Главная  |  Клуб  |  Лента  |  Блоги  |  Галерея  |  Форум  |  Фото  |  Видео  |  Тексты  |  Снаряга  |  Погода  |  Связь 

Хопер 2006. ЖЫвотные возвращаются.

 

Автор: Мельников Д.В. (Mel,  Кэп) (1980 гр.)  mailto:darkmel@yandex.ru

Участники: Гнидкин Игорь Анатольевич (Анатолич, Гарик) – выпускник МИРЭА, инженер – пректировщик в строительно – монтажной фирме (1980 гр.), Вередченко Александр (Бонус, Хирург) – выпускник казанской медецинской академии, хирург (1980 гр.), Гришин Алексей (Герш, Лёха, Лёшик) – выпускник МАИ, инженер  в РНИИ Космического Приборостроения (1981 гр.), Мельников Дмитрий Владимирович – выпускник МИФИ, инженер – внедренец программно-аппаратного обеспечения мобильных сетей связи (Mel,  Кэп) (1980 гр.). Все одноклассники, выпускники 1997 г. Лицея №1 г. Краснознаменска МО.

 

Маршрут: г. Москва- г. Балашов -  р. Хопер – оп. Свинцовка-

ст. Поворино –  г. Москва 

 

 

Карта маршрута:

 

 

 

Предисловие.

 

Май 2006. Москва.

 

Все-таки великое изобретение – Интернет. Как и в прошлый год, пользуясь Интернет  пейджерами,  герои предстоящего повествования решили что неплохо было бы куда-нибудь коллективно прошвырнуться. Вернее, будущий капитан Mel хотел поехать на море вместе с Прощелыгой, который плавал с ним в прошлый, 2005й год, а теперь решил связать свою жизнь узами брака с упоминавшейся в прошлом отчете Катей Питерской и планировал свой медовый месяц провести в славном городе Геленджике. Однако, Mel был жестоко разочарован отказом Прощелыги ехать вместе с ним в медовый месяц, даже в одном городе просил не появляться, мотивируя это тем, что может пробухать с ним весь месяц вместо того, чтобы делать любовь. Ну и ладно, поедем позже. Но тут нарисовалась другая проблема: а с кем собственно ехать? Одному как-то не с руки, да и в частном секторе не сдаются одноместные номера, а платить за 2 места одному жалко и  жить с кем-то чужим никак не хочется. Парняги либо работали и не могли выкроить 2 недели для поездки на Юг, либо не было финансов. Внезапно всех озарила идея: а почему бы не махнуть на недельку на Хопер? По деньгам выходит недорого, сроки устанавливаем мы сами, время на дорогу порядка одной ночи, снаряга вся есть. На том и порешили. Предварительно команда была такая: Mel, Анатолич и Герш. Однако, квася пиво на лавке в один из выходных с Хирургом, соблазнили и его, пообещав белоснежные пляжи, кристально чистую теплую воду, шашлык на завтрак и ледяное пиво в дороге. Итак, решено: едут 4 человека: Mel (капитан), Анатолич (завхоз), Герш (повар), Хирург (доктор). Сроки: с 1го июля на неделю. Маршрут решили выбрать новый для нас, но хорошо описанный в Хоперских Хрониках: от Балашова до Поворино. Подкупило удобство заброски и эвакуации, относительная малонаселенность района, но в то же время наличие населенных пунктов, где можно докупить спиртного и продуктов, хорошее описание маршрута, с помощью которого капитан (Mel) смог нанести на карту все препятствия (мосты, плотины), а также места предполагаемых стоянок.

 

30.06.2005.

Москва.

+30 жарко, солнечно. К вечеру похолодало, поднялся ветер, пошел затяжной дождь.

 

Mel в этот день на работе взял отгул (30.06.2005 это пятница), с утра начал приводить в порядок хозяйство на съемной хате на Теплом Стане: помыл полы, постирал и т.п.  Вылез в аську, спросил народ когда кто подъедет на базу, которой была выбрана melовская хата с любезного разрешения последнего. Герш в этот день был уже в отпуске, однако ехать к Melу не спешил, т.к. с утра продрых по обычаю до 12и, затем неспешно начал утрамбовывать свои и бонусовские пожитки в миниатюрный рюкзак Прощелыги, одолженный у него на время похода. Анатолич зашивался на работе и обещал подъехать не раньше 8 вечера, а Бонус вообще в наглую сказал что сегодня не приедет, т.к. ему надо гулять с собакой и вообще он не взял жизненно важных шмоток ибо собирался ехать в Селятино за водозащитным костюмом «Роса», который  широко разрекламировал капитан, но когда Mel сказал что у него на рынке в Теплом Стане продается этот костюм, Бонус начал слезно умолять  купить ему этот костюм. Таким образом получилось что Хирург вообще забил болтяру на организационные мероприятия и подъехал 1го с утра на все готовенькое, даже рюкзачину ему упаковали парняги. Однако в плавании он сполна искупил свою нерасторопность хорошей греблей. Дожидаться вечера и парняг Mel не стал, а, взяв большую сумку, пошел на рынок за провизией самостоятельно. Вообще-то, бОльшую часть провианта и все спиртное мы заранее закупили в Ашане, осталось купить зелени на вечер, огурцов, помидоров, картошки, хлеба, «Росу» Бонусу, чеснока,  игральные карты (которыми, как и шахматами, мы ни разу не воспользовались), рубашку с длинным рукавом для Mela и пр. На рынке Mel облажался и чуть не попал на 400р: дал за хлеб 500р, взял сдачу как со ста, и впопыхах ускокал дальше. Опомнился только минут через 15, безо всякой надежды вернулся к хлебному ларьку, но продавщица с радостью отдала ему 400р, чем немало удивила своей порядочностью. По дороге домой Mel купил 2л кваса и черешни, не опасаясь тяжелых последствий с желудочно-кишечным трактом J

Долго тянулось время… Одиночество Mela скрашивал ЧМ’06 по футболу, а также знатный квас с черешней.

Первым приехал Герш, обдав Mela пивным перегаром, в руке он держал початую бутылку Фостерса, сказал что жара и пить хочется и сразу посеменил на балкон курить. Mel, наконец получив в распоряжение все спальники, начал набивать ими свой громадный, 120-и литровый рюкзак, дабы укомплектовать большие рюкзаки (Mela и Герша 80л) объемными, но легкими вещами, а маленькие рюкзачки (Прощелыги и Анатолича) – маленькими, но тяжелыми, соблюдая таким образом паритет веса.

Вскоре подъехал Анатолич, он отзвонился по мобиле и сказал что не может ввести код подъезда, откройте ему. Пришлось Melу идти открывать подъезд, ибо домофона не было. К тому времени погода окончательно испортилась: по небу бежали низкие свинцовые тучи, из которых срывались мелкие холодные капли, дул сильный северный ветер. На сайте http://www.gismeteo.ru нас всю неделю пугали ужасной погодой (хотя до этого 3 недели стояла изнуряющая жара и дождей почти не было), холодами, до +9 по ночам, +11 днем и дождями. Кэп даже предложил команде вместо Хопра поехать в Геленджик, но команда сочла это за малодушие и решила ехать по любой погоде.

Гаврила был раздражен и замотан на работе. Войдя в квартиру, он сразу открыл пиво и, судорожно выпив его, отправился в душ. На работе он весь день просидел в камуфляже и берцах, поэтому весьма вспотел.

Герш тем временем дочистил молоденькую картошечку и теперь кухня наполнилась манящим ароматом варящейся картошки, вовсю резалась зелень, рекой текло пиво, два ящика которого (Фостерс и Гинесс) мы купили в Ашане на общак (в общак скинули по 3 тысячи рублей). Mel тем временем неспеша собирал рюкзаки и раздавал ценные указания. Вышел из душа посвежевший Анатолич, решили процесс переливания водки из бутылок в пластиковые канистры запечатлеть на фотографиях, что и было осуществлено.

Часам к 10 вечера процесс сбора в общем и целом был завершен, картошка сварена, селедка нарезана и троица расположилась за поистине царским столом, открыв 0.5 «Старой Москвы», предусмотрительно закупленной капитаном до июльского алкогольного кризиса, когда из продажи исчез весь алкоголь, кроме пива.

Закончив скромную трапезу и недопив даже 0.5 на троих (завтра с утра вставать и тащить вещи, нужен ясный ум и крепкая хватка), начали отходить ко сну, попутно смотря как на ЧМ’06 «выносят» сборную незалежной.

Капитан расположил команду на своем диване, а сам скромно улегся в углу на полу. Заснули около 2 ночи.

 

01.07.2006

 

Москва.

+12, пасмурно, иногда идет мелкий дождь, северный ветер.

 

Подъем у капитана и Анатолича был в 9.30, Лешик проспал до пол одиннадцатого. С утра было все-таки хреново, видимо из-за того, что смешали пиво с водкой. Сушняк уталили большим количеством воды и квасом, похмелье – холодным пивом. Вроде полегчало.

