Кереть 2007. Мечта и дети.

Детский поход. Он же матрасный выезд. Помню, как три-четыре года назад я посмеивался над дядей Мишей, совершающим летом такие походы на некатегорийные карельские реки. Зря, в сущности. Всего три-четыре года и мы меняемся местами – Майкл отправляется в этом году тонуть на Чулышман а я, лишившись его широкой спины :), веду группу на Кереть. Кереть  - мечта. Мечта ещё с тех самых пор как я, практически не имеющий опыта, услышал о ней от одноклассника. Потом понеслось – Охта, Тумча, Кутса, и вроде как и по категории речка не дотягивает, и народу на ней многовато. А тут – отдыхаем, почему нет? Поэтому при выборе между Керетью и Охтой колеблемся несильно. Ольга, возведённая в ранг начальника транспортного цеха, быстро решает проблемы с заброской-выброской, единственный неочевидный для меня поначалу момент. Билеты, хоть их вроде бы и нету, тоже появляются оперативно. Ну и команда, люди, первейшая составляющая похода. Вася, ходивший с нами в прошлом году, рвётся в бой и ударно решает свои проблемы с военной кафедрой. Саша, совершенно для меня неожиданно согласившаяся пойти с нами и её племянница Аня, про которую, кроме возраста, никто ничего не знает. Света из «Маськовских велосипедистов», увидев в переписке слово «Карелия», говорит «Хочу с вами» - кто бы возражал? Обкатанный в июне на Южной шуе Гоблин, он же Никита :), мой младший брат – с этим и так всё понятно. Супруга. К сожалению, остаёмся в этом году без Ксюхи – неосмотрительно оставленная с бабушкой ребёнка простужена под кондиционером, температура +39, какой уж тут поход... И мы поехали, куда ж мы денемся с подводной лодки-то?

Поезд. Обычный поезд в Карелию, чего мы тут не видели. Увеличившийся жизненный опыт даёт о себе знать – помимо обычного репертуара из пива и рыбы разминаемся после Петрозаводска шампусиком, очень позитивная практика. Света, похоже, всю ночь доказывала Васе, что алкоголь разрушает мозг, поэтому Вася разминается с некоторой опаской. Сама Света при этом никаких комлексов относительно разрушения мозга не имеет, полагая, что у женщин он отсутствует изначально. В Медвежьегорске наш командный лось изображает показательный сеанс прикладной торговли (чего уж там, был бы я таким лосем, я бы ещё не так торговался, при взгляде на Васю главное адреналину в штаны не выделить :) ). По результатам этого сеанса мы и становимся счастливыми обладателями свежайшей копчёной форели, которую тут же, под пиво и пулю, употребляем. В этот раз в поезде удаётся даже поспать, оставив Свету ответственной за подъём с чем она вполне успешно справляется, в два ночи поставив на ноги всю команду. Чиновник налоговой службы, мёртвого при необходимости поднимет, такие дела. Хибриса она, впрочем, будить не решилась, неосознанно чего-то опасаясь. Было чего опасаться, скажу без утайки, нелёгкое и опасное это дело – Хибрисов будить. Вполне, впрочем, благодарное, но только в том случае, если я сам об этом просил, а тогда эту почётную обязанность делегировали Гоблину.

Вылезаем из поезда, довольно оперативно перекидав шмотки. Тут же были встречены водителем Александром, с которым из Москвы по телефону договаривалась Ольга. Погрузили вещи в машину, а девушки тем временем отправились нам за пивом, продолжать процесс разрушения мозга. Мало того, что их в этом походе больше, чем мужиков, что и так негативно отражается на нашей высшей нервной деятельности, так ещё и пиво. Ну и ладно, будут у них безмозглые мужики значит, сами напросились :). Подстёгиваемые рассуждениями такого рода, встречаем с питерского поезда Аню и Сашу, закупаем ещё ящик пива (катамаран есть? Есть! А значит, должен быть забит пивом и деффками) и стартуем. До моста через Кереть ниже озера Нюкки всего 14 километров, под ним уже стапелятся две группы, разгружаемся по соседству с одной из них. Дальше веселее: если со стапелем каяков нет вообще никаких проблем, надувастик надувается за пять минут, а катамаран мы уже неоднократно собирали, то вот Маринку мы все видим первый раз и четыре листочка с распечатанной на них инструкции не дают гарантии, что у нас получится именно байдарка, а не стратегический бомбардировщик. Оно конечно бомбардировщик тоже неплохо, но на кой чёрт он нам в Карелии, медведей валить разве? Так они ныкаются почище партизан. В этот момент очень пригодилась Васина фляжка коньяка: планомерно разрушая собственные мозги, мы наконец достигли того состояния, когда каркас оказался в шкуре и застегнулись привальники и стрингера. Оказалось, однако, что это ещё не всё – теперь из двух поломанных и четырёх целых кусочков фальшборта предстоит собрать этот борт. Обречённо допив остаток коньяка, справляемся и с этим, Васин лосизм очень пригождается в процессе. Под начинающим пригревать солнышком гидримся, пакуемся, пакуемся, пакуемся... мамадорогая, сколько же у нас шмоток, оказывается. Матрасим по полной программе, так-то :). В конце концов всё увязано на катамаран и можно отправляться. Подумав, получаем следующий состав по судам: Ольга и Саша на каяках, молодёжь на катамаране, Вася пилотирует надувастик а мы со Светой идём на «самом килючем судне» © :). Далеко в день заброски не пошли, проехав перекат под железнодорожным мостом, встаём на скальном выходе на мысу в середине озера Петриярви. Вылезя на берег, устраиваем купания с каяками и без: засовываем в каяк и киляем Васю, учим Гоблина грести и вставать. Особо долго в этот день не засиживаемся, всё-таки подъём был в два ночи, и даже спирта сейчас не хочется. Гоблин немножко кидает спиннинг (безрезультатно), потягиваем немного пива и расползаемся по палаткам.

Наутро просыпаемся не поздно по причине весьма раннего отбоя. Собираемся, однако, нечеловечески долго – сказывается большой объём вещей и ненатасканность нас на их упаковку. Катамаран после упаковки начинает напоминать сухогруз, Васе тоже достаётся. К моменту выхода небо плотно затянуто облаками, а по озеру дует хороший вмордувинд. Для байдарок и каяков это не проблема, а вот неопытному, несгрёбшемуся катамарану достаётся – вперёд они идут крайне неторопливо: сдувает ветром, парусность у них огромная. Ждём кат у выхода из озера, ждём уже довольно долго, а его всё нет и нет. Сажаю в байдарку Васю, возвращаемся за катамараном вдоль берега. Катамаранщикам крепко навтыкало и в настоящий момент они проводят его по пояс в воде. Прекращаем это безобразие, меняю Васю на Аню и цепляю катамаран морковкой к Маринке. Тянуть катамаран Маринкой – ну это как фотомодель, поставившая себе целью оттараканить куда-то сумоиста. Сопротивляющегося. Лодка разгоняется и в момент натяжения связывающей суда верёвки происходит рывок, скорость падает практически до отрицательной... но я хорошо помню по прошлому году, как такие рывки помогают катамарану, лопатим дальше. Подгребаем к берегу, на котором нас ждёт остальная команда, девки ржут. В ответ на мою попытку унести кого-нибудь из них (а лучше  - всех) в озеро и утопить там к чёртовой матери Света гордо заявляет, что я обещал (!) не делать этого раньше Морского. Ну ладно, пусть так. Я не злопамятный, но на память не жалуюсь. С неба продолжает потихоньку поливать. Оставляем пока выдохшуюся Аню у меня носовой, сажаем Свету в каяк, Сашу в надувастик, а Васю оставляем на катамаране, едем дальше. Никита с Васей погребли слегка повеселее, но катамаран всё равно приходится ждать, хотя такой волны, как на Петриярви, больше не разгоняет. Изучаем лоцию: обещают пороги – целых два Щелевых и Кривой-1. В какой-то момент слышим шум воды, чалимся, меняем экипажи как было. Деффки вопросительно смотрят на Хибриса, Хибрис гордо отвечает, что там ничего нет. Вася вспоминает лоцию и говорит мне, что выделенные жирным пороги я обещал смотреть, а выделенных жирным порогов в предстоящей нам серии целых один. Или два. Хибрис гордо отвечает, что там ничего нет. Вообще, меня очень умиляли всю дорогу эти заискивающие взгляды в глаза и вопросы о том, что нам (сегодня, в пороге, за поворотом...) предстоит. Фраза о том, что я на этой реке не был, а экстрасенсорных способностей у меня не замечено и поэтому я хрен его знает что нам там предстоит на народ не действовала, странно. Так вот, после того, как Хибрис в очередной раз гордо ответил, что там ничего нет, бравые каякерши сказали ему: «Ну вот и лезь туда первым, раз так». Поскольку пропадать Хибрис не обучен в принципе, золотая рыбка ничего не сказала, пожала плечами, воодушевила матроса на подвиг и полезла туда первым. То есть первой как раз-таки полезла Света, поскольку у меня есть откуда-то привычка лезть в пороги носом вперёд. Несколько раз я предлагал ей заехать кормой или лагом, но она упорно отказывалась: видимо у неё тоже есть такая привычка. Откуда берётся только? :) Сами пороги представляют из себя типичнейшие карельские шиверы. Порадовал один из них, по-моему это был Кривой-1: струя S-образной формы, за последним изгибом которой содержится неплохая по карельским меркам бочка. Проутюжили Маринкой по центру, Света осталась довольна :). Ольга проехала вслед за нами, я даже толком не успел увидеть как, пока мы разворачивались. Утверждает, что выехала на свечке. Саня бочку объехала, а крупнокалиберные пупындры всё задавили. Под продолжающимся дождём лопатим дальше, проезжаем озеро Долгое. В процессе проезда обращаем внимание на то, что катамаран прямо-таки вальсирует по озеру, что означает во-первых то, что экипаж не схожен и во-вторых то, что матрос на нём кончился. Вся наша жизнь огромный танцпол, ага. Дойдя до острова вылезаем, ждём катамаран. Продолжает накрапывать, на улице не май месяц настолько, насколько это в принципе возможно. Вася с хитрым прищуром достаёт из кармана своего спаса мою фляжку с коньяком – оказывается, я его чуть не оставил на стапеле. Коньяк нас слегка воодушевляет. Дожидаемся молодёжь, делаем очередную перетасовку экипажей – Ольгу с Васей на кат, гоблина в джайв, Аню сажаем в надувастик и привязываем его к байдарке, ибо Саша боится что в противном случае Аня отстанет и мы её забудем. Ничего не говорю по поводу столь  богатого ко мне доверия – проще молча привязать ватерфляй к Маринке и отчалить. Темп сильно не увеличивается – теперь на джайве зажигает спирали не обученный ехать прямо Никита, приходится поменять их с Ольгой. Долго ли, коротко ли, доезжаем в результате до озера Керчуг, который с утра рассматривали как один из вариантов стоянки. Бракуем два скальных выступа по правому берегу (грязно, мало ровного места), посылаю девчонок-каякерш на остров посмотреть что внутри. Внутри оказывается на удивление неплохо. Ну, мало дров, и ладно – народ нарубился уже настолько, что такие мелочи никого не волнуют. Натягиваем тент, собираем под ним палатки, параллельно поглощаем перекус. Пока собрались готовить ужин, открыли первую банку неучтённых оливок и вот под них после такого денька отлично пошёл спирт. Приятно удивила Света, облагородившая мужскую компанию спиртопотребителей своим обществом. Весьма удивил Гоблин, физически неспособный отхлебнуть из кружки со спиртом меньше чем в ней есть. Немало удивились остальные девушки, когда Света объяснила им, что спирт вкуснее водки :). А что, так оно и есть – никаких примесей, отлично согревает, после такого дня организм воспринимает этот эликсир тепло и с благодарностью... да что там говорить, я ещё в прошлом отчёте по Калге вспоминал эти процессы, с тех пор мало что изменилось. С неослабевающей надеждой глядим из-под тента на полоску чистого неба на горизонте: в Карелии небо может за пятнадцать минут затянуть недели на две и точно с той же скоростью теоритически возможно наступление хорошей погоды. Сегодня нам везёт – дождь, шедший весь день, через некоторое время прекращается. Втыкаем на луну в облаках, потом понимаем, что дураки – прекращаем втыкать и бежим фотографировать. Народ расползается по палаткам, а я неторопливо беседую с Ольгой, на тему планирующегося завтрашнего прохождения Мураша. Я её уверяю, что ничего страшного в нём нет и всегда можно поехать его на кате; Ольга, в свою очередь, утверждает, что если она его не пойдёт, то типа команда ей верить не будет. На этом месте Хибрис озверел и разродился тирадой на предмет того, что с командой не надо меряться мужскими половыми признаками, команду надо беречь и наставлять, в идеале – незаметно :). В общем, обменявшись политвнушениями, засыпаем.

