Хухлик

 

 

 

на литературный конкурс Весло.ру

 

 

 

…Привалов очнулся с жуткой головной болью. Вокруг было темно, пахло лесом и сонным болотом. Он с трудом сел и попытался осмотреться, но сквозь стену деревьев не было видно ни зги, только Луна и звезды укоризненно мерцали в холодной глубине неба. «Покурить бы…» Дрожащая рука  заелозила в поисках курева по сырым карманам, однако они оказались пусты. «…ть!»

 Федор приподнялся и увидел, что рядом лежит весло, тускло  блеснувшее алюминиевой лопастью. Лопасть была грязна и слегка помята, но вполне цела.

«Черт, откуда здесь весло?...»

Вопрос был очень кстати, учитывая, что  полночь  он встретил в джипе с друзьями, продираясь по разбитой лесной дороге к Карпееву озеру. Потом они застряли, и Федя с  Толстым пошли вырубать «русский домкрат».  Дальше память  работать отказывалась.

 

Опершись на весло, Привалов заковылял к просвету среди старых елей, хмуро обступивших его со всех сторон.  Где-то в верхушках  вдруг взвыла сова, и опытный джипер счел это недобрым  знаком…

 

- А ну не балуй! Свои! – голос раздался совсем рядом, откуда-то спереди.

От неожиданности Федор встал как вкопанный. Ему показалось, что обращаются к кому-то другому.

- Давай-давай! Иди сюда! Да не боись ты, не тронет он тебя!

На этот раз говорили явно ему.

- Кт… Кто не тронет? – Федору не удалось сохранить хладнокровие. Он оглянулся вокруг, но никого не увидел.

- Давай, топай сюда.

Привалов сделал еще несколько шагов вперед и споткнулся обо что-то мягкое. Он поддел ногой и с удивлением поднял наполовину сдутый спасательный жилет.

За елями открывался каменистый спуск к воде. В лунном свете был виден стремительный поток. «Что за черт!?»

 

На большом плоском камне у самой воды виднелась чья-то фигура. Лица было не разглядеть, но Федор чувствовал взгляд. Судя по интонации, говоривший улыбался:

- Под ноги смотри. Осторожней давай.

Голос почему-то казался знакомым.  Желая выиграть немного времени, Федор еще раз спросил:

- Кто не тронет-то?

- Эх, Федя-Федя…

Внезапно за спиной, совсем рядом, опять ухнула сова. Привалов инстинктивно пригнулся, оступился и съехал по осыпи.

- Да чтоб тебя! Говорят же, свои! – цыкнул незнакомец.

- Ходют тут… - послышалось сзади. Над головой прошелестела огромная сова и скрылась в темноте деревьев на противоположном берегу.

«П…ц!» - мелькнуло в голове. Федор приподнялся на локте. У его ног белела треснувшая пластиковая каска. «Еще не легче!»

 

- Ну здорово, Федь. Давно не виделись! - Федору почудилась ирония в голосе.

Фигура на камне смотрела на него. Насколько позволял лунный свет, Федор разглядел незнакомца. Немного грузноватый, невысокий мужик крепко за сороковник, одет вроде в какой-то балахон, длинные волосы чем-то стянуты по лбу. Разглядеть лицо не получалось. Все еще надеясь узнать говорившего, Привалов спросил:

- Курить есть?

- Чего, мошна промокла? Или потерял? – хмыкнул тип.

 

Федор вспомнил про ксивник, хлопнул себя по груди, и расстегнув куртку, достал герметичную коробочку с сигаретами и зажигалкой.

- Твои стоят в паре километров выше. Кат поймали. Маринку вытащили. Все ребята в порядке, хотя маленько и психуют. Пытались идти за тобой берегом, но там скала, не пройти. Толстый всех разогнал по палаткам. Завтра утром пойдут по реке. Тебе есть смысл оставаться здесь. Мимо не проскочат. Дотерпишь?

Говоривший явно ждал реакции на его слова.

- Дотерплю. – Федор понял только, что нужно дотянуть до утра, и все будет в порядке. При чем тут Маринка, он не понял, но если рядом с ней Толстый, то за нее можно не беспокоиться.

Он достал еще одну сигарету. По берегу виднелось много плавника, и в голове мелькнула мысль о костре.

- Давай без огня, ладно? Потерпи.

 «Чертов Леший!» подумалось Федору.

- Потише ты! Все-таки мы в гостях.

- Угу-угу! – раздалось с другого берега. Федор готов был поклясться, что это не было простым уханьем потревоженной совы. В голове копошились мысли. Что за тип? Он говорит «твои». А он тогда чей? На туриста не похож, на лесника тоже. Опять словно подслушав его мысли, тип спросил:

- Ну?

