Под прикрытием весла.
Тур для душевнобольных.
Непал – ГОА - 2006 *

        

Весло прошуршало по обитой красным бархатом стене и грохнулось на мраморный пол.

-Странно, что не в блюдо,- буркнула Маня, - И ведь как его не поставь…
Бронзовые блюда, на которых нам подали далбат в этом удивительно приличном для  непальско - индийской границы заведении, были такого размера, что весло промахнулось явно от жары. Но официанток напугало.
-Can I touch Your hair? –не выдержала одна из них, подкравшись ко мне на почтительное расстояние. Я покосилась на её маленькие, смуглые ручки и милостиво кивнула. После шести часов езды в рейсовом автобусе «химия» на моей голове торчала  во все стороны и была явно грязнее…
-We are sisters!- предупредила Маня,жгучая брюнетка. Официантки, продолжая  пожирать глазами мои, похоже,  единственные на весь Непал и Индию белые волосы, понятливо закивали из красного бархатного угла. Смеркалось.
-Пора смещаться. Если мы перестанем постоянно куда-то смещаться - опоздаем на самолёт.
-Ну, тогда пошли в Индию,- произнесла Маня мне и ,коронное, «Bring the bill»- непалкам в углу.В Индию не хотелось. Но деваться было некуда - через шесть дней наш самолёт в Москву вылетал из Даболима. Даболим находился на ГОА,  ГОА - в Индии, километрах так в полуторатысячах от места, где мы сейчас сидели, и мы сами себе это придумали, полагая, что все три недели отпуска проводить в Непале скучно и неспортивно - там мы уже были. С другой стороны, валяться три недели на ГОА – даже я бы сдохла, а уж Маня с её аллергией на солнце… Но в море хотелось, а отпуск один.

По глобусу ближайшим к Непалу морем оказался Индийский океан. Кратчайший азимут попадал аккурат в дельту Ганга, но Денис написал: «Там болото и комары! Давайте уж лучше на ГОА из Катманду ломанёмся. По дороге в Варанаси заедем - самый священный город в Индии - я давно хотел там побывать! »
Денис с Юрой катали туристов на рафтах по Непалу и забрасывали нас с Маней мылом, типа: «Девчонки, приезжайте, а то мы тут с тоски от коммерции дохнем! В горы сходите, потом сплавимся вместе - и на ГОА!»
Так что в авантюризме нас обвинить нельзя – Индию мы собирались пересекать с двумя мужиками. Адмирал, правда, высказался:
-Я бы на вашем месте на это не рассчитывал – у них-то обратные билеты на 15 января,- др$чить будут, а вам за три недели –Питер – Москва –Катманду – Покхара – Варанаси –ГОА – Москва - Питер -не больно- то…
Но мы с Маней не больно- то и др$чить любим  и в другом во многом тоже похожи. Например, на мужиков не рассчитывать. Поэтому решили подстраховаться и все  билеты заранее в Питере взять. До Катманду – самолётом, из ГОА - тоже, а вот «дырку» в 1500 км можно и на поезде - Индию из окна посмотрим и денег сэкономим. Изучив в Интернете карту индийских железных дорог , я обнаружила в центре гоанского побережья подходящую станцию с романтичным названием «Васко –да -Гама» и стала педантично обзванивать турагенства.
-У меня к вам сложный заказ…
-Да, да – мы всё для вас!
-Нам нужно из Катманду попасть в Васко – да -Гаму…
- Васко – да - Гама –это человек!
- Он открыл ГОА и в честь него назвали станцию.
-Но Катманду не на ГОА!!!
-Я вас предупреждала!..
Наконец в очередном агентстве неудовлетворённая с утра девица заявила, что турами для душевнобольных они не занимаются. Индийские железные дороги отказали нам  в бронировании билетов по Интернету, ввиду отсутствия (у нас) индийской прописки, и никогда бы мы с Маней здесь не оказались, если бы не Инна.
Инна работала в «Пулково - Экспресс» и явно была профессионалом своего дела. Когда она читала нам билеты:
-Проверяйте! Москва-Доха-Катманду, Даболим – Бомбей – Доха - Москва,- остальные девочки вытянули свои худенькие шейки из-за стоек и пожирали нас глазами. «Дырку» в 1500 км между Катманду и Даболимом Инна посоветовала нам решить на месте – «дешевле будет».
-Главное, с местняком не бл$дуйте, а так - русские бабы нигде не пропадут!
Бл$довать с местняком в наши планы не входило, и мы решили взять весло. То есть первоначально мы собирались взять ещё и каяк, ещё пару вёсел – катамаранных,  собственно, кат и капитана к нему. Или, на худой конец, матроса. Вся эта цепочка посыпалась после безрезультатного месячного кастинга «матросов-капитанов»:
-Что требуется от меня?
-Желание! Кат я возьму…

Может, надо было наоборот:
- Кат!! Желание с меня! - не знаю, но на все вопросы типа: «А какой маршрут? А  ЛОЦИЯ есть? А как там в Непале  вообще…???»,- я искренне отвечала: «Как пойдёт!»,- и катамаранщики один за другим уходили думать навсегда.
В отличие от них Маню «как пойдёт» вполне устраивало. Мы быстро договорились: я не беру кат, она не берёт каяк, ну а весло лёгкое,- мы его 1500 км по Индии  по - очереди потаскаем. Зато местняку понятно будет: «Мы не бл$довать приехали!» 