Наутро облачность переменная, но вроде получше чем вчера. Вася фирменным методом запаривает овсянку, мужская часть коллектива устраивает фотосессию вокруг запрыгивающей в неопреновые штаны Светы. Женская, соответственно, косится на это с неодобрением, но за такое зрелище можно и пострадать :). Собираемся опять адски долго и в мою голову приходит мысль о том, что неплохо бы организовывать подъёмы – от момента просыпания до постановки на воду у нас проходит почти четыре часа. Впрочем, всё к лучшему – будучи таки намочены дождиком при сборах, на воду выходим под солнцем. Пригревает, радостно лопатим по плёсам, любуясь скальными выходами по бокам. Гоблина научили подтабанивать и теперь его лосизм идёт на пользу обществу – вместо того, чтобы закручивать кат вокруг своей оси, перегребая матроса, он потихоньку, но гораздо лучше вчерашнего движется с Аней вперёд. Выходим в озеро Травяное – и действительно, лоция не обманула, очень живописные места, много островов. Солнце всё-таки очень сильно добавляет Карелии красок и когда вместо однородной серости появляется синий цвет в озере, зелёный на деревьях и голубой на небе, да ещё всё это оживляют разноцветные каякеры – настроение растёт с завидной скоростью. Выход из озера – ворота, созданные не скальными выходами, а мысами с лесом. Нечастое зрелище и очень симпатичное. Продолжая грести вперёд, замечаем, что за нами небо затягивает. Однако хорошее настроение и твёрдая уверенность в том, что не пропадём, делают своё дело – с этого дня дождя в походе больше не было. Совсем. А это, пожалуй, лучший подарок, какой может выпасть от карельской природы, да ещё в августе. Продолжая грести вперёд, в определённый момент оказываемся в живописном болоте. Света начинает вздыхать об отсутствии герметичного бокса либо водонепроницаемой мыльницы, остаётся только повздыхать вместе с ней. Впрочем, тогда бы двух гигабайт на поход ей бы точно не хватило, да и я верю в то, что к следующему году у кого-то из походных фотографов появится хотя бы один из этих предметов. В реке между тем опять начинает потихоньку булькать, смотрим лоцию и сыпемся без просмотра, но через некоторое время Ольга вспоминает о том, что Мураш оснащён заходной шиверой, посему после порога, напоминающего Белый Клык, чалимся на струе. В процессе чалки Хибрис был крайне удивлён силе и эффективности гребли своего матроса – такие среди девушек попадаются нечасто. В результате чалка отработана отлично, ровно где хотели. Вылезаем на берег и ой – стоять негде. Погуляли, покружились и дождались возвращения снизу Сани, которая развеяла наши заблуждения, сообщив, что до Белого клыка мы не дошли и надо сыпаться ниже – стоянка есть на пороге. Мураш на сегодня в наши планы уже не входит, поскольку время не раннее. Проезжаем Белый Клык, отрабатываем ещё одну красивую чалку со струи в улово – и тут я понимаю, что на солнце в неопрене жарковато и есть отличный вариант искупаться – проехать по основному валу порога самосплавом. Так и делаю, Вася кладёт мне морковку (чуть ниже, чем надо) и получает выговор за то, что встал на страховку без каски – сдёрнуть случайно страхующего с берега дело вовсе даже нехитрое. Тут и Света собралась с духом для самосплава, результат ей, похоже, понравился. При укладывании спасконца я, правда, допускаю ту же ошибку, что и Вася, но зато отлично отрабатывает своё стоявшая на страховке Ольга, сдёрнув Свету со струи каяком. Разгидриваемся, оббегаем окрестности и понимаем, что стоянка отличная – масса дров «как любит Вася», которые можно валить руками, открытое место, внизу шиверка булькает – чего ещё надо для счастья? Спирту? Так мы его и налили, и выпили за ужином, очень душевно получилось. А раз счастье настало, то почему бы не сделать днёвку, раз график позволяет, а количество стоящих в лесу дров позволяет надеяться на баню? На том и порешили, и с этой мыслью расходимся. Подъём отменили, конечно, какой же подъём на днёвке.

Проснувшись, затракаем и гуляем по окресностям. Интересуемся у Саши о причинах её прижимистости как завхоза. «А потому» - отвечает она мрачно – «что иначе на середине дистанции у нас кончатся продукты и нам придётся сосать уй». Переглядываемся с Васей и не сговариваясь хором заявляем, что нас это устраивает :). Любуемся на выражение лиц женской половины группы и, не дожидаясь безвременной кончины от метко летящего половника, начинаем таскать дрова. На берегу явно был низовой пожар, очень много деревьев имеют отгоревшие корни и чтобы свалить их, достаточно облокотиться. Первую сушину приношу в режиме «пошёл пописать – принёс дерево». Народ ржёт на тему, будто бы я его свалил струёй, переубеждать не стал, пусть лучше они меня опасаются :). Вася с Никитой тем временем собирают каменку, над очагом кладём таганок по прошлогодней технологии дяди Миши. Девчонки расползлись в лес по чернику, под баней развели костёр и активно топим. Осталось всего-то связать каркас, вот только после обеда всем лень этим заниматься, поэтому из вяжущих в активе кроме Хибриса был безотказный Гоблин и не бросившая товарищей в биде Света, втроём управились довольно быстро. Окинув взглядом угрожающе покачивающуюся конструкцию (что вы хотите, это первая баня, которую я делал в походных условиях) отправляемся посмотреть на Мураш, по лоции до него должно быть порядка двухсот метров вниз по течению. По берегу идёт вполне нормальная тропа, местами мокроватая. Вдоль тропы растут грибы самых разнообразных форм и размеров, на одном из них положенная для масштаба зажигалка почти теряется :). Доходим до Мураша, он представляет из себя мощную шиверу, в нашу высокую воду проблем с прохождением в принципе не должно возникать, руби себе по центру и не горюй. Света активно занимается фотографированием, а в это время на выходе из первой ступени торжественно ложится байдарка. Фотографируем и её и не торопясь плывущего за ней каякера на какой-то родео-табуретке. Вот всё-таки технику не пропьёшь – народ тут боится, пишет в лоции «3-4кс», а дядя не торопясь, буквально нехотя подмахивая веслом, с наплыва. За байдаркой. Красиво поехал, мне понравилось. Периодически играя в горных козлов (над второй ступенью порога тропа идёт высоко) возвращаемся обратно в лагерь, там к тому времени просыпается от послеобеденного сна народ – и можно в принципе накрывать баню. Вот тут мы в очередной раз испытали секс – взятого Васей полиэтилена не хватило на изваянный Хибрисом мегакаркас, поэтому в дело идёт всё: полиэтилен, скотч, пенки, пакетики... поллагеря мы в результате присобачили на эту баню и каким-то чёртом обмотали. Гордо глядя на творение рук сових, сомневаемся, стал бы типичный бомж жить в такой хибаре или всё-таки попытался бы соорудить нечто более внушающее доверие. Пока товарищи переносят баню с целью установить её над каменкой, в очередной раз пытаюсь убедить Ольгу, что в Мураш идти не страшно, в Карелии порогов нет и что вот уж слёзы из-за этого ну точно лить не стоит. Проведя за этим занятием почти полчаса, замечаю периферийным зрением подпрыгивающего Васю в модных трюселях™ и понимаю, что пора идти париться. Залезаем. Ну... баня травит пар во многих местах, конечно, но если постараться, то получить удовольствие можно. Значит, будем стараться – мы ж её весь день делали, и пока мы в этом шалашике не поймаем кайф, никуда не вылезем :). Опытным путём понимаем, что пока поддаём, в бане вполне тепло. Находим угол откуда травит меньше всего и дальше система следующая: я кидаю на камни воду и сразу после этого мы с Васей старательно руками подгребаем пар в угол, где стоит Света и хохочет, на нас глядя. В общем, типа попарились, заодно и похихикали. Вскоре присоединяется Ольга, попытавшись проделать в бане незапланированный вход; впрочем, дыр уже и так больше, чем бани. На прощание выливаю на каменку полкана воды, нам всем дружно втыкает и мы вылезаем в речку. Вечером оттягиваемся черничным морсом (отлично получилось, только вот я в него высыпал чуть не половину взятого с собой сахара и с этого момента сахара настал жёсткий дефицит) и пожаренными Никитой грибами. Справился он с этой задачей отлично, вот только то ли из вредности то ли из снобизма жарить стал только подосиновики, презрев сыроежки. Грибов в результате получилось мало, но зато очень хорошо. К ним сделали карпюр, после чего Света активно помрачнела и пошла спать в палатку. Это только на следующий день мне удалось выяснить, что проблема была в том, что кто-то что-то не то съел :), а тогда я с перепугу снял оставшийся карпюр из раскладки в запас – чёрт его знает, что это за адский продукт, от которого с людьми такое делается :). Позажигав ещё немножко с применением гитары и повтыкав на ночь глядя в порог, залезаем в палатки с мыслью о том, что завтра нам лезть в Мураш.