- Че? – не понял Федор.

- Может, спросить чего хочешь, а? Валяй, не стесняйся. Мы ж, вроде как, свои теперича.

Федор всегда считал себя человеком обстоятельным. Восстановив в памяти последовательность событий, он задал первый вопрос в логической цепочке:

- Крузер достали?

Тип хохотнул:

- Достали, – он явно издевался,  – на следующее утро. Мы уже тогда знакомы были, Федь.

Незнакомец с сожалением покачал головой.

- Федь, ты, похоже, крепко башкой приложился. А нечего на ночь глядя в пороги соваться! Сам виноват! Знать должон, что я после захода гостей не привечаю. Ты, конечно, особый случай. Вот я и доставил тебя на берег. Ты, правда, похоже, не оценил. Опорожнился мне, можно сказать, за пазуху да в кусты ломанулся, как оглашенный. Вот сижу, жду, пока оклемаешься. Давай-ка освежу тебя!

 

Тип неуловимым движением соскользнул с камня и оказался рядом с ним. Привалову показалось, что его руки легли ему на виски. В следующую секунду тип вновь сидел на камне. Федор смахнул с лица невесть откуда взявшиеся капли воды. Его взгляд упал на воду. Зрелище стремительного черного потока завораживало своей мощью. Вода… Голова начала понемногу проясняться. Мысли приходили как будто извне…

 

…В памяти всплыл поворот реки и внезапно открывшийся слив. Чалиться было поздно. Сзади раздалась команда «Ходу!», и они косо свалились в котел. Вспомнилось ощущение полета и мягкая сверкающая вселенная, закрутившая его. «Главное – не упустить весло!» - почему-то вспомнились наставления капитана…

 

Через какое-то время Федор понял, что сидящий напротив уже долгое время что-то говорит, тоже уставившись в воду. Слова стали понемногу доходить до его сознания…

 

- …Ты ж пойми, случайностей не бывает! Если бы ты не пустил тогда Маринку за руль, глядишь, и не поперла бы она через тот ручей. Надо же дорогу смотреть! Лешаку тоже позабавиться охота, вот и толкнул он вас с колеи. Столкнул, а сам ко мне – гости, мол, пожаловали.

 

…Федор вспомнил, как Маринка попросилась за руль. Сначала заросшая колея была вполне проходима, дорогу преграждали лишь небольшие упавшие деревья, которые крузер легко переваливал с мягким хрустом. Внезапно Толстый с заднего сидения заметил сову на дереве. Федор отвлекся и не успел остановить Маринку перед коварно разлившимся ручейком.

Машина клюнула носом и влетела в торфяную грязь. Маринка с перепугу надавила на газ. Крузер взвыл и величественно поплыл вперед, раздвигая бампером говны. Завершили дело, прыгнув передним мостом через упавший ствол. Все! Это надолго!

Дальше дорога была явно непроходима. Федор вспомнил, как они с Толстым безуспешно откапывали и вываживали тяжеленный джип. Чертово бревно не оставляло шансов. Отчаявшись, Толстый плюнул и, матерясь, ушел за трактором. Хорошо, что в самом начале сели, хоть трактор сумеет подойти.

Оставив в машине Маринку с подругой, Привалов прошел дальше по дороге и вышел к озеру. У Федора захватило дух, и он замер, очарованный зрелищем.

Под лунным светом Карпеево озеро казалось черным зеркалом. В тихой воде отражение вселенной мерцало мириадами звезд. Ради этого момента стоило ломиться в эту глушь! Федор ощутил себя частью этого волшебного уголка. Вдалеке вновь ухнула сова…

Федор почти физически ощутил притяжение черной глади. Он подошел к воде и опустился на корточки. Было немного жутковато. Зачем-то поклонившись и мысленно спросив разрешения у местных духов, Федор сбросил с себя одежду и осторожно ступил в воду.

Через несколько шагов глинистое дно внезапно оборвалось, и, опрокинувшись на спину, Федор скользнул под воду, как будто его кто-то дернул за ноги…

 

 

- …Я шуток не люблю и после заката гостей не привечаю. Однако ж, понравилось мне, что ты дозволения просил. Да я и так сразу понял, что столкуемся мы, подружимся.

Федор не выдержал:

- Ты кто?!

Тип обиженно фыркнул:

- Нуу… Как тебе сказать?...  - протянул он, задумавшись, – В разных местах меня по-разному кличут. На Карпееве Хухликом был. В этих краях я - Су-ээзи. В других местах меня Кулишом нарекли. Кое-где я был то Шулюкуном, то Лусутом, то Гун-Гуном. На островах звали Каппа. Как тебе – Ахти, Тьяс-ольмай, Пука, Нефунс, Тшадзеравган, Унктахе, Лламхигин-и-дур  или Акуэкукиотисиуати? Звучит, а? То-то же!  Это все я!