«Уж полночь близится, а Германа все нет…» - это про Бонуса, который клятвенно обещал прибыть к 10.30 утра,  время уже 11.10, а его все нет. Мобила выключена. Все понятно, значит вчера на проводах накидался с дядей Хеллом, а сейчас пьяно дрыхнет, мобилу вырубил, домашний не отвечает. Решили, что поедем в любом случае, если что - закажем такси до вокзала. Но вскоре зачирикал звонок входной двери и вошел улыбающийся Хирург, слегка «после вчерашнего». Немного поматерившись на него, продолжили доупаковывать вещи. Выяснилось, что у Бонуса нет тапок, шапки, футболки под камуфляж. Пришлось капитану одолжить ему недостающее обмундирование из своих запасов.

Из дома вышли в 13.00. Поезд №513 Москва-Балашов отправляется с Павелецкого вокзала в 15.15, вышли с запасом. На улице как раз в это время пошел мелкий дождь, пожелав нам удачной дороги. Все вышли в футболках, сначала показалось что холодно, на улице около 10 градусов, но протаща поклажу первые 100 метров, покрылись испариной и согрелись J. Благо, была суббота, метро пустое, так что с дорогой до вокзала проблем не возникло, доехали с комфортом.

На вокзале Хирург первым делом ломанулся в аптеку 36.6, не сняв рюкзак и рискуя зацепить им дорогостоящие витрины, однако все обошлось, и счастливый доктор вышел из стеклянного павильона, зажав в руках несколько бутылочек повидона – водного раствора йода, для обработки ран, т.к. полбутылки перекиси, имеющейся в походной аптечке, ему показалось мало.

Сразу вышли на платформу к поездам, пошли по ларькам, закупились пивом (в добавок к 8и банкам, оставшимся от ящика), курицей, газетами, Герш купил себе кофе. Как выяснилось, встали мы на «заячьей» тропе и поминутно мимо нас пролезали через ограду любители прокатиться на электричке нахаляву.

Поезд подали поздно, минут за 20 до отправления, к этому времени на платформе образовалась внушительная толпа, сквозь которую мы со своей поклажей с трудом протискивались. Посадка сопровождалась гамом, недовольные тетки призывали нас встать в очередь, на что капитан справедливо заметил, что без нас все рано никто не уедет J

Наконец, погрузились. Билеты покупали заранее, поэтому ехали в плацкартном вагоне все вместе в одном купе, удачно разместили вещи, открыли пивко, жизнь наладилась J. Сперва съели курицу, потом принялись за вяленую рыбу. В Узуново, где стоянка 25 минут, вышли, докупились еще пивом.

 

 

 

До Мичуринска Mel успел накидаться и вздремнуть, Анатолич с Бонусом к этому времени мирно посапывали, а Герш все не мог угомониться и, растолкав капитана, предложил сыграть в картишки, что охотно поддержал парень, сидевший на боковой полке напротив. Кстати, он сказал, что на этом направлении (Москва – Балашов – Саратов) постоянно ажиотаж с билетами, так что покупать лучше заранее. Коротая время в дороге таким образом, приехали в Мичуринск, это большая станция с долгой стоянкой. Вышли, закупили еще 4 сиськи Ярпива, но, отъехав, допить даже одну из них не смогли, т.к. к тому времени были порядочно пьяны и хотели спать. В течение ночи, по словам очевидцев, капитан просыпался и на весь вагон орал всякое непотребство, однако по утру он не мог вспомнить деталей.

 

02.07.2006

 

г. Балашов, р. Хопер

+18, первая половина дня пасмурно, временами дождь, под вечер переменная облачность, сильный ветер.

 

Проснулись около 6 утра. Поезд прибывал на Балашов-1 в 7.30, но нам, со слов проводницы, надо было выйти, чуть раньше, на станции Балашов – Пассажирский, т.к. она ближе к Хопру. Так и оказалось. Поезд, проехав мост через реку, остановился недалеко от него. Мы уже были наготове с вещами в тамбуре. По словам молоденькой проводницы, двери открываются все время к зданию вокзала, т.е. с левой стороны по ходу поезда, что и было ей сделано. Однако, как оказалось, платформа осталась с правой стороны, а с левой была насыпь. Но мы уже завалили вещами правую сторону и поэтому двери с той стороны открыть было уже невозможно, пришлось прыгать на насыпь. В спешке выгрузили вещи и тут увидели, что по соседнему с нашим пути несется товарняк. Находиться в узком промежутке между поездами было стремно, поэтому быстро перекидали вещи через путь, по которому ехал товарняк буквально перед ним, такая вот экстремальная выгрузка. Да еще и колбасило после вчерашнего не по-детски.

Нагрузились и пошли к зданию вокзала. Поразило отсутствие местных, у кого можно было бы спросить кратчайшую дорогу до реки. Сначала на привокзальной «площади» стояло несколько такси, но одни были быстро расхватаны приехавшими на одном с нами поезде, а другие явно не хотели иметь с нами дело, опасливо взирая на груду вещей. Минут через 5 встречный мужик из местных, наконец, указал нам дорогу к вожделенной реке. Как оказалось, кратчайший путь - назад по рельсам к жд мосту, метров 500. Прошли мы их минут за 10. Перед мостом Капитан сходил на разведку в поисках более-менее приличного места для стапеля. Им оказалась пустующая рыбацкая полянка в старом русле (сразу после моста Хопер раздваивается, налево уходит глухой затон, а направо – основное русло, причем течение почти отсутствует, у нас долго были сомнения, туда ли мы плывем, не против течения ли J). До рыбацкой поляны идти налево (если стоять лицом к мосту со стороны Балашова, спиной к вокзалу) под мост, далее метров 100 по грунтовке, там будет чуть заметная тропинка к воде. Но это место может оказаться занятым, т.к. по виду народ там бывает достаточно часто. Место тянет на твердую «четверку»: травка, в воду ведет скользкая, но твердая бетонная плита, выходит в затон, что позволяет без суеты и спешки отправить готовые экипажи ожидать других на воде, не будучи сносимыми течением. Другое приемлемое место - прямо под жд мостом, но там крупная галька и сверху проносятся поезда, соответственно, могут и обгадить.

В-общем, около 8 утра мы вышли на место стапеля, открыли 1.5л «Волги», хлебнули за удачную дорогу и начали процедуру сбора лодок и упаковки вещей в гермы. Подготовкой «Щук» занялся многоопытный Кэп, Анатолич был назначен главным за упаковку вещей, Бонус и Герш помогали то одному то другому.

 

Для накачки байдарок мы купили специальный насос: вертикальный поршень, ступнями удерживаешь основание, а руками двигаешь внутренний поршень, легкий, пластиковый, в «Ашане» продается примерно за 200 рублей, с набором разных насадок, большинство из которых идеально подходит для «Щуки». Очень рекомендую, т.к. накачивать  им в несколько раз быстрее и удобнее, чем «лягушкой», да и давление можно создать более высокое, у него нет вылетающего «лягушечного» дна, только и следи чтобы баллоны не лопнули J, кроме того, у этого насоса есть функция скачки воздуха, ей удобно пользоваться при сборке байдарок.

Отстапелились на удивление быстро: часа за два. Купаться не хотелось, было холодно, дул холодный северный ветер, благо, что дождя пока не было, да и в сплошных облаках начали появляться просветы.

Отчалили около 10 утра. Плыли не спеша, входили в ритм. Экипажи составили следующим образом: Кэп и Анатолич (Кэп, как и положено, на заднем, капитанском месте) на первой «Щуке» и соответственно Бонус с Гершем на второй, первый день рулил Герш, т.к. Бонус первый раз в жизни сел в байдарку, а в дальнейшем капитан назначил Бонуса рулевым, как более сильного физически. Дело в том, что «Щука» в силу своей плоскодонности склонна к заносам, и рулевому все время надо быть начеку если он хочет держать курс, а не болтаться от берега к берегу,  в то время, как матрос может себе позволить пощелкать семечки, покурить, вздремнуть и т.п.

Река петляла, текла по лесу, но не глухому, по берегам то и дело встречались местные жители с удочками, видимо, сказывалась близость Балашова. Течение почти отсутствовало, в совокупности с сильным встречным ветром силы природы были направлены против нашего движения: когда мы бросали  грести, чтобы отхлебнуть живительной пенной влаги из ПВХ бутылки, нас безобразно сносило назад. Все это усилило сомнения Кэпа о верности курса J, которые, впрочем, вскоре были развеяны очередным рыбаком.

Допив пару полторашек пива, команда захмелела и расслабилась, вторая байдарка вырвалась вперед батьки (то бишь Кэпа) и, не особо смотря вперед, летела навстречу своей гибели. Но капитан внимательно проштудировал отчеты об этом маршруте, нанес на карту все возможные препятствия и внимательно ожидал препятствие №1: разрушенный мост. Ничего не выдавало его наличие, шум воды о сваи заглушал ветер, перепад уровней с воды был незаметен. Только метров за 20 до моста Кэп разглядел подводные сваи, вокруг которых пенилась вода. А вторая байдарка вырвалась вперед и теперь была метрах в 10 от первой сваи, вереницы которых шли поперек реки. Капитану даже пришлось применять нецензурную ругань, чтобы оживить микроклимат коллектива и дать понять степень угрозы неопытному экипажу. Команда на разворот и тут сформировался главный девиз плавания «Еб%шить!!!». Наряду с фразой «арбайтен», которая, как утверждал Анатолич, позаимствована из языка фашистских захватчиков и означала что-то типа «работать», фраза «еб%шить» в – основном из уст капитана, звучала едва ли не чаще всех остальных фраз вместе взятых, Хирург на третий день жаловался, что она ему снится по ночам J.