Просыпаюсь от бодрого и радостного девичьего крика «Вставайте, погода отличная»! Каждый раз бы так – заряд оптимизма, не вылезая из спальника. Вчера вечером перед тем как ложиться спать, назначили Свету ответственной за подъём (поскольку в поезде у неё это получилось очень хорошо) и поставили его на восемь утра. Ну, вот и этим утром оно получилось весьма неплохо. Это, конечно, тема для отдельного экскурса – толстый ленивый Хибрис, который на работу-то раньше десяти утра как правило не встаёт, в лесу, в собственном долгожданном отпуске, просит разбудить его в восемь утра. Ну а что делать, если собираемся мы по четыре часа, а в начале первого, всё-таки, очень желательно быть на воде. Видно, что потихоньку акклиматизируемся и вкатываемся в походный режим – вот уже и Гоблин (почти) самостоятельно привлёкся к увязыванию вещей на катамаран, подкачиваем байдарку и отплываем на место промежуточного сбора перед Мурашом. Тактику прохождения определили ещё с вечера: сначала Ольга с Никитой на кате, потом Маринка – до улова между двумя ступенями. Дальше катамаран и байдарка страхуют прохождение остальных и сливаются вниз. Так и получилось, лодка плавно и аккуратно прорезала все валы, Хибрис даже сделал вид, что одел юбку (главное – не говорить об этом матросу, я же ей обещал, что юбку буду одевать только перед серьёзными порогами, пусть девушка гребёт спокойно :) ). Позабавил эпизод перед стартом, когда при отчаливании катамарана Хибрис напутственно пожелал его экипажу: «Ну, якорь вам в жопу!». А в ответ получил от Ольги мрачное: «И тебе сто хуёв в рот». Команда на месте повыпадала в осадок, совершенно не вкурив, что это тут начались за разборки. Ну конечно, откуда же им знать, что эта славная традиция унаследована ещё от Старого Солдата, с Кутсайоки, боевой клич перед определяющими категорию препятствиями. Ну и на проходе второй ступени, на самом выходе, экипаж Марины устроил отжиг – куда ж нам, таким красивым, без отжига? Под байдаркой внезапно образовался обливняк (да, Хибрис, про него даже писали в лоции, не в тебя, коня, лоция), с которого она и свалилась лагом. Опора на весло, в отличие от какого-то из Щелевых, не помогла: обливняк был, сцуко, высокий. Киль... на ровном месте, в луже уже практически. Отстреливаюсь, держу весло, дежу лодку, всё вроде на месте. Нет, не на месте. Матроса не вижу. Собрался уже паниковать, как всплывает каска – ну наконец-то, здравствуйте. Уже только на выброске Света рассказала мне, что всё это время она плыла под байдой и дышала воздухом, оставшимся в ней после киля. А тут – причалили на берег, состроила глазки и скромненько так: «Хибрис, ты меня не обижай, но вообще-то я этот камень видела». Никак не укладывается у девушки в голове, что иногда и вперёдсмотрящий должен командовать капитаном. Ну не страшно, на небе солнце светит, отлично, в сущности, искупались. Отливаемся, едем дальше, вплываем в озеро Новое. Озеро весьма фотогенично, Карелия опять радует красками, а мы опять сокрушаемся об отсутствии в кармане спасика Pentax WR. Четырёхсотый Canon отличная штука, спору нет, я сам такой хочу, но толку от него, когда он в герме за спиной матроса. У одного из мысов поджидаем кат, думаем, чем бы стимулировать его экипаж, чтоб им греблось вперёд лучше. Озвучиваю мысль о том, что вот у меня на носу сидит красивая девушка, отличный стимул, только вот засада – сколько ни гребу, никак не дотянусь, как ослик и морковка практиццски. В ответ получаю от супруги мрачное: «Я тебе дотянусь» - умеет приободрить :). Зажёвываем по выданной заботливым завхозом конфете, запиваем старательно заныканной в корме бутылкой воды (нет, не вопрос попить из озера, вот только зачёрпывать руками очень уж неудобно) и лопатим дальше. Заслышав басовитое жужжание, оборачиваемся и видим кат с мотором – таким образом ещё давно Майкл мечтал ходить по озёрам. На жужжащей пупындре четыре довольных и, судя по её виду, изрядно косых мужичка. Спасов и касок на них, естественно, нет, но свою голову всем не поставишь, проезжайте спокойно, товарищи. «Порог первой категории сложности «Сухой»» залит полностью – проезжаем под автомостом, отмечаем общую дохлость экипажа катамарана, едем до железнодорожного моста. Мост недавно выкрашенный, весь симпатичный, по нему бодро шпарит электричка Лоухи – Кандалакша и какие-то товарняки, но вот незадача: высадиться для перекуса, которого уже очень хочется, некуда. Можно в болото при желании, но там же ж сожрут моментально. Договариваемся с командой что мы идём вперёд до первого места для перекуса и разгоняемся – теперь не надо постоянно оглядываться на кат и можно немножко погрести в своё удовольствие. Удовольствия не очень надолго хватило – проскакиваем что-то каменистое с течением (по лоции гордо называемое Кривой-2, аж второй категории сложности) и обнаруживаем себя в озере Кривом. И всё бы было ну ваще отлично, только вокруг заняты все возможные стоянки и сухие места. Перегребаем озеро, благо оно небольшое и вылезаем на берег. Стою, гордо смотрю в озеро, даю матросу возможность побыть наедине с природой, вспоминаю Марк, тихо стоящий в гараже в ожидании меня, напеваю что-то под нос – а вот и перекус наш едет, помахиваем ему яркой стороной Светиной сидушки. Перекус перекусом, надо бы где-то встать, но где? Озеро весьма красивое, но тут уже ловить нечего: всё занято. Посылаю... да в общем, сам себя как самое скоростное судно, посылаю занимать стоянку, которая по лоции должна быть на пороге Долгий. Проезжаем какие-то болотца с островами, слышим – булькает. Видим – падает. На берегу перед порогом видим осматривающую его группу, которая только что прошла мимо нас, пока мы перекусывали на озере. За порогом вижу лоб: ага – стоянка. Решаю идти сходу, слышу от Светы рассуждения в духе: «А может не надо?». В общем, заканчивает она эти свои рассуждения уже на гребне слива. Падаем и чувствую... буквально всеми фибрами собственной жопы чувствую как сквозь кильсон, шкуру, сидушку и неопрен эта жопа прикладывается к камню. Утешаю себя тем, что этот камень в сливе гарантированно объезжается только с сигнальщиком – слив широкий, с воды там всё равно толком непонятно, куда заходить. Имеем половину лодки воды и подспустившие баллоны – зато у осматривавшей порог группы мы выиграли по очкам, стоянка наша. Обильно удобрив её вёслами и снаряжением, отправляемся по берегу смотреть, что же это мы такое прыгнули. По дороге упрашиваю Свету никому не рассказывать, кто её учил так ходить пороги :), но понимаю, что дохлый номер. Ладно, сам уже теперь всё описал, больше можно не бояться, вот прям так и озвучиваю: у Хибриса в голове полиэтилен. Моск разрушен потому что. Подходим к порогу – добротный такой слив, сантиметров пятьдесят а то семьдесят в нём есть. Молодцы, хорошо прыгнули, радуюсь за экипаж. И в это время как раз через порог точно так же, с наплыва, сыплется наша группа – сначала двое каякеров, потом Вася на Ватерфляе и под конец, на сладкое, разухабистая пупындра с логотипом Raftmaster. Наши на месте, ставим лагерь, выносим суда, купаемся, заодно катамаран разгрузили. Втыкаем лагерь и, с широкой души изображаем на ужин пасту с грибами и мидиями (!), которые Света взяла в качестве сюрприза. Паста улетает на ура, оставляя после себя команду обожравшихся гоблинов. Старательно ныкаем все вещи и связываем друг с другом занесённые в лес суда – недалеко отсюда деревня и, если верить лоции, на стоянке под Долгим были замечены случаи воровства. Света пытается расстраиваться по поводу подмоченной четырёхгигабайтной флешки, с которой теперь отказывается работать фотоаппарат. Ну хочет расстраиваться человек – это в принципе его дело, но тем не менее пытаюсь объяснить, что в походе всегда обязательно что-то продалбывается, это данность, и совершенно не повод пребывать остаток похода в мрачном настроении. Вася старательно клянчит у Ольги детский крем, после чего удаляется в палатку, в которой живёт со Светой и Никитой. Из палатки после этого начинает доноситься какая-то странная возня и стоны – для чего он там этот детский крем использует, хотел бы я знать..? :). Посидев ещё слегка у костра, перемещаемся караулить воров в палатку, где под дружное похрапывание и прокарауливаем до самого утра :).