    Весло, надо сказать, роль свою выполняло с честью. Безуспешно попытавшись отстать от нас  в Домодедово за колонной, оно терялось во всех пересадочных аэропортах, и вздрюченные служащие носились с ним на руках от самолёта к самолёту. Оно упиралось острой лопастью в шею рикшам и таксистам, задумавшим недоброе, категорически отказывалось помещаться вертикально в рейсовых автобусах и с грохотом падало в ответственных местах, отвлекая внимание пограничников и таможни. В сочетании с ним и двумя рюкзаками, набитыми «мокряком» и спиртом, которые ни один рикша в Непале поднять не смог, мы с Маней производили совсем другое впечатление. Её периодически  волновало: «Какое??»,- и я вспоминала про «тур для душевнобольных»..

    Но в Непале мы совершенно неожиданно почти излечились. Неожиданно, потому что «по холодку в мокрую гидраху, быстренько вниз по порогам - чтоб вставило, по утру из заиндевевшей палатки превозмогая боль в спине обратно в мокрую гидраху, и так  7-14 дней - в зависимости от запущенности- запивая речной водой»,-эта классическая терапия перестала помогать ещё дома. Перестали лечить вечерние групповые сеансы у костра: «А я её слева, а я в лобешник…с третьего раза  встал..., а мы и не ложились!»... Наблюдается у каякеров такой парадокс : чем увереннее встаёшь, тем меньше возбуждаешься. А возбуждение, как известно, и есть тот самый пресловутый адреналин, которым души лечат. Конечно, сама мысль о том, что до обратного самолёта в Даболиме как-то надо ещё добраться, уже слегка лечила. Но не начинать же сразу туда из Катманду ехать? И мы поехали в Покхару к Шарлю*.
* см. отчёт о нашем первом путешествии в Непал "РайНаНебесах"

Шарль нас встретил как родных. Мило удивился календарю за прошлый год с видами Петербурга, зимнего и заснеженного. Спрятал под стол бутылку предусмотрительно разведённого спирта и с видом психотерапевта на приёме  выслушал наш план:
-На недельку в горы, потом дней пять посплавляемся с Денисом – и на ГОА.
Идти в горы вдвоём без сопровождающих и пермитов (официальных разрешений на посещение гор) Шарль нас отговорил – видимо «буйными» мы ему не показались. Хотя и оказались впоследствии единственными туристами, не заплатившими мзду маоистам на мосту:
-У нас своих ударников коммунистического труда хватает..
-Пусть радуется, что в речку не улетел – он мне в пупок дышал!
-Было бы весло с нами…

Весло брать в горы Шарль нас тоже отговорил. Сошлись на гиде-проводнике «в одном флаконе»: рюкзак соберём один на двоих, компас и карты у нас свои, и, памятуя заветы Инны, второй мужик нам на фиг не нужен. Но гида попросили симпатичного и англоязычного - всё-таки семь дней с ним в горах жить, а Мане общение нужно. Шарль, пообещал подобрать  «the best for You…».

    Официантки принесли счёт.
-Вере из зе бордер?-поинтересовалась я.
-Хиар!Хиар! - радостно закивали девчонки.
-Дались им мои волосы! Ладно, сами найдём границу эту!- и мы вышли из последнего непальского оазиса на большую дорогу неизвестности. Жару мы пересидели, но быстро темнело и по дороге, непрерывно вопя, звоня и гудя, сновали туда-сюда толпы пеших, вело - и мото - торговцев. Над дорогой висели два транспаранта. Пройдя ТУДА, мы прочитали «Good by Nepal» и «Welcome to India», пройдя ОБРАТНО: «Good by, India» и « Welcome to Nepal». Для самолёта нам нужен был штампик, вернее два: «Из Непала вышел», «В Индию вошёл». Пришлось напрячь спрямлённые в Гималаях извилины... и мы пошли ещё раз ТУДА, но медленно. Нас опять никто ни о чём не спросил! Вопросы «Зачем Вам весло» и «Можно потрогать ваши волосы» в зачёт не шли. Наконец, с третьего захода, нам удалось всучить наши паспорта крайне недовольному, что его потревожили ПОСЛЕ ЗАХОДА СОЛНЦА непальскому пограничнику. Жирным крестом перечеркнув наши непальские визы, он отрезал путь к отступлению, и мы оказались в Индии.
Заколбасило нас не по-детски. Видно сказался длинный день, который мы провели в рейсовом автобусе Покхара - Соунали, питаясь подозрительными бананами и спиртом. Спирт приходилось пить до бананов и после, так как кишечные палочки роились в воздухе, но теперь всё это казалось райскими кущами. В Интернете кто-то написал: «Непал по-сравнению с Индией – стерильная операционная». И это правда. Добавьте сюда полное отсутствие вывесок на английском языке, произношение, которого не понимала даже Маня , удесятерённую  плотность населения и неуёмное желание этого населения вас развести ,напрочь отсутствующее у непальцев… Вот они: различия между буддизмом и мусульманством! Короче, пороги с их адреналином отдыхали, и я покрепче сжала весло. По карте ближайшей к границе рекой был священный Ганг, куда меня и отправил индийский пограничник:
-Идите вперёд, через 100м будет стоять большой чёрный мужчина и сажать в автобус до Варанаси! Он - на Ганге.
Добытая мной информация Маню не устроила.
- Кто на Ганге? Большой чёрный мужчина? Автобус? Варанаси? А нам туда надо? А ты его ВООБЩЕ-то правильно поняла? Как это звучало по-английски?
-Что?
-Ну вот это: «большой чёрный мужчина стоит и сажает..»