Отплыли от опасного моста, причалили к правому берегу. Место песчаное, небольшой откос, тарзанка, пару местных ребятишек. По их словам, в полутора километрах от этого места находится деревня Макашевка, которую Кэп, впрочем, на карте не нашел, т.е. нашел, но совсем в другом месте J. И правда, выйдя на берег, капитан в отдалении увидел дома. Далековато за пивом бежать L.

Взялись обносить байдарки. Обносили, не разгружая, четверо мужчин без проблем могут утащить тяжело груженую, мокрую «Щуку 3», с водой на дне, правда, на небольшие расстояния и с передышками. С берега препятствие показалось проходимым, надо только попасть в один из проемов между сваями и не налететь на них бортом при прохождении, т.к. русло сужено, течение быстрее обычного, киль, а то и прокол очень вероятен.

 

 

После моста Кэп настоятельно порекомендовал второму экипажу вперед не вырываться, да и Хирург с Лехой сами осознали это и остальное время плыли сзади.

Вскоре река вошла в глухой закоряженный лес, часто виляя, подмывая берега с которых в воду падали огромные деревья, загораживая до двух третей ширины реки, не давая скучать. Впереди показался песчаный островок, он возвышался вплотную к левому берегу примерно на метр над водой, отделен от него узкой мелкой протокой, и был метров 25 в длину, 10 в ширину. Неподалеку в кустах стояла моторка, к ней из темной чащи незаметно вышли два мужика, завелись и унеслись куда-то против течения, наверное, разрушенный мост им не страшен. Ну а мы решили остановиться на этом чудном островке на перекус, заодно искупаться, тем более что время близилось к обеду (было около часу дня). На время выглянуло солнышко, сразу стало тепло, чем мы воспользовались, ринувшись в воду, которая по сравнению с воздухом была теплой. Прямо у берега начинался обрыв, течение довольно сильное, да и долго сидеть в воде все-таки прохладно, поэтому, окунувшись, решили согреться водочкой, ибо пиво кончилось, а выпить хотелось.

 

Выпив грамм по 150, закосели на пивных дрожжах, больше решили не пить, т.к. еще грести и грести по закоряженной реке, нужно внимание и четкая реакция.

Часа через полтора гребли по правому берегу открылся красивый пейзаж: поворот налево, на правом берегу обрыв, наверху сосновый лес.

Не доходя до поворота, по правому берегу увидели двух рыбаков, желтую «Оку», наверху дачные домики. Проплывая мимо, Бонус спросил, есть ли поблизости ларек с пивом, которое у нас закончилось. Они о чем-то долго беседовали с рыбаком, но ветер сносил слова. Бонус махнул рукой, мол, причаливаем. Потом он рассказал, что наверху дачный поселок, неподалеку есть дом, где живет некая Таисия, она приторговывает пивом и прочим, если повезет, можно закупиться у нее, а так ларька нет. Решили сходить. Отправили Анатолича с Хирургом, Кэп остался загорать в байдарке, а Лешик пошел беседовать с рыбаками, один их которых оказался дедом – инвалидом, а другой пареньком лет 25.

Гонцы ходили недолго, уже минут через 30 на пригорке показались их силуэты, а еще через минут 5 мы уже пили холодное пиво. Оказалось, действительно приторговывает Таисия, дом ее недалеко, как туда пройти можно спросить во дворах, сама она с Балашова, занимается, судя по всему, коммерцией. Закупились рублей на 300: 6 баклажек пива, орешки. Леха у рыбаков выяснил, что следующий ларек будет только в Алмазово, до него часа два плыть, а потом ларьков не будет долго.

Поплыли дальше. Вернее сказать не плыли, а сплавлялись по течению, не гребя, сцепили две «Щуки» вместе, пили пиво, щелкали семечки, беседовали. Гарик вскоре задремал.

 

Капитан поначалу периодически посматривал по сторонам на предмет коряг, но русло было прямое, опасных коряг не было. Но, вдруг оглянувшись, Кэп увидел прямо по курсу буруны от подводной коряги, мы плыли на нее бортом, оставалось метров 5, капитанская лодка первая, за ней в сцепке вторая. Отворачивать было поздно, налетели бортом. Вроде ничего не пропороли, в байдарке воды не прибавляется, давление не падает. Однако, вторая «Щука» поплыла дальше по течению, а командирское судно оставалось на месте, течение шло мимо него. Сели!!! Плотненько так сидим.  Проснулся Анатолич и, почуяв неладное, начал судорожно еб%шить веслом, но, видя что кусты на берегу неподвижны относительно байдарки, удивленно спросил «А куда грести то?» J. А никуда, приплыли. Хорошо, что оказалось мелко в том месте: коряга располагалась недалеко от левого берега, удалось оттолкнуться веслами от дна и соскочить с коварной коряги. Осмотр днища показал, что повреждений нет, и мы весело полетели дальше. В дальнейшем оба экипажа несколько раз налетали на коряги, в – основном, подводные, но домашний осмотр байдарок никаких повреждений силового корпуса не зафиксировал. «Щука» отлично показала себя на сильно закоряженных местах: корпус из тезы прогибается, обтекает корягу, не протыкаясь насквозь.

Река, сильно виляя, исчезала за очередным поворотом, солнце все ближе клонилось к горизонту, силы гребцов иссякали, плыли уже явно более двух часов, а Алмазово все не было. Периодически попадались чудесные песчаные пляжи, косы, идеальные места для стоянок. Капитан ненавязчиво предложил первый ходовой день фанатизмом не заниматься, а встать на ночлег, хотя время было всего около семи вечера. Против был только Хирург, которому в понедельник надо было кровь из носу на работу, в то время как у остальных был либо отпуск на несколько недель (Mel и Герш), либо на работу в понедельник выходить не так критично (Гарик). Однако мы его быстро переубедили и причалили к длинному песчаному пляжу по правому берегу. Затащили байдарки к кустам, Бонус с Гершем занялись костром и едой, а Кэп с Гариком начали ставить палатки. Тут надо отметить, что за день до отъезда Кэп, зайдя в магазин «Охотник», что в Новых Черемушках за сухим горючим (которое за все время плавания так и не понадобилось из-за наличия сухих дров), увидел на стене плакат с рекламой палаток фирмы «NovaTour». До этого у Кэпа была старая брезентовая палатка с рядом недостатков: тяжелая, пол промокаемый, в сильный ливень вся палатка промокает, надо использовать дополнительный тент сверху, долго сохнет. А тут моднявые палатки из полиуретана и армированного полиэтилета, с тентами, с прихожими, несколькими входами и прочими наворотами, да и стоят недорого. В итоге выбор пал на «Селигер-3» за четыре тысячи рублей. Привлекла относительно просторная передняя прихожая, наличие места для вещей под тентом. Вес от 2.8 до 4.3 кг в зависимости от влажности, объем побольше немного, чем у брезентовой палатки. В рюкзак 120л входит только стоймя, на бок не ложится L. Но Кэп палаткой остался доволен, да и Анатоличу, владельцу «Тайги – 3» от «NovaTour» новая палатка больше понравилась, т.к. в ней изнутри не было конденсата.

Так вот, начали ставить палатки. А ветер, надо сказать, был едва ли не ураганный, полотнище тента буквально вырывалось из рук. Ни штатные короткие колья, ни специально купленные длинные, не удерживали тент под таким ветром на слабой песчаной почве пляжа, а в кусты на траву лезть не хотелось из-за наличия там тучи комаров. Пришлось вырубать полуметровые колья из деревьев, забивать их топором, только так мы смогли натянуть тент, стал он надежно, ветром не уносило.

 

 

В этом году комаров на Хопре, по сравнению с предыдущими годами, было мало, на реке и открытых местах не было вообще, если только зайти в кусты с высокой травой, то там их обнаруживалось огромное количество, но стоянки мы выбирали на песчаных пляжах, поэтому ни накомарники, ни репелленты нам не понадобились. Напрягать начали овода на 4й день пути, когда началась жара.

Итак, поставили палатки, над костром - треногу (еще одно очень полезное приобретение, быстрота установки, удобство регулировки), на ней кипел котелок с супчиком, Хирург расстелил пленку под стол, нарезал лучок, чесночок, водочка просилась своего употребления, Гаврила сидел около стола, исходил слюной на выпивку и тихо матерился на нерасторопность Melа, фильтрующего воду (как и в прошлом году, использовали фильтр Гейзер-3, пили из-под него без кипячения, но и вода в этом году, а может в этом месте, почище и повкуснее, чем в прошлом году на участке Новохоперск - Урюпинск) и Герша, собирающего дрова для подогрева чая. Наконец, все оказались в сборе, водка была налита, сказан первый тост за удачный первый день путешествия и выпита первая порция горячительного. Как всегда на природе, водовка залетала просто чудесно, под закуску и разговоры в приятной компании у костра. Но долго посидеть не удалось: народ подустал с непривычки, первым завалился спать Герш, вернее, он уполз в палатку, врубил плеер через колонки, а сам вскоре захрапел. Храпел Герш отменно: как здоровый пузатый дядька, по громкости мало чем уступая мотоциклу «Урал». Кэп, спя с ним в одной палатке, первую ночь непрестанно бил его в бочину, но потом привык и больше не обращал внимания на храп. Mel хотел было выключить плеер за ненадобностью, но Герш чутко проснулся и послал последнего куда подальше, мол батареек много, не мешай людям отдыхать. Вскоре ушел в свою палатку Гарик, за ним Бонус. Кэп посидел у костра в одиночестве минут 10, затем искупался, как всегда, голым (единственные 2 места, где мы купались в трусах - это в лесу под Третьяками, когда напротив был семейный лагерь и около жд моста под Поворино) и тоже пошел на боковую. Время было всего около 9 вечера, но сказывалась полубессонная ночь в поезде и усталость с непривычки. Ночь прошла спокойно, если не считать храпа.