Подъём был опять в восемь, но титаническая тушка ленивого Хибриса подло его проспала, поднявшись только к девяти. Народ уже сидит у костра и мастерит что-то на тему пожрать, а мне достаётся по голове от Саши за то что мол она маленькую девочку пинками выгнала из палатки а ты, сцуко, знай себе давишь, как будто подъём тебя не касается. Ну пусть поругается, брань на вороту не виснет, у меня так в особенности. Тем не менее, поскольку педагогический пример всё-таки нужен, а привычки завтракать у меня нету, пока народ кушает и мнёт писю, быстренько пригребаю палатку со словами о том, что мне важен не подъём в определённое время, а выход на воду не позднее определённого времени. Отмазался, типа. Впрочем, Саше с Аней действительно можно вставать на час позже – собираются они реально быстро. Прогулялся в лес, заодно посмотрел на выходную ступень Долгого – ничем не выдающийся слив, а после него какие-то мелкие шиверы. Камнежопинх, натюрлих, штангенциркуль. Сегодня в программе дня три километра этого камнежопинга, потом четыре километра плёса, порог Варацкий, про который в лоции написано «четыре» (знаем мы эти ваши четыре, плавали...), а стоять хотели на Краснобыстром. Запихиваем вещи в герму, гидримся. Попутно Аня вынимает из меня не пойми каким образом посаженную занозу, это большое счастье – теперь гребущая рука будет грести по-человечески. Загидрившись, обращаю внимание на то, что сегодня я совсем не принимаю участие в упаковке катамарана – справляются Вася с Никитой. Это большое достижение для Хибриса как для педагога и ещё большее – как для лентяя :). Выезжаем. Нет, не выезжаем. После вчерашнего феерического прохождения Долгого у байды спустили баллоны, надо подкачаться. Пока подкачались-упаковались-посадили Свету-натянули юбку, остальная часть команды пошла вперёд, я опрометчиво полагал, что на четырёхкилометровом (по лоции) плёсе на Варацком мы их легко догоним. Что ж, вот именно поэтому я и не живу в Сочи. Едем, замечаю, что лодка сидит существенно ниже обычного, даже на самых тривиальных вальчиках через моё гостеприимно распахнутое очко заливается вода (ну да, я же обещал одевать юбку только на серъёзных порогах...). Поскольку сидим ниже, на следующих за Долгим шиверах начинаем скрести камни. В определённый момент садимся, приходится вылезать из лодки и снимать её руками – а вот, поставив байдарку на струю, нормально сесть в неё мне уже не удаётся – успеваю засунуть только одну ногу и судно отправляется в плавание, оставшейся ногой, руками и веслом тщетно пытаюсь отбалансировать всю эту конструкцию, хорошо матрос не видит J. Балансировать получается недолго, лодка цепляет ещё пару камней, Хибрис всё более угрожающе раскачивается (кто сказал «Секс в гамаке в позе ласточки в грозу»? Вы с байдаркой попробуйте!) и в определённый момент радостно командует «Киль»! Света оперативно отстреливается, сколько-то считаем задницей (теперь уже своими, а не Маринкиной) камни, цепляясь за залитую водой байдарку, ну и наконец доезжаем до места, где удаётся встать на ноги и остановить лодку. Отливаемся, грустно констатируем факт, что от баллонов ничего не осталось и начинаем развлекаться по настоящему – где удаётся едем, где мелко, ведём байду впроводку. С ужасом представляю себе, что здесь происходит в «обычные» годы – в этом году, типа, воды много. Ну и скучаю по полиэтилену, не без того. Там камень, не камень – проскребаешься и едешь себе, здесь же очень жалко шкуру, да и без баллонов сидим в воде гораздо глубже, чем с ними. Опасаюсь сцены ревности со стороны супруги по поводу нашей задержки – и ведь не ответишь же, почему так долго, именно этим же и занимаемся, только участвуют ещё байдарка и речка, отвязнейшая групповушка, мдя... Забегая вперёд, должен сказать, что супруга смогла-таки поставить себя на наше место и неудобных вопросов задавать не стала, молодчина :). В общем, шивера в какой-то момент кончилась, спасибо ей за это. Отливаем байдарку, едем по плёсам. Вот всё-таки, когда не надо ждать катамаран, совершенно другие ощущения, проезжаем указанные в лоции четыре километра довольно быстро. Перед порогом видим, что группа наша уже здесь, ушла на осмотр, а Аня сторожит суда и вещи, чалимся и идём смотреть, что же за четыре там дают. Никакая заходная шивера, изрядный (с метр) разделённый камнями на три параллельные части слив, из которых реально можно проехать только правую часть. Ну, был бы я на полиэтилене, рискнул бы прыгнуть по центру ради интереса, когда полиэтилен и в голове и под сидушкой, результаты иногда выходят занятные. А так – справа, под островом. Правее острова находится функционирующая в нашу воду канализация, дальше струи объединяются и очередная порция шиверы до автомобильного моста. Два плюс, в общем, с перепугу и за необходимость точного манёвра на заходе может даже и три, но четырьмя тут не пахнет. Понимаю, что хоть Хибрис и дурак, но байдарку жалко и в состоянии «без баллонов» нам тут сегодня светит именно канализация. Может и не зря Солдат зовёт меня «великим канализатором», я действительно зачастую стараюсь объехать всё, что можно объехать. Пока осматриваем порог и решаем, кто и с кем туда полезет первым, у людей радость: идёт коммерческая группа щукарей. Первая лодка не успевает уйти направо и, как на постамент, приезжает на камень над сливом. Вторая лодка проходит слив, но, также недоработав направо, ложится на камне за сливом – и остаётся там лежать, экипаж смывает в выходную шиверу. Я даже не буду тут сейчас перечислять весь воспоследовавший цирк – кто видел, и так всё помнят, кто не видел, тому лучше не знать. Отдельной строкой в воспоминаниях стоит кадр прохождения порога каркасной байдаркой в то время, как вытаскивающие щуку поперёк основной струи щукари трогательно держат натянутую морковку у них над головами. Но вот щукари рассосались и посыпались наши: сначала проходят Ольга с Гоблином на катамаране, Джайв, как обычно, привязан к нему сзади – для увеличения категорийности. По матерной мимике Ольги видно, что Никита слегка недогребает, но её бодрые поощрения вовремя сработали – катамаран чисто проехал основной слив и поплескался в шиверу. Дальше Саша на Дьябле – как обычно, чисто, технично – одно удовольствие наблюдать. Вася... Вася отжёг – недоработав на гружёном Ватерфляе направо, он выезжает на обливняк, где навернулась вторая щука, и красиво с него скатывается. Картинно полуобернувшись в камеру, уезжает в выходную шиверу. Краем уха замечаю голос кого-то из соседней группы: «Видел, как хорошо проехал – крут. Ему так можно, а вам – нельзя!». Ну вот, все наши внизу на страховке, пора уже ехать на Маринке. По дороге к месту старта засматриваем заходную шиверу, в очередной раз ничего там не обнаруживаем и собираемся поддуваться. Надуваем один баллон, а при попытке накачать второй соска остаётся у меня в руках. Так, понятно, до ближайшего ремонта баллонов у этой лодки больше нет: идти на одном подкачанном баллоне – безумие, будет постоянный сильный крен. Спускаем только что накачанный баллон, вижу в глазах у матроса отчаяние. У матроса, который гребёт не хуже иного лося, у матроса, политико-моральное состояние которого не смог подорвать недавний камнежопинг и явные потери в байдаркиной шкуре. Что делать-то, Хибрис? Проверенный метод неприменим, остаётся только одно – садиться в лодку прямо сейчас и проехать всё чисто, мы же это можем, так ведь? Ну вот, осталось только сделать чтобы Света это почувствовала. Проходим заходную шиверу, как хотели соскакиваем с основной струи меж двух камней и едем по канализации. Сидим глубоко, камни цепляем, каждый – как царапина по сердцу, очень жалко девчачью шкурку, пытаюсь про себя успокаивать байдарку предстоящим ремонтом, мол будешь как новенькая. На слиянии с основной струей цепляем камень и разворачиваемся кормой, дальше – замедленная съёмка: от страхующего ката к нам пытается подойти Гоблин, чтобы чем-то помочь, приходится его отгонять: что делать, он не знает, а сейчас всё надо сделать очень аккуратно, ложиться нельзя. Аккуратно открениваясь, слезаю с очередного камня, полоска чистой воды, планирую разворот через левый борт, налитая водой лодка весла почти не слушается, отбрасываю корму и кричу матросу «Налево!» - лопатит вперёд. «Налево! Налево, блядь!». Без толку, понимаю, что человек в ступоре, как-то справляюсь сам, чуть не словив лагом ещё два камня. После того, как лодка развёрнута носом вниз по струе, можно физически ощутить, как напряжение покидает организм – осталась-то серия небольших валов в выходной шивере плюс надо аккуратно выбрать самое глубокое на струе место. С переменным успехом мне это удаётся, проезжаем автомост, чалимся. Far from perfect, но для наших обстоятельств... в общем, мы это сделали: не допустили обноса и не допустили киля. А что до зацепленных камней, так ремонт байде был прописан ещё до Варацкого. Отливаем лодку, обмениваемся впечатлениями и едем дальше – на Варацком было минимум три группы и все они планируют где-то стоять, поэтому стоит делать всё активно. Дойдя до озера Варацкое, разделяемся – наша текущая, но всё ещё шустрая лодка идёт вперёд, не позволяя потенциальным конкурентам обойти всю группу. Обходим остров, и я краем глаза замечаю, что за нами кто-то есть. Оба уже нарубились на шиверах и в Варацком, но есть значит есть. «Света, за нами хвост». И мы не то, чтобы вломили – но крайне активно погребли к мысу, обозначающему выход реки из озера: выглядел он так, как будто на нём есть стоянка. Идём и удивляюсь: откуда в этом хрупком создании столько здоровья делать такие мощные гребки (учтите, девочки и мальчики, что в лодке очень хорошо понятно, сколько именно энергии тратит каждый из гребцов). Озвучиваю вопрос, получаю в ответ: «На берегу расскажу» и понимаю, что здоровья осталось не так уж много. Но мы уже почти доехали. Не из последних сил, но с чувством выполненного долга причаливаем и идём смотреть что там за стоянка, решаем что для наших целей вполне подходит: не очень много места под палатки, но  довольно чистый лес и отличный вид на озеро со скального мыса. И тут нас обоих настигает вопрос: а от кого мы, собственно, убегали? Смотрим на озеро и видим... Васю. Чуть не убили его там, нельзя ж так народ пугать – он, оказывается, попросился у Ольги нас догнать, почти догнал, напугал, и мы вломили, заодно и потренировал :). Что характерно, богатый впечатлениями день на этом не кончается: сегодня – день рождения Гоблина. Поэтому, как только появляется лагерь и костёр... Хибрис начинает играть в овчарку, пытаясь собрать всех в одном месте. Задача нелёгкая – народ постоянно норовит разбежаться по своим делам, но в итоге всё же удаётся привязать компанию гламурных подонков к одному месту. Ольга выносит гермочку, а я достаю из неё спальник, который и вручаю Никите. Именинник радостно приплясывает вокруг группы, пытаясь всех облобызать, а мы в это время достаём специально для этого дня припасённый КБ и выпиваем за его здоровье. Однако несмотря на то, что выпивать за здоровье Гоблина существенно интереснее, чем заниматься чем-то полезным (Хотя с другой стороны, выпивка за здоровье Гоблина полезна для Гоблина. Надо будет обдумать эту мысль...), на завтра запланирован ремонт Маринки. А значит, её надо высушить. А это, в свою очередь, означает, что сегодня её надо разобрать. Впрочем, при помощи Васи, плоскогубцев и какой-то там матери справляемся с этим вполне оперативно, выворачиваем шкуру и вывешиваем её под тент, сохнуть, предварительно накачав с виду целый баллон дабы проверить не травит ли он всё-таки где-нибудь. Продолжая активно поздравлять Никиту, продолжаем употреблять КБ, любуемся закатом, и в конце концов достаём гитару. Нас при этом, правда, как обычно, остаётся всего три бойца – я, Ольга и Гоблин – но когда меня это смущало, гитару-то я брал в основном для себя. Когда КБ подошёл к концу, помутнившееся сознание Хибриса решило, что гоблину надо вкатить ударную дозу спирта, чтобы он не буянил в палатке и не мешал Васе пользоваться детским кремом :). Сделали, после чего пошатывающаяся его тушка в режиме самонаводящейся ракеты сфокусировалась на палатке, куда и отправилась, спотыкаясь. Отправились в палатку и мы – хоть завтра и днёвка, предстоит многое сделать.