Индийский комар впился в Манину обнажённую спину, и я огрела его веслом. В ста метрах за спиной  в Непале ни разу не было ни одного комара. Даже в джунглях.

    В джунглях  мы оказались на вторые сутки треккинга, совершенно неожиданно для нашего гида - портера-проводника. То есть тропа была натоптанной, но такой прыти он от нас не ожидал. Впрочем, накануне мы тоже слегка обалдело уставились на юного непальца, когда Шарль, с улыбкой санитара психиатрической лечебницы, представил:
- Равиндра. Ваш гид. Он сможет нести ваш рюкзак. Один.
Мальчик лет двадцати, красивый как сын вождя негритянского  племени,  сверкнул белоснежными зубами , покосился на разлитый спирт и сигарету в моей руке и на хорошем английском поинтересовался:
-Are you sure to get Anapurna Base Camp (ABC) by 4 days???
-Обижаешь! – дружно ответили мы с Маней, а под ложечкой вдруг засосало как перед порогом.. и мы пошли одеваться.
Купили треккинговые палки – из экономии две на двоих, треккинговый рюкзачок, в который кроме косметички ничего не влезало и треккинговые брюки, лёгким движением руки превращающиеся в шорты. Налепили на бутылку спирта завалявшуюся с Домодедово табличку «Авиационная безопасность» - чтоб с водой не перепутать. Весло оставили в Покхаре, в гостинице на двуспальной кровати. И собрались в Гималаях этих погибать, но в грязь лицом перед принцем непальским не ударить. Грязи не оказалось. Не оказалось также сыпух, хватательных колючек, вертикального скалолазанья с последующим камнежопингом, – короче ничего из доставших нас по Алтаю, Кавказу и Памиру пешек  не было на этом хайвее, который гордо именовался треккингом. Были ступени. Каменные. Их, правда, было немало, тыщ этак пять,  и шли они местами строго вертикально. Тут мы с Маней опять погибать собрались, но как-то не сложилось.
-В чём-то подвох!
-Наверное, ночью вставит!..

Известный анекдот про встречу на перевале: «Вы кто - горники, у нас поход 5кс, а мы водники - у нас заброска»,- окончательно материализовался, когда красавец-гид сдох под нашим ОДНИМ рюкзаком. Сдыхал он  гордо и постепенно: перестал вести с Маней светские беседы на хорошем английском и всё больше отставал, зло зыркая белками из-под фирменной красной кепки и бубня:
-Slowly! SLOWLY!!! You must make adaptation!!
-И ведь рюкзак – то лёгкий совсем! Не больше 20 кг! В нём самый тяжёлый предмет: аптечка и 6 бутылок воды…
-А если бы я ещё и не курила??

Испугавшись, что из-за гида мы всё продолбаем, вынули  из рюкзака 4 бутылки.
-Зачем вода? –возвопил Равиндра.
-Тут до АВС населёнка - везде напоют, накормят!!
- Кто ж знал-то? У нас в России пока до реки дойдёшь - от жажды помрёшь.

Воду мы продали местному населению. Вырученные деньги всучили гиду - чтобы не жужжал. Гид слегка ожил, но в три часа пополудни встал на ночлег в лоджии Гандрука, наотрез отказавшись идти дальше СЕГОДНЯ. Вокруг было красиво конечно:  вдалеке гора Анапурна ,внизу река Моди-кхола, цветы кругом , далбат и всё такое…Но пришлось др$чить, а так мы бы ещё вчера в джунглях оказались.
Джунгли эти на высоте 2000 метров в Манино высшее биолого-географическое образование не уложились. Что-то там было не то с высотной поясностью: то ли ёлок не хватало, то ли на этой высоте вообще ничего расти не должно было, - но я, под восхищённые вопли Мани и обезьян, послушно снимала на видео лианы, древовидные папоротники и прочую полную (с точки зрения водников) чушь.
-Представляешь, если поглубже зайти в эти заросли рододендрона…!!!
-А потом неожиданно выскочить на тропу - можно до смерти напугать гида!

Гид в джунглях мёрз. Красную кепку он сменил на толстовязаную оранжевую шапку с огромным ярким помпоном.
- Зачем такой помпон?
Как будет по-английски слово «помпон» я не знала и покрутила   пальцем у виска.
-Professoinal!-надулся гид.- Чтобы отстающие треккеры в джунглях не потерялись.
- Ремень-то поясной на рюкзаке отрегулируй - тогда и отставать не будешь,- тоном Адмирала в толпе "чайников" произнесла Маня, отстёгивая штанины. 
- Пока тебя дожидаемся загореть можно.Голые колени совместимы с буддизмом  ? Опять же комаров у вас тут нет…

-Зачем веслом-то ?!
-А вдруг он малярийный!! Мы ж не знаем, какие тут у них в Индии комары!
- Спинку лопастью почеши...