Взглянув на оторопевшего Федора, незнакомец покачал головой и добавил:

- Ну ты хоть про Водяника али Водовика слышал? Про Водяного сказки читал? Эээх… - протянул он с досадой.

 

…Тогда на Карпееве его нашла Маринка. Шуму было! Слезы, истерика! Федор не смог объяснить, почему он задремал, устроившись на берегу в разлапистых корнях старой сосны. Ему снился чудесный сон, он видел красивые реки, вытекающие из лесных озер. Водопадные ручьи стекали с гор, переливались радугой брызг. Вода была ласкова к нему, манила, звала…

После этого случая Привалов как-то незаметно перекочевал с авторушных форумов на водные сайты. Осенью объявил Толстому, что следующим летом они непременно пойдут в водный поход. Толстый поначалу упирался. Но когда они с Маринкой подарили ему на день рождения спиннинг и наобещали кучу хариуса, Толстый сдался и подключил своего брательника. Тот уже не первый год ходил по рекам и с охотой взял шефство над новоявленными водниками. Было решено идти на Алтай.

Вся зима прошла в поисках снаряги, скачивании отчетов и карт. Вспомнилась фраза, которую Маринка повторяла каждый раз, когда Федор приносил домой очередную партию распечатанных отчетов: «В тебя черт вселился! Ты одержим!»

 

 

И вот этот самый черт теперь сидел перед ним собственной персоной! Бес, которым он был одержим с той самой ночи на Карпееве, разглагольствовал с ним, как со старым другом. Федор почему-то успокоился. Сказалась усталость. Ситуация не требовала немедленного вмешательства, и до утра оставалось еще несколько часов. Привалов поудобней устроился на расстеленном спасжилете.

- Рассказывай, - просто сказал он. – Откуда ты?

- Да оттуда же, откуда и ты, - улыбнулся Хухлик. – Мы все одной Силой созданы. Пути наши разошлись, но жить нам суждено бок о бок. Все мы, как можем, пытаемся выжить в этом мире, – последние слова прозвучали с укоризной.

Федор вспомнил кучу проблем и хлопот, сопровождавших его по жизни. Вспомнил, какая благодать переполняла его каждый раз, когда удавалось вырваться в какой-нибудь медвежий угол и слиться с природой. 

- Да ладно тебе, - с недоверием сказал он, - какие у тебя могут быть проблемы?

- Все не так просто… Я хоть и Хозяин, да не все мне под силу. Я тебя хорошо знаю и не буду убеждать в том, что мы все, вы и мы, должны в мире жить. Это ты при случае Толстому скажи, что он каждым своим окурком мне в душу плюет. Я ведь за каждый ручеек, за каждое маломальское озерцо в ответе. Когда ваш брат гадить начинает, не под силу мне со всем совладать. Бывает, что и Лешак из леса уходит.

- У-уух… - печально донеслось из темноты другого берега.

- А все потому, - продолжал Хухлик, - что дух из наших с ним угодий выветривается. Нам ведь подпитка, подкорм нужен!

- Какой еще подкорм?

- Ну, я не о гостинцах, конечно. Сухарик али глоток из фляжечки, это всяко приятно. Кто ж от доброго гостинца откажется? Я о том, что ты вместе с гостинцем мне часть души своей оставляешь. Понял? Вон Маринка твоя как глянет на воду, так у самой искорки в глазах зажгутся, залюбуется, улыбнется. А мне и не надо больше, для меня это самое главное, я за счет этого и живу. И всегда жил! Раньше мне всяк человек, к воде пришедши, душу свою открывал. Без спросу к берегу не подходили, не то, что воды набрать или омыться. Гостинцами задабривали, прежде чем веслом воду тронуть. Во как! А теперь, Федь, одна надежда на вашего брата осталась. Получается, вы у меня вроде слуг али апостолов.

- Каких апостолов?

- Каких-каких?! Таких, вроде тебя! Которые воду почитают, да души не жалеют. С кем потолкую вроде тебя, кого просто провожу да в душу брызну. А там, глядишь, человечек уже и жизни без меня не мыслит. Вновь и вновь ко мне захаживает, да других за собой ведет! И мне хорошо, и ему любо.

- И много у тебя таких?

- А как же! Хватает! С одним вроде тебя я лишь разок потолковал, юнцом он был. Так он подрос да книгу написал «Адажио бурной воды». Да слышал ты его – Серафим Юдин, кажись.

Федор вспомнил распечатки этой книги, лежавшие у него дома.