Вчера народу, судя по всему, навтыкало – просыпаюсь и вылезаю из палатки первым. Солнце светит, про птичек не помню, в лагере нет никого, все спят. Очень хорошо, можно хитро помыться – а то знаю я их, понабегут с фотиками. Потряс супругу на тему шампуня, она решила ко мне присоединиться. Вода на редкость бодрящая но, прямо скажем, не Онежское озеро и уж тем более не Полометь. К моменту выползания из палатки Васи мы уже вылезали на берег. Вася, впрочем проникся этой инициативой и сам пошёл «купать слоников». Организуем завтрак (вот процесс организации и поглощения завтрака как-то постоянно проходит мимо меня, ибо я заранее, ещё до похода, открестился от его приготовления, а кушать с утра меня как правило не тянет), слегка бакланим – и переходим к основной задаче нынешней днёвки – заклейке Маринки. Света вчера весь вечер с переменным успехом оттирала остатки клея от соски – и таки оттёрла. Зачищаем, протираем бензинчиком, прогреваем старым как мир способом: угли в консервной банке, лепим заплатку, прижимаем, прогреваем... в общем, при должной отлаженности этот процесс легко поставить на конвейер – но поскольку заплатки на баллоны ставилось всего две, да и то одна из них профилактическая, толком втянуться не успели. Всё, дальше байду до просыхания баллонных заплаток клеить нельзя, оставляем её сохнуть и приступаем к сооружению днёвочного горохового супа. Снова был выручен собственным матросом, в то время как народ пошёл киляться/самосплавляться по перекату, Света неаккуратно попалась Хибрису под вопрос «Есть занятие»? И, даже не попытавшись отмазаться, села нарезать продукты под суп. Продукты мы нарезали не очень активно, поскольку Ольга, Саша и Никита в этот момент устраивали показательные киляния катамарана на озере. Народ из мимоплывущих групп сначала дружно захохотал, увидев опрокинутый рафтмастер... а потом столь же дружно замолчал, увидев, как девушки поставили его на ровный киль. К моменту нарезания грудинки из окружающей среды материализовался Вася, припомнивший, как он год назад таскал грудинку у меня из-под ножа и не подозревая о том, насколько, оказывается, это было опасно. Хибрис дал Васе понять, что несмотря на то, что грудинку нарезает Света, это занятие не стало менее опасным – я и веслом поперек спины перехватить могу. Тут же в коллективном мозгу родилось четверостишие про адмирала: «На заре ты его не буди, а иначе получишь веслом. И грудинку его не кради, а иначе получишь веслом». Задобрить пытаются – подумал Хибрис – не пройдёт. Вася понял, что так ему тут ничего не отломится. Принёс фляжку с коньяком. Хибрис задумался. Вася открыл фляжку с коньяком, донёсся аппетитный запах, мягко наложившись на запах грудинки, которую не переставала нарезать Света. Хибрис поднял правую руку... Можно. Три очень маленьких кусочка, сам сейчас отберу, каждому по одному, закусить коньяк. И никому не говорите, что вам удалось получить грудинку у Хибриса, способ её добычи до раздачи супа должен оставаться тщательно оберегаемой тайной... а иначе получишь веслом. Два раза. Вася, дорвавшись до запретного плода, отправляется в палатку досыпать, а я старательно отправляю Свету купаться, благо она хотела, да я не вовремя зацепил её с нарезкой. К тому же и загидренная Ольга нарисовалась на берегу с огоньком в глазах. «Давай-давай» - говорит – «пойдём со мной, Никита нам морковку покидает». Отъезжают подальше от берега и с озера начинают доноситься женские визги. Как выяснилось впоследствии, в этот момент Ольга невинно поинтересовалась у Светы, желает ли та киляться добровольно или принудительно – и дала три секунды на размышление :). Насколько я помню, разум победил и операция была совершена в добровольном порядке :). Девушки причаливаются обратно, к этому моменту уже и обед готов. В процессе Саша со Светой пытаются бурно выяснять отношения на предмет того, когда же на самом деле надо пить чай: до еды или после. И чего они друг к другу прицепились, хотел бы я знать? Не чувствуют своей беды, опять же – вот они сейчас ещё немного пособачатся и Ольга начнёт разнимать их по принципу «обоим в жбан», она уже готова, видно же :). Ну а после обеда, как обычно, самое интересное: сейчас надо проверить баллоны на Маринке (это-то как раз быстро), а потом заставить себя её собрать, поскольку шкуру имеет смысл клеить именно в натянутом состоянии. После обеда заставить себя что-либо сделать непросто, но мы ж герои, ещё и не на такое способны. Берём фляжку коньяка (твёрдо помня, что без коньяка эта лодка не собирается), шкуру, каркас и идём устраивать побоище. Собственно, сборка содержит три ключевых элемента: ровно вставить набор в шкуру, состыковать замки кильсона и привальников и... собрать фальшборта. С первыми двумя пунктами особых проблем не возникло, а вот с фальшбортами всё дело в том, что две из трёх секций ставятся нормально, а ту из них, которая будет вставать последней, придётся устанавливать с усилием, разжимая руками уже практически готовый каркас. Бурное и эмоциональное обсуждение того, какие две части устанавливать первыми, затянулось надолго, и закончилось решительной фразой: «Давайте начнём с задницы, а в середине поебёмся». Матерились мы при сборке много, но представив себе эту фразу вырванной из контекста, сложились все. Ну, в общем, вышло как хотели – в середине действительно пришлось, м... постараться. Второй фальшборт дался легче – Вася в какой-то момент сломал «лишний» замок на одной из трубок, после чего с радостным воплем: «Ура, она теперь совсем легко собирается!» быстро воткнул всё на место. Собираемся с духом для заклейки и тут лагерь замирает – к сходящей в воду скале, у которой мы причаливали, сначала подплывает, а потом и выходит на берег семейство уток. В принципе понятно, что они здесь забыли: на скале весь день мыли каны, и там осталось много вкусного. Тем не менее такое вот прикосновение дикой природы зачаровывает: имеющие фотоапараты тянутся за ними, остальные просто с дрожью в руках наблюдают, как важно потенциальная начинка для духовки ходит около берега, подбирая лакомые кусочки. Гоблин пытается в какой-то момент подманить их хлебом, но практически безуспешно – им и у берега вполне интересно. Погуляв и попозировав, семейство уплывает, оставляя туристов в состоянии лёгкого офигения :). Заклейка же пошла по накатанному: зашкурить – обезжирить – прогреть... Прогреть. Света в какой-то момент предложила оптимизировать процесс и вместо того, чтобы дуть в банку с углями ртом, потихоньку подкачивать туда воздух насосом. Сложилась «кузнечная команда» из Гоблина – качающего, Светы – направляющей и Хибриса – прогревающего. Прогрев заготовок и приклеенного пошёл существенно веселей, но вот беда – в какой-то момент, увлёкшись процессом, волной горячего воздуха из жестянки мы расплавили насадку на лягушке. В банку ей дуть по-прежнему можно, а вот запихнуть в трубку для накачивания чего бы то ни было – уже проблема. Ну да ладно, эти проблемы мы будем решать в Москве, сейчас у нас больше одного насоса. Догревая шестую или седьмую заплатку, Хибрис капает себе на палец в очередной раз расплавившимся шлангом – ощущения волшебны, но это уже не беда – лодка уже практически заклеена; к тому же предусмотрительно поныкавшая куда-то с утра спирт супруга после сборки байдарки вернула его бравым ремонтникам. Отправив с надлежащей благодарностью участвующих в ремонте спать, проводим лёгкий сеанс прикладной анестезии и отправляемся вслед за ними – завтра с утра подъём: запланирован ходовой день с Краснобыстрым и сплавом почти до моря.