В кромешной тьме, надеясь, что для гарема мы староваты, прижимая к животу видеокамеру и поясные сумки с деньгами и документами, мы двинулись вглубь Индии. Через сто метров большой чёрный мужчина шарахнулся в кювет от наших рюкзаков, благоговейно разместил весло в сеточке белого «Икаруса»  и громко произнёс индийским пассажирам:
-Russian LEDY ask you don’t smoke in our bus!
Хлебнув для закрепления успеха «Авиационной безопасности» , мы пристегнулись, не снимая рюкзаков, и мгновенно отключились... 

    Анапурна зарумянилась, и тусовка испустила восторженный дух. Изо всех окрестных лоджий подтягивались треккеры на «лучшее шоу» здешних мест - восход солнца в Гималаях. Рассветную тишину в базовом лагере «АВС» нарушали лишь звуки молитв, которые распевали монахи-буддисты. Немки кутались в казённые одеяла и походили на пленных фрицев под Сталинградом. Накануне Маня от избытка воспитания выложила шоколадку на общий стол. Немки съели всю,  потом сморщились со словами:
-Конечно, это не немецкий сорт!
Равиндра, весь поход стеснительно и благодарно, после наших настойчивых призывов, отламывавший по маленькому кусочку от этой самой шоколадки, позеленел аж сквозь смуглость лица.
–Они и нас всех держат за людей второго сорта. За слуг.
-Кого – вас?
-Ну, гидов. Портеров. Да вообще, непальцев. Не то, что угостить шоколадом своим вонючим, - двух слов кроме «подай-принеси» не скажут…Не то, что вы!
-Так мы ж не фройлян - треккерши какие-нибудь! Мы
Russian paddler-ши ! Whitewater!
И «Остапов понесло».  Как мы с Маней не зарубались, чтоб в новой тусовке про все наши подвиги мужикам никаким не рассказывать, чтоб Женщинами, наконец, себя почувствовать или хотя бы прикинуться… Нет! Никогда у нас не получится как у немок в смысле «подай-принеси». Даже шоколадку не можем вдвоём в темноте под одеялом! Как были русские бабы с веслом на коне в горящей избе...
Печальную философию прервал поляк. Спасённый давеча от «горняшки» нашими «колёсами», он жался поблизости, и нас это раздражало. Поляк понимал по-русски, а мы давно перестали фильтровать базар. Подкравшись ко мне, он заговорщически зашептал:
- Когда я ходил по Бангладеше, мне очень понравилась Бангладеша! Но там со мной случилось такое... Не знаю, как это на русском, но Вы меня поймёте - наши языки похожи…
Я изобразила на лице интерес и внимание.
-Случилась такая СРАЧКА!!! Скажите, как это будет по-русски?
Поляку в блокнот мы записали два слова: «понос» - для официоза и «дрисня» - для своих, решив не умничать с «диареей». Сами же с тех пор переходим исключительно на польский.
Равиндра тоже интересовался русским языком, особенно значением слов «Обижаешь», заявленного при первой встрече, и «Дуры!!», произносимого нами часто и с чувством. Маня, питавшая страсть к интернациональному воспитанию, научила его эти слова говорить. На четвёртый день  похода, стоя со слезами на глазах под табличкой «Anapurna Base Camp. 4741 м» мы услышали радостный вопль гида:
- Congratulations, ДУРЫ!!

Лингвинистические таланты непальцев мы оценили ещё в прошлом году.* Однако им далеко до жителей ГОА! На второй день нашего пребывания в индийской деревне хозяева лавок, завидев нас издали, начинали орать с интонацией озвучки порнофильма:
- Давай! Давай! А ну, давай! Ну, давай!
Из шока вывел торговец обувью. Он потел и не дышал, пока я примеряла «балетки», наконец не выдержал, и, подобострастно заглядывая в глаза, спросил:
-НЕ АЙС?
- Они просто повторяют всё, что слышат в наших разговорах между собой!
– догадались мы, и Маня занялась культурно- просветительской миссией. Три часа мы педантично обходили лавки и на хорошем английском объясняли, что расцвету торговли ихнее «Давай-давай!» не поможет. Скорее даже наоборот. Потому как, когда мы между собой говорим «Давай пойдём» «Давай посмотрим» или «Давай выпьем», это означает предложение пойти, посмотреть и выпить. А их «Давай- давай», означает предложение для нас даже в чём-то оскорбительное и успешной торговле тапками не способствующее.
Гоанцы улыбались, понятливо кивали, и вслед нам неслось:
-Всё!! ПАшли Атсюда!!!

    Я с трудом открыла глаза - большой чёрный мужчина осторожно тыкал в меня веслом. Автобус, как выяснилось, давно стоял, но нас будить не решались.
-Биенарес! - сказал водитель, радушно скалясь. Мы слегка напряглись, забыв спросонья, что это - индийское название Варанаси.
Три часа мы бродили с рюкзаками и веслом по самому священному городу Индии ,изматывая  рикш, не терявших надежду ,что мы соберёмся куда-нибудь поехать. От душевной болезни нашей и следа не осталось: билеты на поезд нам упорно не продавали по всё той же причине отсутствия индийской прописки.
Месяцем позже пришло письмо от Дениса:
- Хорошо, что вы не поехали на поезде! В нашем купе 3 дня ехало 15 потных индийцев, никаких кондиционеров, и только у двоих были билеты - у нас с Дыниным.