- В позапрошлый раз девка попалась, как твою - Мариной звать. Видная, любому мужику фору давала. В одиночку Чукотку поперек на каяке прошла и к Ледовитому океану вышла! О как!

Федор вспомнил, как его Марина крутила пальцем у виска, читая отчет этой самой Грачевой о походе по Кольскому на пятом месяце беременности.

- А про Папушева слыхал? Это ж он ту посудину придумал, на которой вы теперь все ходите. А приятели его – Петруня да Гаримов! А молодых сколько! Этот как его?... Отмороженный... Хирург! Эти все мало того, что сами ходят, так еще и молодых за собой ведут.

Одного из них Федор видел мельком, когда надумал было идти на каяке учиться.

- Есть среди моих, правда, те, что не мне одному служат. Вроде Ладыги, которые другими бесами одержимы. Им, видите ли, непременно первыми надо быть! Им все равно, где судьбу испытывать. У меня с такими маяты больше, чем проку с них. Так и норовят угробиться, боюсь не уследить за ними, дабы греха не вышло.

- А я то зачем тебе сдался?

- Как зачем? Мало, думаешь, вашего брата ходит? Куда ж я без вас? На таких, как ты, можно сказать, и держусь!...

 

…Прошлой осенью их будущий адмирал вытащил Федора на слет водников. В холодном осеннем лесу в районе Щелчка собиралась шумная компания.

Туристы, общающиеся друг с другом на одном из «водных» сайтов, рассказывали о своих походах, выспрашивали друг друга о новых реках, обменивались телефонами, договаривались о новых маршрутах. Было много водки, много песен… Привалов с интересом вглядывался в лица. Ему запомнился огонь в глазах большинства из них.

Потом он пытался вспомнить эти лица, разглядывая фотографии на этом сайте. Вспомнилось, что многие из них, писали под своими фотками «болен водой», «подхватил вирус бурноводинга» и тому подобное.

Теперь он, кажется, понял, что эти люди имели в виду, пытаясь рассказать о своей любви к воде. Многих из них «заражали» их друзья. Большинство из них писали, что «заболели» с первого раза. «Мда-а…»

 

 

Привалов пришел в себя от ярких бликов утреннего солнца, игравших на мелкой ряби сине-зеленого омутка под скалой. Вскоре из-за скалы послышались голоса, и в сливе показался знакомый кат. Маринка сидела на правом баллоне, сзади Толстый с брательником…

Потом было много радости, Маринкиных слез, горячий чай с шоколадом и бутербродами. О ночном разговоре Привалов не стал рассказывать. По случаю его воскрешения была устроена дневка.

Стоя на том самом камне, Толстый за полчаса натаскал из-под скалы кучу хариуса. Он не мог остановиться.

- Да хватит нам, не съедим, - пытался остановить его Привалов.

- С собой возьмем! Послезавтра ведь в Москве будем, - азартно заявил Толстый и щелкнул очередной бычок в воду.

В этот момент в омуте с громким всплеском блеснул темно-бурый бок огромной рыбины. От неожиданности Толстый поскользнулся на камне и с головой бухнулся в воду.  Подхваченный течением спиннинг прощально блеснул в валах. Матерясь, Толстый выбрался на берег.

 

Вечером, было решено остатками спирта отметить второй приваловский день рождения. Когда налили по второй, Федор отошел к реке. Отплеснув половину разведенки в реку, он отломил кусок сухаря, положил его на камень и долго смотрел на темную воду…

 

На следующее утро, перед отплытием, Федор бросил прощальный взгляд на стоянку. Сухарь по-прежнему чернел на каменной плите. Федор встряхнул головой, с сожалением расставаясь с пригрезившейся небылицей.

Подойдя к камню, он оторопел. Вместо сухаря на том же месте лежал голубоватый камешек. Привалов посмотрел камень на солнце - полупрозрачные серо-голубые разводы играли и изгибались, напоминая водный поток. Через маленькую дырочку в глаз ударил солнечный луч…

Федор пристроил подарок на ремешок. Присев на корточки, он, как собачью холку, с благодарностью потрепал живую поверхность омута. Под скалой мелькнула тень, и под пальцами упруго прошлась темно-бурая спина огромной рыбины…

 

 

 

(07.03.2007)

 

 

 

 


   TopList    Яндекс.Метрика
Лента |  Форумы |  Клуб |  Регистрация |  События |  Слеты |  Маршруты (Хронобаза) |  Фото |  Хроноальбом | --> Видео |  Радио Статьи |  Лодки |  Турснаряжение |  Тексты |  Отчеты |  Худ. литература |  Марфа Московская |  Марфа - рассказы |  Заброска |  Пойду в поход! |  Карты |  Интерактивная карта |  Погодная карта |  Ссылки |  Поиск |  Реклама |  Белая Сова |  База |