Подъём; погода, как обычно, прекрасна. Пока народ собирает нечто на завтрак, отлавливаю у воды Свету с целью сагитировать её пройти перекат перед Краснобыстрым на Ольгином джайве – вчера она вроде бы собиралась, но удалось только покиляться на катамаране. Девушку приходится поуламывать, но принципиальное согласие получено, и это очень важно – прохождение чего угодно на каяке даёт совершенно другое понимание воды плюс прибавляет уверенности в собственных силах. Завтракаем, гидримся, вяжемся. Пытаюсь аппроксимировать расход сигарет, получается что-то типа «на крайний день у Хибриса останется одна пачка». Плохо, учитывая ту скорость, с которой Гоблин их мочит, в тот самый крайний день эта пачка останется единственной на троих курящих. Ну да ладно, до него ещё дожить надо. У Саши продолжает болеть рука, то ли потянутая, то ли ушибленная за пару стоянок до того. Плохо, грести таким образом у неё не получится. Но в принципе не страшно – вещей стало существенно меньше чем в начале, и теперь на носу Ватерфляя образовалось реальное место для пассажира. Васе не составляет существенных проблем управлять лодкой с Сашей, к тому же в порогах и шиверах она не может заставить себя сидеть пассивно и начинает подгребать и отруливать собственным веслом. Как и собирались, сажаем Свету в Джайв, а мне достаётся пустая Маринка. Ощущения от КНБшки без матроса феерические, давно я так не плавал: по управляемости почти каяк, осадка существенно поднялась, кручусь куда хочу :). Недостатки плавания без второго тоже, впрочем, давно известны: в порогах приходится грести и подруливать одновременно, «прошибаемость» падает, нос начинает плясать по валам. Но в качестве эксперимента очень занятно, факт. Проезжаем перекат, фигурирующий в лоции как порог «Карешки», 2кс, изощряюсь по дороге разнообразнейшими способами. Оборачиваюсь – Света вполне пристойно держится в Джайве и, вроде, довольна – вот и чудненько. Догоняем Васю с Сашей, загорающих на солнышке в Ватерфляе, беседуем, дожидаясь катамарана. Хотя, в принципе, не дожидаясь – в какой-то момент решаю уже доехать до конца плёса и посмотреть, что же представляет из себя Краснобыстрый. Подойдя к заходу в порог, решаю обычную Хибрисовскую дилемму: прыгнуть, как дурак, с наплыва, тем более что на лёгкой лодке (кстати, отремонтировали мы её вчера хорошо – в байдарке ни следа воды и шкура натянута, как барабан), или всё-таки дождаться группу. Был бы на каяке – прыгнул бы, а так перетягивает осознание того, что препятствия надо ходить с матросом и вообще, мы же собирались это сначала посмотреть всей группой. Вылезаем, смотрим. Сверху обычная «никакая» заходная шивера, потом два слива с двух сторон от скалистого острова, а дальше – самое интересное: слив, в принципе один, в котором с разных сторон в шахматном порядке торчат камни и целые гряды. Есть чистый проход по самому центру, в него и надо попасть. Ну и на выходе что-то плещется дальше. Пока ожидаем остатки группы, приходит Саша в совершенно подавленном моральном состоянии: она крайне расстроена состоянием собственной руки и считает, что сильно напрягает этим группу. Собирается, соответственно, сбрасываться вместе с Аней с моста автодороги Плотина-Чкаловский. В очередной раз объясняю, что «мы своих не бросаем» и что групппе совсем нетрудно слегка напрячься ради того, чтобы она дошла с нами этот маршрут, и что осталось совсем чуть-чуть, а дальше у нас практически курорт на Белом море... вроде что-то получается, через некоторое время и Света подходит поговорить с Сашей и уже даже человек готов двигаться дальше – вот оно, счастье-то! Ольга с Гоблином заносят Санин каяк – катамаран с привязанным сзади джайвом в принципе, всё едет, по привязавть сзади оба полиэтилена – это уж совсем злобный увеличитель категорийности получится. Судя по тому, как красиво они выглядят, придя снизу, говна там редкие. Ну и понеслась – заходит катамаран, над первым сливом забирая слишком вправо и чуть не садясь на остров. Идею, однако, я уловил – свалить под сливом со струи с тем, чтобы не пришлось потом в режиме электробобика работать от левого берега, идея хорошая. Остаток порога проезжают чисто, да и чего там катамарану. Вслед за катом – Вася на надувастике, он как раз со струи уходить не стал и оказался прижат к берегу, в результате второй слив прыгал через гряду. Вспоминаю Варацкий, «ему - можно» :). Ну, в общем, да. Если усреднить траектории Васи и катамарана получится та самая, идеальная, намеченная ещё при первом просмотре. Осталось выполнить. Света передаёт фотоаппарат Ане со строгим наказом прохождение байды таки заснять (а то сапожник без сапог получается, единственный недалеко убранный фотоаппарат у Светы, и как раз наши прохождения до сих пор толком не засняты), топаем к началу порога. У начала уже расположилась на перекус какая-то группа и вьётся позитивный собак. Здороваемся, садимся, заходим... море эмоций :). Уже зачалившись и слегка проветрившись от вывезенного из порога фана, понимаю, что случилось невероятное – прошли лучше, чем хотели: первый слив нам, как и катамарану, удаётся пройти по краю, что даёт время на спокойную оценку и планирование захода во второй. Тут я, конечно, матроса напугал, как обычно, своей дежурной фразой: «Куды бечь-то»? Логично, с воды порог выглядит совсем по-другому. Но выбранное направление оказывается верным, простреливаем по самому центру, и только крайнюю бочку цепляем слегка, вновь уходя со струи. В результате в выходные валы порога едем не потому, что несёт, а потому, что хочется – что бы и нет после такого прохождения? ;). На берегу отливаем байдарку, ибо не в правилах ленивого Хибриса застёгивать на себе юбку, в очередной раз убеждаемся, что заклеено хорошо – все заплаты держат. Замечаем заходящую в выходную шиверу Дьяблу с явно женской тушкой внутри, думаем – неужели Саня? Оказывается нет, Аня села перегонять, очень и очень неплохо прошла, видимо у них семейная affinity к этому каяку :). Вяжем Дьяблу на буксир к Маринке, поскольку байда и так идёт быстрее всех и отчаливаем в поисках многчисленных перекатов и порогов нижней Керети – на сегодняшний день у нас запланировано всё кроме Морского. Плёс до озера Масляного и само озеро радуют теплом и красками – всё же погода нас балует, Маринка с «ограничителем скорости» лопатит всё равно очень неплохо, время от времени останавливаемся подождать группу. За Масляным начинаются шиверы – при небольшой их сложности из-за того что река течёт преимущественно прямо, с захода создаётся ощущение весьма заметного падения, очень непросто доказать себе, что возникает оно исключительно из-за хорошей видимости. Едем себе потихоньку шиверы, ограничитель скорости превращается в увеличитель категорийности – как ни крути, всё-таки прицеп здорово мешает рулить и делает совершенно невозможным прохождение препятствий на отрицательной скорости, поскольку его тут же заносит вперёд. Но с другой стороны, слегка увеличить категорию тут совсем не помешает, так даже веселее. Едем, шиверки перемежаются плёсами, ждём порога Масляный, в котором по описанию должен быть скальный «лапоть», перекрывающий большую часть струи, с чистым проходом справа. Марина как обычно идёт всё первой, по ней ориентируется Ольга, потом уже тяжёлые суда. Едем, никого не трогаем, и в какой-то момент вода перед нами просто заканчивается. «Ого, да это слив» - подумал Хибрис. «Ого, да он по скале» - подумала Хибрисова задница. «Да это ж был Масляный» - прослезилась команда. Воды в этом году столько, что лапоть залило весь, и ориентиры при прохождении с наплыва, соответственно, исчезли – «чистый проход справа» я заметил лишь краем глаза, уже валясь со слива. В принципе понятно, что байдаркиной шкурке при этом досталось, насколько серьёзно – предстоит выяснить на стоянке, а клеить уже на море – до моря днёвок не запланировано. Нижняя часть туловища замечает, что лодка течёт, но течёт, в принципе, некритично. Ещё некоторое количество перемежённых перекатами плёсов и мы вваливаемся в длинную шиверу, по лоции – порог «Колупаевский». Вот здесь достаётся – шивера с элементами камнежопинга, а юбка моя незастёгнута, вследствие чего лодка наполняется водой, за каких-то два километра очень ощутимо теряя в осадке и управляемости. Баллоны, впрочем, целы, а всё остальное нам не страшно. Зачаливаемся всей группой для слива воды и только тут Ольга осознаёт, что, раз это был «Колупаевский» и она его так легко проехала, то, не идя на Джайве всё остальное, она, в сущности, многое упустила. Курим, грузимся... только погрузившись, понимаем, что на самом деле «Колупаевский» уже кончился, дальше едем немного по плёсу и замечаем тот самый мост автодороги Чкаловский-Плотина. По лоции под ним должен быть метровый слив с обливняком в середине. Аккуратно просачиваемся сбоку, в очередной раз удивляясь романтизму составителей – в сливе от силы 15 сантиметров высоты, про обливняк непонятно, вода у нас всё-таки высокая. Проплывая дальше, замечаем двух мужиков в надувной лодке, они настоятельно утверждают, что их здесь не было. Охотно верю, и правда не было, а лодка – коллективный глюк. Представители оного глюка предупреждают нас, что дальше «сильный порог», всё правда, Кривой – 3 уже слышно. То ли с угрёбанности, то ли для порядку решаем засмотреть. Ольга же, раскатавшись на Колупаевском, ломится с наплыва – ну, в принципе, тонуть в Карелии негде, да и техники у неё хватает, проблемы-то основные, как обычно, в голове. Залезаем на скалу, видим картину: «Ничего нет – бочка – опять ничего нет». Дьяблу, тем не менее, отдаём Гоблину с целью привязки на кат – я слишком хорошо помню, каким модным якорем в случае чего становится привязанный на хвост каяк, буде его зажуёт в бочке. Беру с матроса обещание сплясать, если в бочку не полезем (NB: по состоянию на 22.08.2007 до сих пор не выполнено, исправить), после чего оную бочку аккуратно объезжаем под берегом. Удручает в основном вторая ступень порога, представляющая из себя сплошной довольно протяжённый камнежопинг. Проехав, исполняем стандартную чалку с целью отлить воду, общаемся со стоящей на берегу группой. Общаемся до прихода Саши, которая решила не идти Кривой пассажиром, а обойти его по берегу. Подойдя же, обращается к экипажу байдарки с призывом: «Хибрисики, поехали уже». Света немало удивляется, с чего бы её причислили к Хибрисам, но тут уже поздно удивляться :), ещё бы Никита попробовал поудивляться, что это к нему «Гоблин» прилип. Торжественно объявляю её почётным Хибрисом :), отчаливаем. Если верить лоции, после Кривого на реке много стоянок. Оно в принципе так, но лоция не упонимает, что людей ещё больше – заняты все более или менее подходящие пятачки. Ломим байдаркой вперёд, ибо за нами опять образуется хвост. Острова и все более-менее подходящие стоянки пройдены, начинаетмся вообще сплошное болото по берегам. Очень уже хочется выйти из лодки, размять задницу... и было бы очень кстати чего-нибудь сожрать. Едем, куда деваться. Уже практически смирясь с тем, что ехать придётся до Морского и стоять над ним (чего крайне не хочется: населёнка), совершенно неожиданно за очередным поворотом на правом берегу обнаруживаем стоянку – кострище, выход к воде и даже натянутая между деревьями верёвка. Вылезаем с радостным воплем, вынимаем Маринку и осматриваем сегодняшние повреждения – три дырки, основной поток через одну, спасибо Масляному, конечно. Солнце уже давно скрылось за горизонтом, ежу понятно, что в таком состоянии мы байдарку не просушим, тем не менее Света решает помыть девочку, пользуясь найденным прямо на стоянке ведёрком. Комары тем временем нас радостно жрут, особенно достаётся не прикрытой неопреном полоске на ногах, между носками и гидрой. Надо носки подлиннее, эх. Довольно долго ждём остаток группы, я вновь сокрушаюсь об отсутствии рации – этот агрегат всё-таки реально нужен даже в Карелии, вот на Уруштене весной нам с ними было очень удобно. Остаток группы, приехав, пытается выдать мне по башке за отрыв от коллектива, бесполезно – от Хибрисовой замёрзшей башки отлетает. Ну и стоянку таки нашли. Задержка была вызвана тем, что они вроде бы утопили часть продуктов, но по результатам ревизии я так и не смог понять, без чего именно мы остались. Ставим лагерь, жуём перекус, особенно проголодавшийся Гоблин ведёт себя как животное :). Из дров находим единственную ёлку, из которой худо-бедно и умудряемся что-то запалить. Спирт согревает, даже дожидаемся еды. Отваливаемся все без команды, завтра подъём, Морской и море, сегодня уже не держимся на ногах. После того, как народ расползается ещё немного сижу сам с собой, глядя на воду; очень не хочется уезжать. Впрочем, в какой-то момент усталость и начинающийся дождик загоняют и меня.