 

 

03.07.2006

 

р. Хопер, с. Алмазово, с. Лесное, с. Большой Карай

+20-25. С утра солнечно, к обеду и до конца дня – переменная облачность, без осадков, сильный западный ветер.

 

Проснулись довольно рано. Первым, около 7 утра,  вылез Анатолич, затем Кэп, несмотря на то, что его модная палатка стояла на солнцепеке, в ней совершенно не было жарко: спасал тент. Ночью был дубак, градусов 5 на улице плюс влажность, в спальнике даже одетому холодно. Вообще в этот раз на Хопре было как в пустыне: днем на солнцепеке жара, обгорание, а ночью зуб на зуб не попадал, лучше не просыпаться среди ночи.

На улице с утра было довольно прохладно, но сияло солнце, вода, как показало утреннее купание, похолодела за ночь, но все равно была теплее песка на пляже. Искупавшись и почистив зубы, Кэп и Анатолич начали день с хорошего – открыли баклажку пивка. Вскоре встал Бонус, за ним Герш, последнего, правда, пришлось чутка будить, для убедительности потряхивая палатку, будто сворачивая ее J. Кашу сварили еще с вечера, теперь Герш ее подогрел, оставалось только съесть, что мы и сделали, причем некоторые недоели свою порцию, а потом плохо гребли J.

Выплыли  примерно через 3 часа после подъема, приемлемо для первой ночевки. Собираясь, Кэп обнаружил, что левый борт его «Щуки» ощутимо спустил. Очевидно, образовалась микротрещина, что и подтвердилось при домашних испытаниях: дома капитан нашел и заклеил 3 маленьких дырочки в задней части баллона, клеить быстро, легко и просто с помощью «Супер Момента» и тезы, трудность заключается в нахождении дырок с помощью мыльной воды и вставки баллона обратно в байдарку. Баллоны у нас из ПВХ пленки, надо бы поменять на полиуретановые. Однако утечка воздуха была небольшая, достаточно подкачать утром и в обед и проблем нет.

Выплыли в 11.30. Река текла среди лесов, виляла не особо сильно, коряг мало. Ночью мы слышали лай собак, мотоциклетные завывания вдали за рекой, видимо, это было Алмазово, но плыли довольно быстро уже полтора часа, а село все не появлялось. Набрехал мужик с дач, даже если бы не пили по дороге пиво, за 2 часа не доплыли бы до Алмазово.

Но вот, наконец, на правом берегу показался сельский дом, затем еще и еще. Алмазово, что и подтвердил рыбак. Село на пригорке по правому берегу, вплотную, впрочем, как и все села, к реке не выходит, видимо, сильные паводки и подмыв берегов. В пределах села пара крутых поворотов, на которых байдарку заносит. В ларек решили не ходить, т.к. пиво еще было. Алмазово продолжалось довольно долго, то исчезая, то вновь появляясь на виду. Потом вплыли в полу лесной участок: левый берег покрыт неглубоким лесом, за ним поле, на котором пахал трактор, правый – обрыв метров 5 с гнездами стрижей, а наверху ровное непаханое поле. Дул довольно чувствительный западный ветер, а т.к. река на этом участке течет в - целом, на запад, хотя и виляет, то ветер в этот день был преимущественно встречным, что не добавляло оптимизма. Стоило на открытом участке бросить весла, как тут же ветром сносило назад.

На одном из многочисленных песчаных пляжей остановились, Mel искупался и тут же замерз: вода заметно остыла, и ветер был далеко не теплым, хотя когда гребешь, то от солнца даже жарко. В-общем, идеальная погода для того, чтобы обгореть J.

Дальше река, как и отмечено на карте, входит в лесной участок. Много поворотов, коряг, пляжей, очень красиво, летают здоровые выпи, занесенные в красную книгу, выдры, полутораметровые ужи то и дело пересекают реку. Народу - никого на протяжении нескольких часов, даже намека на цивилизацию. Идеальные места для стоянки.

Часам к двум выплыли из леса на открытый участок, слева поле, вдали здоровый холм, кажется, что река упирается в него и дальше течет под землей,  справа лес. Сразу задул встречный ветер, которого не было в лесу. Сцепили две байдарки вместе, немного передохнули. Вдруг из-за поворота впереди выскочила моторка и понеслась прямо на нас. Мы отгребли к правому берегу, моторка свернула туда же. Пьяный он что ли, протаранить нас хочет?! Но метров за 30 моторка отвернула на середину реки и пронеслась мимо, подняв волны. На ней за рулем был мужичок лет 50и, с ним бабёнка лет 30, видимо, поехали в лес J.

Погребли дальше. Против ветра плыть на «Щуке» - дело неблагодарное. Скорость минимальна, километров 5 в час, за поворотом небольшая передышка, от ветра закрывает гора, дальше опять поворот и снова против ветра. Вымотались сильно. Пристали к пляжику по левому берегу, на нем следы костра, скамейка, на пляжем – озеро с белыми лилиями, занесенными в красную книгу. Решили отобедать на этом месте.

 

Наскоро перекусили остатками сырокопченой колбасы, взятой еще из Москвы, пиво закончилось еще в дороге, водку решили не пить, т.к. грести трудно против ветра, по пьяни развезет и вообще никуда не доплывем.

У капитана начались проблемы с идентификацией местоположения. На двухкилометровке многочисленные повороты обозначены не были, то есть были, но не все. Деревень поблизости не было, рыбаков тоже. Вообще, как отплыли от Алмазово, видели только мужика с бабой на моторке, но они пронеслись с такой скоростью, что спросить что-то было нереально. Кстати, вот они обратно несутся, пока мы перекусываем. Поступило предложение прицепиться к ним сзади, но было отклонено: болтались бы как отдыхающие на южных морях, катаясь на бананах J.

Поплыли дальше своим ходом. Второй экипаж все больше и больше отставал от капитанского: силы парней иссякли, они часто отдыхали, щелкали семечки, Герш покуривал. Приходилось и первому экипажу в составе Melа и Гарика останавливаться, ждать отстающих, т.к. всякое может случиться: коряга, прокол, оверкиль и пр., так что лучше находиться в зоне видимости или хотя бы слышимости.

Стали попадаться перетяжки – натянутые через всю реку на высоте около полутора метров веревки, используются местными рыбаками для цепляния за них с целью переправы на нужное место реки и ловли рыбы, т.к. якоря не держат из-за сильного течения и песчаного дна. По правую сторону показались несколько летних домиков, на воде у пристани стояло несколько моторок, на берегу рыбаки, а влево уходит широкий затон. Спросили у мужиков, какое ближайшее село. Оказалось, что Лесное, по левому берегу, через лес уходит грунтовка, порядка полутора километров. Капитан, услышав такое, и сверясь с картой, сильно огорчился: по его расчетам уплыть должны были намного дальше! Вот что значит встречный ветер и извилистая река. Вообще, по итогам плавания был сделан важный вывод: нельзя по обычной карте рассчитывать маршрут, т.к. река на деле может петлять сильнее, чем обозначено на карте, расстояние будет больше измеренного раза в полтора-два. А может течь более-менее прямо, как по карте и тогда встречные населенные пункты приближаются намного быстрее, что мы и испытали на себе в последний день пути. Подождали второй экипаж, посовещались. Решили, что в установленные 5-6 дней точно не уложимся такими темпами, без дневок дней 7 надо будет плыть. Послышались голоса за досрочный сход с маршрута, но капитан был категорически против. С этого момента закончилось раздолбайство за веслами и началась серьезная работа.

После Лесного река потекла прямо, по лесу, поэтому встречного ветра не было, плыли весьма неплохо. В глухом месте встретили мужика и бабу на плоскодонке, они рыбачили, прицепившись за низкую перетяжку, пришлось поднимать ее рукой, чтобы проплыть дальше. У них узнали что до Большого Карая плыть всего минут 40. Это обрадовало.

По дороге на правом берегу повстречали настоящий туристический лагерь: площадка для пляжного волейбола, развевался Андреевский флаг, пара небольших катеров, удочки, палатки, но людей видно не было.

Как выяснилось, не обманули нас рыбаки, и в установленное время правый берег очистился от леса, нарисовался здоровый холм, река повернула налево и потекла вдоль этого холма. По холму и у воды бродили стада, рыбаки встречались. А время неумолимо клонило к стоянке. В село вплывать особо не хотелось, т.к. неизвестно какое оно по протяженности, а ночевать на коровьем пляже желания никакого. Обследовали одно место перед поворотом, но оно нам не понравилось: мало места для палаток, не развернуться, к тому же подходит грунтовка, как бы кто не нагрянул. Решили плыть дальше.

