, один из десяти. Или один из ста. Одно я могу сказать точно - сюда вы уже не вернетесь. Если решитесь - у вас есть только завтрашний день. Точнее, утро. Потом окно закроется …»

«Домой …». Эта мысль  завладела Федором сразу - и все сказанное жрецом дальше  он практически не слышал.  Какая разница, что ему предстоит - но у него есть шанс. Он хочет домой - он не хочет оставаться в этой прекрасной стране.  Он не хочет быть здесь героем - он хочет  домой. В этот момент все многократно  проклинаемое дома казалось прекрасным - и выбор был прост.

 

 

4.

 

Его разбудили очень рано - солнце только-только поднялось над вершинами гор и ночная прохлада заставила Федора зябко поежиться. Надо было  отъехать довольно далеко от города - подняться на плато Гигантских Птиц и там дойти по Ущелья Духов. И вот там в ущелье Федора ждал сплав - три водопада, самый  большой из которых - последний. Как понял Федор - пятнадцатиметровый. Этот водопад падал в каменную чашу, откуда река  попадала в подземное русло - и вновь выходила на поверхность уже  почти стометровым водопадом, падавшим с платов в долину у самого города, как раз у храма Кец-Киаля. Но из этой чаши по словам жреца есть выход - пещера под водопадом (такую Федор видел в Исландии -  они там нашли  старую деревянную голову Тора). Вот эта пещера и есть вход в  мир Земли … По крайней мере так говорят Священные Книги Кец-Киаля - вот только насколько это правда ? Как сказал жрец, почти каждый год капитан выигравшей команды выбирал прыжок - и иногда его тело  водопад не выкидывало к  храмовой стене. Он уходил обратно на Землю - так как из чаши было только два пути.

            Итак, все просто. Вот только  надо бы к последнему водопаду попасть в нормальном состоянии. И сам этот водопад прыгнуть правильно - чтобы успеть уйти к стене за водопадом, не дать затянуть себя под землю. Жрец был прав - шансов не так много. Надо будет это дело посмотреть - что да как, без этого будет совсем тяжко. Правда, времени  мало - еще до плато идти часа два, а  успеть прыгнуть надо до местного полдня - по словам жреца, позже окно закрывается.   

           Он шел, вспоминая прошедшие два месяца и вчерашний день. Его никто не провожал - на плато шли только Федор, верховный жрец и  понурый  местный ослик, везший  каяк и весло. Все слова прощания были сказаны вчера вечером - и повторять их еще раз утром для Федора было невыносимой ношей. И помочь ему  никто не мог - все  сейчас должен быть сделать он сам.

           Солнце  уже поднялось довольно высоко, когда Федор с жрецом дошли до реки. Она была  неширокой - метров пятнаядцать-двадцать - и текла в глубоко врезавшейся в плато долине. Федор спустился вниз, к воде - она была ледяной. Да, в такой воде долго не поплаваешь -  один эскимос и замерзнешь. Тем более что никакого неопрена тут не знали и плыть ему  в легкой местной курточке, защищающей от солнца - но не от холодной воды. Впрочем, киляться ему нельзя - надо  плыть. И прыгать …  

Он пошел  вдоль воды и скоро дошел до первого водопада. Плыть тут будет легко - так, шиверка. А вот водопад  оказался не прост - река перед ним резко сужалась и тремя большими валунами делилась на два потока. Главным был правый - но  попадать в него было никак нельзя. Срываясь вниз, он дробился в каменном месиве на тысячу струй. И среди них не было ни одной человеческой. А вот левый поток  оканчивался мощной чистой струей, вертикально падающей  метра на четыре в чашу с водой нефритового цвета. Вот только попасть в этот поток будет совсем не просто.