Подъём в десять, и собираемся неторопливо – народ уже психологически чувствует финиш. Пока пакуемся и увязываемся, мимо нас проходят практически все виденные вчера нами на стоянках группы, но торопиться в принципе некуда – море большое, островов на всех хватит. Поизучав километровку, решаю идти на остров Большой Горелый, с него должно быть видно открытое море. Набираем пресной воды, заклеиваем дырки на Марине водопроводным скотчем – не панацея, но на прохождение Морского должно хватить, стартуем. Отплывший катамаран подзываем криком о забытых Гоблином «трюселях»; они, впрочем, против течения выгрести не могут, отдаём кому-то ещё. Выехав со стоянки, понимаю, что больше до Морского стоянок нет – кругом сплошное болото и, более того, река начинает расширяться – значит, согласно карте, до последнего препятствия осталось всего километра два, всё-таки здорово нам вчера повезло с найденным местом. Доплыв до сужения, за которым, собственно, и должен находиться порог, поражаемся монументальности конструкции рыбоучётной сети, через которую нас пропускают за 30 рублей с однокорпусного судна и 60 – с катамарана. Вполне адеквантая сумма за то, чтобы не обносить све суда и вещи. С неба светит солнце, перед сетью плещется сёмга, а мне вот светит идти Морской на Дьябле – обносить её долго и муторно, идти Саша до сих пор не может, да и надо подать Ольге пример, чтобы она таки поехала это на Джайве. Долго оттягиваю этот момент, покурил, карту посмотрел, ещё покурил... ну некуда больше оттягивать, пора. Сажусь, одеваю юбку, отхожу от берега и понимаю, что не чувствую я это судно, мне бы на нём пару перекатиков проехать, а не так вот сразу. Ну да чего уж там, сел – надо ехать, тем более что на пороге оператор стоит, заждался уже поди. Пускаем вперёд Васю до середины порога, потом я, Ольга, а зымакать всё это предстоит катамарану, на котором в роли играющего тренера и собирается идти Саня, третьей. Маринка пойдёт последней и предполагается, что её будут страховать ну ваще все. Вася просыпался вниз, Хибрис выключил мозг и ломанулся за ним. Чувствую, многовато мозга выключил :). Проезжаю с краешку первую серию валов, облизываю пару камней, чувствую, что при манёврах перегребаю – лодку начинает ставить лагом. Совсем уж было собрался это исправить и навернулся с очередного обливняка, киль. Высовываю из воды голову и вижу красиво и технично проезжающую мимо Ольгу, завидую. Хотя чего завидовать, гордиться надо, срочно горжусь. Оценив окружающую обстановку и поняв, что пока не вштыривает, Хибрис замечает на берегу фотографа, которому радостно машет ручкой. Недолго, впрочем, потому что вштыривать начинает, по моим оценкам ехать мне на жопе ещё метров триста до того места, где можно будет попытаться встать на ноги. А то и до моря. И тут из ниоткуда (нет, я включившимся где-то в середине заплыва мозгом понимаю, что из улова, со страховки, но для меня в тот момент – из ниоткуда) появляется Вася на Ватерфляе, берёт меня на корму и мощными, уверенными гребками тащит к берегу – зачалил за каких-то пятьдесят метров, прямо посреди порога. Очень давно (с карпат 2002 пожалуй) я не видел и не был спасаем такой грамотной и эффективной страховкой, Вася молодец. В тот момент, правда, я его по-моему даже не поблагодарил, встал на ноги, крикнул «спасай Дьяблу» и побрёл с веслом на берег. Ну ничего, основная задача, ради которой я и полез внутрь на Дьябле выполнена – все проехали, порог я прочувствовал, даже, пожалуй, слишком хорошо – собственной жопой. Теперь можно ехать на Маринке. Поднимаемся наверх, садимся в байдарку, получаю от матроса в ответ на вопрос, готова ли, команду «поехали», отключаю мозг... Включаю обратно, с отключенным я здесь уже ходил. Ну и рубим по центру, струя здесь ярко выраженная, валы хорошие – в определённый момент меня здесь даже подбрасывает, ехать смешно. Вот только неопреновая Сашина юбка оказалась велика на байдарочное очко, а валы хорошие. Проходим отлично, но вот на выходе из порога оказываемся в залитой водой байде, не просто залитой, а залитой по края, в уровень. Если бы не баллоны – утонули бы, да и так-то с лодкой я уже практически ничего не могу сделать, приходится постоянно ловить коленями вращение вокруг горизонтальной оси и понятно, что об любой подводный камень мы ляжем. Но нельзя же! Приходится уговаривать Вселенную, что мы не кильнёмся – Света мне потом заметила, что я делал это вслух. :). Вылезаем из лодки на отмели, дабы больше не искушать мироздание, к нам подплывают Вася с Ольгой, торжественно поздравляю всех с прохождением категорийной части маршрута. Света пытается в очередной раз меня подкалывать, не помню уж по какому поводу, и тут я понимаю, что Морской-то мы уже проехали. С огромным моральным удовлетворением замачиваю матроса на этой же отмели :). Отлились, собрались, вот оно море! Ещё не море толком, губа Кереть, но всё равно – лодку плавно покачивает на волнах, в мордочку дует солёный ветер, на небе солнце – вот оно счастье! Проехав пару километров, зачаливаемся на берегу подождать остальных, Света тут же хватает фотоаппарат и бежит фотографировать. Пусть. Я в принципе понимаю, что отсюда можно вынести не один красивый кадр, но... Но. Смотреть-то при этом будешь в объектив. А сейчас, только вывалившись сюда из реки, я загружаю комплексную картинку прямо в мозг. Светло-голубое небо. Синее море. Сосны по берегам, тёплый ветер с запахом соли. Чайки. Счастье, рафинированное, здесь и сейчас. Дождались, приехали. Постепенно подтягиваются остальные, прямо здесь, на берегу моря, в неопрене, группа гламурных подонков заводит оживлённую дискуссию о высокой литературе. Анекдот, блин :). Подплывает катамаран, слегка пособачившись, меняем Аню на Васю, Аню при этом пересаживаем в каяк, а Ольгу – капитаном к Саше. Отплыв, вижу на лице Гоблина неподдельное счастье – к нему посадили матроса, который гребёт. Ну и они влосили – катамаран попёр вперёд с завидной скоростью, байда его конечно обогнала, но вот не то чтоб прям сразу. Проходим протоку между берегом и островом Горелый, на котором, согласно карте, расположен «нежилой лесозавод Кереть». Какая-то активность местных, тем не менее, присутствует в нежилом лесозаводе, ну да нам не сюда. Пройдя Горелый, обнаруживаем по правую руку вид на открытое море и испытываем очередной приступ неподдельного счастья. Зачалившись на мысу очередного острова с целью подождать народ, общаемся с группой московских водников (на слух плохо улавливаю, но, по-моему, Russ на Весле). Целых две сигареты мне дали, замечательно: мою-то курительную герму в какой-то момент изъяла супруга. Беседуем за жизнь, за Кереть и за полиэтиленовые суда. Дождавшись Васи, ещё и коньячку отхлебнули – жизнь удалась. Но таки нам ещё ехать, искать себе стоянку с видом на море. Огибаем ещё один мыс и понимаем, что едем как в аквариуме – нам-то так себе видно с байдарки, а вот народ с надувных судов активнейшим образом любуется более чем на метр вглубь прозрачным морем. Всё хорошо, стоять только негде – с воды видно, что остров оборудован густым подлеском. В какой-то момент всё же чалимся, отправляю Свету посмотреть, что есть вдоль берега, а сам лезу наверх. Наверху стоять можно, но уж больно далеко таскать вещи, а вот Света находит отличную стоянку в паре сотен метров впереди. Заодно знакомимся с чудесным явлением «отлив»: от места, где стало совсем уже мелко, до стоянки метров пятьдесят нести вещи по месту, которое когда-то было морем. Довольно оперативно с этим справляемся, в качестве адмирала и педагога мне даже удаётся откосить от выноса на берег катамарана: типа, я учил Никиту и Васю, как надо это делать :). Стоянка замечательная, с дровами всё хорошо, есть даже стол – Вася тут же пытается руками уронить на него дерево, отговариваем. Вспомнив, что в прошлом году рассказывал дядя Миша, варим макароны на морской воде. Света, правда, не так давно меня напугала, что после морской воды вся группа будет неделю сидеть по кустам, но мне таки удаётся себя уговорить, да и голод не тётка. Нда, макароны оказались очень добротно посолены. Съесть их съели, а вот сэкономить пресной воды не удалось – выпито её после этих макарон было немало. Ну и под спирт, ясное дело. Под спирт сидим с Никитой почти до утра – сначала просто трындели, потом появилась мысль дождаться рассвета. Хибрис рассвета не дождался – в тот момент, когда должно было взойти солнце, ровно на горизонте появились облака, а мы уже были очень навеселе. Махнул рукой, пошёл спать. Каково же было моё удивление, когда потом я узнал, что бухой в дупелину Гоблин, в абсолютно бессознательном состоянии (он не помнит, как) всё-таки это сделал. Он смог. Отснять. Рассвет. Да он два слова в тот момент не мог связать, а вот рассвет отснять смог. Фотограф, этого у него не отнимешь :). Хибрис в этот момент уже спал, у него был генеральный план – завтра большую часть дня пробакланить.