Река потекла строго прямо, причем карта не соврала: основное направление повернуло на юг, а ветер был северо-западный, так что теперь он нам дул вбок сзади, и это было здорово: скорость сразу возросла раза в два и, по оценкам капитана, составляла 12-15 км/ч. Село к воде не выходило, высоко на холме правого берега слышались кукарекания, лаяние собак, по берегу периодически попадались люди и скотина. Так плыли минут 40-50. Потом село, по-видимому, отступило, по крайней мере, звуки утихли, река стала гладкая как зеркало, маслянисто-черная, даже волн не было. С запада надвигались подозрительные иссиня-черные тучи, не обещавшие ничего хорошего. Судя по описаниям, здесь должна быть разрушенная плотина, что подтверждал нарастающий рев. Однако с воды ее не было видно.

Вдруг по обоим берегам друг напротив друга увидели два бетонных сооружения. Методом логического анализа капитан понял, что это и есть плотина, иначе, зачем здесь эти здания напротив друг друга прямо на берегу реки? Не к добру это. Причалили к правому берегу метров за 30 до них. Пошли на разведку. Открывшееся зрелище впечатлило. Когда-то, в далеком 1952м году (об этом свидетельствовала надпись на кладке здания) здесь была гидроэлектростанция. Плотина сохранилась только в подводной части, перепад уровня воды - около метра, торчат коряги, арматура, пенится вода, после перепада в воде видна череда свай, водовороты. Препятствие непроходимо, вернее, его прохождение несовместимо с дальнейшим плаванием J. Человек 5 рыбаков на плоскодонках и с берега ловят рыбу «пауками». Подплыть ближе для обноса мы посчитали опасным: следующий выход на берег, сильно заросший, только у самой плотины, может занести в бурлящую воду. После плотины спуск на удобный песчаный пляж, правда, крутоват немного.

Кряхтя, начали обнос. Ввиду большого количества посторонних, применили челночный метод: одну байдарку относим на небольшое расстояние в пределах видимости, идем за второй и т.д. Пожалуй, самый тяжелый обнос, далековато, да и подустали к вечеру. Спустили байдарки на воду, сфотографировались и поплыли дальше

 

Теперь главная задача – найти приемлемое место для ночевки. Но по известному закону, стоянки после полвосьмого не попадаются L. Так плыли часа полтора, обследовав несколько мест и признав их совершенно негодными, Кэп даже на остров вылазил, жаль что он сильно зарос и завален топляком, а так было бы романтично J. Приняли соглашение что полчаса гребем и встаем в любом месте, т.к. заметно темнело. Вперед вырвался второй экипаж, и вдруг Хирург резко завернул свою посудину к левому берегу. В небольшом затончике начинался обалденный пляж, с воды его практически не было видно, мы сначала подумали что это белый корабль светится в сумерках J. На самом деле пляж оказался островом, от берега его отделало небольшое болотце, заросшее кувшинками. По краям пляж порос ивняком, но в середине был белоснежный чистый песочек. Выходов к реке было целых три: в затончик, куда мы причалили, и два крутых спуска дальше по течению, которые мы использовали для фильтрования воды.

Разгрузились в темпе вальса, т.к. темнело и попахивало скорым дождем. На этот раз быстро поставили палатки, развели костер, сварили еду, разогрели чай. Все устали, даже капитан признался, что никогда столько не греб за день, поэтому по быстрому перекусили, выпив стандартный литр водки на четверых и улеглись спать.

Герш врубил перед сном плеер с колонками с записью «Приключениев Электроника», потом это стало традицией, в капитанской палатке сначала раздавались звуки дискотеки, а потом размеренный храп Лешика.

 

 

04.07.2006

 

р. Хопер, с. Губари, с. Макашевка, Тюковка – Горелка

 

+23-25, переменная облачность, без осадков, северо-западный ветер.

 

Ночью, как всегда, зуб на зуб не попадал. Надо бы купить новые спальники с комфортной температурой -15, надоело во всю одежду кутаться, залазить в спальник и все равно замерзать.

Первым встал Кэп, около 7.30, искупался, развел костер, поставил греться воду для каши. Следом из своей берлоги вылез Анатолич, также купанулся. Бонус вылез около 8.30, ну а Герш, как всегда, встал последним: около 9 утра. Довольно быстро управились с завтраком, собрали палатки, вещи и тронулись в путь.

Поначалу гребли не спеша, любуясь окружающими красотами и отходя ото сна. Река, в целом, текла прямо, изредка делая плавные повороты, коряг не было, вокруг рос дремучий пойменный лес.

Где-то через два часа неспешной гребли на высоком правом холме показались дома. Губари. Место один в один напоминает Большой Карай. Команда давно прозрачно намекала капитану, что неплохо бы зайти в ларек затариться пивчагой, колбасой и прочими радостями цивилизации. Кэп и сам был не против, но планировал сделать поход в магазин где-нибудь в районе Тюковки – Горелки (это два населенный пункта, расположенных прямо на берегу реки почти друг напротив друга). Эту идею укрепил ответ рыбаков в Губарях, поведавших, что до ларька от реки далеко, никак не менее получаса. Поэтому решили плыть дальше. Но вскоре, ближе к концу села, холм по правому берегу сошел на нет и дома стали подходить почти вплотную к воде. По реке плавало много гусей. Кэп предложил Анатоличу причалить и спросить в ближайшем доме, далеко ли до ларька от этого места, что и было исполнено. Причалили к «гусиному пляжу», довольно удобному выходу к воде, если не считать, что он покрыт ровным слоем гусиного кала. Гаврила решил не заходить во дворы, а сразу вызвал Герша, взял мешок из-под байдарки и они направились в разведку боем. Кэп с Бонусом в это время загорали, щелкали семечки, фотографировали гусей, Бонус предложил жахнуть водочки по – маленькой, но Кэп решительно отверг это предложение, несмотря на то, что хотелось, но довольно сильно припекало солнце, после водки грести было бы проблематично J.

Гонцов не было довольно долго. Капитан начал волноваться: не случилось ли чего. Мобильная связь в этим месте не брала, поэтому связаться с гонцами было затруднительно. Наконец, по исчетечении 1 часа 15 минут, гонцы показались из-за угла. Сумка была тяжелая, парни взмокли, таща ее. Оказывается, до магазина 20 минут пешком, надо было проплыть вниз по течению минут 5-7, фактически, магазин находится в нижнем конце села, недалеко от реки. В верхнем конце, на холме, есть еще один магазин, но он, по словам местных, не работает. В самом селе много машин с московскими номерами, от Москвы до Губарей 9 часов езды на авто. Гонцы закупились знатно: сырокопченой колбасы 2 палки, ватрушки, помидоры, несметное количество пива (мы его пили даже в поезде по дороге в Москву), бананы, вяленая рыба (как оказалось, протухшая), лимоны, даже стаканчики для водки. Всего на сумму 1000 рублей. Даже 4 бутылки ледяного пива в стеклянных бутылках притащили, мы их тут же и выпили.

В 15.30 поплыли дальше. По дороге выбросили двух вяленых лещей, которые оказались тухлыми, попили пивко. Вскоре увидели препятствие в виде низкого моста. Причалили к правому берегу на песчаный пляж, хорошо, что там никого не было, пошли на разведку. За мостом по правому берегу спустить на воду байдарки было сложно, но зато на левом берегу за мостом – удобный спуск, заводь, рыбаки. Решили пронести байдарки по мосту на другой берег и встать на воду на левом берегу за мостом. Так и сделали, протащили без челночного метода, торопясь, т.к. мост примерно в полторы колеи и машины достаточно часто проезжали. У спуска к воде стоял рыбак с двумя девахами, лет по 17, мы спросили, далеко ли Макашевка, но он ответил, что сам не местный – из Москвы J. Везде наши люди. На самом деле то, что по левому берегу ни что иное, как Макашевка сомнений не вызывало. После моста некоторое время пили пиво, отдыхали, но недолго, т.к. капитан постоянно подгонял экипажи, стремясь наверстать упущенное за хождение в магазин время.

После Макашевки река потекла по совершенно безлюдным, красивым местам, расширилась, течение пропало, хорошо хоть ветер был не встречный, но все равно скорость была не очень высокая.

 

Вскоре на правом берегу на пригорке показались дома, со слов девочек, отдыхающих у реки, оказалось что это Тюковка. Тут Кэп маленько ошибся курсом, и обе байдарки зачиркали дном по песку, оказалось, заплыли в мелкую протоку, надо было оплывать островок ближе к левому берегу, по стремнине. Пришлось выйти и пешком по щиколотку в воде провести суда через мелкую песчаную протоку на глубину. Хорошо, что байдарки плоскодонные, им без седоков достаточно и 5 см воды под килем J. После отмели проплыли над чередой подводных свай, видимо, от разрушенного моста, но заметили слишком поздно, пронесло, не зацепили.