    На сплав с Денисом мы не пошли. Вернувшись в Покхару с «АВС» по плану, через семь дней, мы ощутили, что подсели на какую-то новую иглу: постоянно хотелось далбата и обратно в Гималаи.  Денис, встретившись с нами в Покхаре, отнёсся к нашему состоянию по -  буддистски: удивления не выказал, мясом насильно не кормил,  за руки в Катманду не тащил, в общем, «улыбался и махал». Но весло требовало помочиться. Маня взяла у Шарля каяк на прокат и метнулась с Денисом «по - быренькому» на Апер – Сети. Я осталась заниматься логистикой наиболее дешёвого и безопасного перемещения двух баб с веслом из Покхары на ГОА. 
За  те четыре часа, что Маня удовлетворяла весло, я перезнакомилась со всеми турагентами, туроператорами и владельцами турфирм Покхары. В отличие от русских, эти были готовы переправить нас на ГОА хоть на параплане:
- Нужно просто заплатить и ждать попутного ветра!
Но Шарль и тут оказался на высоте. Под «Авиационную безопасность» он открылся, что ни одна непальская бронь в Индии не действует, бесплатно сдал нам названия ключевых пунктов непальско - индийской границы и расписание рейсовых автобусов. Трепетно развесив в своей лавке мою потрёпанную гидраху – залог нашей встречи "в следующей жизни", он порекомендовал нам новый треккинг:
- За четыре дня  на гору Пун - Хилл  и вниз по долине реки Калигандаки. Речку посмотрите – на будущее, а за оставшиеся 7 дней прекрасно доберётесь и отдохнёте на ГОА.
Чтобы не чувствовать себя авантюристками, мы всё же забронировали по Интернету два самых дешёвых билета на самолёт «Варанаси- Бомбей». Авиакомпания почему-то называлась «Сахара». Пообещав, что принесём деньги завтра, мы отдали в стирку на ночь треккинговые штаны, наняли нового гида – по–солиднее, и простились с Денисом. А завтра уже скакали по каменным ступеням  к новой гималайской вершине ...

    Прописываться в Варанаси не хотелось: чем дольше мы бродили ,тем острее становилось желание добраться к морю- вонь и жара застряли в горле  как тёплая водка. Повсюду жарили и продавали еду, на которой явно не хватало штампа «Одобрено гепатитом».
Часам к восьми неожиданно вышли к табличке « Авиакомпания Сахара» на задворках пыльного пустынного двора, поросшего травкой. На дверях висел ржавый амбарный замок, на табличке значилось: «10-18» и что-то на хинди. Сели в тени под пальмой и стали вяло гонять веслом рикш, причитавших  на тему: «Здесь никогда не откроют, а мы отвезём туда, где всё продадут». Ровно в 10 утра (по Москве) молодой индус в шикарном костюме отворил замок изнутри, цыкнул на местняк и ласково позвал нас в прохладный офис.
- Ваши фамилии в Интернете есть, но вы не выкупили бронь и билеты пропали. Теперь могу вам предложить только бизнес-класс на завтра за 800$...ну хорошо, за 799…, -всё так же ласково произнёс он, прикрывая рукой дисплей.
И не то, чтобы не было у нас этих долларов, но не любим мы с Маней, когда нас за дур держат!
-За 800 долларов - это через Сахару что ли в Бомбей полетим? В Интернете цена стояла –199 баксов! И что за бизнес-класс в вашем «кукурузнике»? Парашют дадут? Да и неспортивно русским падлершам с веслом в бизнес- классах летать…
Возражения наши (на хорошем английском) индуса разозлили. Мы с Маней вообще индусов злили смекалкой своей недевичьей. Особенно злился хозяин отеля в Варанаси, где нам пришлось на ночь остановиться. Номер мы взяли самый дешёвый – в него весло только по диагонали входило, ввиду неопределённости будущего - до самолёта в Москву оставалось чуть больше 1000 км и пять дней. Залогом этого самого будущего был распечатанный из Интернета листочек, который мы купили за 6000 рупий после двухчасовой экскурсии на рикше. Рикша, пересидевший "собратьев по перу" у дверей «Сахары», дождался своего счастья и теперь мечтал осчастливить нас, но весло его пыл поубавило. По сравнению с пачкой билетов, выданных нам Инной в Питере, листочек, на который мы, измотанные «кристально честными» индийскими служащими, согласились в десятом по счёту агентстве, выглядел неубедительно. На нем значились наши фамилии по - латыни, завтрашнее число, трёхзначный номер чего-то по-арабски  и «Биенарес- Мамбу» на хинди. В колонтитуле «принтскрина»  порхала красивая чёрно-белая птичка.
-Кингфишер, – прочитала я по-английски ,когда Маня отдала очередному ласковому индусу деньги за перелёт Варанаси- Бомбей с авиакомпанией «Индиалайн», и он торжественно вручил нам этот «билет».
-Зимородок, - перевела Маня.
–Ни о чём…