Просыпаюсь поздно, от воплей моющихся девок :). Точнее, был пробуждён фразой типа «одеваемся, мужики возвращаются». Сначала думал ловко выскочить из палатки, потом подумал: «И чего я там не видел? Куда бежать и зачем, я ж сегодня бакланю. А кому надо, сами покажут :)». Вылез не торопясь, повесил гамачок, хорошо. Никита с Васей сплавали через губу, привезли воды. Воды мы вчера вечером и впрямь выпили немало. Ну и как-то вот всё в расслабленном режиме. Поставили плов, попутно подожгли костром сухую сосну, которую Вася вчера пытался свалить. Долго тушили, потом всё-таки вальнули, Вася был доволен. Сожрали плов, поклеили байдарку по накатанной методике. Сходили с Никитой к местному болоту на предмет пресной воды – болото может и пресное, но очень вонючее, воду даже пробовать не стали. Вернувшись, увидели, что Ольга, Света и Вася собираются куда-то плавать. Чтоб не просто так плавали, даю им с собой ёмкости из под-воды. Хибрис обиделся на весь мир, поскольку поплавать хотел и сам, а тут уже все вакантные места заняты, отобрал у Васи взятый Светой «дурацкий рассказ», который Вася читал весь поход и залез в гамак, отключив внимание от окружающих раздражителей. Ну дальше как обычно и бывает, прочитав пару страниц, Хибрис плотно подсел на печатное слово. Краем глаза заметил, что Аня с Сашей насобирали черники, а народ приехал с «поплавушек». Ещё через некоторое время краем уха слышу, как Никита говорит: «Лиса». Ему кто-то в ответ: «Гоблин, ты что, совсем допился?». А и правда – лиса. Небольшая, худющая, ходит на некотором расстоянии от лагеря, осматривает. Народ в это время как ненормальный пытается заснять её на фото, Вася и вовсе пошёл знакомиться (немного батальных кадров «Вася и лиса» попали на фото, но знакомился он долго и ответственно). Ну а лиса, не будь дура, пока вокруг неё прыгали с фототехникой, нашла и сожрала остатки командного сыра. И ладно, это уже не беда, у нас завтра по плану ходовой день, а там уже выброска. Ужинаем, употребляем спирт под собранную девчонками чернику, отлично употребляется. (Да, кстати, меня тут просили: ответственно заявляю – Света пила спирта не больше Гоблина, вот. Видели бы вы, правда, как его пил Гоблин...) Достижение: книжку всё-таки дочитываю под вечер, раз уж начал :).

Подъём в восемь, утро солнечно, сигареты в дефиците. Предсказанном, впрочем. Пакуемся, Саша с Аней выходят раньше остальных на фляе, ибо Саше не очень хорошо от солнца и она планирует проехать большую часть намеченного маршрута поутру, пока жарит не в полную силу. По ходу дела обнаруживаем, что туалетная бумага тоже в дефиците, уж больно активно расстреливают наш последний рулон. На море приливает, и упаковавшись, отчаливаем. Ветер, как обычно, в морду. Я почему-то ожидал, что он будет из открытого моря, ну а он решил сегодня подуть из губы. По плану нам надо дойти до Оленьего, чтобы завтра с утра приехать в Нижнюю Полунгу, где в четыре часа дня нас встретит водитель. Отходим от берега и понимаем, что ветер добротный: есть и какая-никакая (до 30см) волна. Ветер, волна, солёные брызги в лицо, лопатим – отлично отдыхаем, на байдарке-то. Свету волна (хоть лица и не видно, интуитивно понятно) поначалу напрягает, пытаюсь в меру своих скромных способностей ей объяснить, что это кайф и в городе этого ветра с брызгами и работы веслом будет ох как не хватать. И вот правда же, сижу сейчас в офисе – не хватает, очень :(. Вообще, природа к беседам не очень располагает – ветер свистит в ушах каски, слышно плохо – и тем не менее веду увлекательнейшую беседу с матросом... пока до меня не доходит, что веду я её в своей собственной голове, по ролям, практиццски :). Ничего, бывает, до выброски остались сутки, а там, Хибрис, тебя вылечат. «Живым не сдамся» - подумал на это в ответ Хибрис. Чалимся к берегу, кормимся голубикой, ждём кат. А ката нет и нет. И вроде отошли-то не так далеко, и к берегу ехали насколько это позволяла волна. Появляется Ольга, рассказывает, что ребята нарубились под ветром по полной программе. Идём к ним, по дороге думаю, что делать: сменить кого-то одного собой – вариант, но недостаточно хороший: на катамаране нужно два гребца в примерно одинаковом состоянии, чтобы он хоть как-то вперёд ехал. И тут мне в голову приходит гениальная мысль: у меня же есть матрос! И я буду его матросить! Меняемся, сажаем Никиту с Васей в каяк, а сами со Светой садимся на катамаран, заодно настраиваем адски закреплённые упоры. И поначалу оно вроде было ничего, а вот когда дошли до мыса Толстик... Вот то самое ощущение, которое подкосило Никиту с Васей: гребём вперёд, а оно не едет. Лосим, а оно не движется. Поднимаем вёсла – нас сдувает назад. Сколько-то сидим на мысу, ждём пока кончится ветер. Ветер не кончается. Остальная часть команды ушла куда-то вперёд. Они теоритически обещали нас ждать, но где они будут нас ждать – неизвестно. Впроводку сначала не получается, а потом вроде как и ничего, по крайней мере с мыса (на котором ждёт у моря погоды ещё четыре катамарана) уходим. Вдоль берега. Идёт Хибрис по пояс в воде, тянет катамаран за восьмёрку и вспоминает: «А в детстве у меня была мафы-ы-ынка на верёвочке». Иногда сажусь в стремена, немного прогребаем. Понимаю, что как стихнет ветер, надо идти до точки выброски прямо сегодня, потому что если такая погода повторится завтра, будут нам к 16.00 от мёртвого осла уши, а не антистапельнутый катамаран в Нижней Полунге. Долго ли, коротко ли... в общем, не мы дошли – ветер стих. Какое счастье, когда от гребков катамаран едет вперёд! Доплываем до команды, озвучиваю принятое решение и мы (наконец-то!) сажаем на кат поспавших мужиков, а сами прыгаем в родную уже Маринку. Вечерело... Обходим остров Олений, идём дальше вглубь губы, слева по ходу в заливе виден пос. Чкаловский, но нам туда не надо. Совершенно загадочное ощущение от гребли по успокоившемуся морю: где Нижняя Полунга, понятно не очень, видимость чуть ли не десять километров вперёд, ширина губы тоже достойная – и мы идём почти посередине. Гребём, гребём, а вокруг ничего не меняется – всё очень далеко. На остановке для «размять ножки» Ольге вербально прилетает по башке за фразу «Может быть, сегодня доплывём». Какое нахрен непозитивное мышление? Мы  - мы туда плывём. И мы туда приплывём, сегодня, без всяких может быть, у нас ни одного шанса нет поступить иначе, «может быть» - без меня. Всё, поехали. Ну и доехали в конце концов, что нам – кабанам-то? Мы монстры, двадцать километров по морю, из них половина – против ветра. Плохая у вас, Хибрис, традиция убивать людей в первый и крайний день похода, но сегодня выбора практически не было. Вытрясаем на берег суда, ставим палатки. Ставим прямо посреди деревни, поэтому организуем дежурства: с часу до пяти мы с Никитой, потом до девяти Света с Васей (ох, как я это не люблю и не завидую промежуточным дежурным... мне, как изрядной сове, первая вахта, конечно, проще), в девять – обязательный подъём для тех, кто не дежурил. Свету с Васей, соответственно, тут же запихиваем в палатку – пусть отсыпаются. А остальные в это время начинают коварно жрать :). Ну не совсем коварно впрочем – вторым дежурным еды тоже оставили. До двух где-то жрущий народ составляет нам с Никитой компанию, а дальше они расползаются по палаткам. Сидеть ещё три часа. Спать нельзя. Никотина, в неразумных количествах отгоняющего сон, нет ещё с середины дня. Что делать, начинаю гнать. Поток сознания смешной такой, мозг в нём практически не участвует. Сначала Ясевский загон про геодезиста, дальше импровизация. Никита в какой-то момент попробовал осмыслить, что я ему говорю, так ему по мозгам дало почище иной дури, я всегда знал, что Хибрис – это оружие массового поражения :). Потом начинаем считать, с какой скоростью можно ссать на ёлки, после всех прикидок (обязательно после завершения процесса почесать яйца! Серебряной ложечкой со стразами от Сваровски) получаем скорость: сорок ёлок в час. Для мальчиков, естественно. Смотрим на часы, к окончанию дежурства минуты становятся уже невыносимо длинными: пять ёлок до следующей вахты... Три минуты... Всё, ура, будим их и в койку, хочется же.

Утро. Солнце. Нижняя Полунга. Антистапель. Свежий хлеб и скумбрия в консервах из местного магазина, с майонезом – нечеловечески вкусно. Сборы. Машина. Лесная дорога, потом мост через Кереть. Мы это сделали, и именно эти воспоминания будут греть нас следующие полгода. До следующего похода.

На рассвете его не буди,
А иначе получишь веслом.
И грудинку его не кради,
А иначе получишь веслом.
Адмиралу мозги не еби,
А то точно получишь веслом.
И в пороге – греби не греби,
Всё равно ты получишь веслом.

Москва, август 2007.


   TopList    Яндекс.Метрика
Лента |  Форумы |  Клуб |  Регистрация |  События |  Слеты |  Маршруты (Хронобаза) |  Фото |  Хроноальбом |  Видео |  Радио Статьи |  Лодки |  Турснаряжение |  Тексты |  Отчеты |  Худ. литература |  Марфа Московская |  Марфа - рассказы |  Заброска |  Пойду в поход! |  Карты |  Интерактивная карта |  Погодная карта |  Ссылки |  Поиск |  Реклама |  База |