Еще минут через 20 довольно быстрой гребли на левом берегу показалась Горелка: сначала пастбища, коровие водопои, а вдали на пригорке - дома. Тут интересное место реки: вначале она широкая и ленивая, далее по левому берегу коровий пляж упирается в камыши, а по правому узкая, метров 10, протока с очень быстрым  течением, посередине торчит огромная коряга J. Крадучись с левого берега  вдоль камышей вышли на эту протоку и успешно преодолели. Дальше река завернула направо и потекла строго прямо, а мы начали высматривать место для ночлега, т.к. время было часов 8 вечера, хватит грести, пора и на отдых становиться. Минут через 40 Кэп нашел ровную песчаную поляну по левому берегу, слегка заросшую лопухами, это немного не доплывая до того места, откуда на левому берегу открывается вдали вид на Новые Воскресенки. Как такового песчаного пляжа не было, но место тянуло на твердую «пятерку»: песок, сухо, ивовый лес вдали, насекомых по минимуму, следы жизнедеятельности не наблюдались. Правда, когда мы пошли за дровами то увидели ступеньки, вырезанные в земле, а в глухом месте леса – что-то типа клада J, прямоугольная яма 0.5х0.5 метра, и в глубину около метра, по углам длинные шесты, яма закрыта досками. Судя по виду все эти сооружения как минимум прошлогодние, сейчас все сильно заросло травой, подгнило. Вообще место очень красивое, из всех наших стоянок в этом выезде это, пожалуй, лучшее место.

 

 

Спуск в воду казался крутым, как будто прямо у берега начинается глубина, однако купание показало, что это не совсем так: у берега действительно обрыв, но по пояс, а дальше такая глубина, может чуть по грудь,  сохраняется на добрых 2/3 реки, причем дно песчаное.

До захода солнца за кромку леса противоположного берега успели разбить палатки, искупаться и начали готовиться к вечерней трапезе, которая обещала быть шикарной по походным меркам: свежие помидоры, лимон, сардельки, свежий лаваш. Ну и конечно, водочка. Это все, кроме водки, благодаря заходу в магазин в Губарях. Из леса притащили здоровое полугнилое бревно, из него получилась отличная скамейка, кроме того, из сучьев сделали значительный запас дров. На палочках из вербы пожарили на костре сардельки, нарезали лимончик, помидорчик, в общем, прям походный натюрморт J

 

 

 

 

Выпили по одной, второй, третей, похорошело, усталость пропала, Герш вынес плеер, врубил Раммштайн, вскоре началась дискотека J. К этому времени окончательно стемнело, по воде пошел пар, где-то за лесом противоположного берега молодежь носилась на мопедах, звук далеко разносился над затихшим миром, наверное, и наши вопли слышали многие, район достаточно населен: три деревни в радиусе трех километров. Но нам было пофигу, мы как следует поднажрали и теперь дико отрывались.

 

В этот вечер веселились довольно долго, спать разошлись ближе к часу ночи, Mel напоследок попытался сфотографировать ночной пейзаж и, посчитав звезды, тоже отправился на боковую.

 

 

05.07.

р. Хопер. Дер. Новые Воскресенки, мост А-144, с. Третьяки, с. Пески.

 

+27-30, ясно, без осадков, слабый северный ветер.

 

C утра капитан проснулся первым. На улице вовсю светило солнце, день обещал быть жарким. Искупался, почистил зубы, развел костер, поставил греться воду на кашу. Встал Анатолич. Первым делом он выразил свое недовольство тем, что каша всегда бывает разварена и он не может есть такое месиво. На что капитан деликатно предложил ему самому приготовить завтрак. И надо отдать Гавриле должное: соблюдение пропорций воды и крупы сделало свое дело, гречка не разварилась. С тех пор Анатолич был назначен главным по кухне. 

Собирались до 11 утра, потом, закопав все отходы (за время плавания старались соблюдать экологию) и, сфотографировавшись, отчалили

Сперва плыли лениво, т.к. вчера слегка перебрали, и перед отплытием Кэп разрешил желающим поправить здоровье пивом. Вскоре проплыли Новые Воскресенки, это небольшой населенный пункт на холме по левому берегу, дальше река текла сквозь кажущимся диким лес, однако то здесь то там, примерно раз в час, попадались рыбаки или просто отдыхающие, а однажды увидели небольшую туристическую стоянку.

Вообще, как мы сделали вывод из общения с местными жителями, маршрут довольно часто посещаемый различными туристическими группами: никто из местных не удивлялся нашему появлению, на вопрос «Откуда?» получив ответ «Из Балашова» большинство удовлетворялось, только однажды нас переспросили «А сами то откуда?» и, получив ответ «Из Краснознаменска» также были удовлетворены.

Вскоре выплыли на открытый участок, стараясь плыть вплотную к левому берегу, чтобы находиться в тени от беспощадно палящего солнца и снова ставшего встречным ветра. Вскоре на высоком правом берегу из-за поворота показались редкие дома, сады. Это поселок Селома. Минут через 20 увидели, наконец, мост автодороги А-144 Воронеж - Саратов.

Команда решила, что он совсем рядом, минут через 10 доплывем, но мудрый капитан, глядя на карту, понял, что плыть не меньше получаса. Река прямая, широкая, экипажи устроили гонки. В начале с отрывом выигрывал второй экипаж в составе Бонуса и Герша: Бонус приловчился на заднем месте управлять байдаркой, вошли в ритм плавания. Но капитанский экипаж, грамотно сберегая силы, в итоге вырвался вперед, так что пришлось ждать отставших.

Перед мостом начался дачный поселок, купалась молодежь, посреди реки против течения классическим стилем плыл какой-то мужик, мы его на всякий случай обплыли, мало ли что. Под мостом прошли без проблем: сваи стоят по берегам, проход чистый.

После моста река сузилась, что привело к усилению течения, ветер как-то незаметно подул в спину, скорость байдарок относительно берега возросла. Плыли быстро, по правому берегу вдали от воды находилось село Третьяки, периодически попадались островки, поросшие зарослями ивы. Мостик, обозначенный на карте 1994 года и присутствующий в описаниях маршрута, отсутствует, либо его смыло, либо разобрали, причем следов от него мы не заметили.

После Третьяков река вошла в лес, на правом берегу на обрыве видели красивые беседки, декоративные фонари, видимо, санаторий. Вскоре признаки цивилизации окончательно пропали, река текла сквозь глухие леса. А нам надо было найти место для перекуса и купания, так как солнце припекало не по-детски, на небе ни облачка. Как назло, по берегам негде ступить: то закоряженный обрыв метра два, то заросли кустарника начинаются прям над водой. Но вот по правому берегу увидели выход к воде, напротив, на левом берегу в лесу над обрывом находился семейный туристический лагерь: несколько палаток, в затончике лодка, примерно 5 детей 7-10 лет и мужик с бабой лет по 40. Вначале, ответив дежурную фразу о пункте нашего отправления и назначения,  проплыли мимо них, не желая беспокоить своим присутствием на противоположном берегу, но потом, поняв, что после поворота направо река вновь входит в неприступные берега, решили вернуться и встать на перекус напротив семьи. На берегу увидели следы лагеря: вытоптанная трава, костровище, незакопанные ямы с мусором. Тут же налетели тучи оводов, пришлось пользоваться защитными аэрозолями. Анатолич из-за этого жутко нервничал и поторапливал с отплытием. Искупались только Mel и Бонус, причем в трусах, т.к. не хотели шокировать детей. Доели колбасу, выпили 2л пива, поплыли дальше. Еще Анатолич подумал, что оставил на привале свою кружку, пришлось возвращаться, но ее там не оказалось, в последствие она была найдена в переднем наплыве.

Дальше пошла тяжелая тупая гребля. Река широкая и, по-видимому, глубокая, течения никакого, ветер в лучшем случае боковой, а чаще встречный. Знай махай себе веслами. Остановился – сносит назад. Но места красивые. Озера, соединенные с основным руслом тонким перешейком, глухомань, тишина, лес, людей – никого. Так плыли часа два, замотались, второй экипаж деморализован, Бонус то и дело прикладывается к сиське крепкого пива, Лешик покуривает.

Наконец, по левому берегу показались дома, лес закончился. Это не что иное, как большое село Пески. Оно расположено на низменном безлесном левом береге, у воды коровие водопои, рыбаки, ребятня. Некоторые дворы выходят непосредственно к реке. Тут, судя по описаниям, должно быть раздвоение русла, плыть следовало по правому. Кэп на всякий случай уточнил это у ребят на лодке, они подтвердили, что после островка надо поворачивать направо (туда идет более узкое русло, но с сильным течением), далее вниз, после поворота налево низкий непроходной мост, его обнести и через 20 минут слияние. Так и поплыли. Не известно, действительно ли правое русло короче, чем левое, но то, что течение в нем сильнее – несомненно.

Вскоре увидели низкий, почти лежащий на воде мост. Выходить пришлось на левый берег, прям в камыши, т.к. справа был обрыв. Анатолич жутко матерился, т.к. он вообще довольно брезглив и не любит ряску, тину, ил, лягушек и вероятных пиявок. Обнесли быстро и без проблем, только извазюкались в иле все. Капитан на берегу нарвал перечную мяту к вечернему чаю. После моста где-то минут через пятнадцать проплыли слияние: река повернула направо, а впереди показался полуразрушенный мост, казалось, что надо пройти еще и под ним, но на самом деле это впадало левое русло и дальше река течет направо.