    Яркая красно-зелёно-жёлто-синяя птичка не дала мне с камерой подобраться поближе – упорхнула на самую макушку пальмы. По стволу вверх шли ступени, но кокосы ещё не созрели, и лезть исключительно за птичкой по жаре было лень. Я выкрутила зумм до отказа: среди пальмовых листьев красовалась эмблема молодой индийской авиакомпании.
Ничего общего с обещанной «Индиалайн» эта компания не имела. Самолётик, к которому нас подвели служащие Варанасского аэропорта после длительного и напряжённого изучения предъявленного нами «билета», был размером с птичку в объективе, раскрашен также легкомысленно и взлетел также внезапно. Но в туалетах оказалась идеальная чистота ,а в спинках сидений вмонтиованы телевизоры ! За час полёта нам показали кино с шикарным мужчиной (владельцем авиакомпании) в главной роли, раздали косметички с наушниками, ручками и презервативами, удобные (в отличие от  полуторалитровой «Авиационной безопасности») маленькие бутылочки и покормили божественным обедом. Маня взяла vegetables , я – no vegetables, посередине мы обменялись, поразив стюардессу в красном бархатном пиджаке, но она продолжала мило улыбаться…
-А жизнь-то налаживается!
И тут мы неожиданно сели в Дели.
- Может им заправиться надо?
- По прямой до Бомбея было ближе, чем до Дели!
Стюардесса, не прекращая  улыбаться, сделала нам ручкой. Слегка дезавуированные,  мы спустились по трапу и тут увидели весло. В сопровождении трёх молодых длинноногих девиц в красных бархатных пиджаках оно пронеслось мимо нас по взлётной полосе, гордо торча из джипа. На джипе красовался зимородок. Мы бросились за ним. В конце взлётной полосы оказался знакомый самолётик. Через пять минут нам снова раздали косметички, выдали бутылочки, показали кино и накормили обедом. Маня взяла no vegetables, я – vegetables, но руки после забега слегка тряслись, и котлета при обмене упала на спящего рядом индуса, очень похожего на хозяина авиакомпании. Видимо, это всё же был не он ,так как стюардесса улыбалась по-прежнему. Через час мы снова сели, на сей раз  в Бомбее. До ГОА оставалось каких-нибудь 400 км, и спускалась ночь пятого из оставшихся дней…

   Птичка на пальме тюкнула клювом,  в объективе пронёсся огромный кокос и бурундуки.
-Кингфишер! Символ нашей жизни на ГОА.
-Не верится, что ещё вчера мы были на Ганге!

    Ганг тёк где-то за углом. Чтобы не разозлить в конец хозяина отеля , размечтавшегося сутки сопровождать наши кошельки по Варанаси, мы пообещали посетить шоу «рассвет на Ганге» под его чутким руководством за 50 $, а закат -уж как-нибудь сами... Пару часов поиграли в Миронова из «Бриллиантовой руки», уворачиваясь от коров и мусульман в грязных узких улочках. Сильно хотелось есть и писать, но делать это там, где предлагалось, то есть посреди улиц самого священного города Индии, мы пока не решались. Наконец сообразили идти вниз по течению нечистот и НЕОЖИДАННО вышли к Гангу.
ГАНГ ТЁК.
В остальном время остановилось. Слева, покуда хватало глаз, простиралась стена розовых, оранжевых, красных, сиреневых дворцов –храмов с золотыми статуэтками многоруких и многоликих богов, богинь и чудовищ. Между дворцами зияли ГАТЫ – ворота в виде ступеней, спускавшихся к самой воде. На ступенях вперемешку с йогами бродили и лежали чёрные священные коровы , чумазые ребятишки торговали священными веночками, монахи в ярких красных и оранжевых сари жгли сосуды с благовониями, паломники собирали коровьи лепёшки и обкладывали ими священные стены. Десятки смуглых полуобнажённых людей в разноцветных тряпках стояли в воде, совершая священные омовения. А на другом берегу в темно-зелёные джунгли над золотым песчаным пляжем   быстро погружалось огромное индийское солнце.
Над джунглями заклубились белые ИСПАРЕНИЯ. Не прохладный и стерильный вечерний туман Западной Европы – цивилизации без запаха , - пот раскалённой за день древней земли…И посередине фантастического пейзажа, занимая почти всё его пространство ,текла РЕКА. Жизнь, суетная и мгновенная, застыла на холсте Мастера, а река текла. Текла ВЕЧНО.
- Ну, это вам не набережная Невы…-выдохнула я в камеру, -от Ганга определённо чем-то веет..
-Коровьей мочой , наверное...
Цинизм и юмор – лучшее лекарство против страха, а нам было страшно. На набережной Ганга мы чувствовали себя ВНУТРИ средневековой картины, и, как ни пытались закутать плечи и джинсы в индийские платки , -абсолютно неуместно.
К реальности вернули лодочники, настырно зазывавшие посмотреть «церемонию погребения с воды». Выбрав самого тщедушного, мы вовремя метнулись в деревянную лохань: солнце село, и, упавший было на набережную, чёрный занавес ночи взметнулся сотней погребальных костров. Толпы людей с факелами спускались к ним по ступеням сверху, из города, изо всей Индии и несли УМЕРШИХ СЕГОДНЯ в Ганг – в самый короткий путь на небеса.
- Снимать нельзя! Bed Karma! –предупредил лодочник. И без его предупреждения нам не то, что снимать – смотреть было жутко. Но невозможно было оторвать взгляд от багровых языков пламени и чёрно-белых фигурок в тёмной густой воде, отражавшей лишь золото статуй и костры. Мы смотрели и понимали – ЭТО теперь будет стоять перед глазами как символ бренности бытия. Тьма, пожирающий огонь, уносящая река. Каждый день. Всегда.
- Голову в Ганге помочим?
- Ни за что!