Из чаши был только  один выход - шириной почти в каяк. И дальше река текла в узкой щели каньона - в самых широких местах он был не больше пяти метров. Мощный поток летел  со скоростью курьерского поезда. Тут не было  сливов - но стояки высотой до полутора метров не дадут расслабиться. И как кульминация - второй водопад, с закрученным  в правый винт сливом высотой метров в 6-8. Точно оценить высоту было сложно - спуститься вниз в этом каньоне без  крючьев и веревок  мог рискнуть только полностью отвязанный скалолаз. И приходилось  оценивать речку только сверху - с плато. Правда, после водопада  река успокаивалась и разливалась озером -  практически круглым, диаметром около 50 метров. Тут можно будет перевести дух перед последним прыжком - в никуда, река срывалась  из озера очередным водопадом в черную пропасть, у которой, как казалось, не было дна. Оно было так далеко внизу и казалось таким маленьким в вечно царившем в этом месте сумраке …

 

 

5.

 

Ну вот и все. Остался последний  прыжок. Он был совсем один в этом круглом озере под вторым водопадом и пытался  отдышаться - хотя дышать тут было почти нечем от водяной пыли. Но в любом случае надо было перевести дух после первых двух водопадов - они дались  нелегко, причем сложнее оказался первый. Он едва успел попасть в нужную струю и с трудом ушел от прижима после прыжка. А потом как с горы - он глазом не успел моргнуть, как оказался здесь, в озере. Весь  слалом по  узкому каньону и прыжок с водопада оказались слиты в одно мгновение. Сил почти не осталось и где-то в глубине  души рос и набирал силу червячок сомнения. Зачем он пошел на это ? Что ему, дома медом намазано ? Но сделав последний  глубокий вдох Федор одним движением весла задавил червячка - и прыгнул.

Казалось, он летел вечность. Из света в тьму, и холодная напитанная водой пустота  колодца давила на Федора, лишала его воли, Но все прошло в ту секунду, когда каяк коснулся воды у подножья водопала. Вкладывая все что осталось за душой (а осталось чуть-чуть),  мало соображая что делает он рванулся вправо - и там увидел  узкую щель между стеной падающей сверху воды и каменной стеной. Он попытался войти в эту щель - но  поток отбрасывал его, тащил  прочь от  водопада. Собрав все силы, Федор буквально по сантиметру отвоевывал  пространство, прорываясь за стену воды. И вдруг сопротивление исчезло, каяк бросило вперед – и последним что увидел Федор был темный проем в стене за водопадом. Он успел последний раз вдохнуть и подумал, что он правильно сделал, что прыгнул. Жаль, что никто этого прыжка не видел …

 

 

6.

 

Сквозь сон дико затрезвонил телефон. Федор с трудом проснулся -  две ночные смены подряд изрядно его вымотали - и нашел где-то под подушкой телефон. Это был Толстый - он заедет за ним, как и договаривались,  к семи. Федор глянул на часы - пять, успеет собраться и сбегать в магазин за пищей насущной. Он встал и пошел в душ.

«Черт, приснится же такое» - вяло подумал еще не проснувшийся Федор. «Вредно так много мечтать о поездке в Колумбию». Холодная вода будила его, прогоняла  сон - и он истончался и таял, все мысли  были уже о карасях Карпеева озера.

Он вытерся и уже выходя из ванны посмотрел на себя в зеркало. И замер - ему с татуировки на правом плече зло улыбался Кец-Киаль. Тот самый приснившийся ему бог из далекой-предалекой страны …

  

 

 

 

7 марта 2007 г.

 

 

 

 


   TopList    Яндекс.Метрика
Лента |  Форумы |  Клуб |  Регистрация |  События |  Слеты |  Маршруты (Хронобаза) |  Фото |  Хроноальбом | --> Видео |  Радио Статьи |  Лодки |  Турснаряжение |  Тексты |  Отчеты |  Худ. литература |  Марфа Московская |  Марфа - рассказы |  Заброска |  Пойду в поход! |  Карты |  Интерактивная карта |  Погодная карта |  Ссылки |  Поиск |  Реклама |  Белая Сова |  База |