Пора искать стоянку. Хотя, судя по описаниям, стоянок в этих местах нет. Поэтому неслись вперед, из последних сил налегая на опостылевшие весла, благо русло сузилось, течение быстрое, ветра нет. Минут через 40 Кэп указал на обрывистый песчаный пляжик, показавшийся из-за поворота. Но после осмотра, произведенного Гариком, было принято решение плыть дальше, т.к. наверху все поросло травой в рост человека, и выход был крутоват. В последствии проплывали еще несколько подобных пляжей, но все они были отвергнуты. Тем временем солнце садилось за макушки леса. Временами по левому берегу лес отступал, и тогда река текла обрамляемая диким непаханым полем, но выйти на него не представлялось возможным из-за крутизны берегов и сильного течения. Река безбожно петляла, низкое солнце светило в глаза, образуя мириады бликов на гладкой поверхности, из-за чего плыли почти вслепую, с трудом уворачиваясь от многочисленных коряг, непрестанно искали стоянку. Один раз Гаврила заметил что-то наподобие выхода к воде из чащи правого берега. Вернулись, с трудом причалили, т.к. выход завален корягами, сносит сильное течение. Гарик вышел, осмотрелся и тут же вернулся назад: «Здесь кабанья тропа. Думаю, вставать здесь, по меньшей мере, безрассудно». Другой раз Кэп причалил к левобережному пляжику, но у воды места для палаток не хватило бы, а, поднявшись наверх, капитан был поражен травой выше человеческого роста и обилием насекомых, набросившихся на него.

 

Места для стоянки все не было. Наконец, потеряв всякую надежду, на левом берегу капитан заметил озеро, около него – открытую поляну, выйти можно, хотя берег подмывается, неудобно. Причалили, оказалось, что наверх ведет лесенка, вырубленная в земле. Поднявшись, увидели поляну, заросшую хмелем и высокой когда-то травой, но вытоптанной теперь. Вглубь материка вела колея от машины. Не далее чем неделю назад здесь был чей-то лагерь, скорее всего, рыбаков или охотников, т.к. рядом озеро, дикие леса с кабанами и прочей живностью. Решили остановиться на ночлег здесь, т.к. солнце зашло за горизонт, до темноты немногим более часа. С трудом втащили байдарки на крутой берег, предварительно пришлось их разгрузить. Капитан еле стоял на ногах, почему-то он больше других замотался за этот долгий тяжелый переход и сейчас мечтал побыстрее поставить палатку и завалиться спать, поэтому сразу предупредил экипаж, что если кто хочет ужинать, то подсуетились бы без него, поставил палатку, нафильтровал воды, сделал пару снимков и завалился.

 

 

 

Команда в это время жила своей жизнью: Гарик поставил свою палатку и теперь занимался супом, Бонус разбирал вещи, Леха помогал то одному то другому. Через полчаса воздух наполнился ароматами химикатного супа, послышалось журчание водки. Капитан на самом деле не спал, просто его жутко колбасило, как сказал Доктор, это синдром переутомления + перегрев на солнце. Mel вышел и, чуть шатаясь, направился к костру. Постоял, понюхал запахи, решил отведать супа. Сначала немного мутило, но потом полегчало и он заточил таки тарелку, но от водки отказался, не до нее было. Примерно в таком же состоянии был Хирург, но он не мог отказать парням и составил им компанию в поглощении огненной воды. Причем наливал от души, до краев стаканов, отчего парняги быстро косели, трезвому Melу было странно наблюдать все это, обычно он сам поддерживал компанию. После чая, заваренного на сорванной около моста в Песках мяте, усталость отлегла. Кэп понял, почему так долго не могли найти стоянку, почему, несмотря на многочисленные повороты, нет приличных песчаных пляжей. Дело в том, что земля была чернозем с суглинком, тогда как до этого Хопер тек в песчаном русле.  Плотная почва, река не может намыть достаточно большой пляж, русло узкое, извилистое.

Пьющий народ тем временем разошелся не на шутку: пошли пьяные базары, Леха чуть не растоптал фонарь. Кэп решил что пора идти спать окончательно, тем более что время было около 12 ночи. Одел на себя все, что было из одежды, т.к. знобило,  залез в палатку и закутался в спальник. Через полчаса завалился пьянющий Лешик, от него пасло перегаром и табаком так, что Melа чуть не стошнило. Лешик врубил нашу любимую «песню про прынцессу» и закурил прямо в прихожей палатки. Mel, опасаясь получить в морду, от неадекватного Герша, возражать особо не стал, да и сил не было. Гарик с Хирургом в своей палатке обсуждали общих знакомых, Хирург жаловался, что по реке с противоположного берега выползает  страшный туман и он его боится, долго ворочались, а потом отовсюду разнесся размерянный храп.

 

 

06.07.2006

 

р. Хопер, с. Петровское, жд мост, ст. Поворино.

 

+27-30, переменная облачность, без осадков, ветер северо-западный, умеренный.

 

Ночью было жутко холодно, это была самая холодная ночь плавания.

Кэп проснулся около 7 утра от внезапного  порыва ветра, сбросившего сушившееся на палатке полотенце. Вылез, осмотрелся. По небу с запада ползли подозрительные облака, дул резкий ветер, несмотря на ранний час. К перемене погоды, видимо. К тому же по небу на небольшой высоте летали военные штурмовики, наподобие Су-25, но, как мы установили потом, это были учебно-тренировочные самолеты. Это летчики из Борисоглебского летного училища тренировались над бескрайними малонаселенными просторами прихоперских лесов.

Постепенно небо расчистилось, стало понятно, что дождя в ближайшее время не будет. Команда просыпалась долго. Первым  после Кэпа встал Гаврила и принялся готовить завтрак, потом вылез Бонус, постанывая от абстинентного синдрома, затем встал полупьяный Лешик, у него похмелье еще не даже начиналось. Собирались на этот раз дольше всего: выплыли только в 12.30. Этому способствовало похмелье у многих участников плавания. Позавтракали, свернули лагерь, байдарки спустили через пологий вход на озеро, с реки мы его не заметили, а потом через узкую протоку выплыли в основное русло. Мы думали, что это не последняя наша стоянка, поэтому прошла она без излишней помпезности.

После минут через 20 увидели пляжик, на нем вполне можно было бы стать на ночь, удобный вход в воду, песочек. Права примета: лучшая стоянка находится за поворотом. На этом месте, наконец, искупались, т.к. на предыдущей стоянке из-за неудобного спуска купался только капитан.

Дальше характер реки не изменился: глухой лес по берегам, узкое извилистое русло, коряги в изобилии. Всего за плавание на коряги оба экипажа налетали несколько раз, только на подводные, не всегда просматриваемые с воды, но без какого-либо ущерба для байдарок. В этом плане «Щука» выше всяких похвал.

На берегу попадались спуски в воду и следы от лагерей, но все в лесу, удобных пляжей не было. Попавшийся рыбак сказал, что до села Петровского по прямой 6 км, а по реке и все 10. Это весьма огорчило капитана, т.к. он рассчитывал, что до Петровского от места ночевки плыть около полутора часов. Как оказалось, либо мужик набрехал, либо река текла более коротким путем, чем сухопутная дорога, либо мы неслись с хорошей скоростью, но ровно через полтора часа после стоянки мы увидели загорающую в одиночестве прынцессу на правом берегу, которая поведала, что село Петровское уже началось. Но мы его так и не увидели, наверное, оно за лесом. Еще проплыли мимо детского лагеря, после которого лес закончился, началось открытое место. Очередные рыбаки сказали что рядом некая Жулебка, которую капитан так и не нашел на карте, и с нашей скоростью до Поворино плыть совсем ничего.

Тут мы, наконец, осознали, что полностью покрыли отставание, заработанное в первые дни, и теперь перевыполняем график на сутки, при сохранении такой скорости часам к трем будем уже антистапелиться около жд моста на Поворино. Сильный ветер дул в спину, течение неплохое, поэтому скорость у нас была приличная. Для мотивации команды капитан сообщил Хирургу, что завтра он будет ласкать свою Лену, если только сейчас не будет сушить весла, а будет еб%шить как следует. И понеслись. Гарик греб как робот, Хирург лопатил воду как паровая машина, Mel подустал, видимо в предыдущие дни переутомился и не успел отойти, но исправно держал курс и помогал Гавриле. Только Лешик был деморализован, у него началось похмелье и он устал.

Выплыли к низкому мостику, причалили к правому берегу, там сквозь камыши был выход на коровий пляж, быстро обнесли, с другой стороны моста также обширный коровий водопой, много говна и воняет, зато ровный удобный спуск. Вскоре после моста проплыли под ЛЭП, река вошла в лес. Но лес не дикий, а обжитой: по правому берегу то и дело появлялись хибары, пляжи были со следами ног, иногда попадались рыбаки.

И вот внезапно после очередного поворота увидели конечную цель плавания: железнодорожный мост через Хопер дороги Москва-Волгоград.

Смешанные чувства испытала команда. С одной стороны удовлетворение проделанной работы, гордость, что прошли маршрут как «по учебнику», без сучка, без задоринки и перевыполнили планируемый график на сутки. Но с другой стороны жаль, что так быстро и слегка неожиданно закончилось. Ну да уже ничего было не исправить, не поплывешь же назад против ветра и течения, тем более Хирург, поорав что Mel нехороший человек (видимо, обидевшись, что заставляли его так сильно грести, когда мост вот он, а пригородный поезд на Поворино только около 19.30), все таки обрадовался скорой встрече с Леной и выходу на работу в срок J.