-Good Karma! –  начал уговаривать лодочник. Я сделала над собой усилие и с благоговейным ужасом опустила в Ганг руку...

    Ночной автобус закладывал крена по серпантину Бомбей - Даболим. Задёрнув шёлковую занавеску на двуспальной полке, мы неслись ногами вперёд к заключительному пункту нашего «тура для душевнобольных». Как и почему очередной рикша в ночи привёз нас из аэропорта на автобусную остановку на окраине Бомбея, где очередной «большой чёрный мужчина» за 600 рупий посадил, вернее, положил нас в последний автобус до ГОА – не знаю. Может быть треккинговые штаны- шорты принесли нам  Гуд Карму? Накануне мы традиционно сдали их в стирку. В четыре часа утра, разбуженные воем муллы, собиравшего правоверных на молитву, мы прокрались на цыпочках мимо спящего на стрёме хозяина отеля, и, опять же бесплатно, встретили рассвет на Ганге.
На рассвете жизнь выглядела «как ни в чём ни бывало». В ожидании солнца народ палил факелы, бил в барабаны, молился и прыгал в воду. Рыбаки вытаскивали сети, в харчевнях варили кофе и жарили яичницу, а  мужики в набедренных повязках стирали бельё В ГАНГЕ. Стирка заключалась в методичном битье свёрнутых в жгут тряпок об каменные плиты. Одним концом плиты лежали в воде, а другим – в смеси песка и навоза. Лёгкий сюрреализм картине придавала её протяжённость - «покуда хватало глаз», и коровы, путавшиеся в километрах развешанных простыней. На верёвке, натянутой вдоль всего Ганга на месте вчерашних погребальных костров, среди сотен однотипных индийских брюк и рубашек красовалась пара треккинговых штанов.  

    Наверное, нам просто везло, хотя буддисты утверждают, что любое событие – суть следствие приложенных усилий. А может быть весло, обклеенное бирками пяти аэропортов,  придавало нам  внушительный вид людей, ЗНАЮЩИХ, куда грести дальше…
-Где вам нужно выходить?
-На ГОА.
-ГОА большое!
-Автобус идёт по побережью?
-Ну, почти…
-Где-нибудь ВНАЧАЛЕ. Потом мы возьмём велосипеды на прокат.

Выпустили пописать. Вдоль дороги в рассветных сумерках полоскались гоанские джунгли. Дышать без автобусного кондиционера сразу стало нечем.
-Совсем нечем!
-А это ещё ночь…
-На берегу продувать с океана должно…
-Ничего-ничего-ничего!

Мысль о велосипедах окончательно покинула нас в полдень. Как впрочем и все остальные мысли – мозги плавились от жары ,мы валялись в шезлонгах в тени пальм и любовались Индийским океаном. Заказали «фенчи» – гоанский самогон из орехов кешью. Я где-то читала, что алкоголь, расширяя сосуды, спасает от тепловых ударов. Официант офигел, но принёс. По 30 грамм в запотевших высоких стаканах с пафосными зонтичками на спичках.
- Интересно, что чувствовал Александр Македонский ,когда вышел к морю? Он ведь тоже где-то там долго шлялся-шлялся и, наконец – таки  вышел…
- У нас по плану ещё ночная жизнь ГОА и дешёвые морепродукты !

Два вечера под лозунгом «Где все?» мы топтали гоанские пляжи, пока не встретили русских тёток в боевой раскраске. Тётки, заслышав родную речь, со всех шпилек бросились к  нам:
- Ой, девчонки! А вы не знаете где тут ночная жизнь и дешёвые морепродукты? Ну, хоть портвейн-то с колбаской где-нибудь продают?! А зачем вам весло?

  Океан, правда, был хорош, но, кроме нас, в нём никто не плавал. При каждом нашем заходе в волны окрестные индусы выстраивались на берегу и смотрели из-под руки.
- В чём-то подвох…
- Может снизу кусается кто?

Спросили у хозяина. Тот заверил, что акул нет, просто никто кроме нас плавать не умеет. Хозяин нам нравился. Наверное, он был потомком Васко да Гамы :  на индуса не походил, "парить" нас не пытался , на весло зубом не цокал и лишь слегка повёл бровью, когда узнал что мы проездом из Катманду в Москву и ,поэтому, всего на четыре дня. Его кемпинг из нескольких стильных бунгало, разбросанных среди пальм на белом песке, выглядел раем после Варанасского «чистилища». Внутри бунгал было прохладно, по потолку уверенно шлёпали гекконы, весло мы прислонили к вентилятору, под бамбуковым навесом раскинулись шезлонги, и лежать бы нам в них и лежать... Но хозяин был женат, и становилось скучновато.
Съездили на рикше на плантацию специй. Посмотрели, как растёт травка и работает самогонный аппарат на орехах кешью.  Маня залезла на пальму.
Покатались на рейсовом автобусе, и нашли местный рынок. Корова на пляже, пока мы купались, съела оставшиеся два мешка ананасов, бананов, мандаринов и папайи. Но Маню всё равно окидало.
- Давай узнаем в турагенстве – может здесь есть где посплавляться?
- Ты тут видела хоть одну river?!

Впрочем, нам оставался всего один день… И тут Маню торкнуло, что мы должны подтвердить обратные билеты за ТРИ дня до вылета!
Сорокоградусная субботняя сиеста гоанской деревни такова, что даже индусы ленились нас "парить":
- All close!
С присущим нам упорством всё же нашли открытый офис с кондиционером и всучили хозяину билеты. Внимательно изучив графу «Total price» в конце пачки «Москва-Доха-Катманду-Даболим-Бомбей-Доха-Москва», он попросил 100 рупий и начал звонить «в аэропорт Бомбея». Через час, сообщив всем своим родственникам, что у него сидят две русские дуры и он сейчас их «разведёт на бабки», хозяин скорбно заявил, что билеты пропали, но если мы завтра принесём 2000 рупий.. каждая!-, он постарается помочь...
Завтра мы отправились на треккинг по береговым скалам. Индус из офиса с кондиционером приветливо помахал нам вслед и сообщил:
-Пошёл в $опу!

   

Единственным местом, в котором за всё наше путешествие вопрос «Где все?» не был актуальным, оказался Пун-Хилл. В Непале наступала зима. Джунгли побило морозом, местные тётки кутались в шали, а треккеры собрались в холле одной из лоджий, где топилась "буржуйка". Всё было по-русски: печка топится, шмотки сушатся, бабы треплются, а мужики пялятся. Гиды с Анапурны узнавали нас в лицо, и нам было приятно. К рассвету на гору забралось человек двести.
Все пили чай, базарили на разных языках, без конца щёлкали фотоаппараты.
- Благости особой нет. Ну, зато прикоснулись к треккинговой культуре…Тусовке…
- Всё равно дух захватывает как красиво!

На обратном пути мы достали гида своими постоянными спрыгиваниями с тропы на просмотр реки Калигандаки. Размахивая руками на камнях,мы бурно обсуждали варианты возможных прохождений и вопили при виде местных каякеров.  Сердце ёкало, и ныла душа над шикарными порогами, которые нам не с кем было пройти. «Тур для душевнобольных»…

    Треккинг по гоанским скалам мы отметили срачкой и тепловыми ударами. Повалялись среди голых наркоманов на диком пляже, отъелись геркулесовой кашкой в бухте с русским флагом и, отмахиваясь от крабов, шквалом летевших со скал в воду при нашем появлении, доползли морем до белого креста. На кресте значилось «Васко да Гама», но рельс рядом не было.
-Наверное, он именно здесь открыл ГОА.
- Прикинь, как ему торкнуло, если он также выплыл из-за угла, а тут - совершенно неожиданно -такое!!

И мы, стоя на пепельно - чёрных (вулканического происхождения, как пояснила Маня) скалах долго любовались последним шоу нашего похода : «Закат над Индийским океаном».

    В аэропорту Бомбея Маню я потеряла. Как только мы удостоверились, что билеты не пропали, самолёт полетит и нас, несмотря на потрёпанный вид и весло, в него пустят, она натрескалась взлётных «колёс». После чего мы сообразили, что наступило самое время для «Авиационной безопасности» - и Маня вырубилась калачиком на стульчике в зале ожидания. Я достала камеру и долго снимала блаженное выражение её лица. Мане явно снился рассвет над Анапурной. Экскурсию «Ночная жизнь Бомбея» пришлось отложить до следующего раза - напрягаться не хотелось.

     И не потому, что за прошедшие дни мы изрядно (периодически) напрягались. Скорее наоборот. От всего, что мы увидели вокруг, от того,  что «мы сделали это», душевная, да и все физические болезни растворились в прозрачном горном воздухе и остались ВНИЗУ В ОБЛАКАХ. Нас охватила такая благость, что мы даже болтать между собой перестали, и Равиндра нас догнал. Он гордился нами и называл «professional trekkers», и мы наливали ему спирт и пели про «Ромашки спрятались» на весь непальский посёлок Бамбу, и он сказал, что ему все гиды завидуют, потому что он у нас не слуга, а ДРУГ! Но это уже было на обратном пути. На пути ВНИЗ.
А пока мы, притихшие, стояли в окружении великих и прекрасных восьмитысячников, озарённых взошедшим гималайским солнцем. В горах, над нами, рождался Ганг и тёк мимо нас, но рядом с нами, в раскинувшийся у наших ног океан. И мы стояли на «своей вершине», осознавая,  что она лечит не хуже,  чем бурная река.

* * *
Марина Мягкова, 2007 г.

* Видеоверсию отчёта можно заказать по suna@inbox.ru
Возможно, его покажут на фестивале, если не сочтут аморальным, как прошлогодний клип.

   TopList    Яндекс.Метрика
Лента |  Форумы |  Клуб |  Регистрация |  События |  Слеты |  Маршруты (Хронобаза) |  Фото |  Хроноальбом |  Видео |  Радио Статьи |  Лодки |  Турснаряжение |  Тексты |  Отчеты |  Худ. литература |  Марфа Московская |  Марфа - рассказы |  Заброска |  Пойду в поход! |  Карты |  Интерактивная карта |  Погодная карта |  Ссылки |  Поиск |  Реклама |  База |