Пригородная платформа, опять таки, судя по описаниям, располагалась на левом берегу, туда мы и причалили. По этому же берегу располагались несколько одноэтажных деревянных зданий, видимо, смотрителя моста, но сам мост не охраняемый, никаких препятствий к его пересечению или нахождению рядом с ним никто не чинил. В окрестностях моста на песочке человек 15 отдыхающих, но приехали они не на поезде, а на машинах и велосипедах. Мы выбрали место для антистапеля в непосредственной близости от моста, там не было отдыхающих, удобный выход к воде, много места, даже травка в отдалении, на которой можно свернуть байдарки. Процедуру сбора мы начали в 15.30. Бонус был озадачен контактами с местными с целью разузнать точное время отправления поезда. Ответ «что-то около 17» не удовлетворил капитана. Точно сказал мужик в деревянном доме рядом с мостом: поезд на Борисоглебск проходит в 17.25, обратно до Поворино он же проходит в 19.26. Такая информация нас удовлетворила. Решили не спешить, до 18.45 собраться, покупаться, перекусить, а затем ехать в Поворино, дальше на Москву, хотя можно было бы ехать через Борисоглебск: поезд до Москвы, идущий через Поворино, сначала останавливается в Поворино, затем в Борисоглебске.

Капитан занялся мойкой и сушкой обеих байдарок, Анатолич был назначен главным по сбору вещей, но со своей задачей он не справился: напихал в свой крохотный рюкзачок свои личные вещи, получив таким образом самый легкий рюкзак, а общественные тяжелые вещи пришлось распределять по большим рюкзакам Кэпа и Герша. Бонус разложил клеенку под стол, на нем еду для перекуса, пиво. Искупались, хотя вода была холодная и купались только Хирург с Melом, попили пивка, закусили, разморило. А тем время неумолимо бежало, часов в 6 капитан решил сворачивать байдарки, до конца они все равно не высохли бы, придется дома досушивать. Не обошлось без спешки, укладывали вещи, укладывали, а как уходить, так все равно оставались на поляне.

От моста до платформы вышли в 18.50, дошли минут за 15, идти метров 500, платформа называется Свинцовка.

 

 

Кроме нас на платформе были две бабки. С небольшим опозданием пришел поезд, им оказался тепловоз с тремя общими вагонами на прицепе. Все двери кроме одной оказались закрытыми, пришлось бежать к открытой двери и по-быстрому перетаскивать к ней вещи, да еще последняя подножка не открывалась, короче не для слабых людей посадка. Как оказалось, мы сели не в ту дверь, о чем нам хамовито сообщила кондукторша, проходившая через наш заваленный вещами тамбур с распахнутой дверью. Видимо, она чуть позже открыла ранее закрытую дверь. Зато денег с нас не взяли J.

Через 10 минут прибыли на ст. Поворино (следующая после Свинцовки и конечная). Как назло, мы прибыли на второй путь, а на первый, перегородив выход к зданию вокзала, прибыл какой-то поезд типа Юг-Сибирь. Народ пощемился через открытые насквозь тамбуры, но мы решили, что с нашей поклажей разумней обойти поезд с хвоста.

На вокзале вовсю шла реконструкция, с трудом отыскав вход, мы сгрузили около него вещи, Mel с Гариком пошли покупать билеты. На Москву на ближайшее время нам могли предложить купе повышенной комфортности в поезде №1 Волгоград-Москва по 2500руб за место, купе обычное в поезде №15 Волгоград-Москва по 1200руб за место и 4 плацкарта в одном вагоне, но в разнобой (1 верхнее, 2 верхних боковых и 1 нижнее боковое) по 500руб за место. Капитан был за плацкарт, т.к. в нем проще размещать вещи на третьих полках, но остальные члены команды были единодушны: купе за 1200. На том и порешили. Зато в купе запремся и как следует побухаем напоследок.

Поезд отправлялся в 00.45, время было 20.30, прошли в платный зал ожидания (по 9руб с лица), побродили по перрону, купили пива, картошки с котлетами от бабки, посмотрели хреново показывающий телек. Mel слегка поднажрал и балагурил, Бонуса колбасило, т.к. на антистапеле, ходя в трусиках, он окончательно обгорел, Гарик был задумчив, Леха заинтересовался черной магией, про которую вещали с голубого экрана.

Поезд пришел без опозданий, наш вагон №17 был недалеко от вокзала, кстати, он оказался прицепным Астраханским, проводник – дедок лет 65, поинтересовался, что это такое мы тащим, услышав в ответ «байдарки» поинтересовался, не запрещено ли их провозить в поездах, впрочем, не агрессивно, на что мы ответили, что пусть он считает, что это шмотки из Китая весом не более 36 кг на человека, суммарными габаритами не более 180 см, на этом вопросы иссякли.

А вот с размещением в купе возникла проблема. Ни под полки, ни на третью полку ни байдарки, ни рюкзаки не влазили. Пришлось разместить байдарки лежа под столом, большие рюкзаки поставили в проход, а маленькие запихнули таки под полки. Места для людей не осталось J. Ну ничего, в тесноте да не в обиде. Жарковато в вагоне, проводник на просьбу включить кондиционер ответил, что в вагоне маленькие дети, они замерзнут, простынут и т.п. Пришлось ехать в духоте, отчасти положение спасло незаметно открытое окно в коридоре напротив купе. Но купе приходилось не закрывать.

Наконец, тронулись (все поезда стоят в Поворино 23 минуты – меняют локомотив), сходили в сортир, особенно долго ждали Melа, который мыл ноги и Герша, из которого, по его словам,  вышло «две каши» J. Гарик с Гершем пили водку, Меl – пиво, Хирург почти не пил и тихо постанывал, т.к. его колбасило.

 

 

 

Выпивали часов до двух ночи, когда всех начало клеить и народ расползся по шконкам.

 

 

07.07.2006

 

Поезд, Москва.

 

+25-27, переменная облачность, без осадков

 

Кэп, как всегда, проснулся первым, около 9 утра. Не спалось. Он встал, допил пиво, доел колбасу. Повеселело. Зашевелился и проснулся Анатолич. Поезд подъезжал к уже знакомой внимательному читателю станции Узуново. Mel с Гариком решили выйти прогуляться, заодно купить холодного пива, что незамедлительно и осуществили. Правда, пива купили из расчета, что Бонус с Лешиком будут дрыхнуть еще часа полтора, по паре ноль-пяток на брата. Однако, едва зайдя в вагон, Mel и Гарик к своему ужасу увидели, как  к пиву потянулись жадные руки страждущих Герша и Бонуса. Ну что ж, зато не нажремся спозаранку, а то вещи еще переть.

В Москву поезд прибыл по расписанию, в 14.15 на Павелецкий вокзал, где мы увидели поезд №513 Москва – Балашов, с которого началось наше путешествие.

До съемной хаты Melа в Теплом Стане доехали без проблем за 50 минут, метро полупустое, т.к. не час пик. По дороге купили по пиву. Решили по – быстрому сгрузить вещи, переписать фотки с цифровика на болванки, потом Mel остается заниматься собой, а парни едут по домам в Краснознаменск, в коллективе нарастала межличностная напряженность, надо было отдохнуть друг от друга. Так и поступили: допили пиво, основные вещи бросили на квартире, забрали только личные и поехали по домам.

На этом повесть о данном плавании можно считать законченной. Хотелось бы подвести итоги.

Хопер – идеальная река для полуспортивного отдыха, здесь нет категорийных порогов, длинных пеших переходов и прочих прелестей Карелии, Урала и т.п., но река достаточно дикая, необжитая, причем дикость с развалом деревни только усиливается. Удобство подъездов, наличие точек возможного схода с маршрута, населенные пункты, где можно пополнить запасы провизии.

В – основном песчаное русло, как следствие – много диких пляжей с белоснежным мелким песком, не хуже чем на море J.

Климат все-таки теплее и суше, чем в Москве, не говоря уже о Карелии и полярном Урале. Дожди нечасты, грязи на песке не бывает, лето жаркое и сухое, возможно, ехать лучше в августе – сентябре, когда спадет жара и исчезнут кровососущие насекомые, но и дни тогда будут короткие, ночи холодные, вероятность дождей увеличится. Или в конце апреля  по конец мая можно плыть, пока не родились комары, но тогда вода будет мутная и холодная. По мне так лучшее время – июль. Комары уже не такие как в июне (в этом году их по хоперским меркам вообще не было),  овода в темное время суток, на которое приходится основное время стоянки,  не летают, а на реке насекомые не досаждают.

По сравнению с маршрутом Новохоперск – Урюпинск этот маршрут понравился больше. Во-первых, заброска/выброска удобнее, во-вторых, река сама по себе интереснее: уже, больше петляет, много коряг, препятствий, это вносит разнообразие.

В-общем, рекомендую начинающим или бывалым, кто хочет отдохнуть от экстрима или едет с женой, детьми.

 

Если у кого есть вопросы, пожелания, предложения – пишите J.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


   TopList    Яндекс.Метрика
Лента |  Форумы |  Клуб |  Регистрация |  События |  Слеты |  Маршруты (Хронобаза) |  Фото |  Хроноальбом | --> Видео |  Радио Статьи |  Лодки |  Турснаряжение |  Тексты |  Отчеты |  Худ. литература |  Марфа Московская |  Марфа - рассказы |  Заброска |  Пойду в поход! |  Карты |  Интерактивная карта |  Погодная карта |  Ссылки |  Поиск |  Реклама |  Белая Сова |  База |